YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram


Директор департамента подготовки резерва ФК «Зенит» Хенк ван Стее: «Регулярно ли я контактирую с Казаченком? Не регулярно…»

Директор департамента подготовки резерва ФК «Зенит» Хенк ван Стее: «Регулярно ли я контактирую с Казаченком? Не регулярно…»
Фото:

Оцените материал

-
0
+

(Фото: ФК «Зенит»)

Слухи о том, что в подготовке новых Аршавиных произойдут изменения, стали отчетливо слышны в начале года. Когда руководящую должность в академии «Зенита» заняла знаковая фигура петербургского футбола — Владимир Казаченок. Спустя несколько месяцев к этому добавились новые слухи: мол, «Зенит» не собирается предлагать новый контракт Хенку ван Стее. За время работы голландца в Петербурге у нас уже сложилась традиция — встречаемся с ним примерно раз в полгода для подробного разговора о кузнице звезд для «Зенита».

Опыт интервью со специалистами подобного профиля у меня пока не столь богат, но такое я увидел впервые. Хенк к интервью серьезно готовился! Еще за несколько дней до него попросил прислать ему темы, которые я собираюсь поднять. Когда мы расположились в его кабинете на улице Верности, он уже держал в руках десятка два исписанных на английском листов. Писал свои мысли, еще не зная, какие конкретно вопросы ему будут адресованы. Ван Стее было важно, чтобы его предельно четкая позиция была услышана. И что-то изменила.

Все пять лет работы 52-летнего специалиста с момента создания на базе «Смены» процветающего нынче спортивного комплекса прошли под строгой критикой оппозиции в лице питерских специалистов. Части которых не дает покоя сам факт, что столь значимым подразделением клуба руководит иностранец. Другие уверены, что в детско-юношеском футболе их компетенция выше, чем у приезжего ван Стее. Нынче, похоже, оппозиция есть и внутри академии. Специально подчеркну: это не чьи-то слова и не результат долгих аналитических упражнений. Это мнение, которое сложилось у автора во время полуторачасовой беседы.

Доволен на 70 процентов

— Летом вы говорили, что новый контракт «Зенит» вам еще не предложил. На сегодняшний день ситуация изменилась?
— Мой контракт действует до декабря 2014-го. На сегодняшний день я не имею официального предложения от клуба. Если оно поступит, мы с руководством сядем и поговорим о работе академии. Я выскажу свои мысли по поводу ее развития и того, что стоит изменить. От результатов этой беседы и будет зависеть мое решение.

— Насколько работа академии соответствует тому, что вы предполагали видеть на данном этапе?
— Сделано многое, выполняется и улучшается. Но доволен я только на 70 процентов. На это есть причины, которые я укажу в годовом отчете.

— Какие аспекты входят в 30 неблагоприятных процентов?
— Я знал, что вы зададите этот вопрос. Но пока ответить не могу. Сначала его надо обсудить с руководством клуба и только потом решать, как реагировать. Если тезисно, то у нас есть четкая пирамида, выстроенная структура. Но есть вещи, которые можно развивать дальше. Это пойдет на пользу «Зениту». Я же хочу активно заниматься развитием, а не быть контролером.

— Что изменилось в работе академии с приходом на должность директора Владимира Казаченка?
— (Надолго задумывается.) Наверное, он привнес какие-то идеи.Лучше спросить об этом его самого.

— Тогда спрошу иначе. Как делятся ваши функции и полномочия?
— Для начала вернусь на несколько лет назад. Меня сюда пригласили для того, чтобы поднять подготовку футболистов на другой уровень. Более высокий, чем был до этого. Я в свою очередь для решения этой задачи пригласил трех помощников. Евгений Кошелев был переводчиком и занимался административными вопросами. Сейчас он работает в главном «Зените» начальником команды. Луи Кулен — мой голос в академии. Он ведет техническую часть — все, что связано с футболом. Луи постоянно в контакте с тренерами. И Стив Джонс. На нем физическая подготовка команд всех возрастов. Я уважаю Владимира Александровича Казаченка. Для меня он в работе академии — важный советник, который может подсказать, что стоит сделать для повышения качества работы.

— Вы с ним регулярно контактируете?
— Не регулярно.

— Для лучшего понимания ситуации не могу оставить без внимания острый вопрос. Доходила информация, что Владимир Александрович снял какое-то объявление на английском языке и объяснил это тем, что в российской академии все должно писаться по-русски.
— Да, припоминаю. Слухи о подобной ситуации ходили. Наверное, такое могло произойти. Но к чему комментировать слухи? Каждый должен отвечать за себя. Я с помощниками выполняю свою работу. Если же Владимир Александрович принесет хорошую идею, которая может помочь развитию академии, то это всегда приветствуется. И подчеркну — любая хорошая идея всегда приветствуется.

— Я правильно понимаю, что решение о назначении Казаченка приняло руководство «Зенита»? Без консультаций с вами?
— Не хотелось бы это комментировать. Если решили заменить Василия Костровского, наверное, на это были причины.

Теперь «молодежка» готовит игроков для «Зенита»-2

— Сменим тему. Последний раз о делах «Зенита»-2 мы разговаривали еще по ходу прошлого сезона. Что скажете об итогах первенства второго дивизиона зоны «Запад» для команды Владислава Радимова?
— Во-первых, мы убедились, что создание «Зенита-2» было прекрасной идеей. Эта команда замкнула нашу пирамиду и позволила облегчить адаптацию воспитанников академии к требованиям, которые им могут предъявить в главной команде. Футболисты, тренеры и персонал «Зенита»-2 сразу увидели, что такое профессиональный футбол. Полгода они к нему привыкали, но в конце прошлого сезона я заметил большой прогресс. Просмотрел все матчи команды, знаю всех соперников. Из увиденного у меня сложилось мнение — «Зенит»-2 входит в четверку сильнейших зоны «Запад» второго дивизиона.

— Задача выйти в ФНЛ поставлена?
— Официально не объявляли, но ребят ориентируем на это. И все же приоритетная задача — подготовка игроков для основного состава. Отмечу, что в «Зените»-2 у нас не один или два талантливых футболиста. Их там два десятка. Во втором круге мы увидим, кто из них добился наибольшего прогресса и готов перейти в «Зенит».

— Почему решили прекратить постоянную ротацию игроков между «Зенитом»-2 и молодежным составом?
— У молодежного состава поменялись задачи. В прошлом сезоне мы этой ротацией обеспечивали игровой практикой всех футболистов, и обе команды работали на основной состав. Теперь же «молодежка» готовит игроков для «Зенита»-2, который, в свою очередь, решает турнирную задачу. Конечно, мы и «Зенит»-м настраиваем всегда только на победу, но надо учитывать, что наши ребята сегодня самые юные в молодежном первенстве. А в этом возрасте разница в год-два очень заметна — уровень старших значительно выше. Поэтому логично, что зенитовцам в начале сезона было тяжело. Но то, что было тогда, и то, что я вижу сейчас, — небо и земля.

— Поясните.
— В каждом следующем матче я вижу значительный прогресс. Во всем. В организации игры, психологической устойчивости, тактической грамотности, принятии решений. В последнем туре мы встречались со спартаковской «молодежкой» — она лидирует в чемпионате. И несмотря на поражение (1:3. — «Спорт День за Днем»), наша команда была ничем не хуже.
Подозреваю, что специалисты и СМИ больше афишируют результаты молодежной команды. Это неправильно, так как критерии оценки ее работы другие. Если конкретно — в течение сезона передать в «Зенит»-2 пять-шесть игроков, которые будут способны помочь в борьбе за выход в ФНЛ. И к результатам «Зенита»-2 внимание будет обосновано.

— Какое участие во всей этой работе принимает Андре Виллаш-Боаш?
— Мы с ним регулярно контактируем. Андре ходит на матчи, знает 80–90 процентов наших молодых игроков. Ежедневно между восьмью и девятью часами утра созваниваемся и обговариваем, на какие позиции и сколько футболистов он у нас в этот день возьмет для тренировки с основным составом. Потом беседую с нашими тренерами, и мы вместе решаем, кого именно отправим к Виллаш-Боашу. Тренировочная практика в первой команде — полезнейшая вещь для развития молодых футболистов. Жаль, что это происходит непостоянно, но таковы реалии — «Зенит» проводит по три матча в неделю. Поэтому задействовать воспитанников академии не всегда получается. Хорошо уже то, в первой команде закрепился Павел Могилевец. Хотя вопрос доверия собственным воспитанникам актуален не только для «Зенита». Это больная тема всего российского футбола.

Почему Голландия готовит звезд, а Россия — нет

— Проблемы клубов схожи?
— Вот, смотрите. (Хенк раскладывает на столе листочки с названиями команд, фамилиями игроков и их расположением на футбольном поле.) Я изучил ситуацию в ведущих командах России. Кроме «Зенита» взял московские и «Краснодар». У всех одно и то же — нигде за основной состав не играют ребята 1994–1996 годов рождения. В лучшем случае изредка выходят на замену или сидят на скамейке. Могилевец здесь исключение. Это объяснимо: команды претендуют на медали и попадание в еврокубки и покупают легионеров. Задачи решают. Но для развития российского футбола, интересов сборной страны это большая проблема. Пример для сравнения. 18–20-летние сверстники наших ребят из Франции и Германии играют в своих чемпионатах постоянно. И их уровень на голову выше, чем у российских футболистов. Игровая практика в этом возрасте — важнейшее условия развития мастера. Не знаю, что собираются с этим делать руководители футбола, но я знаю, как решить проблему. Хотя, наверное, решение покажется революционным.

— Что предлагаете сделать?
— Внести в регламент поправки, обязывающие все команды выпускать в стартовом составе по два футболиста до 22 лет. Вы представьте — 32 молодых игрока будут выходить на поле в каждом туре!

— Но это же понизит уровень команд и, соответственно, футбола в чемпионате. Хотя, глядя сейчас на некоторые команды, трудно представить — куда уж ниже?!
— Согласен с вами. Мера эта искусственная, и на какое-то время уровень игры может упасть. Но все участники будут в равных условиях, и правило коснется только чемпионата России. В Европе команды же могут выпускать всех сильнейших. Введение в состав молодых игроков лишь временный шаг назад, за которым обязательно последует скачок. Это будет мощный импульс в развитии футбола, плодами которого сейчас пользуются немцы, создавшие условия для прогресса молодежи. Можно привести в пример и других — Голландию, Францию, Португалию, Швецию, Данию. В их командах, в том числе ведущих, выступает много молодых игроков. Выиграть Лигу чемпионов с ними невозможно. Зато этот путь позволяет регулярно готовить мастеров — через пару-тройку лет они уже на ведущих ролях в своих командах, которые с оптимизмом могут смотреть в будущее. Такой подход можно назвать футбольной философией.

— Вы знаете, как предлагает решить проблему доверия молодым футболистам наставник молодежной сборной России Николай Писарев?
— Нет.

— По мнению Писарева, выходом станет создание команды премьер-лиги, где молодые будут играть на правах аренды. Тем самым практика им будет обеспечена регулярно.
— Дело в том, что лучше всего молодой футболист развивается, когда вокруг не ровесники, а старшие и опытные партнеры. Поместив игрока в эту среду, можно за полгода от него добиться заметного прогресса. Вообще по этому поводу я очень критично отношусь к РФС. Гус Хиддинк еще шесть лет назад сетовал, что в России не хватает лиги для 19–20-летних игроков. Гус подчеркивал особую важность игровой практики в этом возрасте. Сейчас появились вторые команды, и я вижу, как их тренеры довольны тем, что их подопечные имеют возможность постоянно выходить на поле. Но подчеркну — вторые команды появились только в прошлом году. Почему этого нельзя было сделать еще в 2008-м?!

Зырянов будет главным тренером

— Вернемся к вашим будням. Появление в «Зените»-2 Константина Зырянова рассматривалось как усиление команды, претендующей на повышение в классе?
— И это тоже. Но не только. Работа с Зыряновым — ценнейшая школа для юных футболистов. Ежедневно находясь на поле с мастером столь высокого уровня, они развиваются быстрее и качественнее. Иметь в составе такого человека — клад для любого клуба. Ребята видят, с каким удовольствием Константин выходит на поле, что всегда все выполняет с улыбкой. Это моментально пропитывает атмосферу позитивным духом.

— В будущем видите Зырянова тренером?
— Однозначно!

— Главным?
— Думаю, да.

— Планируется ли усиление в период дозаявок опытными игроками?
— Предварительные итоги мы подведем в декабре. Тогда и решим, нужны нам еще футболисты. На данный момент «Зенит»-2 располагает почти готовым составом для решения задачи выхода в ФНЛ. Почему почти? Для полного комплекта не хватает еще одного сильного нападающего. Есть Рамиль Шейдаев — он свою задачу выполняет регулярно, лучший бомбардир команды. Но ему только 18 лет, он всего лишь второй год выступает на этом уровне, к тому же его постоянно вызывают в юношескую сборную. Мы не можем требовать от Шейдаева невыполнимого.

— Еще одним нападающим такого же уровня, как Шейдаев, академия сейчас не располагает?
— У нас есть хороший нападающий — Женя Марков. Но на данном этапе решили отдать его в аренду в красноярский «Енисей» (команду, занимающую седьмое место в ФНЛ. — «Спорт День за Днем»). Посмотрим, как у него там пойдет. Возможно, тренеры со мной не согласятся. Поэтому я высказываю лишь свое мнение — нам нужен кто-то в помощь Рамилю Шейдаеву.

— Наверняка его высокая результативность не останется без внимания Андре Виллаш-Боаша. Когда, на ваш взгляд, Шейдаев сможет всерьез побороться за место в обойме первой команды?
— Это может произойти очень скоро. И зависит в том числе от благоприятного стечения обстоятельств — получит ли Рамиль в «Зените» шанс. То же самое касается Алексея Евсеева и Данилы Ящука. Думаю, все они готовы там конкурировать. Вопрос в доверии.

— А что с ровесником Шейдаева — Алексеем Гасилиным?
— Ему пришлось пережить сложный период. Алексей выступал за сборную, выиграл с ней юношеский чемпионат Европы, тренировался с «основой» «Зенита». Все хорошо и оптимистично. А потом травма — и все, ничего нет! Это сильный психологический удар для молодого парня. К тому же период восстановления оказался тяжелым. К счастью, он позади, и теперь Гасилин приходит в себя, возвращается на прежний уровень, пока в молодежном составе. Сейчас это главная задача. А вскоре, думаю, он выйдет на более высокий уровень.

— Как изменилось ваше сотрудничество с первой командой после того, как вместо Лучано Спаллетти пришел Виллаш-Боаш?
— Главное изменение — в качестве коммуникации. С Андре мы общаемся на английском напрямую и отлично друг друга понимаем. С Лучано тоже контактировали, но коммуникация оставляла желать лучшего из-за языкового барьера. Есть и объективная причина нерегулярных контактов со Спаллетти. Тогда у нас почти не было футболистов, которые могли бы составить серьезную конкуренцию основному составу. Но мы растем, подготовка игроков улучшается, и сегодня можем предложить главной команде более качественных футболистов, чем год-два, три назад. Потому и поводов для бесед с главным тренером теперь больше.

Виллаш-Боаш приятно удивлен качествами Могилевца

— Возвращение в «Зенит» Павла Могилевца было решением Виллаш-Боаша? Или руководства со спортивным департаментом клуба?
— Нет, нет — Могилевца пригласил именно Андре. Ведь российские футболисты команде сейчас очень нужны, и главный тренер хотел познакомиться с ним поближе. Знаю, что Виллаш-Боаш был приятно удивлен качествами, которые у Павла на тот момент были. Приятно, что сейчас он выходит на поле, и надеюсь, будет прогрессировать дальше и дальше.

— Что в этом случае Могилевец привнесет в игру «Зенита»?
— Не знаю, что думает о его игровых возможностях Андре, но, по моему мнению, сильная сторона Павла — действия перед штрафной площадкой. Проникающий пас, вывод партнера к воротам — это именно его.

— Обратной с ним дорогой мог проследовать Алексей Евсеев. Но не сложилось. Аренда в «Рубине» — то, что ему сейчас бы подошло?
— Невозможно предсказать, какой вариант для футболиста окажется лучше. Также мы не знаем, как бы прогрессировал Павел Могилевец, останься он еще на полгода в «Рубине», — быстрее ли, чем сейчас в «Зените», или медленнее. Но я готов утверждать, что у нас есть футболисты, обладающие всеми качествами для выступления в премьер-лиге. Среди них и Алексей Евсеев.

— А еще кто?
— Илья Зуев, Вячеслав Зинков, Данила Ящук, Джамалдин Ходжаниязов. Надо помнить и о наших вратарях. Александр Васютин, Максим Рудаков и Игорь Обухов прибавляют и скоро будут готовы проявить себя на более высоком уровне. Егор Бабурин уже провел пять матчей в премьер-лиге.

— Только вот последний из них почти полтора года назад. Как у него дела после разрыва крестообразных связок?
— Егор уже приступил к тренировкам. В ближайшее время он сможет заниматься без ограничений. Сейчас наша общая задача — вернуть его к тому состоянию, которое у него было до травмы.

— А дальше? Из-за спин Лодыгина с Малафеевым выбраться проблематично.
— Для меня очевидно, что Бабурину игровая практика необходима. Но где именно — посмотрим. Для начала надо увидеть, как он будет играть после травмы. А потом решим, отдавать ли его в аренду.

Радимову нужно достигать в эмоциях золотой середины

— А что вы знаете об Алексее Стрепетове?
— Это бывший селекционер клуба. Искал футболистов для нашего молодежного состава. Насколько знаю, Стрепетов не хотел вести поиски за пределами Санкт-Петербурга. Но здесь на тот момент селекционеры были не нужны.

— Вы догадываетесь, почему я про него спрашиваю?
— Нет. Почему?

— Алексей Александрович — один из самых жестких критиков работы академии и лично вас.
— Меня это не удивляет. Вполне предсказуемое поведение человека, который больше не работает в «Зените». Ему надо выплеснуть свое недовольство и на ком-то сорвать злость. Он может говорить, что я работаю не так. Или что не прав человек, убравший его из клуба. А он сделал что-нибудь для того, чтобы считаться правым?

— Но ведь он долго работал в системе «Зенита». У него в команде начинали путь в профессиональном футболе Аршавин, Быстров, Денисов. Цитирую Стрепетова: « «В начале 90-х мы с Зинченко работали в дубле – выросли Угаров, Давыдов, Панов. Идем дальше. «Зенит-2» Льва Бурчалкина. Тренировались только на земляном поле «Смены», но посмотрите, сколько ребят выросло: Малафеев, Макаров, Катульский, Акимов, само собой Аршавин… Целая плеяда. Наш дубль образца 2002 года даже не сравнить с «молодежкой» Черышева. Разница огромная!»

— Я рад. В прошлом он сделал отличную работу. Но сегодня 2014 год…

— Давайте все-таки некоторые моменты проясним. Алексей Александрович в интервью нашему изданию утверждал, что Радимов полностью дистанцировался от вас. Объяснил это тем, что за «Зенит»-2 отвечает он и потому сам принимает все решения. Что скажете?
— Такие интервью — эмоциональный порыв человека, которые не имеет возможности заниматься прежней работой. Не более. Всерьез его слова воспринимать не стоит. Я отношусь к этому просто — кто-то меня любит, а кто-то ненавидит. Но значения этому не придаю — концентрируюсь только на своей работе. Может, за это меня в «Зените» и уважают. А Стрепетову желаю только хорошего. Глядишь, и поработаем еще с ним вместе.

— Каким образом проходят ваши рабочие контакты с Радимовым?
— С Владом я общаюсь постоянно и плодотворно. Встречаемся на тренировках, матчах, между ними. Обсуждаем состав, игровые моменты, принимаем решения.

— Несколько туров назад присущая ему вспыльчивость снова проявилась в полный рост — за диалог на повышенных тонах с арбитрами Радимова дисквалифицировали. Надо ли ему учиться вести себя сдержаннее? Или импульсивность с периодической агрессией Владислава — продолжение его достоинств и без них это будет уже не Радимов?
— Справедливы оба ваших замечания. Дело в том, что Влад по натуре победитель. Приятно видеть, что эти качества всегда проявляет его команда — подопечные Радимова, так же как и он, стремятся быть первыми в каждом эпизоде, действуют с максимальной самоотдачей. Научиться Владиславу надо лишь умению достигать в своих эмоциях золотой середины. Чтобы игроки подпитывались энергией от тренера. Но при этом выброс энергии не вредил команде.

— Насколько Радимов вырос как тренер?
— Он работает лишь второй год. Но каким был Влад в начале прошлого сезона и какой сейчас — большая разница. Он многое узнал и многому научился. Только время покажет, сможет ли Радимов достичь уровня, позволяющего стать главным тренером «Зенита». На данный момент я очень доволен работой Радимова.

Марадона и Месси вряд ли прыгали в длину

— По поводу принципов работы академии. Это правда, что воспитанник другой футбольной школы Петербурга может попасть в молодежную команду «Зенита» только транзитом через академию? Путь даже полугодовой.
— Впервые слышу. Не знаю, кто распространяет эти небылицы, и не уделяю им внимания, так как подобные слухи вредят имиджу нашего клуба.

— Зато кое-что я видел своими глазами. Просмотр маленьких детей для отбора в академию проходил в закрытом режиме. Почему?
— Именно я был первым человеком, который решил полностью открыть двери академии. Чтобы все видели, чем и как дети занимаются. Но у изоляции во время просмотра есть весомая причина. Малыши и так сильно волнуются. А родители оказывают на детей дополнительное давление. Они думают, что их подбадривают, а на самом деле только все усложняют. К тому же культурный уровень у людей бывает разный. Тренеры же заранее знают, как некоторые родители могут себя повести, поэтому и высказали мне пожелание просматривать детей без посторонних глаз.

— Как отличить более способного мальчишку от более подготовленного?
— Во-первых, мы не делаем выводов на основании одной тренировки. Если увидели в ребенке хотя бы малейшие задатки хорошего футболиста, стараемся его не отпустить. Приглашаем еще на несколько занятий и знакомимся с ним подробней. Бывает, что направляем в наши филиалы, чтобы мальчик там занимался и мы постоянно наблюдали за его развитием. Но просматриваем детей только до 13 лет. Позже уже нет смысла.

— Почему?
— Если человек до 13 лет не занимался футболом в профессиональной или хотя бы полупрофессиональной школе, то восполнить пробел, как правило, невозможно. Исключения здесь крайне редки. Дети, занимающиеся, например, с семи лет, уходят далеко вперед. В первую очередь во владении мячом.

— На сайте СДЮШОР «Зенит» я прочитал, какие тесты дети проходят во время просмотра. Висят нормативы в прыжках в длину, беге с места и беге на 15 метров. О чем говорят результаты этих тестов у семи-восьмилетних детей?
— Каждая школа выбирает критерии отбора, какие считает правильными. Для меня названные вами тесты не повод для разговора о его футбольном таланте. Наверное, по тому, как ребенок прыгает или бегает, можно судить о его атлетических способностях. Но не более. Я никогда не принимаю решения взять мальчика в школу или отказать по тому, как он прыгнет или пробежит.

— Значит, это не информативно?
— По моему мнению — нет. Давайте возьмем для примера Месси, Марадону, Суареса. Я сомневаюсь, что они прыгали в длину дальше, чем другие. Даже не уверен, что вообще когда-нибудь прыгали. Эти тесты считаю оправданием, почему одного пригласили заниматься, а другого нет: «Ты пробежал за десять секунд — значит, для футбола подходишь. А ты только за одиннадцать и не подходишь». Необъективно.

— Как тогда объективно?
— Мы в академии «Зенита» определяющее значение придаем футбольным качествам. И тем, из которых футбольные качества могут сформироваться. Мне достаточно посмотреть десять минут за шестилетним ребенком, чтобы понять, обладает ли он природными способностями для игры в футбол на высоком уровне. Но смотрю-то я не один.

— Мнение тренеров совпадает с вашим?
— Допустим, нам надо из десяти человек выбрать семь. Мы смотрим, как играют дети. И троих лучших видят все! Мнения, кто из этой десятки — лучшие футболисты, всегда совпадает. А вот по четырем остальным все гораздо сложнее — здесь наши позиции могут расходиться.

— Команды академии чаще выигрывают и отдельные матчи, и первенство города с большим запасом. Когда юные футболисты лишены серьезной конкуренции, это создает проблемы для их развития?
— Да. Это большая проблема. Я очень уважаю школы «Коломяги», «Локомотив», «Московская застава». У них лишь одно поле, но они умудряются задействовать за день в тренировках все возраста. И проводят занятия по два-три раза в неделю. Молодцы! Но с нашими условиями это не сравнить, и тренируемся мы 5–6 раз в неделю. Я здесь уже пять лет. За это время условия в этих школах нисколько не изменились. По-прежнему одно поле и та же самая инфраструктура. У меня вопрос к городской федерации футбола: почему она не помогает все это улучшить?

— Может, дело в малом присутствии частного капитала в детско-юношеских школах?
— Это не аргумент. А если через пару лет закон запретит частные футбольные школы? Дело не в принадлежности, а в необходимости развития городского футбола. Легко сетовать на то, что у нас мало хороших тренеров. Так вы дайте возможность им развиваться! Пусть город построит десять спортивных комплексов, как у нас. Хорошо, пусть не столь функциональных, как в академии, но позволяющих учить детей футболу на хороших полях, причем регулярно. Уже это поднимет уровень тренеров и подготовки в школах. А значит, и вырастет уровень чемпионата города. Пока же он значительно ниже, чем, например, в Москве.

Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники поделиться Twitter
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Оцените материал

-
0
+
Loading...
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад