Менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко: «Лотус Рено» сейчас ставит на Виталия»

Менеджер Виталия Петрова Оксана Косаченко: «Лотус Рено» сейчас ставит на Виталия»
Фото:

Оцените материал

-
0
+
Обсуждение
0 комментариев
Показать все комментарии

Напарник россиянина Виталия Петрова по команде «Лотус Рено» Роберт Кубица попал в серьезнейшую аварию во время «Ралли Андорры» прошедшего в минувшие выходные в Италии. На одном из спецучастков 26-летний поляк, управлявший Skoda Fabia Super2000, вылетел с трассы в скоростном повороте и врезался в стену. Кубицу срочно эвакуировали на вертолете в госпиталь «Санта-Корона» в Пьетра-Лигуре. Медики более семи часов колдовали над гонщиком во время сложнейшей операции. У Кубицы врачи диагностировали множественные переломы правой руки и ноги. Начало сезона Кубица пропустит точно, а найти ему достойную замену практически нереально. Главе «Лотус Рено» Эрику Буйе можно только посочувствовать: он сделал непростительную ошибку, позволив Кубице участвовать в ралли. Конечно, несчастный случай мог произойти где угодно, даже дома, однако для Буйе, надеющегося привести команду к призовым местам в сезоне-2011, это будет уроком: нельзя делать ставку только на одного пилота.

Корреспонденту «Спорта» удалось связаться с менеджером второго пилота «Рено» россиянина Виталия Петрова Оксаной Косаченко как раз в тот момент, когда она проходила паспортный контроль перед вылетом в Италию.

— Сейчас для нас главное — здоровье Роберта. Мы хотим его поддержать, поэтому летим с Виталием к нему в больницу.

— Оксана, как вы узнали о случившемся?
— Мне об этом сообщили сотрудники нашей команды по телефону. Естественно, я сразу же сообщила Виталию. В этот момент он был на тренировке, катался на лыжах. Мы сразу же отправили за ним машину.

— Почему вы вылетаете в Италию только в понедельник?
— Мы планировали вылететь к Роберту в воскресенье вечером, как только узнали о несчастье. Но нам не разрешили.

— К вашему приезду Роберта, наверное, уже выведут из искусственной комы?
— Пока не могу вам ничего сказать, я до сих пор нахожусь в аэропорту, прохожу паспортный контроль. Мы сами еще не в курсе. Сейчас информация выдается дозированно, в том числе и нам — по понятным причинам: слишком пристальное внимание приковано к Роберту. Он перенес сложнейшую операцию, длившуюся более семи часов.

— Как Виталий перенес это известие?
— Как и все мы, он очень переживает. Поэтому мы и летим к Роберту, мы все одна команда и в трудную минуту должны быть вместе, чтобы поддержать его. Сейчас в больнице с ним находятся его близкие, поэтому им мы также хотим выразить свою поддержку. Сейчас всем нам очень тяжело. Желаем Роберту скорейшего выздоровления — надеюсь, он быстро пойдет на поправку. Он сильный и мужественный спортсмен.

— В связи с происшествием вы наверняка собираетесь пересмотреть план тренировок и меры безопасности?
— «Формула-1» — это «Формула-1», а Роберт пострадал во время раллийной гонки, это совершенно другие соревнования. Я не вижу здесь взаимосвязи. Но, естественно, план тренировок будет подкорректирован: на ближайшие тесты, которые начнутся через два дня, Виталий поедет один.

— Однако не только Роберт участвовал в раллийных гонках, очень многие пилоты «Формулы-1» этим грешат.
— Это правда. Данная авария подтверждает, что автомобильный спорт очень опасен и требует предельной концентрации. Я со своей стороны, конечно же, пересмотрю программу промо-мероприятий Виталия, исключив любые события, сопряженные даже с минимальным риском.

— Сейчас на Виталия ляжет весь груз ответственности за команду. Готов ли он стать пилотом номер один?
— Я не могу сказать, станет ли он первым номером в команде. Во всяком случае сейчас основная ставка делается только на него. Через два дня начинаются тесты, и Виталий едет на них один.

— Кто станет его напарником в первой гонке? Ходят разговоры, что им будет Бруно Сенна?
— Сейчас в команде этот вопрос не поднимается. Когда руководство примет окончательное решение, тогда нас поставят в известность.

|Кстати

«Спорту» также удалось связаться с самим Виталием Петровым. Однако российский пилот поведал нам, что ему запрещено сейчас общаться с прессой и поэтому он не может дать никаких комментариев.