• Бронзовый призер чемпионата мира Николай Панкратов: Дрожу перед допинг-контролем!

    21.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    Из-за повышенного уровня гемоглобина российского лыжника несколько раз отстраняли от стартов, разрешив принять участие только в нелюбимом марафоне.

    На Олимпийские игры в Турин российский лыжник Николай Панкратов ехал претендентом на медали. Планировал стартовать в команд­ном спринте, эстафете… Но вместо этого в Италии он только и делал, что разбирался с врачами: из-за повышенного уровня гемоглобина его несколько раз отстраняли от стартов, разрешив принять участие только в нелюбимом марафоне. На стартующем завтра в японском Саппоро чемпионате мира у Панкратова появится шанс на реванш.

    Бегаю без паспорта

    – Николай, Олимпиаду часто вспоминаете?
    – Такое разве забудешь! (Смеется.) Прекрасные итальянские каникулы. Съездил «олимпийским» туристом. Даже на хоккей сходил.

    – Сомневаюсь, что тогда вы находились в столь же приподнятом расположении духа…
    – Вы правы. Было очень тоскливо. Даже хотелось плакать! Готовишься, готовишься, а потом из-за какого-то уровня гемоглобина не можешь выйти на старт. Еще можно понять, когда находят допинг. Но я-то пострадал безвинно, из-за особенностей своего организма. С рождения повы­шенный гемоглобин, который после сбора в горах сильно подскочил. Кстати, к ЧМ-2007 мы тоже готовились в высокогорном Цахкадзоре, но, надеюсь, «рецидива» не повторится. Врачи сборной стали опытнее в этих делах.

    – Знаю, вы собирались себе сделать паспорт крови, в котором было бы доказано, что гемоглобин у вас повышен от природы…
    – Это оказалось очень хлопотной процедурой. Необходимо, чтобы WADA в течение года постоянно контролировало все изменения моего организма. Нужно сдавать анализы в горах, на среднегорье, на равнине. Наши врачи подготовили результаты биохимии за четыре года; я, естественно, был готов ко всем этим проверкам. Но последнее слово оставалось за Российским антидопинговым агентством. Видимо, агентство и его глава Николай Дурманов не заинтересованы в том, чтобы избавить спортсменов от лишних проблем. Заявку не подали, и я остался без паспорта.

    – Теперь, наверное, боитесь проходить допинг-контроль?
    – А вы бы не боялись? Не понимаю, почему мы должны тренироваться, пахать на тренировках, а выход на трассу зависит от чиновников, которые не запросили разрешение сделать паспорт. Уже в этом сезоне перед этапом Кубка мира во Франции у меня возникли проблемы. Мы провели короткий сбор в горах, затем спустились, и перед соревнованиями у меня, Жени Дементьева и Максима Вылегжанина уровень гемоглобина был выше нормы. Пришлось в срочном порядке его снижать – в частности, пить много воды. Тогда, к счастью, снизить удалось. Что будет в Саппоро, пока не могу даже предположить.

     

    Не научился падать на финише

    – Может, не стоит проводить сбор в высокогорье?
    – Стоит. Когда спускаешься с гор, бежать намного легче. Другое дело, что перед Олимпиадой мы в Армении еще и отборочные соревнования проводили. Нерво­трепка! Многие приехали в Турин выжатые как лимон. В этом году все было правильно. В горах мы только тренировались.

    – То есть в этом сезоне отбор на чемпионат мира проходил справедливо?
    – В целом да. Попали все сильнейшие. Но по ходу сезона у меня возникали некоторые вопросы. Скажем, перед чемпионатом России в Сыктывкаре у меня было мало рейтинговых очков, и в состав я не проходил. Как, кстати, и Иван Алыпов. В Сыктывкаре я не смог показать быстрых секунд главным образом потому, что трасса была очень непривычная. Проложена по лыжероллерным дорожкам, мало горок, негде обгонять. В итоге победили те, кто хорошо изучил все нюансы трассы. Получалось, что в Саппоро нужно брать их, а не меня. Хорошо, что на следующих этапах Кубка мира мы с Ваней хорошо выступили и завоевали путевки.

    – Вы удивили всех на домашнем этапе Кубка в Рыбинске, когда выиграли серебро в спринте. Сами-то ожидали от себя такой прыти?
    – Когда я хорошо себя чувствую, мне все равно, какую гонку бежать – марафон или спринт. В Рыбинске как раз был такой день. А может, я просто самый сильный спринтер в России? (Смеется.)

    – В нынешнем сезоне результатами радует вся российская ­команда.
    – Это правда. У нас потрясающий сезон. Сегодня в «призах» я, завтра Женя Дементьев, потом Саша Легков. Мы доказали, что в России есть настоящая лыжная команда!

    – Но за место в этой команде в Японии вам придется еще сражаться. Я об эстафете. Когда, кстати, будет сформирован квартет?
    – Накануне старта. С одной стороны, мы уже привыкли бегать таким составом: я, Рочев, Легков и Дементьев. У нас получалось. Но с другой – посмотрите, как бежит в этом сезоне Сергей Ширяев. Понятно, что если и в Саппоро он будет в такой же хорошей физической форме, то его нужно ставить в эстафету. Но тогда придется разбивать сложившуюся четверку. Не завидую тренерам. Им придется поломать голову.

    – Ширяев громко заявил о себе во время Tour de Ski. В частности, выиграл заключительный «горный» этап. А у вас получилось далеко не все. Не так ли?
    – Согласен. Организаторы сделали финиш в горку. Многие добегали до вершины и падали как подкошенные! Я же пока не могу заставить себя бежать так, чтобы потом свалиться без чувств! Корю себя за это.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров