Яна Хохлова: «Тренировать начала в 16 лет»

Яна Хохлова: «Тренировать начала в 16 лет»
Фото:

Оцените материал

-
0
+
Обсуждение
0 комментариев
Показать все комментарии

Чемпионка Европы – 2009 в интервью «Спорту день за днем» рассказала, при каких обстоятельствах поменяла танцы на парное катание, в подробностях поведала о своей командировке за океан и поделилась ожиданиями в преддверии предстоящего чемпионата мира.

Пожалуй, стоит напомнить, что после завоевания титула чемпионов Европы в танцах на льду дуэт Яна Хохлова – Сергей Новицкий просуществовал чуть больше года. Из-за обострившейся травмы колена парт­нер в апреле 2010‑го вынужден был завершить спортивную карь­еру. Яна же отправилась в Америку, под крыло к знаменитым специалистам Марине Зуевой и Игорю Шпильбанду. Эксперимент с переквалификацией бывшего одиночника Федора Анд­реева – сына Зуевой – в танцора и нового парт­нера Хохловой вроде бы обещал стать успешным, но… Еще через год роковая травма колена, полученная Андреевым на тренировке, разрушила и этот дуэт. После чего Яна вернулась в Москву и некоторое время держала своих поклонников в неведении, не объявляя об уходе из фигурного катания и не анонсируя возобновления своей спортивной карьеры. «Спорт день за днем» решил выяснить, к какому же решению пришла одна из самых ярких российских фигуристок последнего десятилетия после нескольких месяцев раздумий…

— Яна, ответьте сразу на главный вопрос: ваша карьера действующей фигуристки продолжается?
— Частично да, если можно так выразиться. Хотя, пожалуй, участие в телевизионном проекте «Кубок профессионалов», который сейчас демонстрируется в эфире Первого канала по субботам, вряд ли можно сравнить с официальными выступлениями на спортивных соревнованиях. Для меня это новый и очень интересный опыт, совсем другая роль, когда от тебя требуется быть в первую очередь актрисой, а уж затем – спортсменкой. Кроме того, в конце марта мне предстоит дебютировать в проекте Ильи Авербуха – детском ледовом спектакле «Винкс». Буквально на днях начались репетиции…

Парница и ведьмочка

— Очень интересно! Но давайте обо всем по порядку. Ведь «Кубок профессионалов» – это уже пройденный этап…
— Да, съемки закончились полтора месяца назад. Участвовали в этом проекте под руководством Ильи Авербуха, Елены Масленниковой, Александра Жулина и Игоря Оршуляка десять пар, причем все без исключения – профессиональные фигуристы. В этом основное отличие от предыдущих подобных ледовых шоу на нашем ТВ. Если кто не в курсе, суть в том, что участники – танцоры и парники – постоянно меняются партнерами и при этом стараются выполнять элементы из обоих видов фигурного катания. Соревновательного момента вроде бы как такового нет – после каждой передачи здесь никто не вылетает, не отсеивается. Однако меня, например, этот проект не на шутку «зацепил». Это же такая авантюра – попробовать себя в качестве парницы. Когда бы еще мне выпал такой случай! Причем радовало, что была возможность подойти к процессу творчески, придумывать и выполнять ка­кие-то новые элементы, воплощать на льду идеи постановщиков и хореографов…

— Какими из недавно освоенных или придуманных элементов особенно гордитесь?
— С юных лет моя страсть в фигурном катании – все верхние поддержки. Поэтому когда моим партнером становился кто-то из ре­бят-пар­ни­ков, мы тут же начинали что-то придумывать именно с поддержками. Приятно было ощущать себя в надежных, привыкших к силовым элементам руках (улыбается). Попробовала и двойной подкрут – не судите за него строго, уважаемые зрители! Кстати, остались, по-моему, две заключительные передачи цикла, и в субботу вечером включаю телевизор, с трепетом ожидая своего появления на экране: как-то я буду выглядеть на льду со всеми этими экспериментами?

— А какая роль вам отведена в ледовом спектакле «Винкс», о котором вы упомянули?
— Илья Авербух предложил мне сыг­рать одну из ведьмочек (смеется). «Винкс» – это шоу достаточно высокого уровня, которое давно и с успехом идет в Европе. Его основная сюжетная канва – противостояние добра и зла. Светлую сторону олицетворяют феи, на темной стороне – ведьмы. Я, как вы уже знаете, сыграю в спектакле за темную сторону (улыбается).

Бегом к деткам

— Судя по вашим рассказам, нагрузочка у вас та еще! Не тяжело было на съемках «Кубка профессионалов»? Или вы после возвращения из Америки как-то поддерживали форму?
— Форму я действительно поддерживала, поскольку работала и продолжаю работать тренером. То есть ежедневно провожу на льду по пять-шесть часов, пусть и в слегка облегченном режиме (улыбается). Кроме того, стараюсь находить время и для занятий в зале – акробатика, растяжка… Это, как говорится, для себя. Так что к «Кубку профессионалов» подошла неплохо подготовленной.

— А как удастся совмещать тренерскую работу и участие в ледовом спектакле? Хватит на все времени и сил?
— Надеюсь, что хватит. Репетируем мы поздно вечером, так что днем я полностью в распоряжении своих учеников. Конечно, тяжело по утрам вставать после вечерних нагрузок, но ничего – уже привыкла, втянулась. Как вспомню, что меня на катке ждут мои детки, сразу вскакиваю и бегом к ним!

— Где тренируете – в своих родных Сокольниках?
— Нет, там сейчас бываю редко. Основное место работы – каток ЦСКА на Ленинградском проспекте. Когда вернулась из Америки, сидеть сложа руки времени не было – жить-то на что-то надо, кушать хочется всегда… В Сокольниках, в ЦСКА меня встретили тепло, с радостью, сразу предложили подключаться к тренерской работе. Ну я долго раздумывать не стала.

— Сколько у вас сейчас воспитанников?
— Человек десять, думаю, есть. Дело в том, что я работаю не с группой, а индивидуально, каждому из ребят уделяю по нескольку часов. Тем, кто помладше, ставлю технику катания, со старшими вместе работаем над программами, образами.

— А «младшие» и «старшие» – это сколько лет?
— От ше­сти-се­ми до тринад­ца­ти-че­тыр­над­ца­ти.

— Вы работаете с ними как с одиночниками или ко­го-то уже объ­единяете в пары?
— Пока только как с одиночниками. Понимаете, у любого фигуриста должно быть отличное скольжение, которое как раз отличает взрослых, зрелых танцоров. На это же, кстати, ориентированы и новые правила нашего вида спорта. Если ребенок с пя­ти-се­ми лет разбирается на элементарном уровне в ребрах коньков и основных физических принципах, на которых базируется фигурное катание, то у него в будущем все получится – и прыжки, и вращения…
Моя задача, как специалиста танцевального профиля, – заложить у детишек те азы, основы катания, на которых потом будет выстраиваться их дальнейший рост и прогресс как профессиональных спортсменов. Кстати, могу сказать, что новое поколение детей, с которыми я занимаюсь, выглядит гораздо сильнее и лучше подготовлено именно к новым требованиям и веяниям фигурного катания.

Вторые родители

— Яна, а как давно у вас склонность к тренерскому ремеслу? Или это вынужденный шаг ввиду отсутствия – надеюсь, временного – вариантов продолжения спортивной карьеры?
— Думаю, любой спортсмен даже в расцвете сил время от времени примеряет на себя роль тренера, задумываясь о том, чем он будет заниматься после ухода из большого спорта. Что же касается меня, я впервые попробовала себя в этой роли еще в 16 лет. Хотелось не сидеть на шее у родителей, а самой зарабатывать какие-то деньги. Вот и пошла тренером на массовые катания. По воскресеньям по восемь часов проводила на катке. Занималась и со взрослыми, и с детьми. Так что могу себя считать уже достаточно опытным тренером (улыбается).

— Раз уж мы всерьез затронули тренерскую тему, позвольте такой вопрос. В России дуэт Хохлова – Новицкий добился успехов под руководством дуэта наставников Александра Свинина – Ирины Жук. За океаном вам довелось поработать у другого тандема специалистов: Зуева – Шпильбанд. В чем были особенности, фирменные «фишки» каждой из этих пар, что их отличало друг от друга?
— Знаете, я все-та­ки не буду сравнивать эти тренерские дуэты, потому что считаю это неэтичным. Для меня оба этих дуэта по-своему дороги и любимы. Могу только сказать, что Саша с Ирой были для нас с Серегой как вторые родители, которые дали нам все в фигурном катании и прошли с нами всю дорогу от начала и до конца. Они всегда будут занимать особое место в нашей жизни. Мы, кстати, постоянно общаемся с ними, и даже когда я уезжала в Америку, Александр и Ирина постоянно мне звонили, интересовались, как у меня дела, всячески поддерживали и подбадривали. Я очень рада, что сейчас у них подрастают несколько перспективных дуэтов, а Саша Степанова с Ваней Букиным совсем недавно стали серебряными призерами первенства мира среди юниоров в Минске.

— Среди учеников Зуевой и Шпильбанда – олимпийские чемпионы канадцы Тэсса Вёрчу и Скотт Мойр, а также серебряные призеры Игр в Ванкувере Мэрил Дэвис и Чарли Уайт из США. Не чувствовали себя обделенными вниманием тренеров во время занятий? Или, напротив, наставники как-то особенно опекали вас с Федором как новичков?
— Ситуация действительно казалась непростой. С одной стороны – я с Федором, сыном Марины. С другой – олимпийские чемпионы и чемпионы мира. Но на деле все оказалось гораздо проще. Тренеры, как настоящие профессионалы своего дела, всем уделяют одинаковое внимание, никаких любимчиков и изгоев у них нет. Атмосфера на тренировках всегда дружеская, и все спортсмены сами стараются почерпнуть у тренеров максимум полезного для себя.

Наташа Ростова и «Битлы»

— Насколько мне известно, альтернативой Федору Андрееву в качестве вашего партнера был литовец Дейвидас Стагнюнас. Как быстро эта ситуация разрешилась в пользу сына Зуевой?
— Начать следует с того, что я вообще ехала за океан, как говорится, людей посмотреть и себя показать. Конкретных предложений встать с кем-то в пару еще не было. Затем появились кандидатуры Дейвидаса и Федора. Возможно, процесс выбора мог и затянуться, но в дело вмешался знаменитый исландский вулкан (улыбается). Я ехала за океан на неделю, а из-за окутавшего Европу дыма и пепла пришлось задержаться на две. За это время успела попробовать себя на льду и со Стагнюнасом, и с Андреевым. И, знаете, буквально сразу сомнения пропали: с Федором у нас должно получиться! Оставалось только получить согласие от нашей федерации фигурного катания.

— Андреев – бывший одиночник. Как давался ему переход в новую ипостась, какие элементы было освоить проще, а над чем пришлось работать долго и упорно?
— Подчеркну: Федор не просто бывший одиночник, он очень сильный спортсмен. И талантливый. Конечно, ему было непросто вникнуть во все нюансы танцевальной техники и воплотить их на льду. Но с каким рвением и увлечением он работал над этой проблемой! Могу честно признаться: я горжусь тем, как Федор освоил нетипичные для одиночника поддержки. Мы уделяли массу времени работе в специфических танцевальных позициях. И, кстати, получали положительные отзывы от многих мэтров нашего фигурного катания, в том числе от Татьяны Анатольевны Тарасовой.

— А у вашего бывшего партнера Сергея Новицкого не было некоей ревности, когда вы решили продолжить карьеру с другим напарником?
— Серега – большой молодец! Могу только предполагать, что творилось у него на душе, когда наши пути разошлись, но он ни разу ни взглядом, ни словом не показал своей обиды. Наоборот, поддержал меня, пожелал удачи. С тех пор мы регулярно общаемся, и я очень рада, что между нами сохранились дружеские отношения.

— Начав работать с Федором, вы создали две непохожие программы. Если в образе Наташи Ростовой из оперы «Война и мир» на музыку Прокофьева в короткой программе вас представить легко, то каково было передать на льду дух знаменитой битловской композиции Abbey Road?
— Мне оба этих образа дались достаточно легко. Причем Зуева и Шпильбанд не навязывали нам эти программы, мы выбрали их совместным решением и так же коллективно, творчески над ними работали. Лично мне было очень интересно создать абсолютно разные характеры, воплотив тренерские замыслы на льду, показать, что я могу быть совершенно непохожей на себя саму. Вообще и по собственным ощущениям, и по оценкам специалистов программы получились гармоничными и насыщенными. Что, впрочем, неудивительно – Марина и Игорь просто по определению не могут поставить плохую программу.

— Дебютировали вы с Федором в декабре 2010‑го на турнире в Загребе, где ваш дуэт занял лишь пятое место…
— Когда мы катались с Сергеем, на подобные турниры не самого высокого уровня – в Хорватии, Австрии – уже давно не ездили. Поэтому я даже понятия не имела, какие пары там сейчас выступают, что они показывают. С другой стороны, я особых иллюзий не питала по поводу нашего с Федором возможного результата. Ведь арбитры фактически впервые увидели нас на соревнованиях. Поэтому куда важнее для меня были отзывы специалистов, а не место в итоговом протоколе. Это и вдохновило на дальнейшую работу.

— Уже буквально через месяц дуэт Хохлова – Андреев стал четвертым на чемпионате России. С какими ощущениями выступали на родине после столь длительного пребывания за границей?
— Прежде всего отмечу, что в произвольном танце мы вообще показали третий результат. Две недели перед чемпионатом тренировались в Новогорске, проделали большую работу. За нами наблюдала большая группа специалистов, и все отмечали значительный прогресс нашего дуэта. Что же касается ощущений, для меня было немножко странно оказаться вне пьедестала почета. А вот для Федора, которого увезли за океан, по-моему, еще в девятилетнем возрасте, выступление в России было настоящей авантюрой, занимательным приключением. Ему все здесь было интересно, он постоянно что-то фотографировал, показывал фотки мне, выкладывал их в интернет, с восторгом рассказывая подробности друзьям. В общем, после чемпионата Федор возвращался за океан, переполненный позитивными эмоциями.

Метод полного погружения

— Яна, расскажите, как был устроен ваш быт в Америке. Где жили, с кем дружили?
— Первоначально меня поселили в большом доме, где у хозяйки постоянно снимали угол многие фигуристы, приехавшие на просмотр к Зуевой и Шпильбанду. Здесь я встретила нескольких знакомых ребят. Затем, когда стало ясно, что я остаюсь надолго, мы на двоих сняли квартиру с девочкой, которая родилась в Канаде, но в прошлом выступала за Азербайджан с украинским партнером. Такой вот интернационализм! (Улыбается.)

— До катка на тренировки долго добирались?
— Что вы! Выехала на хайвэй – и через 15 минут на месте.

— Машину в аренду взяли?
— Нет, обстоятельства сложились так удачно, что сразу купила авто.

— Никаких проблем с вождением не было?
— Они появились после возвращения в Москву (смеется). Ну, вы же знаете, какие здесь у нас дороги… Да и за рулем многие ведут себя, скажем так, очень вольготно. В Америке, разумеется, на дорогах гораздо спокойнее. Никто тебя не подрезает, никто не нарушает. Поэтому я, когда сюда вернулась, две недели за руль не садилась.

— Проблема языкового барьера для вас существовала?
— Можно сказать, я ее успешно избежала. Мне всегда был интересен английский язык, старалась его изучать не по принуждению, а по собственному желанию. А уж когда произошло, как говорится, полное погружение в языковую среду, я очень быстро в ней освоилась. Помогло еще и то, что для моей соседки по квартире английский был родным языком, но она немного понимала по-русски. И по моей просьбе мы даже дома общались именно по-ан­глий­ски. С ее помощью я освоила местный сленг. Кстати, даже Федя меня хвалил за успехи в освоении языка (улыбается). Жаль, что сейчас такой активной лингвистической практики у меня не стало. А в идеале хотелось бы изучить еще один язык. Какой-нибудь красиво звучащий – французский, например, или итальянский…

— Как проводили в Америке свободное время?
— В тех местах, где я жила, было очень много озер. Поэтому в теплое время года мы с друзьями – в основном из здешнего русского коммьюнити – постоянно выезжали на пляжи. В Америке, кстати, этот вид отдыха выгодно отличается от российского варианта, порой превращающегося в слишком бурное веселье с обязательным спиртным. Там все чисто, культурно, никто не мусорит… Вообще американцы очень любят отдых на природе и умеют его организовывать – здесь есть чему у них поучиться. Еще один способ времяпрепровождения – поход в фит­нес-клуб. Зимой же мы компанией часто ходили в кино – для меня это опять же были хорошие уроки английского (улыбается). Иногда можно было устроить шопинг, хотя я вовсе не поклонница подобного способа развлечения. Мне обычно хватает пары часов, чтобы устать от магазинов.

— Но какими-то покупками, наверное, все же можете похвастаться?
— Многие летние вещи известных брендов ношу даже зимой. Они в Америке в разы дешевле и к тому же очень удобны и практичны. А мой главный хит среди покупок – черное атласное платье с кружевами, которое я надевала на Новый год.

— Мы привыкли к стереотипу, что американцы – большие поклонники фастфуда. А каким был ваш рацион питания?
— Я, к счастью, фастфуд никогда не жаловала и всячески избегала подобной еды. Мои предпочтения – овощи, фрукты, легкие каши. С этой точки зрения мне повезло: в местных магазинах были огромные развалы растительной пищи. И у меня всегда был выбор, что приготовить себе на обед или на ужин. Единственная слабость, которую я себе позволяла, – мороженое. Оно там такое вкусное! И столько его сор­тов – просто глаза разбегаются… Мне особенно нравится ванильное с каким-нибудь фруктовым наполнителем.

— Признайтесь, возникали у вас мысли остаться в США насовсем?
— Возникали. Но для этого нужна какая-то почва. Скажем, если бы я задержалась там, продолжая спортивную карьеру, то такой вариант был бы не исключен. Однако обстоятельства сложились так, что мне пришлось вернуться. Знаете, я не могу сказать, что не смогла бы жить там, за границей. Но многое зависит от круга общения. Если ты не в одиночестве, если рядом друзья, близкие люди, то жить можно где угодно.

— Когда Федор вынужден был завершить карьеру из-за той же травмы колена, что и Сергей, у вас не возникло мысли о преследующем вас злом роке?
— Меня уже замучили этим вопросом! (Смеется.) Никакого злого рока не было! Просто все спортс­мены в той или иной степени больные люди. У Федора, как и у любого одиночника, были старые травмы. А поскольку танцоры, как мы говорим, очень много «сидят внизу», огромная нагрузка выпадает именно на колени. Отсюда и повышенный травматизм этого важнейшего сустава.

— Как прошло расставание с Зуевой и Шпильбандом?
— Без слез – Марина в ее присутствии плакать не разрешает (улыбается). Хотя, конечно, было тяжело. Даже несмотря на то, что тренеры успокаивали, сказали, что в любой момент ждут меня обратно и с любым партнером.

Лазурный берег ждет!

— Яна, давайте поговорим о чемпионате мира, который стартует в Ницце буквально через несколько дней…
— С огромным удовольствием! Тем более что я впервые еду в это райское местечко, на Лазурный берег, не выступать, а в роли наблюдателя. Уже предвкушаю, что у меня будет достаточно времени для прогулок по городу.

— Что скажете о турнире танцоров на чемпионате мира?
— Если говорить о российской коман­де, просто пожелаю всем нашим ребятам удачи. У нас три совершенно разные по стилю и характеру пары, каждая из которых способна включиться в борьбу за медали. Их объединяет разве что молодость и задор, поэтому на первый план выходит психологическая устойчивость: кто справится с нервами, у того и больше шансов на высокое место.

— Фавориты чемпионата прежние – канадцы с американцами?
— Скорее всего, да. Слабее они точно не стали.

— Все СМИ облетела новость о том, что ведущая французская пара Пешала – Бурза может сняться с домашнего чемпионата мира из-за перелома носа, полученного партнершей на тренировке…
— Честно говоря, не знаю всех подробностей этого происшествия. Но думаю, что французы сделают все, чтобы выступить на родном льду. У нас был похожий случай: Катя Рязанова прямо перед чемпионатом России получила травму, но все равно не отказалась от выступления. А здесь – чемпионат мира!

— Как, на ваш взгляд, изменились танцы на льду после объединения обязательного и оригинального танца в единую короткую программу?
— В плане зрелищности, думаю, выиграли все. Зрителям было непросто наблюдать за десятками прокатов под одну и ту же музыку. А вот с точки зрения техники исполнения ситуация несколько нивелировалась. Больше внимания теперь уделяется твиззлам, дорожкам. Судьи стали лояльнее относиться к фигуристам, и элемент случайности теперь играет более значительную роль.

— Несколько слов о других дисциплинах фигурного катания…
— Считаю, что отличные шансы на победу в парном катании у Татьяны Волосожар и Максима Транькова. Год назад они дебютировали на чемпионате мира в Москве и сразу завоевали серебро. Конечно, им очень помогли родные стены. Но с тех пор ребята только прогрессировали и теперь будут претендовать на золото. Буду переживать за наших девочек-одиночниц, которые, уверена, смогут задать жару в Ницце. У мальчиков ситуация сложнее, но не зря же в песне поется: «Молодым везде у нас дорога…» Надеюсь, ребята проявят себя на чемпионате мира с лучшей стороны.