YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Андрей Лунев: Уверен, ошибок, допущенных раньше, сейчас бы не совершил Интервью вратаря «Зенита» и сборной России «Спорту День за Днем»

Андрей Лунев
Фото: ФК «Зенит»

Вратарь, способный бросить вызов Игорю Акинфееву, в России не появлялся долго. Но в какой-то момент болельщики «Зенита» стали верить, что это – Андрей Лунев. Переход из «Уфы» на более высокий уровень прошел почти безболезненно, а что-то не так пошло, когда этого уже не ждали. Голкипер сборной России пообщался со «Спортом День за Днем» спустя десять дней после инцидента во «Внуково». И начали мы с того, чтобы закрыть «дверь в аэропорт». Скорее всего, навсегда.

Прилетел в Петербург – началась паника

– Эта ситуация – нелепая и не стоила бы выеденного яйца, – говорит Лунев – И она станет для меня лишним напоминанием, что всегда нужно держать себя в руках, и чтобы такое впредь не повторялось.

– Но я сам, когда летел к вам на сбор, не стал ругаться с сотрудником авиакомпании на регистрации лишь потому, что вспомнил вашу историю, хотя вел он себя не очень адекватно.
– Да, но если ты известный человек, какая ситуация ни произошла бы, виноват ты или кто-то другой – нельзя срываться. Если дело не касается родных и близких и речь не идет о серьезной угрозе здоровью и жизни, все словесные перепалки ничего не стоят.

– Когда осознали, что сделали что-то не то?
– Когда прилетел в Петербург, и мне начали названивать. Первая мысль паническая: «Что я натворил-то?!». Потом злость пришла даже…

– Потому что кто-то слил в прессу?
– У каждого своя работа, не хочу это обсуждать даже…

– Читали, что Уткин про вас написал? Вы, якобы, никогда не нервничаете. И даже к автобусу на игру можете спуститься со следом от подушки на щеке.
– Ерунда все это, про след от подушки. А про нервы… Что нервничать-то?

Падал в грязищу. Ничего страшного

– На асфальте начинали играть в детстве?
– Везде играл. И на асфальте, и на щебенке, и в деревне не пойми где.

– И на все эти покрытия, не раздумывая, бросались плашмя за мячом?
– Я все-таки не всегда был вратарем. И в поле гонял. Но потом, когда встал в ворота… Что делать, бросался. И в грязищу падал, ничего страшного. Всегда получал удовольствие. Если бы не получал, наверное, не занимался бы футболом.

– Я про асфальт вспомнил, когда матч с Испанией был. А вы его закончили с перебинтованной головой в больнице.
– Без разницы. Делал то, что должен был. Старый момент, тема заезженная. Давайте дальше.

– И после того удара в лоб больше никогда не прокручивали эпизод: «А что если снова?»
– Ничего не прокручивал, все сделал, как надо было.

В любой профессии проблемы – от головы

– Какой элемент вратарской игры давался вам словно от рождения, а какой приходилось подтягивать?
– Скажем так, раньше психологически был готов немного иначе. Технически все-таки обучили меня тренеры в детстве неплохо, спасибо им за это. Не позволяло играть на полную только одно – голова. Все идет только от нее. Причем, во всех профессиях.

– Могло у вас все сложиться успешно намного раньше, чем это случилось?
– Могло. Наверное, молодость, глупый был. Но не жалею. Прошел определенный этап, получил уроки, которые многое дали, закалили. Точно знаю, что ошибок, допущенных раньше, сейчас бы не совершил.

– Луческу вытащил вас в «Зенит» как-то неожиданно…
– Я ему очень благодарен за это. Но и Юрию Перескокову тоже, он дал мне проявить себя в «Уфе», взяв на просмотр.

– И как проходил просмотр у Перескокова?
– Ой, ужасно тяжело. Тогда главным тренером Колыванов был. Гоняли нас жестко. По две тренировки, бег сплошной. Приходил в номер, ноги гудели страшно. Нигде раньше столько не бегал.

– А зачем?
– Ну, вот так…

– Вратарю нужно бегать так много?
– В моем понимании нет…

– Но вы же не стали бухтеть…
– Нет, конечно. Я никогда и не стал бы бухтеть. Высказать свое мнение в шутливой форме еще можно, но и это тренеры могут по-разному воспринять. Иногда лучше закрыть рот, тренироваться и пыхтеть. Хотя, когда идет тяжелая физическая нагрузка хочется разбавить ее шутками.

– С юмором у вас проблем нет. Вы, помню, на сборе сборной России год назад назвали Артема Дзюбу «петрушечным». Это кто такое слово придумал?
– Не знаю… Может, где-то услышал. Может, собственного производства (смеется).

– Дзюба сейчас вовсю «пиарится» тем, что якобы обыгрывает вас всегда во всякие игры…
– Да, недавно опять ему во все проиграл. Не идет у меня с ним.

– Кувыркаться будете?
– Не знаю еще пока своего наказания, жду.

– Неужели вы его никогда не обыгрывали?
– Обыгрывал, конечно. Баланс, правда, не 50 на 50, последний раз выиграл 2 из 6 игр. Артем начал сразу со своих козырных игр. Одна зависела чисто от фарта, вторая – та, где он явно сильнее.

– Что же это?
– Да в дурака. Он начал в подкидного, причем, по своей системе, я еще не перестроился…

– Он же еще давит, наверное, не замолкая…
– Это мне как раз без разницы.

– Томаса Мюллера в «Баварии» партнеры прозвали «Радио».
– Нет, ну здесь даже не радио. Что никогда вообще не выключается? И говорит, и говорит…?

– Сложно сказать. Дзюба, наверное.
– Точно. Вот он и есть – Дзюба (смеется).

– Устаете?
– Да нет. Нормально. Весело, забавно.

За сезон поставил бы себе три балла

– Вспомним ваши подвиги в последнем сезоне. Матч со «Славией» в Лиге Европы, который «Зенит» выиграл дома 1:0 благодаря вашим немыслимым сэйвам?
– Да ничего там немыслимого не было как раз. Просто количество моментов было большим. Такие матчи мне нравятся – когда ты постоянно задействован в игре.

– Если мяч подолгу на твоей половине не появляется – действительно можно уснуть?
– Опять же, все зависит от головы. Если становится скучно, теряешь концентрацию… Что скрывать, бывали такие игры. Мяч до тебя не доходит, думаешь: «Скорее бы все закончилось, и так все понятно». А потом раз – возникает момент, к которому ты оказываешься не готов.

– В «Зените» такое случалось?
– Ну а где же еще? (Смеется.) Чтобы «Уфа» или «Торпедо» кого-то так возили? Только «Зенит» может петрушить на чужой половине любую команду…

– Понятно, что можно улучшить игру на выходах, можно подтянуть правую или левую руку. А концентрацию как научиться не терять?
– И здесь многое зависит от головы. Нужно понимать, какие ситуации могут возникнуть и быть к ним готовым. Это можно развить.

– Какое свое действие в этом сезоне считаете предметом для гордости?
– Честно? С удовольствием в этом сезоне вспоминаю только один момент: когда после игры с ЦСКА дома мы подняли чемпионский кубок. Да, были нормальные игры, были и печальные. Но в целом за сезон поставил бы себе три балла. Не больше.

– И это странно, ведь первые полтора года в «Зените» вы заслуживали исключительно высшей оценки, об обсуждении ошибок не шло и речи. В последние несколько месяцев комментарии несколько иные, и вот вы сами ставите себе «тройку». Из-за чего это происходит?
(Улыбается.) Из-за головы. В ней появилась каша. Постоянно себя накручиваешь…

– Самоедство?
– Ну да, да… Если раньше оно было в разумных пределах – пропустил, разобрал, забыл – то сейчас эмоциональные нагрузки как-то выросли. Наверное, из-за этого неправильно подходил к играм.

– Так и сейчас себя чувствуете?
– Это точно закончилось. После матчей сборной с Бельгией и Казахстаном.

– Требуется пояснение: что именно закончилось после Бельгии и Казахстана?
– Самоедство. Горшочек перестал варить эту кашу.

Выбивать на Дзюбу – кайф!

– Как вратарь, нарезки с сэйвами которого заполнили YouTube, вы должны раскрыть лайфхак, как совершить сэйв. Вот как отразить удар с пяти метров?
– Совершенно уверен, что это нарабатывается на тренировках. Мышечная память. Чем больше отрабатываешь, тем больше она становится. Нужно совладать с головой (опять же, да?), и рефлексы будут, как на тренировке. Ведь не все в игре получается, как в спокойном режиме. Освободишь голову – упражнения из тренировочного процесса перенесутся в игру.

– Болельщики у телевизора часто видят, как вратарь, пропуская мяч, даже не прыгает за ним. Просто поворачивает голову, когда тот влетает в сетку. Они злятся и произносят нехорошие слова…
– Бывает расстояние удара таким, что успеть невозможно – можно упасть только когда мяч к центру уже понесли, но какой смысл? Бывает, что положение тела, опора не совпадает с ситуацией, что, конечно же, говорит о неправильном принятии решения. Да, коротко это можно назвать так: «Не готов к ситуации». Еще случается, когда мяч из кучи вылетает совсем в ином месте, чем ты его ждешь…

– Говорят, чем больше вратарь при ударе прокручивает вариантов, тем выше вероятность, что он пропустит…
– Возможно. Нужно просто решать конкретную ситуацию и ничего не предугадывать.

– Вам не кажется, что современные требования к вратарям – непременно вводить мяч в игру ногами и участвовать в начале атаки от своих ворот – больше подходят топ-клубам, где полевые игроки в состоянии поддержать эту философию своим техническим уровнем? В противном случае вратарь рискует стать виновником мгновенной контратаки на свои ворота.
– Я понимаю, о чем вы. Да, мы все звенья одной цепи, все решают одну задачу. Если из этой идеи выпадает вратарь, ничего принципиального в этом нет. Если полевые не могут поддержать то, что делает вратарь, это уже сложнее. Когда на тебя бегут соперники, прессингуют, а тренер просит играть низом, нужно создать вратарю возможность отыграть кому-либо из партнеров. Если предложений нет, вратарь быстро «засовывает» ближнему, у того ограниченный лимит времени, и ты понимаешь: если что-то пойдет не так, остаешься один. Естественно, в таких ситуациях следует играть проще. Но если выбрана тактика – выводить мяч низом, – значит, принципы должны соблюдать все, верно?

– При Манчини вы с этим столкнулись в полный рост.
– Да, выходили низом. Считаю, у нас это неплохо получалось даже. Моментами. Сейчас большинство команд заточены на то, чтобы отбирать мяч в последней трети и сразу забивать, но не у всех это проходит. Если выберешься из-под прессинга, потом будет громадное преимущество в собственной атаке.

– То есть, риски стоят того?
– Сто процентов, конечно! Но нужно четкое понимание, что именно ты делаешь, и для чего ты это делаешь. Просто разыгрывать ради того, чтобы разыграть – бессмыслица.Имеет смысл так играть только из-за поиска разреженных зон.

– Непременное условие – участие вратаря в начале атаки – испортило вашему предшественнику Юрию Лодыгину жизнь при Андре Виллаш-Боаше?
– Вполне вероятно. Всякие попытки проникнуть тебе в голову и посадить там зерно влияют негативно. Человек пришел, играл хорошо. Все довольны, взяли в сборную. Да, нужно стремиться следовать какой-то игровой философии, но нельзя так, чтобы на этом свет сошелся клином. Если что-то работает, зачем это кардинально менять?

– А вам как нравится самому выводить?
– Мне нравится просто футбол, реально! Вышли низом – получаю кайф. Выбил и что-то получилось – тоже кайф.

– На Дзюбу удобно выбивать?
– Кайф! (Смеется.) Но это самое простое. На него выбил, он цепляется. Хорошо, что у нас есть такой нападающий, через которого можно выходить в трудной ситуации, это для любой команды большой плюс.

– Именно это обстоятельство сильно привязывало Артема к полю весь чемпионский сезон. Если его нет, жизнь становится сложнее?
– Если его нет, должны быть разные варианты – и план А, и В, и С, и D. Вопросы к тренерам, скорее. Будем на сборах отрабатывать все игровые моменты. И через середину поля должны уметь выходить, и через низкие фланги, и длинной передачей – вариантов миллион!

Рост не поможет, если играешь неправильно

– Есть ли какая-то вещь в футболе, которую вам бы хотелось исполнить? Пенальти какой-то эффектно отбить, или «удар скорпиона» Рене Игиты повторить?
– Да нет, чушь все это.

– Как Дюпин из «Анжи» от ворот до ворот голевую отдать?
– У меня сил не хватит так сделать (смеется).

– Мне казалось, вынос у вас сильный довольно.
– Сильный-то сильный. Я, вон, видел у Эдерсона, когда «Манчестер Сити» с «Шальке» играл – чудак просто из штрафной с шага дал голевую. Один на один вывел. Я, боюсь, с шага так не сделаю никогда. Акинфеев, думаю, может так, кстати.

– Что нужно для этого?
– Мне, кстати, самому интересно, не знаю. Техника, наверное, и резкость «рычага».

– Чего резкость?
– Рычага. Движение должно быть определенным. Я слышал истории про вратарей, у которых ноги как спички, но шарашат так, что и удар – руки сохнут, и по длине летит, как надо. А бывает, что бабайки здоровые, а бьют – еле-еле.

– У вас есть какое-то умение, за которое вы отвечаете на тысячу процентов. Вот это, мол, я точно исполню.
(Думает.)

– Вот на выходах с вашим появлением «Зенит» перестало трясти.
– Да и на выходах, если честно, стало в последнее время не так, как раньше.

– Некоторые футболисты просят аналитиков показать им их цифры, чтобы понять, насколько они хуже или лучше конкурентов. Вас это интересует?
– Нет, нисколько. Есть командные достижения, есть намеченные личные. Нужно делать все от себя зависящее, чтобы побеждала команда. Если она добилась всего, а ты – нет, уже хорошо. Если и команда добилась, и к себе претензий нет – совсем здорово.

– Считаете ли вы, что вам повезло вырасти до 1,90? Селекционеры говорят, что сейчас даже не рассматривают вратарей меньше 1,85.
– Смешно все это. Многие вратари невысокого роста играли на высшем уровне. Если у тебя получается игра на выходах, ногами играешь супер, прыжок, техника – что, только из-за роста тебе нельзя играть? И наоборот: если высокий, то автоматом снимаешь весь верх? Посмотрите, сколько высоких вратарей, которые прижимаются к воротам и не выходят! При этом могут со своим ростом выйти и поймать. Да, у высоких есть преимущество – закрывают больше пространства при ударах с коротких дистанций. Но в целом я сам от своего роста прямого преимущества не вижу. Если все правильно делаешь, значит правильно. Если неправильно, ничто не поможет, даже рост.

– Есть какой-нибудь вратарь в мире, на которого смотрите и думаете: «Хочу, как он».
– Да есть. На всех смотрю и думаю: «Хочу, как они» (смеется). Что-то подсмотришь у одного, что-то у другого. Если набрать можно было бы по частям, вообще круто! Но это невозможно, к сожалению. Эдерсон гениально ногами играет, у Алиссона стабильность, Нойер, тер Штеген тоже топовые. Стараешься идти к этому, хочется знать, как и что они делают ради своего уровня.

– Есть игроки в российской лиге, чья манера ударов вас напрягает?
– В прошлом сезоне такие мячи были, что все в порядке, нормально летают у всех, ловить можно (улыбается). До этого другой фирмы были, те виляли постоянно в воздухе туда-сюда. Как и в последней Лиге Европы. Если еще и поле чуть сыренькое, то вообще туши свет. Ужасные мячи. Любой может пнуть так, что не поймешь, что делать. В лиге попроще. Хотя вот помню у Панченко удар как-то так вышел, что мяч вверх-вниз ходил, пока летел. 

– Что еще в РПЛ лучше, чем в Европе? К чемпионату мира в России появились современные стадионы. Посещаемость матчей зависит от этого?
– Зависит напрямую. Новые стадионы практически везде стали достопримечательностями городов. Люди хотят сходить туда, как в музей, даже просто посмотреть. Но, например, в Уфе, откуда родом моя супруга и где мне довелось поиграть, половина стадиона не имеет крыши, транспортная доступность слабая, запах промзоны. Как туда народ приглашать? Объявили, что будет новая арена, показали проект, но сейчас, вроде бы, отказались от этой идеи, потому что команда больше не выступает в еврокубках. Какие местные болельщики и гости города согласятся два часа сидеть и смотреть футбол под снегом и дождем?

С Акинфеевым было круто

– Вы часто повторяете о проблемах в голове. Признайтесь, вашу проблему зовут не «Акинфеев»?
– Не понял.

– Вам легче было психологически, когда он играл в сборной, или когда из нее ушел?
– С Игорем было круто. Реально интересно. И как раз можно было много чему научиться в плане психологии. Равных Акинфееву по этому показателю нет. Игорь – гений. На него давили, а он всем все доказал.

– «Кошачья лапка» в серии пенальти с Испанией – это был рефлекс?
– Наверное, да. Мы не анализировали. Просто был взрыв эмоций, огромная радость.

– Сейчас Акинфеева нет. В последних двух матчах сборной вы не приняли участия…
– В четырех!

– Черчесов осенью говорил, что вы номер один. Что-то принципиально изменилось?
– В этом мире всегда нужно доказывать свою состоятельность.

– Может, тренер сборной хочет, чтобы вы подразозлились и вызрели? С Дзюбой это сработало на чемпионате мира.
– Сейчас пойдут игры, мы все увидим. Кто достоин, кто нет. Время всегда все расставляет по местам. Как ты работал, как себя вел – все проявится.

– В сборной же исключительно Гинтарас Стауче берет на себя работу по вратарям? Черчесов не вмешивается в вашу работу?
– Да, Стауче. Интересно с ним, много подсказывает. Считаю Гинтараса одним из самых топовых специалистов из тех, с кем я работал.

– Когда «Зенит» стал чемпионом, Сергей Семак предоставил всем длинные выходные. Вы же отдохнули всего три дня, вернулись на базу и работали индивидуально. Потребность организма?
– Так было нужно.

Вернуться жить в Москву? Не уверен

– В Кремле волновались, когда награды за чемпионат мира вручали?
– Нет, спокойно. У нас игра впереди была, хотел к ней подготовиться.

– А на представление братьев Запашных в цирке на Фонтанке?
– Интересно было. Но, знаете… Я сейчас «Мастера и Маргариту» читаю.Посмотрел я на это представление и решил, что, наверное, не для меня это. Больше нравится живая природа. Или салют посмотреть на 9 мая у Петропавловки. Лазерные шоу шикарные в городе. Что-нибудь без дрессировки животных.

– Дзюба – москвич, вы тоже. Артем как-то говорил, что долго привыкал к Петербургу. Как у вас с этим?
– Скажу так: в Москве я провел очень много времени. Родился в ней. Но сейчас приезжаю в нее и не могу продержаться больше двух дней. Все изменилось, это уже не та Москва, что была. Большой вопрос, хотелось бы мне жить в ней с семьей. При том, что город красивый и современный. Много возможностей. Но хотел бы я, чтобы там жил ребенок?..

– А в Австрии, например? Посмотрите за окно.
– Здесь вообще шикарно!

– То есть, это ваше?
(Пауза.) Тоже, наверное, нет. Я бы с ума сошел. Нужно движение, хотелось бы, чтобы ребенок чего-то добился в жизни. Все-таки в Москве много школ, секций, те же «Лужники»…

– То есть, хотите воспитать вратаря?
– Сто процентов. Сделаю из сына вратаря лучше, чем сам (смеется). Хотя главное, чтобы был здоровым. А за воспитание переживать не стоит.

Заальфельден

Фото: ФК «Зенит»; Reuters

Больше интервью на Sportsdaily.ru

«Что-то протяпать, окучить, помочь отцу можно». Мы съездили в Вындин Остров к Ивану Облякову

«Мы прошли минское «Динамо» после разговора в перерыве». В чемпионском «Зените» он главный мотиватор после Дзюбы

Оцените материал:
-
0
21
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад