YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram


Сергей Гимаев: «Не жду никаких предложений» Персона

Сергей Гимаев: «Не жду никаких предложений»
Фото:

Оцените материал

-
0
15
+

Известный хоккейный эксперт в эксклюзивном интервью «Спорту день за днем» вспомнил свои игровую и тренерскую карьеры, рассказал о работе на телевидении и заверил, что полностью удовлетворен своим статусом Сергей Гимаев просит не называть его комментатором – он эксперт. Именно как эксперт он стал одним из самых известных людей в стране, если вам нужен четкий и интересный ответ по актуальной теме – звоните ему. В беседе с корреспондентом «Спорта день за днем» Гимаев рассказал, как он побил тренера сборной Чехии, кто обиделся на него после комментария и почему он считает Ольгу Смородскую лучшим руководителем в ЦСКА.

Самый грубый игрок

С: Вы уже, конечно, попали в «Википедию», и там сказано, что Сергей Гимаев трижды признавался лучшим защитником страны. В начале восьмидесятых это ведь было серьезное достижение.
Вот, кстати, не совсем верная информация. Я не был лучшим защитником страны, а просто трижды попадал в число 34-х (в 1979-м – 36-ти) лучших хоккеистов, которые определялись федерацией. Но исключительно лучшим я точно не был.

С: А сколько защитников бы­ло в том списке?
Давайте посчитаем. Четыре вратаря, пять пар защитников и двадцать нападающих.

С: Многие базы указывают, что вы выступали лишь в ЦСКА, но ведь у вас в карьере были и другие команды.
Да, это тоже неправда. Я же уфимский, и начал в Башкирии. Затем, когда пришло время служить в армии, меня призвали в Куйбышев (ныне Самару), где я провел два сезона. Вот там мне сильно повезло. Тренером работал Юрий Моисеев, рядом с которым я очень вырос. Из перспективного парня превратился в атлета и заслужил приглашения от серьезных команд. Знаете, сколько клубов меня приглашали?

С: Конечно, нет.
Семь из десяти, выступавших в том сезоне в высшей лиге.

С: И если среди этих команд ЦСКА, то от такого предложения не отказываются?
Если честно, то я должен был перейти в «Динамо». Уже провел переговоры с Владимиром Юрзиновым, собирался выступать за бело-голубых. Но очень здорово выступил на одном из турниров вооруженных сил, и в клуб пришла телеграмма из ЦСКА с требованием командировать меня к ним. Я же был военнослужащим, и выбора у меня не было.

С: В ЦСКА быстро приняли?
В команду тогда вернулись ребята с чемпионата мира, я потренировался с ними, и тренер Константин Локтев предложил мне остаться. Сразу признался ему, что всегда болел за ЦСКА.

С: А Юрзинов как же?
Мы с ними встретились и поговорили. Я объяснил свою позицию. Но тогда динамовцы уже пригласили Василия Первухина, то есть нашли игроков, и мой отказ не стал фатальной потерей.

С: Вот вы говорите, что атлета из вас сделал Юрий Моисеев. Правда, что его тренировки были, мягко говоря, странными?
Не странными, а насыщенными. Да, он и в мое время уже на занятиях фантазировал. Мы недолго тренировались, но все было очень насыщенно. Знаете, какое у него прозвище было? Джино-пружина. Мы и «пистолетики» делали, и в гору с рюкзаком, полным песка, носились.

С: Вы были хорошим защитником?
У меня были свои плюсы. Нет, я не был выдающимся, но зато в то время был самым га­баритным игроком. Да, играл довольно жестко. У меня были нормальный первый пас и приличный бросок.

С: Дрались на льду?
В СССР это вообще не практиковалось. Я за всю карьеру в чемпионате страны только один раз получил большой штраф. Опасно сыграл клюшкой и рассек человеку лицо. Там все случайно было, я не стремился его травмировать. Драться приходилось на международных турнирах.

С: В Канаде?
И в Канаде. Но там тоже немного. Зато однажды я провел силовой прием против Фила Эспозито. Мой товарищ Женя Кузнецов подарил на день рождения записи старых матчей, и я только недавно впервые увидел это. Очень здорово, Эспозито не ожидал.

С: А самая знаменитая драка?
В то время в Ленинграде проводился турнир для вторых сборных, на призы «Ленинградской правды». И вот я, кажется, так и остался самым грубым защитником в истории этого турнира. Там бились постоянно. Однажды я побил Владимира Ружичку.

С: Нынешнего тренера сборной Чехии?
Ну да, столкнулись с ним, начали биться, затем я его повалил.

С: Почему не поиграли за границей?
Я советский человек. И мне никогда даже в голову не приходило уехать. Хотя знаете, в Америке подходили представители одной команды, предлагали остаться. Но я как подумал, что тут будет с родными… Отказался.

С: Куратору из КГБ сообщили, что был контакт?
Если бы сказал, то больше за границу не выехал бы. Он же это в рапорт вставил бы сразу. Но вообще головной боли с кураторами не было. Они не лезли к нам, мы не лезли к ним. Хотя правила соблюдали. Например, везде ходили по трое.

Месяц без сна

С: Карьеру закончили легко?
Последний год я провел в Ленинграде, но, честно говоря, продолжать в этой команде не хотел. Мне было тяжело без семьи, а ехать куда-то уже не хотелось. Да и потом, страха перед окончанием карьеры совсем не было. Я всегда знал, что стану тренером. Еще в Куйбышеве записывал занятия, вел конспекты. Скажу, что предложение мне поступило сразу, как я закончил. Мог по­ехать главным тренером в свердловский СКА.

С: Но не поехали.
Если бы не поступило предложение от Виктора Тихонова пойти в школу ЦСКА, то, может быть, и уехал. Но предложение поступило, а я не сильно расстроился. Все-та­ки пришлось бы опять куда-нибудь уезжать, опять быть без родных.

С: Вы очень долго руководили школой ЦСКА.
Почти 14 лет. Всем говорю, что это время я провел в подземелье. Приходил туда ранним утром и до позднего вечера находился либо на арене, либо на льду, ведь смотрел все тренировки всех возрастов.

С: По поводу вашего ухода из школы ходит много слухов.
Очень деликатная тема. Случай со мной – типичный для нынешнего времени, когда лучшего специалиста могут спокойно убрать из-за одного негодяя. А я действительно «горел» на работе, и не зря при мне армейцев трижды называли лучшей хоккейной школой в стране. В школе, кстати, я работал с небольшим перерывом: когда в стране было два ЦСКА, я поработал в одном тренером, но потом вернулся.

С: Уволили вас относительно недавно.
Да. Когда в ЦСКА работала Ольга Смородская, все было прекрасно, школа процветала. Она делала все, что нужно.

С: Вы про нынешнего президента футбольного «Локомотива»?
Да, я могу вспомнить о ней только самое хорошее. У нас были суперусловия. Она много внимания уделяла и первой команде – в то время с хоккейным клубом было все отлично. Я вообще никогда не встречал такого руководителя. Очень умный человек.

С: Но только пришел Сергей Кущенко…
…меня сняли.

С: В то время всплыло это неприятное слово «поборы».
Полная чушь. Кстати, знаете, что при мне у школы ЦСКА не было расчетного счета. Как раз для того, чтобы никто не мог сказать, будто в детской команде требуют какие-то деньги.

С: Для поборов расчетный счет и не нужен.
Хорошо, рассказываю, как было дело. Меня обвинили в том, что я украл деньги, но никто ничего не доказывал и особо не объяснял. Да и украсть деньги было невозможно. Я все делал для того, чтобы у меня как у директора, и не было живых денег. Но тогда в школе играл сын одного из «крутых», который являлся зятем бывшего вице-премьера России. Этот бизнесмен просто платил тренеру нашей школы за то, чтобы его ребенок играл постоянно, в первом звене. Пацан-то неплохой, но хоккей для него не был на первом месте. Он пропускал сборы, потому что родители одновременно отдали его и в школу английского языка, и в музыку. Я видел, что этот возраст в нашей школе пропадает. Ну что это, когда в первой пятерке выступает парень, который явно не тянет. Короче, я уволил тренера.

С: Это была ошибка?
В смысле сохранения места – да. Мне тот родитель-мил­лионер сразу позвонил, предложил деньги, лишь бы его ребенок играл. Я, конечно, отказался. А тут и Ольга Смородская ушла, а новое руководство не встало на мою сторону.

С: Шок?
Не знаю, стоит ли это писать, но я месяц не спал. Но, кстати, сейчас-то понимаю, что только выиграл от ухода. Говорю же, работа была на убой. Выходных практически не было – только месяц отпуска. Плюс я сам еще тренировал две команды.

Уважение комментаторов

С: Не секрет, что Леонид Вайсфельд, работавший с вами на канале «Россия 2», очень переживал, что у него нет приглашений, но сейчас, наконец-то, нашел работу в Новокузнецке. Совсем недавно МХК «Спартак» возглавил еще один эксперт канала Олег Браташ. Вы тоже ждете предложений?
Нет. В том-то и дело, что я никаких предложений не жду и получаю удовольствие от того, чем занимаюсь.

С: Говорят, что приглашенные комментаторы получают на телевидении не так и много.
Так я же не за счет телевидения живу. У меня есть и другие занятия. Играю за ветеранов, тренирую любительскую команду. Нет-нет, поверьте, у меня все в порядке в плане денег.

С: Чья это была идея – пригласить вас на телевидение?
Я туда случайно попал. Однажды, во время трансляции, меня пригласили дать интервью в перерыве, я разобрал происходящее на льду и, видимо, произвел впечатление. Но скажу, что до «России 2» у меня уже был небольшой опыт работы. Сергей Крабу иногда приглашал меня на «НТВ-Плюс», и там я выступал в роли эксперта. Помню, еще в то время только появился экран, на котором можно было рисовать. Тестировали.

С: Вы ведь не любите работать один?
Ненавижу. Несколько раз пришлось, но только потому, что человек опаздывал на трансляцию. Но работать один я не могу и не хочу. Понимаете, я не комментатор, а эксперт. Я могу разобрать какой-нибудь эпизод, объяснить, почему случилось так, а не иначе. Но «вести» шайбу по площадке мне совсем неинтересно.

С: Вайсфельд как-то работал один. Рассказывал, что это шок.
Ну, конечно. Ты не можешь сосредоточиться на игре, а постоянно отвлекаешься. А я этого не хочу. На нас во время игры наушники, и иногда какие-то слова редактора выбивают меня из колеи, мешают.

С: На первых трансляциях волновались?
Очень. Это был какой-то матч «Динамо», уже не помню с кем. Не знал, что говорить, как говорить, как выстраивать отношения с комментатором.

С: Многие вам не могут простить того, что вы, являясь в свое время одним из самых грубых защитников турнира на призы «Ленинградской правды», ни разу не попытались вырубить своих соседей.
Не понял вопроса.

С: Да что непонятного? Чаще всего комментаторы несут во время игры такую чушь, что хочется выбросить телевизор. И если бы не вы, то многие бы так и поступили.
Вы знаете, я не согласен. Все комментаторы, работающие на «России 2», очень хорошие профессионалы. Я слова плохого ни про кого сказать не могу. Вы вот знаете, например, что Роман Скворцов даже специально встал на коньки, чтобы лучше понимать игру. Да, он катается, старается разобраться в том, над чем ра­ботает.

С: Может быть, но это не отменяет «нудеж» во время матча. Многие видели ролик, когда во время опасных моментов комментатор рассказывает всякие истории из жизни ветеранов, а вы пытаетесь вернуться в игру, но у вас не получается.
Нет-нет, про своих коллег я буду говорить только хорошее. Хотя не секрет, сложные случаи возникали. Меня ведь приглашают в качестве эксперта, а иногда и слова не дают сказать. Однажды был момент с коллегой. Он говорил, говорил, слова не давал вставить. Я и сказал в перерыве: «Давай, я пойду, а ты один работай». Если меня пригласили разбирать хоккей, то надо давать слово. Но теперь таких проблем нет.

С: На ваши комментарии кто-то обижался? Просто есть как минимум 20 хоккеистов, которые обижены на Вайсфельда.
Понимаете, у меня немного другая методика. Я не концентрируюсь на ошибках. Я просто разбираю момент, и не обязательно хоккеист, допустивший ошибку, плохой. Может быть, просто против него прекрасно сыграли. А обижались… Вот Вячеслав Старшинов очень обиделся.

С: Вы сказали, что «Спартак» вылетит в первом раунде плей-офф.
А еще раньше я говорил, что «Спартак» вообще не попадет в плей-офф. Но тогда команда действительно ничего не показывала, и за те слова я публично извинился. Но что делать, если я думаю, что у команды нет шансов в следующем раунде турнира.

Гордость за внучек и пионы

С: И вот вы превратились в человека, которому звонят по любому поводу.
Все дело в независимости. Да, я сам уфимский, долгое время работал в ЦСКА, но ничто не мешает мне оценить тот или иной момент. Наоборот, мне легче, так как я действительно независим. И, кроме того, могу действительно рассказать что-то, так как знаю большинство хоккеистов, многих тренеров и понимаю, какая у них сложная работа.

С: Как так получилось, что в российском хоккее никто, кроме вас и сказать ничего не может?
Думаю, все дело в боязни быть объективным. Правда, вот если человек, на­пример, из Омска начнет по-честному анализировать игру «Авангарда», работая на ТВ, то понятно, что он долго на работе не продержится. Я же живу в Москве, и у меня нет ни от кого зависимости. Кроме того, беда многих бывших хоккеистов в том, что они боятся дать конкретную оценку. Это не очень хорошо.

С: У вас сын играет в «Барысе». Карьера у него получилась хуже, чем у вас.
Я бы не сказал, что хуже, но, к сожалению, он не попал в сборную. Сейчас Сергею 27 лет, и вряд ли у него еще есть шансы. Но он очень неплохой хоккеист.

С: Вы его в бокс отправляли?
Вот все говорят, что он начинал в боксе – это неправда. Сергей занимался с боксерами, но там было очень мало бойцовской подготовки. Тогда делали упор на физику. И Сергей сам признавался, что никогда не был таким уставшим, как после тех занятий.

С: Есть шанс, что вы будете работать на матчах РФПЛ? Или на биатлоне?
Ни единого, хотя мне уже предлагали. Более того, во время чемпионата мира по футболу я выступал в качестве приглашенного гостя. Встречался с Анатолием Бышовцем, с Сергеем Кирьяковым. Понял, что могу сказать по футболу, понимаю его. Но комментировать другие виды точно не буду. Хотя я обожаю спорт: американский футбол, гольф…

С: Гольф?!
Вы что, наблюдать за турниром высокого уровня – это удовольствие. Там столько нюансов.

С: А что вас радует, кроме спорта?
Внучки. У меня две внучки: сына и дочери, и когда они приезжают к нам, занимаюсь ими круглые сутки. Правда, дочь живет в Америке, так что ее ребенка видим нечасто. Но все время уговариваю их при­ехать сюда. Кроме того, я очень люблю свой сад на даче.

С: Картошку копаете?
Да грядок у нас немного, но я обожаю выращивать цветы. Вы бы видели, какие у меня пионы вырастают. Лучшие. А мой розарий! Я вообще за дачей ухаживаю, она у меня выглядит просто шикарно. Альпийские горки построил. Красота.

С: Благодаря телевидению узнавать стали?
Это – да. Я когда с ветеранами езжу, ко мне постоянно подходят, фотографируются. Приглашать чаще стали в другие города. И я не отказываюсь, езжу. Мне ведь тоже интересно.


Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №6 (23 февраля — 1 марта 2011 года).

Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.

Загрузка...
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники поделиться Twitter
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Оцените материал

-
0
15
+
Loading...
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад