YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram


Заслуженный тренер России Сергей Черкас: «Сказал Захаркину: "Или подписываем контракт, или заканчиваем"» Гость на выходные

Заслуженный тренер России Сергей Черкас: «Сказал Захаркину: "Или подписываем контракт, или заканчиваем"»
Фото:

Оцените материал

-
1
+

По меркам советского спорта его карьера удалась на славу — почти полтора десятилетия в высшей лиге. По питерским (тогда ленинградским) меркам карьера удалась тем более. Черкас выиграл в составе СКА вторую (и последнюю) в истории чемпионата страны бронзу, удостаивался персональных кричалок от болельщиков. Мог стать и более яркой фигурой, но очень уж хороши были более молодые конкуренты, отодвигавшие порой старшего партнера в тень.

На расцвет его вратарских лет пришлись армейские годы будущих олимпийских чемпионов — Белошейкина и Мыльникова. А уже в качестве ветерана Черкас делил ворота с Валерием Иванниковым, тоже вратарем серьезным, доигравшимся до сборной.

Успешнее могла сложиться и тренерская карьера. Работая в клубе, который был уже не бедным родственником, а богатым фаворитом, ни со Смитом, ни с Сикорой до заветной цели не добрался.

Тридцатилетний роман вратаря и тренера со СКА завершился почти буднично: окончание его контракта совпало с очередной сменой власти в главной команде. Впрочем, Ржига ли настоял на привлечении других помощников или такое решение приняло руководство, было не разобрать, даже когда чех и менеджмент СКА находились еще по одну сторону баррикад.

Будоражащих пульс историй у Сергея Михайловича на несколько томов. От школьника Сушинского до великого Дроздецкого в четвертом звене.

Сегодня Черкас работает на перспективу, поднимая молодежный и женский хоккей. Дверь в кабинет генерального директора питерского «Динамо» во время нашей беседы открывается постоянно — кто бумаги подписать, кто текущий вопрос уточнить, кто просто поздороваться. Мы начинаем с места в карьер.

Каспарайтис, Набоков и Сикора

— Обратно на тренерскую скамейку тянет?
— Сейчас уже нет. Сложно было первые два года. Не хватало адреналина. Можно сказать, «загасил» в себе тренера, а можно сказать, что просто время пришло. Каждый должен понимать, что рано или поздно тренерская карьера закончится. У меня это случилось рано (улыбается).

— Какой состав СКА последних лет сильнейший?
— Он каждый год очень сильный. Однако часто подводили иностранные игроки. То ли они успокаивались после подписания очередного долгосрочного контракта, то ли еще что-то… Всегда хватало мелких нюансов. Кроме того, иногда СКА вредили другие кадровые решения. Я, например, до сих пор не понимаю причин смены Милоша Ржиги на Юкку Ялонена.

— Доходила же информация о расколе в тренерском штабе. А генеральный менеджер Алексей Касатонов оказался не на стороне Ржиги.
— Ну вот видите. Внутренние противоречия губят команду, сколько бы мастеров в ней ни было собрано. Похожие причины не позволили достичь результата и при Смите.

— Об атмосфере в СКА времен Вацлава Сикоры разговоры ходили тоже неприятные. Что происходило в сезоне-2010/11?
— Любые изменения в тренерском штабе влияют на команду. Когда Сикора стал главным, тренером защитников был Дарюс Каспарайтис. Вацлав решил заменить его на своего человека — Яна Вотрубу. Вот первое столкновение интересов. Дарюс — человек уважаемый, многие такого отношения не поняли. Конфликта можно было избежать, если бы Сикора с Каспарайтисом достигли компромисса.

— Вацлав с ним вообще не разговаривал?
— Они общались. Но результаты беседы Каспарайтиса не устроили, раз он быстро собрал вещи и уехал. Кроме того, у Сикоры были сложные отношения с Евгением Набоковым.

— Почему?
— Набокову нужен был подход, к которому он привык в НХЛ. Там система отличается от нашей. За десять лет в Америке вратарь привык к тому, что в любой момент можно поговорить с тренером. А у нас ко многим из них пробиваться так же сложно, как к директору большого предприятия. Применительно к Сикоре не случайно говорю «у нас». В деспотизме чешские тренеры даже фору советским дадут!

— А говорили, что Набоков не смог привыкнуть к российским бытовым условиям…
— Вовсе нет. Какие у него могли быть проблемы в быту? Он жил в Петербурге, а не в глубинке. Снимал хорошую квартиру. Возможно, его жена была чем-то недовольна, к примеру, пробками в центре города. Однако у самого Евгения серьезных претензий не было. Завершил его карьеру в СКА конфликт с Вацлавом на выездной игре в Нижнем Новгороде.

— Что там случилось?
— Я знаю ситуацию со слов Набокова. Перед матчем с «Торпедо» Жене сказали, что играть будет он. А на утренней раскатке Сикора вдруг заявил, что играет Штепанек. На вопрос почему Вацлав ответил: «Мне надо побеждать».

— Жестко.
— Наверняка Сикора имел в виду что-то другое. Но Евгений воспринял слова так, что с ним в воротах СКА выиграть не может. Да и вообще, когда вратарь знает, что выйдет на матч, готовится по специальной программе. Ложится спать пораньше, выполняет особые ритуалы. И вдруг — ледяной душ! Успокоиться после такого потрясения очень сложно.

— Примирить игрока с тренером было возможно?
— Сомневаюсь. Ведь Набоков сразу после возвращения из Нижнего покинул СКА без предупреждения. Возмущены были обе стороны.

— Вы на том злополучном выезде были?
— Нет. На выезд я отправлялся с командой только во время сборов. Сикора считал, что этого достаточно. Кстати, как о тренере плохого о нем не скажу. Команда играла и была способна на большее, чем в итоге добилась. Но многие хорошие тренеры не умеют налаживать контакт с игроками. В этом был очень силен Барри Смит. Когда он покидал СКА, хоккеисты тепло прощались с ним. С Вацлавом никто прощаться не стал.

Чем Билялетдинов лучше Быкова?

— Похожа ли нынешняя команда Быкова и Захаркина на будущих обладателей Кубка Гагарина?
— Когда я работал в СКА, мы тоже думали, что похожи на будущих чемпионов. У нас был прекрасный состав. Первая пятерка Яшин — Чаянек — Сушинский — Зубов — Квятковски не знала равных в лиге. Другие три звена тоже были сильны. Однако не сложилось.

— Спортсмены часто повторяют: «Что-то не сложилось». Что же за этими словами скрывается? Не хватает капельки мастерства? Самоотдачи?
— «Что-то» — это когда Илья Ковальчук бросает по пустым воротам и попадает кому-то в ногу. Когда у команды на старте матча уйма моментов, но она их не использует и в итоге уступает 1:4. Обычно игрокам не хватает «свежинки» — силы и концентрации. Когда игрок свежий, он верный момент реализует.

— Еще хоккеисты часто ссылаются на удачу. Спортивная удача — это…
— ...это когда обстоятельства складываются в твою пользу. Но речь не о выигрыше в джек-пот. Это как раз ерунда. Удача — когда упорной работой создаешь условия для того, чтобы повезло. Ты поступаешь правильно один раз, второй, третий, и после этого фортуна поворачивается лицом. Есть шикарная поговорка: «Везет сильнейшему». Если ты сильный, то тебе может не повезти сегодня, но завтра — обязательно. А если ты слабый, то разок подфартит, но больше уже никогда.

— Так если СКА все эти годы не везет, значит, СКА — слабый?
— Значит, СКА что-то делает неправильно. Причина может быть не в хоккеистах. Клуб — это большой организм. От президента до точильщика коньков. Когда генеральный менеджер принимает решение, идущее вразрез с мнением ­команды, проблемы нарастают как снежный ком и создают лавину конфликта. Сейчас, на мой взгляд, в СКА такого нет. Это и вселяет надежду, что главный трофей лиги команде наконец покорится.

— Помните Игоря Захаркина по работе в СКА в начале 80-х?
— В то время он рядом с командой был редко. Работал в научной группе. Но Игорь же приходил в СКА и потом, в начале 90-х. Тогда уже активно занимался тренировочным процессом и тактикой. Борис Петрович Михайлов его не только в СКА, но и в сборную привлекал. С тех пор Захаркин постоянно в обойме.

— Вы хорошо знаете и Вячеслава Быкова, поработали в его сборной. Почему некоторые специалисты очень скептически относились к его тандему с Захаркиным?
— Я до сих пор не понимаю, за что на них выплеснули огромную волну критики, когда они уходили из сборной. Тональность высказываний граничила с ненавистью. Если Быков с Захаркиным кому-то не нравятся, это другой вопрос. А я тренеров оцениваю по их результатам. За пять лет они дважды выиграли чемпионат мира, брали серебро и бронзу. Если кто-то рассчитывал, что сборная будет выигрывать каждый год, надо вернуться в 80-е.

— Может, градус той критики был столь высок в связи с провалом на Олимпиаде в Ванкувере?
— Так сборная и на домашней Олимпиаде примерно так же проиграла! Но я не слышал столь оголтелых высказываний в адрес Билялетдинова.

Как я не поехал на чемпионат мира

— В чем секрет успешности тандема Быков — Захаркин?
— Игорь — очень грамотный и образованный человек. Хоть сам на профессиональном уровне и не играл, обладает фундаментальными знаниями о хоккее и тренерскую профессию изучил досконально. Потому тандем и сложился, что это дополнилось знаниями и опытом Быкова, который был большим игроком и какие-то вещи чувствовал тоньше. Сейчас-то Захаркин уже состоявшийся тренер и спокойно может сам работать главным.

— Кто вас позвал в сборную перед чемпионатом мира 2011 года?
— Это было желание Набокова. С момента его ухода из СКА прошло несколько месяцев, игровой практики не было, и Женя нуждался в индивидуальной работе. Которую я проводил, кстати, на общественных началах. У меня даже элементарного договора с ФХР не было.

— Потому на чемпионат мира и не поехали?
— Да. Захаркин сказал: «Хочу, чтобы ты в Словакию прилетел». Но я предложил определиться: или работаю в сборной официально, или заканчиваем. В каком качестве я бы поехал на чемпионат мира? Свободным художником позаниматься с Набоковым, постоять в сторонке и посмотреть хоккей? Так никто уже не работает.

— Чем в итоге закончилось?
— Захаркин, кроме своего пожелания, мне ничего конкретного не ответил. В те дни как раз финальные матчи Кубка Гагарина шли. Думаю, им тогда было не до меня и даже не до сборной.

— Работа с Набоковым продолжилась дистанционно?
— Женька мне звонил после каждого матча, мы просматривали видео, анализировали его действия, разбирали ошибки. Вот вам еще одно подтверждение тезиса о том, что каждому вратарю нужен индивидуальный подход. Кто-то после матчей никого видеть не может, а кому-то необходима обратная связь.

— В СКА были такие, кто после матчей дистанцировался от всех?
— В этом СКА я таких не видел. А вот в 80-х игроков-молчунов хватало. Например, Игорь Власов и Сергей Тепляков. Они вроде и с нами, но вроде и нет. Я месяцами их голоса не слышал.

С баллоном по асфальту

— Советский хоккей известен дикими физическими нагрузками. Кто-нибудь из игроков спрашивал, зачем надо столько бегать, столько железа тягать?
— Так я и спрашивал! Никак в толк взять не мог — зачем вратарю бежать десять раз по четыреста метров да еще с «блином». Или кросс. Мы же бегали по 15 километров. На время. Бежишь и думаешь: «Елки-палки, что же я делаю и зачем?» Еще атлетизм. Когда вратарь постоянно поднимает 80-килограммовую штангу, обрастает мышечной массой, которая ему в игре только мешает.

— Что слышали в ответ?
— Рассуждения о специальной физической подготовке.

— У Валерия Шилова любимое упражнение для вратарей было?
— Валерий Васильевич, хоть и меньше других советских тренеров такими вещами увлекался, но его сборов в Кавголово не забуду никогда. Встаю на асфальт со жгутом на поясе. За него цепляют автомобильную резину, на нее кладут «блин» в 25 кило. И я со всем этим бегу. По асфальту — потому что он максимальное сопротивление дает. Спрашиваешь, для чего это вратарю. — В ответ: «’’Физика’’ нужна всем». Мне уже и в начале 80-х было понятно, что голкипер совершенно по-другому тренироваться должен.

— Многие рано заканчивали карьеру именно из-за нагрузок?
— Конечно. В 25 лет уже на грани инвалидности стояли. Доиграть до 35 было нереально. Третьяк закончил в 32. С такими потенциалом и габаритами Третьяк бы в НХЛ до 42 играл. Но не при советских методах. Главное, задаешь вопрос — никто не может объяснить. Разговор сворачивался быстро: «Не хочешь — поедешь в воинскую часть. Там тебе расскажут».

Главное оружие бронзового СКА

— В каком состоянии вернулся Николай Дроздецкий в Ленинград из ЦСКА?
— Не знаю, те ли самые нагрузки на него повлияли, но здоровье у него к тому времени пошатнулось. На уровне, который требовался ЦСКА, Николай выступать уже не мог. Зато нам в том бронзовом сезоне очень подсобил.

— Атмосфера в сезоне-1986/87 была особенной?
— При Шилове она всегда отличалась. Возможно, повлиял его опыт работы в Дании. При нем чувствовалась демократичность. Шилов мог взорваться, но успокоиться, прийти к хоккеисту и спокойно поговорить. Умел чувствовать игрока и вести с ним диалог. Так-то советские тренеры этим не занималась. Восприятие хоккеиста сводилось к простому: «Ты должен, иди выполняй». А когда человек устает, слово «должен» отвергается.

— Главная творческая находка Шилова?
— Равные звенья. Все четыре давали результат потому, что в каждом кто-то выделялся. Миша Кравец в первом выполнял огромный объем работы, бросался под шайбу, Одинцов там отлично сзади отрабатывал, а Лавров много забивал. Во втором звене Миша Панин с шайбой чудеса творил: клюшкой махнет — и шайба в воротах. Андрей Андреев отрывался с краю очень хорошо. В тройке Цветков — Власов — Тепляков явного лидера не было, но все они хорошо друг друга дополняли. На них, кстати, Шилов большие надежды возлагал. Видел их на ведущих ролях, когда должны были закончить ветераны. Но бремя лидерства ребята не потянули.

— Дроздецкий в четвертом звене играл?
— Да. Но когда надо было, Коля мог выйти в любом. В четвертой тройке собрались два очень сильных мастера Дроздецкий и Лапшин, которые были способны в одиночку сделать игру, и Вася Каменев, помоложе.

— В других командах такой сбалансированности не было?
— Как правило, нет. Почти везде лидеры намного превосходили остальных. Против тройки Макаров — Ларионов — Крутов было очень тяжело. Но если получалось их нейтрализовать, шансы с ЦСКА появлялись. Не остановишь их — получишь не меньше «пятерки». В «Динамо» явно выделялись братья Голиковы с Мальцевым. В «Спартаке» — Шепелев с Капустиным. А против нас всем тогда было сложно, потому что соперники не знали, от кого ждать опасности. Сделать результат могли все.

— Это и стало главным козырем бронзового сезона?
— Да. Кстати, после того сезона Валерий Васильевич решил сделать супертройку Лавров — Панин — Дроздецкий. Но ничего не получилось. Ребята играли, как лебедь, рак и щука. Каждый по отдельности — выдающийся мастер. А вместе ничего сделать не могли. Как в хоккее говорят, «химии» не было.

Уступил место Хализову

— Решение повесить коньки на гвоздь далось тяжело?
— Очень легко! К 1991 году настроение уже стало таким, что не хотелось ничего. Геннадию Цыганкову, сменившему Шилова, объединить ребят не удалось — в команде был разлад. В стране творился бардак. Никаких перспектив не просматривалось. Я просто не мог понять, зачем дальше играть в хоккей.

— Наверное, не только вы.
— Так почти все опытные игроки тогда и разъехались. Власов, Тепляков и Цветков — в Швецию. Панин — в Германию. Меня тоже туда приглашали. Но я свое место уступил Хализову.

— Как так?!
— Председатель спорткомитета посоветовал не спешить с увольнением из армии. Говорил: «Подожди, осмотрись — перспективы есть. Скоро тренером будешь работать». Сначала молодых мальчишек тренировал, а вскоре меня уже Борис Михайлов взял в помощники.

— О некоторых бывших игроках СКА давно ничего не известно. Игорь Власов где нынче?
— В Швеции. Карьеру закончил там, потом долго был тренером. Сейчас в строительной компании серьезный человек. Серега Тепляков — там же. Вроде за какие-то контакты с Россией отвечает, он у них и за переводчика. Цветков на фабрике работает.

— Сюда приезжают?
— Не знаю. Думаю, вряд ли. Я к ним ездил. С одной стороны, ребята рады, что у них все хорошо. В то же время и скучают — очень уж все спокойно и предсказуемо. Говорят, адреналина не хватает.

Пропавшие таланты

— Евгения Белошейкина вы знали юношей. Он уже тогда выделялся?
— Да. Белошейкин — феноменальный талант. Резкость, координация — потрясающие. У вратаря могут быть и реакция, и техника, но если он игру не читает, большим мастером стать не сможет. А Белошейкин развитие эпизода чувствовал, как ясновидящий. Этому не научишь — природное. Для оценки потенциала «игровика» показательно, как он в других видах выглядит. Женя выделялся везде. Мог и баскетболистом, и футболистом большим стать. Не сложись у него так жизнь, наверное, и Третьяка бы превзошел.

— В чем разница между ними?
— Владислав попал к Тарасову, который так характер закалил, что стремление к цели было запредельным. А Женька на промежуточной цели остановился. Еще и Москва его сгубила. Начались молодежные шатания.

— В 1989-м в СКА он вернулся уже не «тем»?
— Абсолютно. Весь переломанный, с больными коленями. Когда спортсмен за своим функциональным состоянием перестает следить, появляются травмы. Хотя за два года до этого Белошейкин на чемпионате мира лучшим был. Но в 1989-м от того уровня уже сильно отдалился. Хотя помочь ему старались разными методами.

— Например?
— Осенью 1989-го играли в Ленинграде выставочный матч с «Вашингтон Кэпиталс». Геннадий Дмитриевич Цыганов предлагал мне с Белошейкиным разделить время в воротах поровну, но я сам сказал: «Пусть Женька играет». Мне уже было 32, карьера заканчивалась. Я хотел этим статусным матчем при полных трибунах его поддержать, чтобы он снова вдохнул в себя кураж. Но вышел — и ничего не получилось. Потом Петр Андреев его в «Ижорец» пригласил, для него специально форму новую купили.

— Не потянул?
— Потренировался и пропал. В магазин Дворца спорта СКА заходим — там знакомая форма висит. Оказалось, Белошейкин ее туда пристроил. Судьба Жени — как трагический ком. Карьеру свою загубил на взлете, после этого применения себе не нашел, еще и трагедия с отцом повлияла. От неудовлетворенности алкоголь затягивал все сильнее.

— Потенциал у него был выше, чем у Набокова?
— Трудно сравнивать. Один блеснул — и быстро сошел. А Набоков на высоком уровне уже 15 лет выступает. Ему почти 40, а он продолжает играть в НХЛ. С другой стороны, с 18–20-летним Набоковым я не работал. Но если говорить о потенциале, наверное, у Белошейкина он повыше был.

— Последний раз его где видели?
— За несколько дней до смерти, представляете?! Часов в 10 утра около станции метро «Улица Дыбенко» стою на остановке. Подъезжает автобус, а там Женя на месте кондуктора сидит. Постучал в окно, спрашиваю: «Кондуктором, что ли, работаешь»? Он рукой махнул, сказал, едет куда-то. А дня через четыре повесился.

— Еще один талант с трагической судьбой — Алексей Егоров. Его первые шаги в СКА помните?
— А как забудешь! Егоров по таланту на голову выше Сушинского был. Леху в 17 лет скауты как увидели, сразу начали вербовать в НХЛ. Но… Характером Егоров был совсем не прост. С Михайловым работать не мог.

— Почему?
— Борис Петрович очень требователен был. Но советская система управления игроками уже рухнула, а новой еще не было. При этом новое поколение хоккеистов появилось. Хотя где бы я за игрой Егорова ни наблюдал, везде он был бесподобен. И в «Канзас-Сити», и в «Сан-Хосе», и в СКА, и в Ярославле. Но… Тот же Сушинский стал большим мастером, почти все в хоккее выиграл. А Егоров, увы, повторил судьбу Белошейкина. Жаль.

Цирк Маслова

— За счет чего Сушинский стал топ-мастером?
— Характер. Макс был всегда целеустремленным. Постоянно стремился к большему. А главное игровое качество у него — чутье на момент. Это его всегда выделяло, потому бомбардиром и стал. С его появлением в СКА-2 смешная история связана. Мы там с Виктором Кузьминым работали, к нам подходит тренер Александр Балаев, просит посмотреть мальчишку. Говорим: «Да куда ему, он же метр с кепкой». (Смеется.) Ладно, взяли. Поехали в Рязань играть с местным «Станкостроителем». А это вторая лига — там здоровые 30-летние мужики. Сушинский среди них бегает, вроде незаметен. Вдруг — бух: гол! Еще полумомент — бух: гол! 2:2 сыграли.

— Сколько СУ-33 тогда было?
— Лет семнадцать. Я потом Михайлова убеждал взять его в первую команду. Борис Петрович хотел из молодых поставить на Пашу Климантовича, он постарше Макса на пару лет. Я же был уверен, что Сушинский поинтереснее. Как оказалось, не зря.

— Давайте вернемся в 1998 год. В СКА закончилась очередная эпоха Бориса Михайлова, на место которого назначили неопытного Николая Маслова. У вас был тогда шанс возглавить команду?
— Та история — из той же серии, почему СКА до сих пор не выиграл Кубок Гагарина. Когда люди, управляющие хоккеем, делают авантюрные ходы, на результат можно не надеяться. Назначения Маслова не понял никто.

— Оно было авантюрой?
— Полнейшей! Представьте, что руководить огромным предприятием ставят человека, прокладывавшего кабель и не имевшего к управлению никакого отношения. То же самое произошло в СКА: рулевым сделали того, кто тренерского опыта не имел. Как только прошел слух, я на протяжении двух месяцев убеждал руководство СКА, что этого делать нельзя. Что такими назначениями они убьют веру в то, что местные специалисты способны возглавить команду.

— В итоге они вас убедили стать у Маслова вторым.
— Два месяца уговаривали. У меня с работой было все хорошо — я был главным в фарм-клубе СКА. Они же настаивали: «Давай попробуем, помоги Маслову». Реализовывать утопическую идею я категорически не хотел. Но все же позволил себя уговорить. Взялся помочь, а в итоге сам вскоре закончил.

— Почему?
— Он мне объявил, что я ему больше не нужен. Почему? Без понятия.

— Всем известен матч с «Мечелом» во Дворце спорта СКА. После второго периода СКА вел 3:1, но перед третьим периодом начался вал ставок на ничейный исход, и букмекеры были вынуждены «снять линию». Матч закончили со счетом 3:3. Эта игра — показатель отношения игроков к работе с Масловым?
— Конечно. Этот цирк и вспоминать не хочется.

— Но раз такой цирк состоялся, значит, он был кому-то нужен?
— За этим назначением стояли одни и те же фигуранты. Вы их прекрасно знаете.

— Имеете в виду Бориса Михайлова? Говорили, он приходил и уходил со своими помощниками, чтобы в Питере оставалась выжженная земля.
— Без комментариев. Думаю, бывший президент СКА Борис Винокуров лучше знает, почему тогда назначили Маслова.

20 девочек

— Что вы считаете главным достижением на новой работе?
— Мы с директором школы Натальей Скарлыгиной пришли сюда почти четыре года назад. Отремонтировали каток, привлекли частных инвесторов. Создали команды всех возрастов и сформировали клуб «Динамо», ставший третьим представителем Петербурга в МХЛ. Наконец, организовали и женскую команду «Динамо», которая сейчас выступает в чемпионате России.

— Даже министр спорта Виталий Мутко жалуется, что в России слишком мало хоккеисток: две-три сотни на всю огромную страну. Как вам удалось собрать команду?
— Действительно, не многие девочки хотят заниматься хоккеем. Поэтому собрать чисто женскую юниорскую команду невозможно. Мы решили отправлять талантливых девочек в команды юношей. В 8–9 лет отличить мальчика от девочки на хоккейной площадке очень сложно. Зачастую в этом возрасте девочки даже двигаются по льду лучше парней. Явное физическое превосходство юношей начинает проявляться позднее.

— И все-таки откуда берутся девушки-хоккеистки? Из хоккейных семей?
— Да, конечно, если у нашего тренера есть дочка, он поведет ее заниматься хоккеем. Но этого мало (улыбается). Проблема в том, что в России женский хоккей очень слабо рекламируется. Мы не видим ни трансляций на мониторах, ни рекламы на улицах. Естественно, мамы ведут дочек в фигурное катание. Хоккей считается не женским делом, поскольку ассоциируется с драками, выбитыми зубами и переломами. Нам надо создавать образ хоккея, чтобы он был привлекателен для девушек. Возможно, следует рекламировать хоккейные женские команды как возможность заниматься лечебной физкультурой на льду.

— Но прежде всего, наверное, нужны трансляции, чтобы люди о существовании женского хоккея знали?
— Конечно. Все это есть в Канаде и США. Мы недавно поручили своим специалистам подготовить видеопрезентации наших команд — мужской молодежной и основной женской. В холле нашей школы есть телевизоры, которые смотрят родители, ожидая окончания тренировки своих детей. Там мы и будем крутить видеозаписи, чтобы наши мамы и папы все видели и все знали.

— У тренеров «смешанных» детских команд особый подход к девочкам?
— В маленьких возрастах, от 7 до 10 лет, он не требуется. Затем девочкам предоставляется право играть в командах на два года младше. 14-летние девчонки играют с 12-летними парнями.

— Сколько девочек в Петербурге занимается хоккеем?
— Точных цифр не знаю, но если набираем в школу 20 девочек, это успех. В Канаде и США в десятки раз больше. В частности, это происходит за счет студенческого хоккея, дающего всем тинейджерам огромную мотивацию. Успешно занимаясь хоккеем, ты можешь попасть в колледж и не платить за обучение, защищая цвета университетских клубов. Поэтому у тамошних юниорок очень высокий уровень. Однажды наша команда парней в возрасте до 18 лет сыграла с американскими девчонками товарищеский матч. Все по стандартным правилам, только без силовых приемов. Мы еле-еле в одну шайбу выиграли!

Как отсечь блатных

— Среди мальчиков отбор жесткий в вашей школе?
— Прежде всего отбираем тех, кто хорошо стоит на коньках. Если ты до семи лет не научился держаться на льду, не сможешь попасть в команду. Решающий отбор происходит по достижении 12 лет, когда нужно переводиться в старшую возрастную группу. Но этот переход организуем тщательно.

— То есть?
— Тот, кто вел команду данного возраста, на просмотр не приходит. Мы отправляем его в отпуск на три дня. На трибунах сидят лишь тренеры старших групп, которые абсолютно не знают этих ребят. У хоккеистов на спинах даже нет фамилий! Одни номера. И вот между ними начинается двусторонняя игра, по ходу которой каждый тренер на своем листке пишет понравившиеся ему номера. После матча собираем эти листки, подводим итоги и вывешиваем их на всеобщее обозрение!

— Таким образом избегаете «блата»?
— Конечно. За время работы с ­командой тренер всегда налаживает какие-то отношения с родителями. Позже эти отношения разрушают команды. Поэтому мы предоставляем право выбора беспристрастным наставникам.

— В каком виде ваша школа «Динамо» сотрудничает с московским «Динамо», выступающим в КХЛ?
— У нас есть договор о взаимопомощи, предусматривающий финансовые инвестиции на развитие, однако мы абсолютно разные организации. Наша школа представляет питерское «Динамо», а не московское. Если кто-то думает, что все команды с буквой «Д» на логотипе составляют единую организацию, то он ошибается! Мы сотрудничаем с москвичами примерно так же, как и со СКА, хотя с армейцами у нас нет официальных договоров. Если какие-то наши игроки интересуют СКА, мы с радостью отдаем их. Но с одним условием: если вы забираете у нас игрока, переводите его на уровень выше. Если не в КХЛ, то в ВХЛ.

— В планах школы было строительство стадиона на Васильевском острове…
— В апреле мы должны начать строительство второго тренировочного катка канадского размера, который позволит запустить многие новые учебные программы. Маленькая площадка заставляет хоккеиста быстрее думать и действовать. Особенно хорошо прогрессируют на «маленьком» льду дети, которые только начинают заниматься.

— Кто финансирует проект?
— Город. Он заинтересован в развитии хоккея.

Праздник для Иванникова

— Как вообще работается с современной молодежью? А то многие школьные учителя жалуются, что каждый новый класс все хуже и хуже соображает…
— Понятно, что ребята сосредоточены в первую очередь на спорте, а не на математике. Наши ученики более энергичны и импульсивны, чем обычные школьники. Трудно в 15 лет быть отличным хоккеистом и притом отличником в учебе. Однако многие наши выпускники учатся нормально и после выпуска поступают в престижные вузы. Такие, как «Военмех». Родители молодых хоккеистов прекрасно понимают, что лишь единицы попадут в КХЛ и получат огромные контракты. Остальным нужно думать об ином будущем.

— Велика ли разница между нынешними юными хоккеистами и подростками советской поры?
— Разница в менталитете. Прежде всего, сейчас выше мотивация. Сегодня всех двигают вперед мечты об НХЛ или КХЛ. В советское время мы не могли думать о переезде в Америку. Понятно, что подавляющее большинство учеников никогда в НХЛ не попадут, но они мечтают и активно двигаются к своей мечте. При СССР наше будущее было… слишком простым. Можно было после окончания карьеры стать тренером, а других вариантов-то и не было. Впрочем, сейчас другие сложности. Увлечение ребят Интернетом и айфонами порой зашкаливает. Александр Зыбин иногда перед матчами собирал у всех гаджеты. Постоянное тыкание кнопок — перебор.

— Пример юниоров, заигравших в СКА, важен для ваших ребят? Их вдохновляют карьеры братьев Барабановых, Дмитрия Юдина, Евгения Иванникова?
— А как же! Эти примеры позволяют молодым верить в будущее.

— Кстати, по поводу Иванникова. Он один из многих вратарей, защищавших последний рубеж СКА в последние пять лет. Складывается впечатление, что голкиперов в команде тасуют безо всякого смысла…
— Наша беда в том, что у нас не хватает терпения. Перед каждым сезоном у СКА задача выиграть Кубок Гагарина. В таких условиях нет времени ждать, пока тот же Иванников раскроется. Если бы не своевременный отъезд в «Адмирал», Евгений сейчас бы не играл. СКА хочет достичь всего и сразу, но не может добиться своего уже много лет. Тем временем московское «Динамо» создает школу, развивает инфраструктуру и берет Кубки Гагарина.

— Вы прекрасно знакомы как с Евгением Иванниковым, так и с его отцом Валерием, с которым защищали ворота СКА. Напоминает ли сын-вратарь своего отца?
— Нет, абсолютно разные хоккеисты по манере и по стойке. У них разные школы. Иванников-старший очень много действовал на коленях и старался играть на линии. Это челябинская школа, в создании которой активно участвовал знаменитый голкипер Сергей Мыльников. Он учил парировать броски за счет реакции и был противником выходов за площадь ворот. Женя играет по-другому: часто выкатывается, действует за счет выбора позиции.

— По статистике, в составе СКА он очень часто пропускал в начале матчей.
— Важно, что после этого он действовал надежно. Значит, Иванников удар держит. Это для молодого вратаря уже много. Показательной была домашняя встреча с ЦСКА. В топовом матче высочайшего накала СКА уступал 1:3. Женя мог пропустить еще, расклеиться — и на этом бы все для команды закончилось. Но решающие минуты он провел уверенно и помог сохранить победу. Для вратаря выйти так из ситуации — праздник.

Личное дело

Сергей Михайлович Черкас

Родился 30 октября 1957 года в Ленинграде

Воспитанник спортивного клуба «Шторм»

Вратарь, мастер спорта

Игровая карьера: «Шторм» (Ленинград, 19751978); СКА (Ленинград, 1978); «Судостроитель» (Ленинград, 19781979); СКА (Ленинград, 19791991)

Достижения: бронзовый призер чемпионата СССР (1987)

Карьера тренера: СКА-2 (19911992, тренер); СКА (19921994, тренер); СКА-2 (19941998, главный тренер); «Мерин» (молодежная лига США, 20002002, главный тренер); СКА (20022011, тренер вратарей); сборная России (2011, тренер вратарей)

Достижения: бронзовый призер чемпионата России (1994)

С мая 2011 года — генеральный директор хоккейного клуба «Динамо» (Санкт-Петербург)

Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники поделиться Twitter
1 комментарий
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

citizen – 28.04.2016 14:32

большое спасибо! очень понравилась статья!

Оцените материал

-
1
+
Loading...
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад