• Агент Алексей Сафонов: «Процентов на сорок рынок просел»

    19.02.09

    В чем особенности «российского просмотра–2009»? Об этом «Спорту» рассказали руководитель футбольного агентства СА Алексей Сафонов и генеральный директор «Сатурна» Борис Жиганов.

    Генеральный директор «Сатурна» Борис Жиганов: «Недорогое удовольствие»

    — Для футболистов, как известно, просмотр — мероприятие не самое привлекательное. А с точки зрения клубного менеджмента?
    — Просмотр игрока — насущная необходимость. Я не очень отчетливо представляю, как еще можно понять, нужен клубу тот или иной футболист или не нужен, соответствует он предъявляемым требованиям или нет, встроится ли в коллектив с точки зрения человеческих качеств. Сегодня ситуация на футбольных рынках складывается так, что предложение в силу известных обстоятельств превышает спрос. Без просмотров в этих условиях обойтись совершенно невозможно. Задача клуба, таким образом, — совершить точный выбор при минимальных затратах.

    — Может быть, в этой связи отношение футболистов к самому факту просмотра изменилось?
    — Я ничего такого для себя не отметил. К нам едут люди, которые хотят совершенствоваться, расти и хорошо зарабатывать.

    — Сколько игроков проходят просмотр в «Сатурне» в данный момент?
    — В данный момент команда отдыхает. А вообще, насколько я понимаю, у трех человек, находящихся на просмотре, есть шансы остаться.

    — А сколько их было?
    — По-моему, по итогам двух сборов уже восемь.

    — Восьмерых посмотрели — троих оставили. Хороший процент.
    — Во-первых, ничего еще не решено, а во-вторых, проценты в этом деле не работают. Встречаются самые разные ситуации, самые невероятные пропорции. Нальчик, например, обычно смотрит человек тридцать-сорок, а берет двух-трех. «Химки», наоборот, уже человек восемь подписали. Каждому свое.

    — Просмотр — дорогое удоволь-ствие для клуба?
    — В общем, нет. Как правило, агент привозит футболиста за свой счет, а мы берем на себя проживание и питание. Проплачивая сбор, клуб покупает у отеля пакет услуг, например, на сорок койко-мест. Одно-два-три места обычно остаются свободными. Вот сюда и встраиваются приезжающие. Так что дополнительных затрат, по сути дела, клуб не несет. Если игрока просматривают на домашнем сборе, затраты вообще сводятся к нулю.

    — А такая практика, как выплата пусть небольших, но все-таки денег, существует? Что-то вроде подъемных, знаете…
    — О чем вы? Неужели и такое безумие встречается?

     

    — Приходилось слышать, что футболисты выражают такого рода пожелания. Раз уж, мол, я дал согласие приехать — неплохо бы компенсацию получить.
    — В «Сатурне» это нереально. Тех, кто заявляет, что он в порядке и его смотреть не нужно, в Раменское не зовут.

    — Хорошо, а в каком статусе должен быть футболист, чтобы «Сатурн» не планировал просмотр?
    — Да ни при чем здесь статус! Просмотр ведь может принимать разные формы. Например, форму медобследования. У нас был такой случай с Зелау — зимой прошлого года. Он провел хороший сезон в «Коринтиансе», и нам сказали: никаких просмотров! Берите то, что дают. Ладно, нет проблем. Но протестировать его клуб должен или нет? Что у него со скоростью, что с выносливостью? В итоге Зелау приехал в клуб, получил форму, восстановился после своего бразильского отпуска, сдал все тесты, сыграл 27 матчей без замен в чемпионате и сегодня продолжает честно отрабатывать свой контракт.

    Агент Алексей Сафонов: «Процентов на сорок рынок просел»

    — Российские клубы практически перестали покупать футболистов. Такое ощущение, что агенты в массовом порядке должны уходить сейчас из этого бизнеса и заниматься чем-то другим. Есть такая тенденция?
    — Трудно сказать. Я думаю, что те 5–6 человек, которые постоянно на слуху и всем хорошо известны, продолжают работать. А остальных я, честно говоря, в глаза не видел — ну получили люди лицензии, они и до кризиса ничего особо не делали, и сейчас не делают.

    — Хорошо. Вы можете сказать, какие потери лично ваш бизнес понес?
    — Мне повезло в этом смысле. У меня 6 человек без клубов сейчас, все остальные пристроены. Но у меня и специфика своя: я работаю в основном с молодыми игроками, у меня свой интернат. Те, кто ориентировался на привоз футболистов из-за рубежа, понесли, конечно, существенные потери.

    — А что значит «существенные»?
    — Процентов на сорок рынок просел. Это минимум.

    — Говорят, если раньше клуб, беря игрока на просмотр, оплачивал все расходы в связи с его пребыванием, то сейчас сам игрок, находящийся в поисках работы, вынужден нести этот финансовый груз. Ну или его агент…
    — Серьезные клубы и раньше оплачивали эти расходы, и сейчас оплачивают. А скажем, Нальчик и до кризиса не платил, и сейчас не платит. Тут ведь вопрос не денег даже, а воспитания. Ну во сколько обходится недельное пребывание игрока на сборе? 500 долларов? 1000? Пусть вы десять человек просмотрите. Это что — большие деньги для клуба премьер-лиги? Десять тысяч долларов? Кризис здесь ни при чем, поэтому ничего и не изменилось в связи с кризисом. Из-за границы, кстати, ни один футболист за свой счет на просмотр не поедет. Бывают наши футболисты, которые говорят: давайте мы все оплатим, возьмите, посмотрите. Но это тоже редкость — вопрос в том, насколько игрок востребован на рынке.

    — Каков главный итог кризиса?
    — Покупать стали меньше, как вы уже отметили. ЦСКА практически никого не взял, «Москва» распродала своих игроков — Кузьмина, Иванова, Лопеса… Клубы «расчищают» зарплатные ведомости. Бракамонте признался, что новый контракт у него хуже, чем был раньше, хотя это главная звезда в клубе…

    — А зарплаты игрокам сокращают?
    — По-разному. Если контракт подписан и действует, уменьшить его никто не имеет права. То есть нужно договориться с футболистом, и если он готов играть за меньшие деньги — тогда другое дело. Но как уговорить человека получать меньше? Все опять-таки от востребованности зависит: если футболист понимает, что не найдет себе более выгодную работу, с таким можно и договориться. Многие клубы сейчас курс зафиксировали. Раньше условные единицы, в которых измеряется контракт, приравнивались к долларам, сейчас могут приравнять к 30 рублям, например. Или просто вводят рублевый контракт. Понятно, зачем эта мера нужна — когда доллар непредсказуем, работодателю хочется себя застраховать.

    — Из первого и второго дивизионов, по идее, должны сейчас много игроков брать — почему этого не происходит?
    — Вот для меня это тоже большая загадка. Раньше 15–20 человек стабильно поднимались на дивизион выше. А сейчас три-четыре… Я вообще не понимаю, в чем смысл первого дивизиона, если он не подпитывает премьер-лигу? Со второй лигой совсем плохо. Многие клубы позакрывались, и молодым футболистам трудно себя проявить будет. Потому что опытные игроки из разорившихся команд сейчас займут места тех, кто только начинает свою футбольную карьеру. Многим тренерам — и второй дивизион здесь не исключение — результат нужен сию минуту. Времени на становление никто не дает. Поэтому и ставка на возрастных.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров