• Адвокат. Первые наблюдения

    28.05.10 15:29

    Автор: Спорт день за днём

    Он смотрит на нас. Мы на него.

    Вторник, восемнадцатое мая. Только что закончился исполком РФС, сведшийся к презентации девятого в истории сборной России главного тренера.

    Позади сорокаминутный разговор серьезных людей за овальным столом, по сути сведшийся к интервью Адвоката. Много вопросов, которые скоро по новой станут задавать ему только что вошедшие в зал журналисты — и его короткие ответы про будущее, про костяк сборной, про тактику, про задачи. Самый важный вопрос среди тех, что задают члены исполкома: «Чем мы можем помочь сборной?» Репортерам, разумеется, он в голову не придет. Да и не может прийти — по крайней мере, сейчас, на первом этапе знакомства со вторым голландцем у руля российской команды.

    Галстук. Редкая деталь гардероба для Адвоката. Два года назад на приеме у Владимира Путина он был без галстука.

    Красные воспаленные глаза после бессонной ночи. Исландский вулкан снова чем-то недоволен, и самолеты из Голландии летят не по расписанию. Вместо семи вечера тренер прилетает в Москву лишь под утро. Но без четверти десять Максим Погорелов, правая рука Фурсенко и давний знакомый Адвоката, привозит его в «Дом футбола», предстать перед самыми важными людьми в РФС и затем уже — журналистами.

    В зал набилось столько людей, что мгновенно становится душно. Все по-прежнему рассматривают Адвоката, а он наблюдает за тем, как папка с Кодексом чести движется по столу, передаваемая из рук в руки теми, кто ставит свой росчерк на этом документе.

    — Кодекс чести подписывает Алексей Борисович Миллер, — говорит спикер в полной тишине.

    Потом звучат фамилии Зубкова, Степашина.

    Там, на этом листе, есть и свежий автограф Адвоката. Второй его автограф за утро в этом зале.

    Следующие четыре года своей жизни, если не произойдет ничего форс-мажорного, он поделит между Россией и Голландией. В очередной раз повторив путь своего соотечественника Гуса Хиддинка.

    Я смотрю на Адвоката — серьезного, внимательного, но не напряженного, и пытаюсь догадаться: что все-таки мы не замечаем за суетой сравнения Дика с Гусом?

    Начинается пресс-конференция. Обычные вопросы. Те самые, что уже с месяц обсуждаются всеми, кем только можно.

    Сохранится ли состав сборной?

    Какая тактическая схема будет применяться в этом отборочном цикле?

    Попадут ли в команду те, с кем Адвокат конфликтовал в период его работы в «Зените»?

    Что он думает про задачу выиграть чемпионат мира-2018?

    Его ответы решительны и коротки. Или коротки и решительны. Каждый его жест вызывает очередь из фотовспышек.

     

    Я смотрю на часы. Позади тринадцать минут общения Адвоката с прессой. Чуть ранее он попросил, чтобы пресс-конференция длилась стандартное время: четверть часа. Я говорю Фурсенко, сидящему во главе стола рядом с тренером: «Еще два вопроса и все».

    — Три, — коротко и решительно говорит Сергей Александрович.

    После третьего вопроса пресс-конференция, по сути, не заканчивается. Сначала Адвокат дает радиоинтервью соотечественникам прямо у стола. Российская пресса внимательно слушает, держа диктофоны в вытянутых руках.

    — Как думаешь, — шепчет мне приятель из пресс-службы, — сколько из них понимают по-голландски?

    Затем звучат вопросы на английском. Дорогу в полсотни метров от зала заседаний до президентского кабинета Адвокат проходит минут за десять, двигаясь перебежками. Короткий ответ на вопрос, рывок, новый вопрос, остановка. Когда он вырывается на финишную прямую, президент РФС остается за его спиной. К нему тоже хватает вопросов от журналистов.

    Мы садимся в кабинете президента. Красивая секретарь Юля приносит Адвокату чашку кофе с маленькими печеньями на блюдечке. Вопросительно смотрит на меня. Я качаю головой, отказываясь.

    — Когда вы планируете следующий визит в Россию? — спрашиваю я.

    Он обстоятельно, скрестив руки перед собой, рассказывает о своих планах: съездить в Австрию на сборы российских клубов, потом посмотреть товарищеские матчи наших соперников по отборочной группе, ну и наконец, отправиться комментатором в Южную Африку.

    — Мне нравится это делать, — говорит он.

    Первая в нашем только что начавшемся общении толика откровенности.

    — Мне тоже, — киваю я.

    Адвокат пододвигает кофе к себе. Предлагает мне взять печенья.

    — Нет, спасибо, — говорю я. — Немножко прибавил в весе, моей жене это не очень нравится.

    — Моей тоже, — соглашается он, отодвигая печенье в сторону, и мы смеемся.

    «Смеющийся Дик Адвокат, — запоминаю я. И думаю: — Интересно, насколько это большая редкость?»

    Его следующее утро начинается с телеинтервью. Накануне Адвокат вместе с Фурсенко побывали в здании ВГТРК на Ямском поле. В среду у него интервью для Первого канала. Все те же стандартные пятнадцать минут.

    Он появляется на месте секунда в секунду, создавая иллюзию, что он ждал этого момента где-то рядом, в укромном месте. Но здесь, на крыше «Ритца», спрятаться негде.

    — Вы скучали по России? — звучит первый вопрос коллеги.

    Адвокат кивает, соглашаясь. Скучал и рад, что вернулся.

    — А по какой тактической схеме будет играть сборная? — второй вопрос.

    Я думаю, возникает ли у него ощущение, что он в эти дни едет на карусели. Одни и те же вопросы. Одни и те же ответы.

    Потом я думаю: интересно, что он бы спросил у нас, у нашей страны?

    Интервью длится пятнадцать минут. Корреспондент просит Адвоката подойти к окну, чтобы снять его на фоне Кремля.

    — Пятнадцать минут на съемку истекли, — говорит Адвокат и благодарит за встречу.

    Внизу, в лобби, его уже ждут Бородюк с Писаревым. Мы подсаживаемся к ним за столик, и Адвокат заказывает себе капучино, вызывая легкое ощущение дежавю.

    Перед ним появляется большая тетрадь. Он рисует одиннадцать квадратиков на чистом листе бумаги, выстраивая их по любимой схеме 4-3-3. После чего начинается обсуждение, какую фамилию в какой квадрат надо вписать.

    Сюрпризов, честно говоря, нет.

    Потом начинаются его вопросы. Первый час беседы — исключительно профессиональные.

    Затем разговор затрагивает уже вопросы психологии. Затем ненадолго переходит в философскую плоскость. Затем обсуждаются вопросы менеджмента.

    Бородюк время от времени шутит. Адвокат сначала воспринимает его шутки с серьезным лицом, потом начинает улыбаться и, в конце концов, не выдержав, хохочет во все свое крепкое голландское горло.

    Через два часа все темы обсуждены, наступает пора ехать в Новогорск — смотреть динамовскую базу.

    Главный тренер российской сборной расплачивается за весь выпитый за столом кофе, пресекая попытку Писарева сделать это раньше босса.

    Первое общение. Первые наблюдения.

    Адвокат действительно трудоголик: пунктуальный, серьезный, сосредоточенный. Мы уже имеем представление о нем, уже обрастаем стереотипами.

    Любопытно, какими он видит всех нас — людей, работающих с ним, журналистов, болельщиков, Москву, Россию? 


    «Истории Ильи Казакова» из еженедельника «Спорт день за днем» (26 мая — 1 июня 2010 года).

    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров