• Азиатские приключения

    Экзотика

    22.05.11 00:00

    В футбол играют в самых удаленных уголках нашей планеты. Корреспонденты «Спорта день за днем» были удивлены, обнаружив в Бангладеш и Монголии украинского форварда и ставшего тренером японского журналиста.

    Уверен, что вы никогда и ничего не слышали о монгольском футболе. Более того, осмелюсь предположить, что о самой Монголии вы знаете ненамного больше, чем о ее футболе.

    Мистический, почти лунный ландшафт, высокое, исчезающее в самом себе небо, пустой горизонт, зубцы далеких гор. Такой пейзаж видит путешественник, которого заносит в Монголию бог знает за каким делом. Здесь зима, кажется, длится дольше всего на планете из-за холодных ветров, чувствующих себя в таком ландшафте как дома; они же приносят тучи песка из пустыни Гоби. Сама идея заняться спортом при подобном «антураже» представляется не слишком здравой не только нам с вами – самим монголам. Те, кто имеет возможность решать помимо повседневных проблем еще и вопрос свободного времени, предпочитают поддерживать традиции древних времен, когда стрельба из лука, конный спорт и борьба являлись не развлечением, а необходимыми занятиями для каждого мужчины. Но если интереса к чему-либо нет, это не значит, что его нельзя разбудить…

    Перед тем как продолжить повествование, придется сделать небольшое признание: рассказчик на протяжении трех последних лет публиковался в японском еженедельнике World Soccer Digest, одном из самых крупных футбольных изданий в Азии. И никак не мог предположить, что человек из редакции, заказывающий ему комментарии, на самом деле является президентом футбольного клуба!

    Японца Такаси Моримото впер­вые занесло в Улан-Батор в 2006 году. Журналист, проработавший долгие годы в Европе, имел некоторый опыт и в футболе (немного играл на профессиональном уровне), поэтому решил, что на этой пустынной территории его организаторским способностям может найтись наилучшее применение. Конечно, сначала у Моримото был велик соблазн начать сразу же с серьезного профессионального клуба. Однако количество «против» перевесило «за»: и затратно, и бесполезно ввиду отсутствия серьезной конкуренции. Когда в 2009 году Такаси в очередной раз навестил Улан-Батор, ему организовали встречу с главным тренером сборной Монголии Ишдором Отгонбайаром, который сумел направить энергию японского гостя в нужное русло: он посоветовал тому вложиться в юношеский футбол.

    – Сначала эта идея показалась мне не слишком удачной, – признается Моримото, – но затем я отправился в бар с парой футболистов национальной команды и из их разговоров понял, что сам футбол, в  общем-то, не является главной страстью их жизни. Они сидели, болтали, пили много пива, и мне стало ясно, что отношение к футболу здесь нужно менять с малых лет. И тогда я, решив все юридические формальности, основал в ноябре 2009 года клуб.

    ФК «Дерен-Сумида» – так называется первый профессиональный футбольный клуб Монголии.

    – Когда мне принялась помогать Федерация футбола Монголии, то меня представили одному влиятельному человеку, которому понравилась моя идея. Местные звали его Чука, а его родной поселок носил имя Дерен. Сумида – район большого Токио, где я родился. Отсюда и название.

    Пройдет немало времени, пока воспитанники «Дерен-Сумиды» смогут заинтересовать азиатские и европейские профессиональные клубы. Сейчас в Улан-Баторе созданы две детские команды – U-10 и U-12, которые уже засветились на трех международных турнирах в Швеции прошлым летом, причем в одном из них «Дерен-Сумида» даже вышел в плей-офф!

    Хороший результат, если учесть, сколько проблем приходится решать Моримото и Чуке. Как мы уже знаем, поля в стране с октября по апрель покрыты снегом, а потому одного искусственного поля, подаренного ФИФА, катастрофически мало. Но дело сдвинулось с мертвой точки: уже достигнута договоренность о том, что в рамках программы ФИФА Goal в Улан-Баторе будет построен еще и крытый манеж.

    Другой вопрос – отсутствие в Монголии полноценных тренерских кадров, в результате чего президенту приходится тратиться на зарубежных специалистов. В этом плане Моримото считает, что ему невероятно повезло:

    – С прошлого года у нас работает сербский специалист Ляля Гезим, приложивший руку к воспитанию Деяна Станковича, а также поработавший в Омане и Ливии. Если вы думаете, что он требовал баснословных денег, то ошибаетесь…

    Не иначе как и бывшая звезда сборной Бразилии Сезар Сампайо, приглашенный Моримото на мастер-классы в Улан-Батор, также в первую очередь руководствовался зовом сердца, когда потратил целый месяц на возню с монгольскими детьми. «Мне не нужно денег. Главное, подтащи телевидение, чтобы вся страна знала, что я здесь», – попросил Сампайо Моримото. Кажется, что такого быть не может…

    – Сезар сам из бедной семьи, – говорит Моримото, – и он знает, чем может стать футбол в безысходной ситуации для детей и их родителей. И именно таких людей, как он, я ищу в друзья для клуба.

    Разумеется, японец разворошил в Монголии муравейник, в котором, казалось, до создания «Дерен-Сумиды» не было ни одного муравья.

    – Руководители местных футбольных клубов постоянно твердят, что «у этого японца есть деньги». Пусть завидуют, но завидуют с пользой! Пусть тоже развиваются!

    Завидовать есть отчего: грамотно построенный тренировочный план, согласно которому дети тренировались по шесть раз в неделю, позволил «Дерен-Сумиде» уже через два месяца со дня основания обыграть чемпиона Монголии! Наверное, тех самых футболистов, что пили с Такаси пиво…

    – Если продолжим в том же духе, то не исключено, что сможем намять бока и серьезным соперникам из Азии, – надеется Моримото. – А вообще моя мечта – однажды обыграть «Манчестер Юнайтед»!

    В 2006 году Такаси уже пытался «рулить» клубом в Японии. Его любительская команда выступала в восьмом дивизионе и называлась «Сумида Ситамати Сюкюдан». Лавочку пришлось тем не менее свернуть: сказалась дороговизна всего, что нужно для футбольного дела: аренды полей, снаряжения, организации турниров, переездов. Да и работать игрокам приходилось даже по выходным, отчего тренировки нельзя было назвать полноценными. У самого Моримото массу времени отнимала работа журналиста.

    – Я стал искать, где еще можно осуществить свою мечту, – говорит он. – Африка уже была «захвачена» европейцами, да и далеко она от Японии. На Тайване, в Гон­конге и Макао проблема другая – родители хотят, чтобы их дети учились, а не играли в футбол. В Монголии оказалось все проще – здесь дешево, есть полная свобода действий, а главное – у детей есть время и желание заниматься футболом!

    Объективно говоря, и сам Такаси экономит, когда каждые два месяца приезжает в Монголию для того, чтобы совершить необходимые расчеты и привезти новый инвентарь. Жизнь в стране дешевая – футболистам хватает зарплаты в 200 долларов на месяц, что уж говорить о гражданине Японии!

    – Здесь еще и очень красиво, – уверяет Моримото. – Я имею в виду природу. Единственный недостаток – безумно дорогая аренда поля! Того самого, единственного. Один час стоит 200 долларов. Поэтому нам сейчас нужны деньги, нужны новые спонсоры. Если есть интерес в России, я всегда открыт для переговоров. И мы всегда рады приехать на какой-нибудь турнир.

    Интерес, по идее, быть должен. Хотя бы потому, что у нас футболисты тоже пьют пиво…

    Финал — на поле для крикета

    За свою карьеру украинец Андрей Мальчевский сменил 11 клубов, но только четыре из них располагались на территории Европы. Зато совсем экзотической оказалась его «командировка» в Бангладеш.

    C: Андрей, откуда в Бангладеш узнали о нападающем Мальчевском?
    Все получилось чисто случайно. Я к тому времени уже много лет играл в Узбекистане, жил в Ташкенте. В один прекрасный день мне позвонил приятель, который в  Федерации футбола Узбекистана отвечал за международные отношения. Спросил, хочу ли подзаработать немного денег. Я уже разменял четвертый десяток, золотое время узбекского футбола как раз закончилось – хорошо зарабатывать в этой стране можно было до 1998 года. Вот и решил попробовать. Хотя я мало представлял себе, что такое Бангладеш. Потом, когда ознакомился со справочником для туристов, то с удивлением обнаружил, что Бангладеш – это страна, куда туристам ехать не рекомендуется.

    C: Выходит, представители «Мохаммедана» вышли на узбекскую федерацию?
    Одним из спонсоров клуба был доктор из знатной семьи, который учился в СССР и неплохо знал русский язык. Затем он женился на узбечке. Он-то и вышел на Федерацию футбола Узбекистана с просьбой арендовать двух игроков. А когда я с узбеком Робертом Гаем прилетел в столицу Бангладеш Дакку, доктор буквально стал нашим проводником в экзотическом мире этой страны, объясняя здешние правила и порядки.

    C: «Мохаммедан» заплатил за вашу аренду?
    Какие-то расчеты были. Но из Украины я перебрался в Узбекистан по международному трансферному листу, так что деньги за меня получила узбекская федерация. Какие – меня в известность не ставили.

    C: А вам сколько пообещали в «Мохаммедане»?
    Нас заявили уже на финальную пульку – за три недели должны были отыграть четыре игры. Предложили по 2 тысячи долларов на брата. Соблазнили деньгами, одним словом.

    C: Премиальные за победы вам в «Мохаммедане» полагались?
    Разговор на тему премиальных был. Но я уже привык к реалиям Азии: все, что там говорится, нужно делить на сорок пять. Мы с Робертом ехали в Бангладеш исключительно в надежде на то, что нас не обманут. Повторюсь, в Узбекистане тогда такие деньги заработать было очень тяжело.

    C: Вы были самым высокооплачиваемым футболистом в Бангладеш?
    Не думаю. За нашего самого принципиального соперника – «Абахани» – выступали несколько игроков из Ганы. Один из них в свое время поиграл во французском «Сент-Этьенне». И в Бангладеш ганец приехал в возрасте, тоже с явной целью подзаработать на старость.

    C: Как у вас в Дакке были бытовые условия?
    Жили в четырехзвездочном отеле на полном пансионе. Нам ни в чем не отказывали – по часу могли разговаривать по телефону с Ташкентом, возили на тренировки, к нашим услугам был хороший ресторан. После тренировки мы были предоставлены сами себе. Особо не гуляли – грязь в городе была страшная. Там есть районы, где живут люди побогаче. И районы для всех остальных. Рядом с нашим отелем были какие-то культурные центры, парки. А как жила нищета – это трудно описать словами. Плюс погодные условия были просто ужасными: над городом постоянно стоял смог, ощущалась большая загазованность. И почти стопроцентная влажность при температуре до 50 градусов выше нуля. Это, поверьте, очень тяжело переносить.

    C: Футбол – спорт № 1 в Бангладеш?
    Спорт № 1 в Бангладеш – крикет. Как раз когда мы играли последнюю решающую игру финальной пульки, проходил товарищеский матч по крикету сборная Азии – сборная мира. Там был настоящий ажиотаж. Решающий матч финальной пульки мы играли на том же стадионе. Чаша арены, но внутри нее два полноценных футбольных газона – поле для крикета в два с лишним раза больше стандартного футбольного газона. Когда в первый раз из подтри­бунного помещения вышли, то я сразу не разобрался, куда бежать. Потом нам объяснили, где основное поле, а где мы будем просто разминаться.

    C: Как в Бангладеш с посещаемостью матчей?
    На решающей игре стадион «Банго-Банго», который вмещал около 80 тысяч зрителей, был переполнен. Большая часть мест там стоячие – за удобствами для зрителей в Бангладеш не гнались. Пластиковые кресла были только на VIP-трибунах. Для простых смертных – деревянные лавочки, а чаще всего просто бетонные плиты, на которых можно было только стоять. Предыдущие матчи мы оты­грали на 30-тысячном футбольном стадионе. Практически на всех играх был аншлаг.

    C: По местным меркам «Мохаммедан» был крепкой командой?
    Более чем. 60 процентов состава являлись игроками национальной сборной Бангладеш. Капитан команды носил капитанскую повязку и в сборной страны.

    C: В сентябре 1998 года в результате самого разрушительного в истории Бангладеш наводнения две трети страны оказались под водой. Вы прилетели в Дакку через год. Страна к тому времени уже оправилась от стихийного бедствия?
    За все время, прожитое в Бангладеш, я только раз выезжал за территорию Дакки. С той поездкой нас, как всегда, обманули. Нам с Робертом объяснили, что едем на товарищеский матч с четвертой командой страны, который сыграем в честь какого-то праздника. Дескать, садитесь в автобус, через 15 минут уже будем на месте. Через 40 минут езды я спросил у парня, когда же мы приедем. Смотрю – вокруг нас одна вода и дорожка, как дамба. Бангладешец начал суетливо размахивать руками, мол, сейчас будем. Но мы ехали еще час, заехали в настоящие джунгли, а затем нас пересадили в лодки. Зрелище такое только в фильмах видел. Боялся, что из воды вынырнут аллигаторы или анаконды. Нас привезли на центральный остров, на котором действительно был какой-то праздник. Помню, настойчиво пытались накормить блюдами местной кухни. Но ничего, кроме фруктов, я не ел. Пил только воду, привезенную с собой. Люди там – дикари. Вместо одежды – набедренные повязки. У женщин то же самое, только грудь едва прикрывает еще один кусок ткани. Такое редко где увидишь.

    C: В Бангладеш проживают 162 миллиона человек, хотя по своей территории страна в 120 раз меньше России. Это ощущалось?
    Безусловно. Народу – тьма-тьмущая. Кишели как муравьи. Тем более что в провинции Дакка, а всего провинций в стране семь, живет едва ли не половина населения Бангладеш.
    У людей там немного другой менталитет по сравнению с нами. Они по сути своей незлые. Все маленькие, много разговаривают. В команде у меня со всеми были прекрасные отношения. Но есть свои нюансы и законы. После первой игры в раздевалке привычно снимаю спортивные трусы, а в меня летит одежда от одноклубников. Оказалось, что у них нельзя оголяться на людях. Пришлось в отель в залитых грязью спортивных трусах ехать.

    C: Дебют запомнили не только благодаря этому эпизоду?
    Там был настоящий скандал. По ходу поединка мы уступали 0:1. В конце встречи я забиваю гол, но мяч уже на линии ворот рукой отбивает один из защитников соперника. Судья этого ключевого игрового эпизода почему-то не увидел. Люди, сидевшие на трибунах, настолько возмутились, что сломали заградительную сетку и поперли как танки прямо на поле. Полицейские, вооруженные бамбуковыми палками, попытались их остановить. На поле началась настоящая бойня. Мы все попятились к щитам, затем нас вывели в подтрибунное помещение. Болельщиков «успокаивали» слезоточивым глазом. Игру, естественно, прервали.

    C: Матч переиграли?
    Долго решали, как быть. В финальной пульке наступил перерыв – в Дакке проводили международный турнир. Приехали олимпийские сборные Узбекистана, Кореи, Японии, также прилетела пара клубных команд из Европы. А после окончания турнира нам объявили, что оставшиеся матчи финальной пульки переносятся на конец октября. Нас с Робертом это известие не обрадовало. Но «Мохаммедан» договорился о продлении срока аренды с Федерацией футбола Узбекистана. Роберт, правда, вскоре получил травму, и его отправили домой. Я остался в Дакке один.

    C: Вы с Робертом были первыми легионерами «Мохаммедана» с постсоветского пространства?
    Нет, еще в начале 90-х за клуб недолго отыграл Сергей Кузнецов из московского «Спартака». Работники клуба гордо демонстрировали мне его фото в футболке «Мохаммедана». А затем в 1996 году за клуб выступал сын легенды узбекского футбола Берадора Абдураимова, Азамат. Он забил за «Мохаммедан» кучу голов.

    C: А как у вас было с результативностью?
    Тоже забивал регулярно. И, главное, важные мячи. Перед последней игрой финальной пульки нам нужно было выигрывать у принципиального соперника «Абахани» с разницей не менее чем в два мяча. Это было дерби бангладешского разлива – как в СССР между киевским «Динамо» и «Спартаком». До моего приезда «Абахани» трижды подряд выигрывал премьер-лигу. К тому же куратором команды был премьер-министр – тогда этот пост в Бангладеш занимала женщина. А нашим владельцем был глава оппозиционной партии. Так что в этих матчах была и политическая подоплека. Но мы сдали этот экзамен на отлично – выиграли 3:0. Я забил первый гол, затем дубль сделал наш капитан.

    C: Вы ведь выиграли не чемпионат Бангладеш, а премьер-лигу Дакки?
    Да, первенство страны начали проводить только со следующего сезона. Но в чемпионате Бангладеш все равно большинство участников было из провинции Дакка. В стране вообще только два крупных города – Дакка (город одновременно является столицей страны и столицей одноименной провинции) и Читтагонг. Из семи провинций Бангладеш в то время футбол активно культивировался только в Дакке и Читтагонге.

    C: Уровень тренировочного процесса в «Мохаммедане» вас разочаровал?
    Наоборот, приятно удивил. Тренеры там с помощью национальной федерации и азиатской конфедерации ездят по всему миру и учатся у лучших наставников. В итоге уровень тренировочного процесса приближается к мировым стандартам. Мне уже к тому времени шел четвертый десяток, но с некоторыми игровыми упражнениями с мячом я, выпускник школы киевского «Динамо», познакомился только в Бангладеш. Проходы с фланга, прострелы, забегания – эти упражнения немного отличались от тех, какие я встречал в Украине. Да и вообще работа проходила по другому сценарию. У нас сначала обычно пробежка на пару кругов, потом растяжечка и беговые упражнения. В Бангладеш все наоборот: начинают с беговых упражнений, потом все становятся в круг, в центр которого выходит кто-то из игроков. Все повторяют упражнения за ним. Растягиваются, а затем приступают ко всевозможным упражнениям с мячами. Очень интересный процесс разминки.

    C: Тестом Купера тренер «Мохаммедана» нагружал?
    Только раз бежали три километра на время. Я постарался не ударить лицом в грязь. На морально-волевых прибежал вторым, но после этого чуть не умер (на дворе было плюс 40 – почти сауна).

    C: Язык бенгали освоили?
    Выучил несколько фраз. Этого было достаточно, ведь и с тренером, и с руководством клуба общался на английском. Но рикше на его родном языке мог сказать «прямо», «направо» или «налево». Также усвоил, что с рикшами очень опасно ездить – прямо на моих глазах их регулярно сбивали машины. Там правил дорожного движения практически нет. Если водитель из Бангладеш приедет к  нам, то будет супердрайвером.

    C: В «Мохаммедане» с вами в итоге рассчитались?
    Да. В первый свой приезд я с августа по октябрь заработал 7 или 8 тысяч долларов. Хотя забирал свое с боем. Уверенности в том, что рассчитаются, не было никакой. В итоге накануне решающего поединка с «Абахани» пришел к тренеру и сказал, что если перед матчем мне в гостиницу не привезут деньги, то я на игру не выйду. Тренер побледнел и сразу побежал к руководству клуба решать вопрос. Сказал владельцу команды, дескать, если Андрей не выйдет на игру, то он за результат не отвечает. Меня вызвали к президенту, он дал гарантии. Но, думаю, если бы мы не вы­играли премьер-лигу, то вряд ли бы деньги отдали. Впрочем, болельщики «Мохаммедана» меня очень сильно полюбили. И после сезона в индийском «Черчилль Бразерс» я вновь вернулся в Дакку. Ко мне в Гоа прилетел один из руководителей «Мохаммедана». Пришел в гостиницу и сказал: Андрей, дескать, мы рассчитываем на тебя в финальной пульке, у нас впервые проводится национальное первенство Бангладеш. Чемпионат Индии как раз подходил к концу, я отыграл последнюю игру и полетел в Дакку. В финальной пульке сложилась такая же ситуация, как и год назад. Нам снова нужно было вы­игрывать последний матч с разницей в два мяча. Но я приехал из Индии с травмой и был не в лучших кондициях. Поединок завершился вничью, и нам достались серебряные медали.


    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №18 (18-24 мая 2011 года)

    Использование материалов еженедельника без разрешения редакции запрещено.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров