• Андрей Орнат: «От Питера до Москвы»

    Поле надежды нашей. Персона

    17.05.10

    Автор: Спорт день за днём

    В межсезонье Андрей Орнат сменил Питер на Москву. «Динамо», конечно, выгадало, отхватив одного из самых ярких игроков своего возраста. В «Зените», говорят, люди знающие немели от неожиданности. Признаться, меня бы переполняла только радость. Если бы не тот антураж, который сопровождал переезд. Если бы не помнил его сорванцом, штампующим мячи за питерскую «Смену» и мечтающим выступать за «Зенит». Тот материал я так и озаглавил: «Снайпер из «Смены». Минуло пять лет. От Питера до Москвы все тот же 651 километр. Только путь из Москвы в Питер грозит растянуться на годы.

    Мастер ДФЛ

    — Какие воспоминания остались от участия в турнирах Детской лиги?
    — Мне тогда было мало лет. Но я помню, что турниры были очень престижны. Ведь собирались команды со всей страны. Мы стремились доказать, что сильнее нас никого нет. Когда удавалось, очень этим гордились.

    — Вы ведь еще и мастер ДФЛ?
    — Да, мы выиграли чемпионат в Питере и Суперкубок в Москве. И нам выдали удостоверения мастеров ДФЛ. Было очень приятно. Такие молодые, а уже мастера! Мой экземпляр до сих пор хранится дома.

    — Где «красный уголок» разместили?
    — Дома, в моей комнате. Отец собирает и хранит медали.

    — Какая из них самая памятная?
    — Мы два года назад стали чемпионами России. В финале обыграли «Краснодар-2000». Тяжелая игра была. ЦСКА и «Локомотив» оказались далеко от пьедестала. «Зенит» занял третье место. Вот это было событие года!

    — За кем чаще оставались победы: за «Зенитом» или за «Сменой»?
    — Мячей мы забивали раза в два больше. Правда, в очных встречах нам чего-то не хватало. Все решал один мяч в игре и одно очко в турнирной таблице. Но на всероссийских соревнованиях мы всегда стояли выше. Если мы занимали пятое место, то они — седьмое.

    — Вне поля как общались?
    — Нормально. Только на поле — такими врагами были, заруба полная была. Но ребята хорошие: Зайцев, Петров, Чеминава…

    — Канунников?
    — Тогда еще не особо выделялся, выходил через раз.

    — Награды лучших нападающих и бомбардиров всякий раз прихватывала связка Матяш — Орнат?
    — Постоянно! Где бы ни играли. И в России, и в Беларуси, и в Финляндии. Мы в одном номере жили, сейчас отношения поддерживаем. Несмотря на то, что Стас — в «Зените», а я — в «Динамо». Если наша связка когда-нибудь восстановится, это будет серьезная сила.

     

    «Жаль, что так получается»

    — Команда «Смена» 1991 года рождения на вас так и держалась?
    — Нескромно, конечно, но весомый вклад мы вносили. Кроме того, костяк команды составляли Дима Гребенев, Юра Боев и Илья Сагдатуллин.

    — Кто-то из ребят еще заиграл?
    — Мы сами удивляемся: такая команда была, а так мало ребят играют. Матяш и Сагдатуллин — в «Зените», Саша Митькин — в «Ростове», где-то во второй лиге выступает Артем Плотницкий.

    — Кстати, а где Гребенев и Боев?
    — Оба — в Питере. И пока — без команд. Как и еще человек десять, точно. Юра Боев был со мной на просмотре в «Динамо». Но, видимо, не приглянулся. Наш тренер, Сергей Гордеев, говорил нам: «Вы сейчас не понимаете, а потом будете кусать локти». Жаль, что так получается.

    — «Зенит», если исходить из выпуска 1991 года рождения, сработал более качественно, чем «Смена»?
    — Там свои нюансы, своя подоплека. При должной поддержке наши ребята могли бы «выстрелить» и качественно играть. Гордеев подготовил ребят ничем не хуже, чем Романов. Всех «рвали». На какие бы турниры ни выезжали.

    — В молодежном первенстве много встречали ребят, кого «рвали» в детско-юношеском футболе?
    — Я особо не присматривался. Помню Алана Гатагова и Нику Пилиева. Того же Александра Кокорина, тогда еще выступавшего за «Локомотив». Можно перечислить и многих других, которые сейчас находятся под основами своих команд. Когда с ребятами говорили об этом, решили, что юношеская сборная нашего года могла бы выставить три равноценных состава.

    «Первым пришел, первым ушел»

    — Пять лет назад вы говорили, что среди россиян кумиров не имеете. Ничего с тех пор не изменилось?
    — Не стал бы говорить о кумирах. Нет такого, чтобы я фанател от кого-то. Мне нравится стиль игры Месси, того же Аршавина. Их мышление, техника и видение поля.

    — Как вы относитесь к сравнениям с Аршавиным?
    — Меня и с Сычевым, бывает,  сравнивают. Много с кем. Я к этому спокойно отношусь.

    — Не находите, что сравнение с Аршавиным имеет основания? У вас один детский тренер, действуете в одной манере, даже вуз — Университет технологии и дизайна — и тот совпадает.
    — Много, конечно, совпадений. Можно отметить наше сходство. Не забывайте, правда, что Аршавин — состоявшаяся звезда, а я еще никто. Мне расти и расти до него. Может быть, какие-то задатки видны. Но их надо развивать, чтобы хотя бы приблизиться к его уровню. А не зацикливаться, что вот, я — второй Аршавин, и на этом успокаиваться.

    — Кстати, об учебе. После переезда в Москву пришлось перевестись на заочное отделение?
    — Нет, перевелся на второй курс. Я закрываю сессию, как и все. Пока успеваю. Спасибо, преподаватели ко мне относятся с пониманием. Было бы проще, если бы пошел, скажем, в «лесопилку». Но решил податься в «текстилку». Вроде престижнее, вроде Аршавин там учился (улыбается). Мне нравится, не хочу пока что-то менять.

    — Клубную принадлежность поменяли вынужденно?
    — Я сменил команду из-за одного человека.

    — Вы имеете в виду Анатолия Давыдова?
    — У меня со всеми нормальные отношения: и с партнерами по команде, и с болельщиками. Не сложились они только с тренером. Когда видел несправедливость, не мирился с ней. Он это чувствовал. Зачем ему это, если есть те, кто старательно заглядывает в рот? Я первым из игроков 1991 года рождения пришел в молодежный состав и первым же ушел. На мое место пришли ребята, которые ничем не лучше меня.

    — Можно немного о справедливости? У игрока и тренера она своя…
    — Я ушел не потому, что не подходил по игровым качествам. Ладно бы, играл спустя рукава. В таком случае молчал бы.

    Наука не унывать

    — Что же случилось?
    — Я же нападающий, должен обострять. А он постоянно: «Отдай пас, отдай пас». Дескать, передерживаю мяч и не действую во благо команды. Только получал мяч, уже слышал: «Отыграйся». Но я всегда играю на команду! За тот сезон отдал пять голевых передач. Больше, чем забил мячей! Выхожу на замену, ассистирую, забиваю, а на следующий матч — вообще не появляюсь на поле.

    — Как вы реагировали?
    — Злился, конечно, внутри. Но внешне был спокоен. Что я могу сделать? Только работать и не унывать.

    — Чувствую, за последние несколько лет наука не унывать освоена детально…
    — Да, я понимал, что надо перетерпеть. Черная полоса всегда сменяется белой.

    — Впервые оказались в подобной ситуации?
    — Неприятные эпизоды случались у меня и с Сергеем Гордеевым. У нас сложные характеры. Мы могли где-то недопонять друг друга. Но в итоге все разрешалось как нельзя лучше. Я всегда понимал, что он желает мне только добра. И радовался, что судьба подарила мне такого тренера. Да и тому же Давыдову я благодарен. Если бы не эта ситуация, не оказался бы в «Динамо».

    — К слову, как оказались в «Динамо»?
    — Я как-то сразу для себя решил продолжить карьеру именно в Москве. Мой агент, Олег Саблин, предложил съездить на просмотр в «Динамо». На сборах отпахал полтора месяца. Не зная, подпишут меня или нет. Безумно рад, что все сложилось.

    — Какие цели преследуете в этом сезоне?
    — Хотелось бы играть больше. Нет такого, что я пришел, и меня сразу включили в состав. И в запасе пришлось посидеть. Первый месяц ушел на акклиматизацию. Но сейчас освоился, думаю, буду прибавлять с каждой игрой. В перспективе неплохо было бы пробиться в основной состав. Мне уже 19 лет. Пора.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров