Голкипер «Колорадо» Семен Варламов: «В СКА перешел бы из-за Парккилы»

Голкипер «Колорадо» Семен Варламов: «В СКА перешел бы из-за Парккилы»
Фото:

Оцените материал

-
0
+
Обсуждение
0 комментариев
Показать все комменатрии

Страсти вокруг 23-летнего вратаря Семена Варламова потихоньку улеглись: «Локомотив» и СКА не успели вступить в отрытый конфликт, а КХЛ — поменять регламент под «молодых, талантливых хоккеистов». Все вышли из этой истории достойно, но больше всех выиграли «Колорадо» и сам Варламов. Ведь даже в пору переговоров с командами КХЛ хоккеист каждый день подчеркивал: «Будет вариант с НХЛ — останусь».

За своей детской мечтой Семен переезжает в Денвер, в команду, за которую болел с детства. «Лавины» отвечают ему взаимностью: несколько дней подряд с момента подписания контракта с россиянином стартовую страницу официального сайта клуба украшал гигантский баннер: «Добро пожаловать, Варли!» В интервью «Спорту» Варламов рассказал, как вел переговоры со СКА, чего ждет от переезда и выразил надежду на то, что до Сочи от Денвера ближе, чем от Ярославля или Петербурга.

Пора становиться взрослым

— Семен, как бы вы оценили свое собственное умение справляться с давлением? Ведь в «Колорадо» уже столько авансов вам выдано!
— Да я с этим и не пытаюсь справляться. Я просто стараюсь не думать об этом, хотя не очень получается, честно говоря. Но я уже тренируюсь, и тренировки помогают абстрагироваться. Опять же: я нахожусь в Америке, и тут все это легче переносить.

— То есть в Америке пресса менее зубастая?
— Да просто тут никто не знает моих телефонов! Я спокойно работаю, и меня не отвлекают звонками.

— И все же вы впервые в своей карьере приходите в клуб, где на вас делается такая ставка. Что в «Локомотиве», что в «Вашингтоне» вас считали «молодым, перспективным». Здесь же вас ждут как «одного из самых талантливых вратарей Лиги».
— Ну когда-то надо становиться взрослым. Выдерживать этот прессинг. Да вообще надо просто выходить на лед и играть в хоккей. Если будешь обо всем этом думать, может ничего и не получиться.

— И как: вы уже взрослый?
— Не знаю... Надо у моих родителей поинтересоваться.

— На пресс-конференции в Колорадо вы сказали, что 23 года — возраст, когда рано возвращаться в Россию. В каком же возрасте не рано ехать в КХЛ?
— Я имел в виду, что для меня лично рано возвращаться. Ведь все зависит от того, как развивается твоя карьера в НХЛ. Если на тебя рассчитывают в команде, то, конечно, лучшие играть здесь. Добиваться поставленных перед собой целей. Ведь это же лучшая лига в мире. И уровень тут, естественно, выше, чем в любой другой лиге мира.

— Евгений Малкин сказал, что любой молодой игрок при наличии выбора предпочтет играть за меньшие деньги, но перед 20-тысячной аудиторией в НХЛ, чем за большую сумму, но перед полупустыми трибунами, например, в Москве. Вы разделяете такое мнение?
— Я бы так сказал: все зависит от человека, от того, к чему он стремится. Я, например, с детства был фанатом НХЛ. Всегда мечтал здесь играть. Для меня это было просто нечто! Я сейчас добился этого. И хочу как можно дольше оставаться тут. Доказать всем, что я чего-то стою как спортсмен. А некоторые, может, мечтают играть в России, в КХЛ.

— Вы уже представляете, где, как будете жить в Денвере?
— У меня в планах до 1 августа потренироваться здесь. Потом я приеду на пару недель в Самару. Там же планирую встать на лед, вместе с ЦСК ВВС. И 15 августа, думаю, улечу в Денвер. Буду там обживаться, обзаводиться бытом. И совмещать все это с тренировочным процессом. Когда я был в Денвере, ребята организовали мне экскурсию по городу. Показали, где живут. Мне все очень понравилось. Посмотрим, что лично мне приглянется — апартаменты или, может, дом. Время для обустройства у меня будет.

— На баскетбол, наверное, будете ходить?
— Обязательно! Я даже знаю, что в местной команде играет наш российский баскетболист — Тимофей Мозгов. Интересно будет посмотреть на него в игре.

Первым на меня вышел «Локомотив»

— Вернемся к вашему несостоявшемуся переходу в КХЛ. Как возник вариант со СКА?
— Ну, как я уже говорил, мы не смогли договориться с «Вашингтоном» о новом контракте. Менять меня «Кэпиталз» тоже не захотели. И поэтому я стал рассматривать вариант с возвращением в Россию. Но в первую очередь я все же рассматривал «Локомотив», а не СКА. Я хотел подписать контракт с ними. СКА возник после того, как питерцы сделали контрактное предложение финскому тренеру вратарей Юсси Парккила. С ним я работал на протяжении последних пяти лет, и именно из-за него стал склоняться к варианту со СКА. Я для себя решил: если вернусь в Россию, буду работать только с этим специалистом.

— То есть с «Локомотивом» переговоры состоялись раньше, чем со СКА?
— Да.

— В этой связи удивило ли то, что клубы были вынуждены обратиться к помощи КХЛ по вопросу прав на вас?
— Эта ситуация как раз вне моей компетенции. Ведь юридической стороной дела занимаюсь не я. А моя задача — хорошо тренироваться и играть. Просто еще раз подчеркну, что к варианту со СКА я склонялся из-за большого желания работать с Юсси.

— Вы даже заявили, что попытаетесь перевезти Юсси в «Колорадо»! Это была шутка?
— Ну конечно. Ведь в «Колорадо» есть свой тренер вратарей. Просто я хотел подчеркнуть, что и в дальнейшем хотел бы работать с этим специалистом. Надеюсь, так и случится.

— Вам не кажется, что немного опасно быть настолько привязанным к одному тренеру?
— Для кого?

— Для вас. Ведь не всегда Парккила может работать с вами.
— Ну понятно, что он может быть занят в других командах. Просто когда есть выбор — работать с Юсси или без — я постараюсь сделать так, чтобы работать с ним. Но, естественно, я и не рассчитываю на то, что все 15 лет он будет меня тренировать. Хотя почему 15? 20, 30 или даже 40! Сколько будет продолжаться моя карьера. Дай Бог, чтобы она была длительной и успешной!

— После того как вы все же выбрали Америку, беседовали с представителями «Локомотива» и СКА?
— Нет, никаких разговоров не было. Подписал контракт с «Колорадо», пообщался плотно с генеральным менеджером. Потом ездил в Денвер, где дал пресс-конференцию, отвечал на вопросы журналистов. Так и проводил последние дни.

— Из России вы уезжали громко. Сейчас тоже фигурировали в достаточно громкой истории с несостоявшимся переходом. Не боитесь, что в будущем это может сыграть негативную роль в вашей карьере?
— Я не думаю, что у меня испортились отношения с кем-то в России. Ведь я же ничего не нарушил. А от таких предложений, как поступило мне, не отказываются. Это же «Колорадо». И уверен, что в России меня прекрасно поняли. Я же всегда говорил, что мечтаю играть в НХЛ.

Хотел что-то поменять в своей карьере

— Какие факторы вы учитывали в первую очередь, принимая решение в пользу «Эвеланш»?
— В первую очередь я думал о развитии своей хоккейной карьеры. Естественно, в НХЛ я буду играть на самом высоком уровне. В компании самых лучших хоккеистов мира. Также я думал о том, что это — команда, где я смогу стать основным голкипером, буду играть по 60–70 матчей в сезоне. Это моя основная цель на данном этапе.

— Какие факторы были за то, чтобы ехать в Россию? Помимо того, что «Вашингтон» не делал на вас ставку.
— А это было основным. Решение было принято после того, как «Вашингтон» отказался меня менять, а договориться о новом контракте мы не смогли. А вообще я хотел что-то поменять в своей карьере. Перейти в другой клуб и начать с новыми силами и мыслями. Ведь в Вашингтоне меня преследовали микротравмы, просто не везло. И я захотел сменить обстановку. Дорога в Америке в другие команды на том этапе переговоров была для меня закрыта. И я решил вернуться в Россию.

— Как вы узнали, что дорога в Америке все же не заказана?
— Как я говорил, мы пытались просить обмена, но «Вашингтон» отказывался. Однако ближе к 1 июля, когда я уже разговаривал с командами КХЛ, позвонил агент и сообщил, что есть возможность перейти в «Колорадо». Кроме того, была заинтересованность со стороны других команд в НХЛ. Я был просто счастлив! Услышал про «Эвеланш» и сразу сказал, что надо с ними договариваться. Ведь это одна из самых моих любимых команд в лиге.

— Может, вы даже с детства за «Колорадо» болели?
— Да, так и есть. «Эвеланш» всегда были одной из моих самых любимых команд.

— Чем докажете?
— Ну хотя бы тем, что все друзья мне сейчас пишут: «Вау! Тебя поменяли с «Колорадо»! А ты так об этом мечтал». Я действительно с детства симпатизировал «Лавинам».

— Почему? Чем эта команда так привлекала вас?
— Во-первых, тем, что там играл мой любимый вратарь — Патрик Руа. К тому же, когда я следил за этой командой, у них были отличные результаты. Там играло много звезд: Сакик, Форсберг, Клод Лемье... Можно долго перечислять. На тот момент эта была одна из лучших команд в лиге.

— На ваш взгляд, до Сочи ближе от Денвера или от Питера?
— Я считаю, что в год Олимпиады предпочтение отдают игрокам из НХЛ. По крайней мере надеюсь на это. Хотя, конечно, у каждого тренера свое видение команды, своя тактика. Я лишь могу сказать, что если мне поступит предложение из сборной — на любой турнир приеду с огромным желанием. Это же большая честь — играть за свою страну!

— Вы, наверное, еще не знакомы с новым главным тренером сборной России — Зинэтулой Билялетдиновым?
— Нет.

— Как известно, пока нету решения, будут ли энахаэловцы играть в Сочи. Ваши бывшие одноклубники по «Вашингтону» Овечкин и Семин, например, заявили, что готовы приехать на домашнюю Олимпиаду даже при отсутствии окна в регулярном чемпионате. А вы?
— Отвечу так: буду нужен — приеду.

Оцените материал

-
0
+