YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Борис Рапопорт: Если работаешь по-белому, в ФНЛ достаточно 250–300 миллионов рублей Футбол. Персона

Борис Рапопорт (витрина)
Фото: «Спорт День за Днем» (Илья Смирнов)

Правнук Бориса Рапопорта едва не сорвал интервью. «Не уезжай с дачи. Почитай мне сказки», — упрашивал он прадеда. Тот не сдался. Уехал. В 72 года Борис Завельевич разрывается между «Ленинградцем», выступающим в зоне «Запад» ПФЛ, и «молодежкой» СШОР «Зенит». И ему это нравится. Даже шутит, что у него только один выходной в году — 1 января. В интервью «Спорту День за Днем» Рапопорт рассказал, почему он спустя 16 лет возглавил профессиональную команду, и назвал стадион мечты для «Ленинградца».

Приличный бонус за выход в ФНЛ

— В Петербурге сейчас проходит Мемориал Гранаткина. Тренеры сборной Петербурга просили у «Ленинградца» трех игроков, но вы отказали.
— У нас хотели взять Егора Корцова…

— …про которого говорят, что он похож на Льва Бурчалкина.
— Он тоже рыжий. Больше ничего общего. Корцов — атакующий полузащитник, а Лев Дмитриевич был нападающим. Еще у нас просили центрального защитника Руслана Баширова и нападающего Никиту Хлусова. Их включили в заявку сборной Санкт-Петербурга, даже не спросив нас. Ответственность за ребят, конечно, лежит на мне, но еще же есть руководство клуба. «Ленинградец» это же не моя частная лавочка.

— Если бы вы принимали решение, отпустили бы ребят на Мемориал Гранаткина?
— Юношеские соревнования нужны для того, чтобы подготовить ребят к профессиональному футболу. Выступление за молодежную сборную не несет игровой пользы. Смысл ведь в другом.

— В чем?
— Вот вам пример. У меня Корцов за два круга молодежного первенства Санкт-Петербурга забил 21 гол. И еще четыре в трех играх на Кубок города. А сейчас у него всего два в шести играх ПФЛ, один со «стандарта». Значит, он еще не адаптировался к новому уровню. Я сказал им троим при всей команде: «Не удивляйтесь, что вы в заявке сборной Санкт-Петербурга. Вы останетесь в ’’Ленинградце’’. Мы приняли такое решение».

— Как они восприняли?
— Абсолютно спокойно. Они уже ушли от этого. Стали профессиональными футболистами. Получают зарплату. Пускай и небольшую. Конечно, если бы я сказал, они пошли бы играть за сборную Санкт-Петербурга. Но есть риск потерять их из-за травмы, а все трое — игроки основного состава.

— Вы сказали про небольшие зарплаты. Предусмотрен какой-то бонус за выход в ФНЛ?
— Есть. Не могу называть цифры, но для игроков — очень приличный. Еще есть небольшие премиальные за победы. Дома или на выезде — оплачивается одинаково.

— Как обстоят дела с финансированием?
— У нас все своевременно выплачивается, тренировочный процесс и питание обеспечиваются. Мы даже на выездной матч с «Коломной» летали самолетом до Москвы, а дальше автобусом. Если все так и останется, то (может, не в следующем году, а, например, в 2020-м) «Ленинградец» точно выйдет в ФНЛ.

— На все московские матчи будете летать на самолетах?
— Каждый выезд определяется не стоимостью поездки, а исходя из удобства подготовке к игре.

— 12 часов на автобусе до Смоленска перед матчем с «Днепром» — это было эффективно?
— Это была ошибка. Я давно не работал во второй лиге. Ребята, игравшие в Смоленске, сказали, что поезд туда идет 15 часов. Это тяжеловато. Мне обещали, что автобусом до Смоленска мы доедем за десять часов. Получилось двенадцать.

— Попали в пробку?
— Нет, очень плохие дороги. Идет их ремонт, а движение организовано по реверсному методу: пропускают машины то в одну сторону, то в другую. В результате мы проводили тренировку в день матча. Еще и забили сами себе нелепый гол, а потом мучались на поле («Ленинградец» проиграл «Днепру» 0:1. — «Спорт День за Днем»).

Астафьев захотел домой

— Вы уже поняли, кто еще в зоне «Запад» будет претендовать на выход в ФНЛ?
— Мы сами пока ни на что не претендуем. У нас нет такой задачи. Мы просто играем и создаем команду. Хотя губернатор Ленинградской области (Александр Дрозденко. — «Спорт День за Днем») и его приближенные люди начинают говорить: «’’Ленинградец’’ интересно играет. Давайте выходить». Я не отказываюсь от этого. В Череповце мне никто не ставил такую задачу, но мы шли-шли и вышли (в 2000 году «Северсталь» отказалась от путевки в первый дивизион по финансовым причинам. — «Спорт День за Днем»). Я пока не представляю силу «Ленинградца». Нам очень тяжело даются голы. Неукомплектованный состав. На позиции опорного полузащитника у меня играют хорошие ребята из «молодежки»: Владислав Шепелев и Андрей Орлов. Мне их некем заменить. Шепелева, кстати, не вызвали в сборную Санкт-Петербурга.

— Почему?
— Видимо, осталась обида. До 13 лет он занимался в академии «Зенита», а потом уехал в московское «Динамо». Четыре года провел там. В ноябре прошлого года пришла его мама: «Борис Завельевич, не возьмете сына? В дубль ’’Динамо’’ его не пригласили». Внешне он меня не впечатлил, а начал тренироваться — смотрю: парень неплохой. Я его подпускал под Никиту Глушкова, а когда тот ушел в «Локомотив», Шепелев стал постоянно играть. С прошлой зимы уже набралось матчей 60.

— Вам обещали, что увеличат бюджет, если «Ленинградец» выйдет в ФНЛ? Все-таки у вас 100 миллионов рублей, а там надо минимум 500.
— Если ты работаешь по-белому и у тебя нет левых контрактов, такой суммы и не нужно. Чтобы сыграть в ФНЛ, достаточно 250–300 миллионов. Губернатор нам обещал, что если мы поднимемся, то бюджет клуба будет увеличен. Я сказал ему, что мне более понятен ход «Чертаново», которое два сезона провело в ПФЛ, а на третий вышло в ФНЛ. Мы же в спешке проводили комплектование, и не все футболисты меня устраивают. Не по отношению к делу, а по их развитию и дальнейшим перспективам.

— Не жалеете, что согласились тренировать «Ленинградец»? Опять эти поездки, сборы.
— Если бы пригласили из другого клуба, даже из Петербурга, то я бы не пошел. Тяжело. Мне уже 72 года.

— На сколько рассчитан ваш контракт?
— На год. Есть сложный вопрос с лицензией. Но я знаю, что уровень доверия ко мне высок. Для меня контракт не столь важен. Если здоровье мне позволит — буду работать. Если не будет во мне нужды — значит, уйду. Что сделаешь? Тренерская работа она такая… Надо всегда быть готовым.

— Чем вас привлек «Ленинградец»?
— Здесь я продолжаю работать со своими ребятами из молодежной команды. Ее, кстати, я тоже не отдал. Настоящая трагедия Петербурга в том, что выпускникам футбольных школ некуда идти. Когда в «Зените» работал Антон Евменов (руководителем селекционного и аналитического отдела. — «Спорт День за Днем»), они стали брать воспитанников из СДЮСШОР «Зенит», а сейчас вообще перестали. Куда идти ребятам? Сейчас многие хотели в «Ленинградец». У нас Олег Власов тренировался, мы его все же взяли. Еще обращался Игорь Чеминава.

— Даже с учетом скромной зарплаты?
— Домой хотят. С нами начал тренироваться Максим Астафьев. У него еще было предложение из Нижнего Новгорода. Я вижу, что он в порядке. 36 лет. Скорость не потерял. Нашим мальчишкам с ним интересно. Он мне признался: «Борис Завельевич, уже надоело ездить». Небольшая зарплата в «Ленинградце» его устраивает. Он еще учится на тренера. Макс Андреев у нас тренировался. Потом уехал в Белоруссию. Но мы не можем всех взять.

— Почему?
— Смысл «Ленинградца» не только в результате, но и в том, чтобы поднять молодых ребят. Если мы увидим, что рост их мастерства опережает команду, то, наверное, надо будет их продавать. У меня еще очень хорошие человеческие отношения с футболистами. Практически со всеми я работал по два-три года. Например, Илья Скроботов. Он все время приходит на наши игры. Зимой приходил ко мне тренироваться во время отпуска.

— «Ленинградец» не хочет попытаться его арендовать?
— У нас прекрасные отношения. У него нет агента. Сегодня я ему сказал: «Если возникнут житейские проблемы — приходи, посоветуемся». Арендовать? Его сейчас даже не отдали в сборную на Мемориал Гранаткина. У меня складывается впечатление, что в «Зените» вообще не знают, что с ним делать. Конечно, он должен готовиться с основной командой, а играть за «Зенит»-2. Но для него, на мой взгляд, это будет моральная травма.

Лицензия А? Нужно 250 тысяч рублей на обучение

— Неужели все так серьезно?
— «Зенит»-2 плохо играет и постоянно проигрывает. Футболиста это только угнетает, пусть даже он не виноват в этом. Плюс неконкурентоспособная команда никогда не может вырастить хорошего футболиста. Почему мы взяли Максима Астафьева? Почему у нас играют Сережа Костин и Саша Петров? Если бы я запустил свою молодежную команду в ПФЛ, то был бы такой же результат, как у «Зенита»-2 в ФНЛ. Хотя за шесть лет мы выиграли все турниры, какие только возможно: три раза были чемпионами России, три раза — первенство города… Но играли со своими сверстниками.

— В «Зените»-2 погорячились, что взяли столько человек из «молодежки»?
— Там еще была непонятная тренерская рокировка: Константина Зырянова на Сашу Горшкова. У Кости нет тренерской лицензии. Как и у меня.

— Как же он тогда работал с «Зенитом»-2?
— У него была лицензия A, позволявшая тренировать до конца сезона. На категорию pro, которую теперь требуют в премьер-лиге и ФНЛ, группы для обучения будут набираться только в конце года. Скоро, наверное, pro введут и во втором дивизионе. Все к этому идет.

— Кто тогда будет тренировать?
— У меня тоже нет лицензии A для работы во втором дивизионе. Я же не работал в последние годы. Поэтому пригласил Геннадия Бондарука, которого я знаю по совместной работе в Сочи. У него есть лицензия A. Я же могу зимой подать документы на обучение, но это же еще финансовый вопрос.

— «Ленинградец» готов оплатить ваше обучение?
— Я думаю, что вопросов не возникнет. Требуется 250 тысяч рублей, чтобы начать семимесячное обучение. Пока же будет так, как есть. Я не понимаю, почему в «Зенит»-2 не могли поставить тренера с лицензией pro.

— Кого, например?
— Во-первых, есть Владислав Радимов. Если бы ему предложили формально быть главным тренером «Зенита»-2, а эти функции выполнял бы Зырянов, то хуже бы не было. Я вообще помню, как он сам играл за «Зенит»-2. В прошлом году там выступали, Александр Анюков, Михаил Кержаков. Почему сейчас не сделать так же?!

Денисов и Быстров жаловались на свои зарплаты

— Вас не смущает как бывшего вратаря, что в «Зените» фактически нет никого под Андреем Луневым?
— Я считаю, что Лодыгин — квалифицированный вратарь. Матч в Минске? У голкиперов бывают ошибки. Они без них не играют.

— Егор Бабурин уехал в аренду в «Рубин»…
— А смысл оставаться? Ему нужна команда, где он будет играть.

— Согласны.
— Не играющий вратарь — это бессмысленное мероприятие. Пришел Бабурин в «Рубин», а там Джанаев. И что дальше? Так же будет сидеть на лавке и получать деньги. В «Зените» ему тоже не было смысла оставаться. Миша Кержаков уже поездил по стране, ему 31 год, поэтому может позволить себе зарабатывать в родном городе. А когда человек, придя в молодежную команду, получает 120–150 тысяч рублей, у него уже жизнь удалась. Хотя надо стремиться зарабатывать в главной команде. Денисов и Быстров получали по 10 тысяч рублей в дубле «Зенита», когда я был спортивным директором клуба. И приходили ко мне жаловаться: «Вот мы были в сборной. В ЦСКА получают столько-то, в Спартаке столько…». — «Идите тогда туда». — «Нет, мы хотим здесь играть». Еще все стращали меня своим агентом Павлом Андреевым: «Вот сейчас он приедет». Не приезжал. Как только они стали играть в «Зените», он сразу приехал. Я им еще сказал: «Ребята, вы деньги не получили, а заработали». В «Ленинградце» мы будем стремиться именно к этому.

— Похвально.
— Я спрашиваю игроков «Ленинградца»: «Сколько у тебя мама получает? А сколько пенсия у дедушки?» Чтобы они понимали соразмерность сумм. А то сейчас вовсю заламывают пальцы. С людьми довольно непросто разговаривать.

— В «Ленинградце» такая же ситуация?
— Нет, это же все воспитанники нашей школы. Я с ними раньше работал. Из не наших всего четыре человека: два голкипера Даниил Сизько из «Смены» и Владимир Мухин из «Локомотива», а также Астафьев и Шепелев. Третьего вратаря мы пока не заявляем. У нас есть очень талантливый Иван Будачев 2001 года рождения. Он сейчас играет за юношей нашей школы. Они вышли в финал чемпионата России. Будут играть в ноябре. Забирать оттуда Будачева не хочется. Если только никто не сломается из двух основных вратарей.

Отель, где жили хорваты, нам не по карману

— Есть планы со временем увезти команду в Ленинградскую область, которую она представляет?
— Губернатор Дрозденко и все его помощники хотят создать клуб с другой философией, нежели у «Тосно». Тот был частным клубом. На мой взгляд, они сильно сработали в плане комплектования команды, добрались до премьер-лиги, выиграли Кубок России. Но если взять экономическую сторону, то было понятно, что все это рухнет. Философия развития должна быть другая. Мы говорили с Дрозденко, что надо найти в области место для базы и построить свой стадион. Пускай и небольшой.

— Где именно: Тихвин, Гатчина?
— В Тихвине есть стадион, но он все же далековато находится.

— Сколько должен вмещать такой стадион?
— Чтобы он попадал под регламент РПЛ. Стадион на 10 тысяч. Больше не надо. Помимо СШОР «Зенит», нужна еще областная централизованная школа. В этом регионе очень много талантов. Нашли же мы Алексея Ионова и Александра Кержакова в Кингисеппе.

— Где сейчас тренируется «Ленинградец»?
— На стадионе NOVA Arena. Там же играем. Перед матчем с «Коломной» мы тренировались на стадиончике СШОР «Зенит» на проспекте Металлистов (бывший «Турбостроитель». — «Спорт День за Днем»). Еще там есть хороший конференц-зал, где можно провести разбор игры. Единственная сложность — там уложено натуральное поле. Когда переходишь на него с жесткого искусственного покрытия, могут возникнуть проблемы. На прошлой неделе мы тренировались в Рощино — вообще супер! Эту базу, похоже, отдали «Ленинградцу».

— До нее далеко ехать?
— Час. Не так долго. Но там стадион пока не подпадает под регламент ПФЛ. Всего 500 мест, а надо полторы тысячи. Пока можно там работать на великолепном натуральном газоне, на котором тренировались хорваты во время чемпионата мира. Весь стадион обклеен их портретами. У нас пока нет предыгрового карантина, но если понадобится, есть возможность приехать в Рощино с ночлегом. Буквально рядом со стадионом отель. Не тот, где жили хорваты. Он слишком дорогой. А более простой рядом.

— Сейчас игроки как добираются на домашние матчи?
— За полтора часа приходят на игру. Опозданий не было. Ребята настолько ценят то, что они получили, что боятся это потерять. Те, кто постарше, тоже. Они поездили по России — помыкались. Сегодня платим — завтра не платим. А сейчас попали в команду, где все обязательства выполняются. Я не говорю, что мы роскошно живем, но в плане спортивной подготовки — идеально.

— После большого перерыва вы вернулись во второй дивизион. Каким вы его нашли?
— Я удивлен. Думал, что будет слабее. К судьям у меня нет претензий по проведенным матчам.

Обляков сказал: «Если бы я позвонил, вы бы меня отговорили от переезда в Уфу»

— Вы воспитали многих игроков, не все из них попали в «Зенит»…
— До сих пор сидит занозой уход Ивана Облякова. Не думал, что он уйдет… Мы его предлагали в «Зенит», и я не мог подумать, что он уйдет. Ваня — один из самых талантливых игроков, с которыми я работал. Он не вернулся после поездки вместе с юношеской сборной России. Я его ждал на тренировке, а он не приехал. Без объяснения причин. Потом он позвонил, я спросил: «Ваня, как же так? Есть же человеческие отношения!» И он выдал великую фразу: «Знаю, что если бы я сначала позвонил, вы бы меня отговорили». Я не стал бы уговаривать, мы просто обсудили бы ситуацию. Затем зимой Ваня приехал, и я сказал: «Наверное, ты не прогадал». А если бы он попал в молодежную команду «Уфы», которая никому не нужна? Но он поработал с Гончаренко и Семаком, что позволило ему прибавить. Они относились к Облякову бережно, но убежден, что он смог бы развиваться и в «Зените».

— «Ленинградец» — это…
— Подарок судьбы, я не говорю о финансовых условиях. Это подарок для питерского футбола и местных ребят. Сейчас появилось очень много хороших мальчишек. Увы, я не могу всех взять в основную команду, ведь многие играют в молодежном первенстве.

— Со многими игроками «Ленинградца» вы давно знакомы и работаете с детства. Какие у них устремления? Они хотят расти с «Ленинградцем»?
— За всех сказать сложно. Но с большинством ребят я работал без конфликтов. Это о многом говорит. Были случаи, когда тренеры школы, которые работали со старшими, говорили: «Борис Завельевич, забери их себе! Мы уже не можем с ними!» Это были проблемы с характером и отношением к футболу. И у меня получались хорошие отношения с этими ребятами. Например, Илья Скроботов. Он все время приходит на наши игры. Зимой приходил ко мне тренироваться во время отпуска.

— Скроботов не просился в «Ленинградец»?
— У нас прекрасные отношения. У него нет агента. Сегодня я ему сказал: «Если возникнут житейские проблемы — приходи, посоветуемся».

Штрафовать нельзя. Лучше расстаться

— На чем строятся эти доверительные отношения?
— Я терпеливый человек, не стремлюсь кого-то убрать из команды. Если не могу «достучаться» до человека, то сперва стараюсь его убедить — «нужно делать так, так и так». Но я сейчас говорю о тех, кто имеет способность играть. Я всегда говорил: «Ребята, вы пришли играть в футбол? Если хотите чего-то добиться — настраивайтесь на тренировочную работу. Если не хотите — пожалуйста, идите в другие клубы. Там нет таких требований».

— Например?
— Образно говоря, люди не должны опаздывать. Но если я сам буду опаздывать — что я с них спрошу? Все может случиться, но в 99,9 процента случаев я не опаздываю.

— В «Ленинградце» есть система штрафов?
— Я не делал положения о штрафах. Зачем? Допустим, человек сделал что-то не так. Мне достаточно поговорить, разъяснить ситуацию. А если человек повторяет проступок, то зачем мне его штрафовать? С ним легче расстаться.

— Расстаться?!
— А какой смысл? Если мы поговорили, но он не понял? Можно сделать два «китайских предупреждения». Если с человеком поговорил несколько раз, но он не понимает, то и штраф его не остановит. Особенно в больших клубах. Ну, заплатит он штраф, и что? Будет платить — и опаздывать. А человек должен понять, что делать нельзя. И ребята, с которыми я работаю, это понимают.

— И вы готовы расстаться даже с очень сильным игроком, если его поведение не соответствует требованиям?
— Конечно. А какой смысл? Он все равно ведь подведет. Но прежде я должен сделать все возможное, чтобы не расстаться. Это моя задача как тренера и педагога. И я расстаюсь, если вижу — все, тупик… Это сложно.

— С кем было расставаться труднее всего?
— Всего и не вспомнишь. Недавно я встретил Олега Дмитриева (играл за «Зенит» с 1990-го по 1998-й, в 25-летнем возрасте уехал в «Рубин», а через год играл за «Динамо-Стройимпульс» в КФК, завершил карьеру в «Петротресте». — «Спорт День за Днем»). Талантливейший был парень. Он не сделал для футбола многого. Но были проблемы с режимом и т. д. Сейчас у него семья, чем он занимается, я не знаю.

— Одно время он был пожарным.
— Пожарным? Я не стал спрашивать, чем он занимается, но увидел, что Олег очень жалеет, что так сложилось. Они как с Юрой Мамонтьевым (играл в «Зените» с 1990-го по 1994-й. — «Спорт День за Днем») встречались, так начиналось… После травмы Юра не смог восстановиться, да и алкоголь… И таких людей было много. Но есть и обратные истории.

— Например?
— Дима Сенников. В 1994-м я вернулся в школу «Зенита», взял молодежную команду. Выпуск Вячеслава Булавина. Тогда уже ушли Зезин, Панов и Угаров. Они играли в «Зените». И Вячеслав Иванович мне говорит: «У меня Сенников есть, его никто не взял». И я позвонил Диме, спрашиваю: «Чем занимаешься?» Отвечает: «Учусь в институте». Узнал, хочет ли он вернуться в футбол, он очень обрадовался. Пришел в школу, стал тренироваться, мы лидировали в чемпионате города. А летом он сказал, что его пригласил петербургский «Локомотив» Гиви Нодия. Что было потом, вы сами знаете. Так Сенников, который не обладал выдающимися данными, стал самым титулованным питерским игроком, до недавних побед «Зенита».

Газзаев — все

— Год назад Юрий Семин, ваш ровесник, выиграл чемпионат. О чем это говорит?
— О силе советской тренерской школы. Бесков, Качалин, Морозов, Лобановский, Садырин. Мы, может, не совсем тогда осознавали эту силу. Юрий Андреевич Морозов, на мой взгляд, великий специалист. Характер был сложный. Не всегда удавалось наладить контакт с футболистами, но в плане понимания тренерского процесса это был величайший специалист, недаром он столько лет проработал с Лобановским. И Семин многое взял у этих тренеров. Очень жалею, что не работают Романцев и Газзаев.

— Думаете, Газзаев «все»?
— Думаю, что «все». Вряд ли он вернется. Он в Думе, другие заботы. Вряд ли он сможет вернуться. Как и Романцев. Очень жаль…

— Но многие скептически относились и к возвращению Семина…
— Ни в одном другом клубе, кроме «Локомотива», он бы ничего не выиграл. Это его дом. И он все время работал, в отличие от Газзаева, но не всегда добивался результата. Семин умеет создавать коллективы, при том что он не мягкий человек. Жесткий тренер. И футболисты это понимают. В итоге получается семья, которая добивается результата и играет за тренера. У меня сложилось впечатление, что в чемпионском сезоне за Семина бились и иностранцы.

— Футболисты «Ленинградца» играют за вас?
— Наверное, да. Я создаю прекрасную обстановку. Я, конечно, не сравниваю свои заслуги с заслугами Семина… об этом даже неудобно говорить. Но я создаю уровень взаимопонимания. У нас нет криков, оскорблений. Даже во время игр. Многие поездившие по городам и весям игроки знают, какая бывает обстановка — когда в раздевалке стоит мат, идет «душиловка». У нас такого нет. Это очень важно. И что еще важно для творчества — никто не давит на результат. Ведь этих молодых ребят можно запросто «перегнуть».

— Что вы имеете в виду?
— Мы провели несколько матчей, я захожу в раздевалку и вижу, что они идут на игру, как на каторгу. Все мрачные. Я пошутил. Смотрю, не помогает. Поговорил с Игорем Михайловичем Левитом (гендиректором клуба. — «Спорт День за Днем»), попросил подойти. Вместе с ребятами поговорили, сказали: «Успокойтесь. Мы от вас ничего не требуем». А то ребята слышат губернатора: «Надо туда! Надо сюда!» В итоге мы решили повезти команду в гольф-клуб с женами и детьми. Все провели время с удовольствием, увидели, что мы команда-семья. Это правильные маленькие шажки на объединение команды.

Личное дело

Борис Завельевич Рапопорт

Родился 1 мая 1946 года в Ленинграде

Воспитанник: ДЮСШ гороно «Смена» (Ленинград)

Карьера игрока: «Динамо» (Ленинград, 1964–1968); «Трактор» (Волгоград, 1969); «Строитель» (Ашхабад, 1970, 1971); «Петроградец» (чемпионат Ленинграда, 1972–1978); «Каршистрой» (Карши, 1979–1981)

Карьера тренера:

Тренер СК «Звезда» (Ленинград, 1981–1990); «Зенита» (1993–1994); СШОР «Зенит» (1995–1997)

Главный тренер «Динамо» (Санкт-Петербург, 1998–2000); «Северстали» (Череповец, 2000); «Локомотива-Зенита»-2 (Санкт-Петербург, 2001); «Зенита» (26 августа — 30 ноября 2002)

Спортивный директор «Зенита» (2002–2004)

Вице-президент «Зенита»-2 (2005–2006, август)

Заместитель генерального директора «Сатурна» (Московская область, 2006, август — 2007, июнь)

Руководитель департамента по подготовке резерва ФК «Зенит» (2007, сентябрь — 2008)

Вице-президент «Жемчужины-Сочи» (2009–2011)

Тренер-преподаватель молодежной команды СШОР «Зенит» — с мая 2012 года

Старший тренер ФК «Ленинградец» — с июня 2018 года

Использованы фото: ФК «Зенит», из архива газеты «Спорта День за Днем»

Оцените материал:
-
0
9
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
1 комментарий
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

pleazant – 05.09.2018 21:37

На такие деньги(300млн. р.) на год ногомячистам ПФЛ, 100 пенсионеров со средней российской пенсией(13000р.) могли бы прожить полный срок дожития(19 лет).

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад