YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram


Экс вратарь «Зенита», бронзовый призер чемпионата СССР 1980 года Александр Ткаченко: «Пережил клиническую смерть» Персона

Экс вратарь «Зенита», бронзовый призер чемпионата СССР 1980 года Александр Ткаченко: «Пережил клиническую смерть»
Фото:

Оцените материал

-
0
0
+

Он был одним из главных творцов дебютного «медального» успеха «Зенита», когда в 1980 году подопечные Юрия Морозова в рамках чемпионата СССР завоевали медали бронзовой чеканки. Для ленинградской молодежи 33-летний чемпион СССР в составе ворошилов­градской «Зари» Александр Ткаченко сыграл роль дядьки-наставника. В Луганске его и нашел корреспондент «Спорта». В разговоре по душам ныне один из тренеров «Зари» оценил перспективы Малафеева сыграть на Евро, рассказал, какая игра против «Зенита» едва не стала для него роковой и почему после «бронзовой смены» в Ленинграде он вернулся в Ворошиловград.

Спаллетти должен остаться в Питере

— На покой еще не собираетесь, Александр Николаевич?
— Покой нам только снится. Или вы намекаете на мой возраст? В свои 65 лет не хочу сидеть дома. Что там, дома, делать? Да и на пенсию особо не проживешь. Хотя она у меня выше средней по Украине — 2000 гривен (около 250 долларов. — «Спорт»).
Пока тружусь наставником вратарей в молодежной команде «Зари». Возвращался в Луганск я из Москвы, где три года отработал в «Торпедо-Металлурге», который затем был преобразован в ФК «Москва». Трудился вместе с Сергеем Алейниковым и Леонидом Слуцким; когда закончился трехлетний контракт, новый не предложили. Вот и вернулся в Луганск, благо вскоре предложили работу в «Заре».

— До Москвы вы еще три года отработали наставником вратарей в «Ростсельмаше». Имеете представление, сколько зарабатывают в премьер-лиге ваши коллеги?
— Думаю, полторы-две тысячи долларов. Тренер вратарей — не самая высокооплачиваемая профессия. Хотя, возможно, мне платили меньше, чем остальным (посмеивается).

— Сейчас находите время для того, чтобы отслеживать игру «Зенита»?
— Еженедельно смотрю обзоры туров — благо на даче есть «тарелка», которая ловит российские каналы. Конечно же, болею за «Зенит». Кстати, с детства переживал за киевское «Динамо». Даже уже когда в высшей лиге чемпионата СССР выступал за «Зарю», все равно симпатизировал киевлянам. А вот когда в групповом турнире Лиги чемпионов «Зенит» встречался с «Шахтером», при любом результате нашел бы для себя какой-то позитив. Как выяснилось, на момент встречи «Зенит» был намного сильнее «Шахтера». Это при том, что Александр Рыбка в обоих матчах сыграл просто здорово. Вратарь «горняков» вообще очень сильно провел встречи в Лиге чемпионов. И пиком его игры стали именно матчи против «Зенита».

— Давайте поговорим о голкипере «Зенита». Есть мнение, что Малафеев раскрылся буквально в прошлом сезоне, уже разменяв четвертый десяток. Согласитесь с тем, что Вячеслав — продукт позднего созревания?
— Каждому свое время. У «Зенита» было два равнозначных вратаря. Но потом на первые роли вышел Малафеев. Он как раз набрался опыта — не только футбольного, но и жизненного. Мне кажется, Слава стал более рассудительный, стал больше думать, просчитывать игровые эпизоды.

— В контексте травмы Игоря Акинфеева у Малафеева хорошие шансы стать основным голкипером сборной России на Евро-2012?
— У него прекрасные шансы. Коленки у Малафеева дрожать не будут — в его возрасте это уже не принято.

— Казалось, что у «Зенита» прекрасные шансы пройти «Бенфику» в розыгрыше Лиги чемпионов. А видите, как вышло…
— Португальцев нужно было проходить. То, что не прошли, — мягко говоря, плохо. Дома нельзя было заканчивать игру со счетом 3:2. Ну и атаковали что-то не так, как в групповом турнире Лиги чемпионов, — с тем же «Шахтером» атака «Зенита» выглядела куда острее и мощнее. Наверное, это из-за того, что подопечные Спаллетти только входят в сезон. Да и от «Бенфики» я такой игры, откровенно, не ожидал — думал, они послабее будут.
До меня, кстати, доходило мнение, дескать, Спаллетти нынешним летом пора вернуться в Италию, ведь он выжал из «Зенита» максимум. Я с этой точкой зрения не соглашусь. Спаллетти должен остаться в Питере. Не стоит менять тренеров, если команда демонстрирует результат. А по собственному желанию наставники из таких команд, как «Зенит», не уходят.

— Аршавин сможет оправдать ожидания болельщиков?
— Искренне на это надеюсь. Все-таки в России он имеет, наверное, такой же авторитет, как Андрей Шевченко на Украине. Вернулся домой, будет пытаться показать себя с лучшей стороны. И с тем же Шевой, который вернулся в киевское «Динамо» из Лондона, никаких параллелей проводить не нужно. Да, украинец вернулся в Киев совсем другим футболистом по сравнению с тем, который уезжал из «Динамо». Но Аршавин гораздо моложе Шевы.

Роковая команда

— Александр Николаевич, вы себя считаете счастливчиком? Ведь футболист, который во время матча пережил клиническую смерть, а затем вернулся на поле и отыграл в командах мастеров еще полтора десятка сезонов, — не просто уникум.
— Дату своей клинической смерти я запомнил. Мне было 24 года. 13 августа 1971 года «Заря» играла с… «Зенитом». Тот матч действительно мог оказаться для меня последним. Был обычный игровой эпизод. Сейчас вратари прыгают ногами вперед, а 40 лет назад при прыжке впереди обычно были руки и голова. На сближение со мной мчался Поляков. Я первым успел к мячу, забрал его под себя, а Поляков не успел затормозить и по инерции ударил меня бутсой в висок.

— Вы сразу потеряли сознание?
— Да, пришел в себя только ночью в больнице. Не то что встать — двигаться не мог. Без движения пролежал 60 дней. Затем учился заново ходить. Затем прыгать. Но это уже было позже. А в больнице не мог встать — голова сразу начинала сильно кружиться.

— Вас спасла советская медицина?
— Да, врачи сработали профессионально. После удара в висок у меня случилась клиническая смерть. Но доктора не растерялись — прямо за воротами сделали электрошок и прямой массаж сердца, укололи в сердечную мышцу, на «скорой помощи» отвезли в больницу. Оперировавшая меня врач Казанцева, когда я очнулся, сказала: «Все, Сашенька, на поле ты больше никак не попадешь». Но я этому не поверил. Хотел вновь вернуться в футбол. Начал тренироваться — через боль, через не могу. И ровно через год вновь вышел на зеленый газон в футболке «Зари». И как вышел, так до конца первенства свое место в воротах никому не уступил. Напомню, «Заря» в том сезоне стала чемпионом СССР. А я еще и за сборную СССР успел сыграть — против Аргентины, Португалии и Уругвая. Этим, правда, присутствием в национальной команде я и ограничился — тогда Женька Рудаков (вратарь киевского «Динамо». — «Спорт»), царствие ему небесное, был первым номером сборной, очень здорово стоял.

— Владимир Поляков за непреднамеренный удар бутсой в висок извинился?
— Нет. Игра была в Ворошиловграде, после нее «Зенит» сразу улетел. Но затем ведь я два года жил в Ленинграде, можно было разок подойти, поговорить. Предполагаю, застеснялся человек.

— Получается, «Зенит» для вас роковая команда?
— Конечно. Я мог закончить точно так же, как Сергей Перхун. Но мне посчастливилось. Кстати, считаю, что Перхуна зря посадили в самолет для перевозки в Москву, — нужно было его лечить в Махачкале.

— Не будем о грустном. Расскажите, как вы в 32 года оказались в Ленинграде. Юрий Андреевич Морозов пригласил?
— Я сам напросился. В советское время ведь как было: если тебе за 30, то уже пора подумать о завершении карьеры. Мне в «Заре» прозрачно намекнули, что пора бы подумать об окончании активной игровой карьеры. Я же чувствовал в себе силы еще несколько сезонов поиграть. Позвонил бывшему одноклубнику по «Заре» Сереге Кузнецову, который на тот момент выступал за «Зенит». Попросил поинтересоваться у Морозова, нужен ли ему опытный голкипер, — тогда из «Зенита» ушел Олейник, в команде было два молодых вратаря. Морозов мне сам перезвонил через полчаса. Быстро ударили по рукам. На тот момент «Заря» и «Зенит» считались командами приблизительно одного уровня — «Заря» закончила чемпионат СССР — 1978 на девятом месте, «Зенит» — на десятом.

— Зато в следующем сезоне корректировка сил изменилась: «Зенит» остался на том же десятом месте, а «Заря» вылетела из высшей лиги. А через год «Зенит» взял бронзовые медали. В Ворошиловграде не кусали локти, что на ровном месте потеряли своего лучшего вратаря?
— Как раз тогда и пошли разговоры о моем возвращении в «Зарю». Дошло до смешного — в ход пошли грязные приемы. Грозили выгнать жену с работы — супруга осталась трудиться в Ворошиловграде. Попутно забрать квартиру обещали — в Ленинграде я жил в служебной (по советским законам мог получить квартиру в Ленинграде только в том случае, если бы сдал квартиру в Ворошиловграде). Я разводил руками — в 32 года был списан со счетов, а к 34 годам внезапно резко помолодел и стал нужен своей родной команде. Пришлось возвращаться домой.

— Морозов, когда завели речь о том, что вам нужно возвращаться в Ворошиловград, вздохнул и махнул рукой: «Поезжай»?
— Так я ведь сразу дал понять, что других вариантов, кроме возвращения домой, у меня нет. С «Зенитом» расстался хорошо — мне еще предоставили возможность купить по государственной цене «Волгу». На ней и приехал в Луганск.

— О времени, проведенном в Ленин­граде, вспоминаете с ностальгией?
— Часто вспоминаю… Мне выделили трехкомнатую служебную квартиру на проспекте Смирнова (ныне Ланское шоссе. — «Спорт»), недалеко от Черной речки — вот уж не думал, что буду жить неподалеку от места дуэли Пушкина. Помню, как красиво было в близлежащем парке осенью: разноцветные листья на деревьях, красотища неописуемая. Жаль только, что семье, которая в Ворошиловграде привыкла к сухому степному климату, ленинградский климат не подошел. Поэтому жена с ребенком вскоре вернулись в Ворошиловград.

— В ком из ваших тогдашних партнеров по «Зениту» не чаяли души ленинградки?
— У нас почти все красавцы были. Я был постарше, девушки крутились возле тех, кто помоложе. Честно скажу, у ребят поклонниц хватало. И это нормально — без женщин нельзя жить на свете.

— В те годы даже кое-кто придумал лозунг «В СССР секса нет». А жрицы любви были в Ленинграде в конце 1970-х — начале 1980-х? И пользовались ли футболисты «Зенита» их услугами?
— Они всегда были. И при капитализме, и при социализме, и при царе. А вот были ли в числе их клиентов игроки «Зенита», я не могу сказать — свечку не держал.

— По сравнению с «Зарей» в «Зените» что-то выиграли по зарплате?
— Если не изменяет память, в Ленинграде получал в полтора раза больше, нежели в Ворошиловграде. А когда меня после «бронзовой смены» в 1980 году рассчитали, выдали на руки три тысячи рублей. Так что жаловаться было не на что. Тем более зарплатой тогда дело не ограничивалось. Мне почти сразу предоставили возможность купить вне очереди «жигули». На те времена ВАЗ 21-01 стоил семь тысяч рублей. У меня таких денег не было. Но позвонил начальник команды, поставил перед фактом: завтра есть возможность купить «единичку», приноси деньги. Так я пошел к Герману Зонину, попросил взаймы денег у него. Герман Семенович не отказал, за что ему большое спасибо! Помню, что на тех «жигулях» я из Ленинграда в Ворошиловград через полстраны ездил!
Также запомнил «отоварку» — когда мы всей командой приезжали в какой-то универмаг, нас заводили на склад, где мы покупали товары, которые простые смертные на полках не видели. Иногда товары привозили нам прямо на базу. Не часто — два-три раза за сезон. Сейчас молодым болельщикам такое положение дел, наверное, трудно и представить. А тогда это было в порядке вещей.

— Договорные матчи тоже были в порядке вещей?
— Звонил мне как-то один журналист из Питера, цитировал какое-то интервью Германа Зонина — еще за чемпионство с «Зарей», в 1972-м. Я там якобы на переговоры с ребятами из московского «Торпедо» отправился — договориться о ничьей, которая гарантировала нам золотые медали союзного первенства. Так вот — не было такого и близко. Или Германа Семеновича память подвела, или журналисты что-то от себя дописали. Договорные матчи в чемпионате СССР, конечно, были. Но они не носили массовый характер. Что в 1970-е, что в 1980-е я припоминаю лишь по паре подобных игр в сезоне. А с «Зенитом» ни одного такого матча не было — свою «бронзовую смену» мы отработали честно. Морозов отлично подготовил команду физически: помню, прыгали с патронташами через барьеры — и вот результат.

— А в тех немногочисленных матчах, исход которых был заранее предрешен, какие схемы практиковались? Всегда ли тренер знал о предстоящем характере игры?
— Все решали наставники и высшее руководство, нам спускали свое решение вниз. Обычно говорилось об этом капитану, а он уже передавал игрокам. Если распоряжение исходило от тренера, как можно отказать? Да и, повторюсь, совсем не часто такое было. Мне кажется, сейчас договорных матчей гораздо больше, чем было в союзном первенстве. И сами мы никогда не договаривались. В «Зените» тогда вообще порядочные пацаны собрались, которые работали на собственный имидж. Не зря ведь через четыре года «Зенит» еще и золотые медали выиграл.

— Ваш уход помог раскрыться Михаилу Бирюкову.
— Мишка — хороший парень. Помню, когда пенсию себе на Украине оформлял, была нужна справка из Питера. О двух годах, проведенных в «Зените». Позвонил Мише, он помог. А я ему помогал в «Зените» — советом и так далее. Рад, что после моего ухода из команды у него все получилось, — застолбил место в воротах «Зенита» на целое десятилетие.

— У вас тоже все получилось — в «Заре» отыграли семь сезонов, в 40 лет будучи основным голкипером команды.
— И даже забивать стал на старости лет. С реализацией одиннадцатиметровых у «Зари» как-то не заладилось — промазал один игрок, второй. Я подошел к «точке». Пробил и… забил. И пошло-поехало. Реализовал двенадцать пенальти подряд. А вот на тринадцатом — промазал. Застал смену поколений — когда заканчивал, тот же Сергей Юран начинал.

— За «Зарю» вы отыграли 19 сезонов. Но рекордсмен по количеству матчей, проведенных за команду Куксов, а не Ткаченко. У Куксова 517 матчей в футболке «Зари». Сколько у вас?
— Меньше, чем у Толи. «Зенит» помешал побить рекорд Куксова.Я в 1987 году еще играл, он уже был тренером. Хотя начинали вместе в 1967 году. Но два сезона в «Зените» и год, пропущенный из-за травмы после матча с «Зенитом», скорректировали мои статистические показатели.

— Когда последний раз были в Питере?
— В 2005 году, когда еще работал в ФК «Москва». Надеялся, что пригласят на тридцатилетие выигрыша первых медалей клуба в союзном первенстве. Не пригласили. Будем ждать следующего юбилея. Хочется увидеть ребят, с которыми вместе выигрывал ту историческую бронзу, вживую посмотреть на футбол в исполнении нынешнего «Зенита». У Мишки Бирюкова все мои контакты есть. И, пользуясь случаем, большой привет всем моим одноклубникам по «Зениту» — Бирюкову и Квернадзе, Давыдову и Бондаренко, Голубеву и Долгополову, Игнатовичу и Лохову, Якимцову и Мельникову, Ларионову и Яковлеву, Веденееву и Герасимову, Желудкову и Тимофееву, Казаченку и Зинченко, Клементьеву и Швецову. Надеюсь, что еще увидимся, ребята!

Луганск — Киев

Реклама
Загрузка...
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники поделиться Twitter
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Оцените материал

-
0
0
+
Loading...
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад