YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram


Экс капитан «Спартака» Антон Понкрашов: «Я хотел остаться в Питере, а меня назвали предателем» Персона

Экс капитан «Спартака» Антон Понкрашов: «Я хотел остаться в Питере, а меня назвали предателем»
Фото:

Оцените материал

-
0
0
+

(Фото: РИА «Новости»)

Антон Понкрашов был капитаном питерского «Спартака» в тот год, когда клуб выиграл последний трофей — Кубок России сезона-2010/11. Потом Понкрашов ушел в ЦСКА, затем — в «Красные Крылья», а совсем недавно защитник оказался в «Локомотиве-Кубани». В интервью «Спорту День за Днем» Антон рассказал о своей карьере после Петербурга и объяснил, почему до сих пор не вернулся в красно-белый клуб.

Иду пешком до гостиницы

— Вот смотрим на вас и думаем: а с чего вдруг вас стали называть Седым?
— Это со сборной пошло. В дружеской атмосфере все шутят друг над другом. А прозвали, наверное, из-за цвета волос. Кто-то сказал, а остальные запомнили. Смешное быстро остается в памяти.

— В сборной принято подкалывать друг друга?
— Да. У нас шутки никто не готовит — чистая импровизация. Например, если кто-то «косячит» в игре, остальные запоминают и всем рассказывают, а потом вместе «троллят» жертву.

— С атмосферой в «Локо» проблем нет, но все же — как обстоят дела с адаптацией?
— Если меняешь клуб на экваторе сезона, важно, как тебя примет коллектив. Сейчас никаких проблем нет. Со всеми хорошо общаюсь — нет деления на русских и иностранцев.

— Краснодар наверняка приятнее Самары…
— Здесь приятный климат, особенно после самарского. Солнышко светит, все позитивные, я в том числе. Только пока не нашел квартиру. Часто пешком иду от торгового центра до гостиницы, слушаю музыку.

— Конкуренция за игровое время в «Локо» жесткая…
— Мне не привыкать соперничать с иностранцами — во всех клубах их сейчас по пять-шесть человек. В «Локо» и вовсе собраны почти все лучшие из них. Если бы такая конкуренция пугала, я бы не перешел, но сейчас все зависит только от меня, от моей готовности принять вызов.

— Информация об интересе к вам со стороны «железнодорожников» появлялась в прессе на протяжении целого месяца. Настолько тяжело шли переговоры?
— Первый звонок из клуба поступил месяца полтора назад. На тот момент меня все устраивало в «Крыльях». Я прогрессировал, получал игровое время, был той частью команды, от которой зависит результат. Но звонки продолжались, а Евгений Юрьевич Пашутин сказал, что даст мне возможность реализовать свой потенциал. В подобных ситуациях понимаешь, что такой шанс бывает один раз.

— Вы познакомились с Пашутиным восемь лет назад в питерском «Спартаке». Он с тех пор изме­нился?
— Конечно, он набрал колоссальный опыт. Уже тогда импонировало его отношение к делу, так же как и сейчас. Он успешный тренер, нашедший свой путь и идущий по нему. Это и приносит результат. Евгений Юрьевич завоевал сумасшедшее количество титулов. Не это ли его главная характеристика как тренера?

От своего мнения насчет сборной не отказываюсь

— Ваша реакция на то, что сборная России окончательно лишилась права выступить на грядущем чемпионате мира?
— Это печально — у нас боеспособный коллектив. И звучит странно: бронзовый призер Олимпийских игр не получает wild card, а его получает Финляндия. Мне кажется, причина кроется не в игре сборной. Игровые спады случаются у всех. Этого не избежать. На решение по­влияла ситуация вокруг сборной: у нас идут войны, разбирательства в Федерации баскетбола. Это такое пятно на ее имидже. Уверен, если бы все было в порядке, мы бы абсолютно точно получили wild card, потому что Россия за последние годы серьезно прогрессировала в плане баскетбола как клубного, так и сборной.

— В социальных сетях вы эмоционально отреагировали на заявление Юлии Аникеевой, что наших игроков нужно затаскивать в сборную чуть ли не силой.
— На фоне информационного спокойствия случился всплеск, и все сразу обратили внимание на мою реакцию. Но я от своего мнения не отказываюсь: заставлять игроков приезжать в сборную — бред. Потеряются смысл и атмосфера сборной.

— А случалось вообще жалеть о написанном?
— Нет. Отец учил меня с детства: перед тем как что-то сказать, нужно хорошо подумать. Жаль, что иногда журналисты неправильно трактуют мои слова: ведь можно где-то поставить неправильную запятую, и изменится смысл.

Мне сказали, что вариант с ЦСКА — вранье

— Ваш уход из питерского «Спартака» в московский ЦСКА в 2011-м обставили таким образом, что вы обрели образ некого предателя. Сейчас вы вновь меняете обычную команду на топ-клуб, все слышали высказывания Базаревича по этому поводу. Ситуации похожи?
— Нет, они совершенно разные. Но все высказывания в этих ситуациях были сделаны сгоряча. Я выражал желание остаться в Питере. Тогда, в 2011 году, еще с февраля мне обещали сделать предложение, но так и не смогли. Когда наступил конец сезона, я сказал, что хочу остаться в клубе, но есть вариант с ЦСКА. На что генеральный менеджер ответил мне, мол, это все вранье, ты никуда не уйдешь. Я ответил: «Хорошо». И ушел. Мне был интересен долгосрочный контракт. Плюс ЦСКА — гранд европейского баскетбола. После этих событий меня и назвали предателем, хотя я хотел остаться. В нынешней ситуации я также объяснил все тренеру «Красных Крыльев» Базаревичу. Казалось, он понял меня. А потом последовало это интервью, думаю, он дал его сгоряча. Никто не может упрекнуть меня в том, что я не отдавался в «Крыльях» по максимуму. В «Локо» мне предложили условия, от которых я не мог отказаться.

— Базаревич не звонил, чтобы извиниться?
— Нет, я и не обижаюсь. Хотя многие и сказали, что я погнался за деньгами, но это не так. Мой новый контракт не сильно отличается от самарского. На мое согласие повлия­ли заинтересованность наставника и Евролига — я не мог упустить эту возможность.

— Летом «Спартак» чуть не прекратил свое существование. Как отнеслись к этому?
— Это был нонсенс для меня — Питер мог лишиться баскетбольного клуба. Хотя после появления собст­венной арены казалось, что пошло развитие в нужном русле. Но в таком прекрасном городе власти не могут создать условия для содержания клуба. То же самое можно сказать и о «Красных Крыльях»: после феноменального сезона едва ли не вдвое урезали бюджет. По идее, в таких случаях его нужно увеличивать, чтобы сделать шаг вперед, но этого не происходит…

— То есть проблемы только в финансах?
— Да, может, банально, но это так. Либо есть поддержка спонсоров и интерес со стороны властей мегаполиса, либо нет. Если никто не поддерживает — вот вам и результат. Получается, не только Федерация баскетбола, но и город должен поддерживать команду, чтобы та стремилась вперед.

— Летом на вас, на тот момент свободного агента, «Спартак» внимания не обратил?
— Был какой-то интерес. Мне сказали подождать. Но я был не в той ситуации: поступило предложение от «Крыльев», и я не жалею, что согласился. Это был правильный выбор.

— Но в то же время за новым молодым составом «Спартака» наверняка следите…
— Сейчас команда нащупала свою манеру игры, чего не получалось в начале сезона. Это правильно: если клуб не имеет солидного бюджета, может приобрести несколько неплохих иностранцев, а на остальные позиции набрать своих игроков. Питерская баскетбольная школа всегда славилась своими воспитанниками. И сейчас нужно продолжать развивать таланты, терпеть и ждать результата — это не моментальный процесс. Молодой игрок всегда нестабилен, но ему нужна возможность раскрыться, и не стоит после первой же неудачной игры ставить на нем крест. Необходимо продолжать работу.

…а сзади люди с автоматами

— Вспомните ваше последнее расставание с ЦСКА.
— По окончании сезона я поговорил с Андреем Ватутиным, и мы оба пришли к мнению, что мне как спортсмену нужно пойти в то место, где я буду играть и прогрессировать. Он поддержал мое решение — вот так все и закончилось.

— Тренер Этторе Мессина известен своими яркими высказываниями на брифингах, а чем он запомнится вам?
— Мессина постоянно требует полной отдачи. Если ты пришел расслабленным или в плохом настроении, мол, сделаю на авось, тебя сразу поставят на место. На занятия приходишь как на обычную работу — необходима полная концентрация. Именно постоянная мотивация и отличает его, ни у кого не встречал такого внимания к тренировочному процессу.

— Хорошо. Самое яркое высказывание в адрес человека, пришедшего расслабленным?
(Улыбается.) Там много нецензурного и итальянских слов, после которых ты вновь моментально становишься сконцентрированным.

— А запомнились какие-то предматчевые установки?
— За всю жизнь я встретил двух тренеров — это Мессина и Дэвид Блатт, — умеющих крайне эмоционально и правильно мотивировать на игру. Обычно на собрании за сорок минут до матча наставники много пишут, говорят. Но именно такой экспрессии, как у этих двоих, не помню ни у кого. Они толкали речи прямо до мурашек. Пример? Вплоть до такого: «Вы знаете, была такая история, как русские шли в атаку, а сзади стояли люди с автоматами, расстреливавшие всех тех, кто шел назад». Вот такого типа бывали истории.

— В «Красном Октябре» президент клуба играет в составе, в «Триумфе» Лев Лещенко не раз настраивал коллектив на матч, а чем вам запомнился Ватутин?
— Он никогда ничего не говорит перед играми. Я не помню, чтобы он вбегал к нам в раздевалку и кричал на кого-то. Он умеет правильно расставлять приоритеты и мотивировать команду — и речь не о премиальных. Все заложено в четырех буквах в названии. Чувствуется ответственность. И если команда играет неудачно, то Андрей Владимирович умеет объяснить, толкает серьезные речи.

— В топ-клубах неплохо выстроена система штрафов. Самый большой штраф, выписанный вам в команде?
— На памяти только история с премиальными. Мы играли на выезде с «Панатинаикосом». Проигрывали четыре очка за три минуты до конца. И Ватутин спросил меня: «Выиграем?» Я посмотрел на табло и ответил: «Конечно, выиграем». В итоге мы победили, а в раздевалке меня ожидало письмо — за правильный прогноз один процент от зар­платы в качестве бонуса.

— Но все же случаются и штрафы…
— Обычные — за те же опоздания. Я стабильно раз за сезон тоже не успевал — просыпаю. И там вычиталось какое-то количество процентов от зарплаты, — около пяти процентов, что ли.

Помню, как расписывался на деньгах

— Как-то к вам сфотографироваться подошел Крис Пол. Самые памятные эмоции в жизни?
— Это было как во сне. После вручения медалей мы шли в раздевалку. И парни начали мне кричать, мол, Антон, с тобой Крис Пол хочет сфотографироваться. Я, как адекватный человек, ответил: «Да, конечно, парни, отличная шутка», хорошо зная нашу сборную. Идем дальше, а пацаны продолжают: «Мы серьезно». Я говорю, все, мол, отвалите. И начинаю заходить в раздевалку, а ко мне реально идет Крис. Я был в шоке и впервые за несколько лет не знал абсолютно, что сказать, не мог просто связать двух слов. Пол сказал: «Мне нравится, как ты играешь, красавец. Я смотрел твои игры». А у меня в этот момент полнейший ступор. Мы сфотографировались. Он ушел, и тут я понял, что надо было хоть как-то ответить. Сейчас смотрю его игры, я в шоке от его мастерства. Если бы это был не Крис Пол, а кто-то иной, я бы ответил: «И мне нравится, как ты играешь», но это был он, и в тот момент я потерял дар речи, только что-то промычал в ответ (улыбается).

— Роман Широков во время игры успевает подкалывать людей, тем самым сбивая соперника с игрового ритма.
— У нас такое обычно на штрафных, особенно если ты хорошо знаешь исполнителя. Нужно обязательно подойти, развеселить, чтобы несколько дезориентировать. Конечно, как в НБА, развязывать сопернику шнурки — такого нет, это перебор, но есть и свои штучки.

— В футболе — Широков, в волейболе — Спиридонов, а вам не приходила в голову мысль стать главным ньюсмейкером страны в баскетболе?
— Ну нет (смеется). Я не рвусь за этим. И, кстати, со Спиридоновым нормально общаемся, он отличный парень.

— Самые неожиданные места, на которых просили расписаться?
— Помню, как расписывался на день­гах. Руки не беру в расчет. В основном просьбы возникают спонтанно — в каких-то местах скопления людей. У нас же непопулярный вид спорта. Хотя в Краснодаре узнают часто, в отличие от той же Москвы.

Договорных матчей нет совсем

— Еще одна игрушка, приносящая день­ги, — договорные матчи. В баскетболе такое есть?
— Никогда не сталкивался. Знакомые часто спрашивают об этом, но на моей памяти такого нет совсем.

— В связи с этой темой в последнее время широко обсуждается домашнее поражение ЦСКА от «Красного Октября».
— Для меня это пахнет бредом. Армейцы — суперклуб. И они продали игру «Красному Октябрю»? Не-воз-мож-но.

— С Андреем Кириленко поддерживаете связь?
— Иногда прикалываемся с ним в «Инстаграме». Интересный способ общения — комментарии к фотографиям (улыбается). Специально не созваниваемся, но хорошо общаемся, если видимся.

— Свою мечту об игре в НБА не оставляете?
— Мечта остается мечтой, хотя и весьма реальной. И это одна из причин, почему я в «Локомотиве»: здесь проще заявить о себе. НБА в последние годы обращает все больше внимания на европейцев, на матчи Евролиги приезжает немало скаутов. Если удастся проявить себя — маленькая вероятность есть… Это главная причина, по которой я продолжаю каждый день работать над собой и совершенст­воваться.

— Аксель Витсель приехал из Бельгии со своим собственным парикмахером. Такие случаи возможны в баскетболе?
— У нас просто нет таких денег, как в футболе. Максимум, что может быть — личный водитель или повар. Даже личных тренеров нет, хотя, возможно, это было бы уместно.

— Но все же за модой многие спортс­мены, в том числе и баскетболисты, активно следят.
— Мне это малоинтересно. Да, я подписан в «Инстаграме» на какие-то модные вещи, но живу по принципу: если мне вещь нравится, надеваю ее, и совершенно не важно, насколько это модно.

— Фридзон долго копил себе на «Бентли». Ваша последняя непозволительная роскошь?
(Задумывается.) Хочу купить дорогие часы, очень дорогие. Вот коплю на них. Так что это моя еще не купленная роскошь (улыбается). А вообще по жизни с этим нет проблем — если мне что-то хочется, покупаю без раздумий.

Если каждый житель страны отдаст сто рублей…

— Много было сказано о вашей благотворительности. Насколько тяжело переваривать информацию о том, что это лишь пиар?
— Никто такую информацию уже не распространяет. Может, в начале что-то такое и было, но сейчас судят по поступкам. Меня не особо волнует мнение тех, кто за моей спиной говорит, что это пиар, — я просто знаю, зачем помогаю людям. Я за то, чтобы люди афишировали благотворительность, — надеюсь, мои слова повлияют на людей, на спортсменов. Необязательно выделять какие-то гигантские день­ги. Представьте, сколько средств можно собрать, если каждый житель страны отдаст хотя бы по сто рублей.

— Много знакомых баскетболистов стало заниматься благотворительностью после вашей истории с помощью больнице?
— Женя Воронов точно начал — я поговорил с ним, мы вместе ходили в больницу, и вот он нашел клинику в Москве и ей помогает. Сейчас многие баскетболисты этим занимаются, в «Красных Крыльях», например, Женька Колесников… Здесь либо у тебя душа лежит к этому и ты готов чем-то жертвовать, либо нет.

— Футболист «Зенита» Александр Рязанцев признавался, что в его благотворительный фонд обращались самозванцы.
— Я работаю с детским домом и больницей, и ко мне такие люди попасть не могут. Есть обращения от разных людей, но я фильтрую их, ведь я не могу помочь всем. Занимаюсь несколькими конкретными проектами, и у меня нет дополнительных средств.

Как-то Мозгов привез мне домой ящик колы

— Недавно наткнулись на объявление, что, если обыграем вас в покер, получим 133 доллара.
— Это объявление висит еще со времен моей игры в ЦСКА — была рекламная акция, ребята играли покерный турнир со мной, и победитель получал 133 доллара. Покер — это мое хобби, я регулярно играю в Интернете и получаю от этого удовольствие. И развиваться в этой игре мне хочется так же, как и в баскетболе.

— В баскетболе вы принимали участие в Олимпийских играх, чемпионате Европы, неужели в покере не возникало желания сыграть в серьезном турнире?
— Оно есть, хочу съездить на Мировую серию. Но для этого нужно время, а пока летом есть сборная, возможности поехать нет. Обязательно сделаю это, если появится свободное время. Хочется наконец окунуться в ту атмосферу, о которой мне так много рассказывали.

— То, что вы азартный человек, понятно и по вашему прошлогоднему спору с Вороновым — кто дольше сможет не бриться.
— Все спортсмены азартные — без этого никак. Спорим по любому поводу. Начиная с банальных бросков с разных точек площадки. В «Крыльях» постоянно состязались с Кейру — на деньги, кстати. С кем-то бросали на кока-колу — то ли Шабалкин, то ли Мозгов приносил мне четыре ящика колы домой. А спор насчет бороды возник и вовсе спонтанно. «Давай поспорим?» — «Ну давай».

— Валерий Лиходей на спор однажды ходил по Москве в женском белье. Ваш самый обидный проигрыш?
— У меня все обычно выливается лишь в деньги. Мне неинтересно спорить на что-то еще.

Реклама
Загрузка...
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники поделиться Twitter
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Оцените материал

-
0
0
+
Loading...
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад