• Бронзовый призер чемпионата мира — 2011 Артур Гачинский: Я начал все с нуля!

    Вечный золотой мальчик петербургской «фигурки» остепенился

    18.11.16 20:10

    Бронзовый призер чемпионата мира — 2011 Артур Гачинский: Я начал все с нуля! - фото

    Фото: EPA


    Уже в 17 лет ученик Алексея Николаевича Мишина выиграл медаль чемпионата мира, а вскоре он стал вторым на чемпионате Европы… Казалось, петербуржец Артур Гачинский войдет в число великих, но не судьба. После смены тренера, безуспешной попытки начать все с нуля в Москве под руководством Татьяны Тарасовой, череды травм и разочарований Артур вновь вернулся на ледовую арену «Юбилейного», в группу Мишина, но уже в качестве молодого, начинающего тренера.

    Тарасова меня перевоспитала

    — Решил вернуться, потому что у меня здесь мама, дом и семья, — объяснил Артур свое решение корреспонденту «Спорта День за Днем».

    — Как на это отреагировал Алексей Николаевич?
    — Я приехал в Питер и буквально через пару дней в квартире моей мамы раздался звонок Мишина. Она перезвонила мне: «Алексей Николаевич просит, чтобы ты его набрал. Он не знает твой новый номер». Я позвонил. Алексей Николаевич предложил поработать его помощником. Мы встретились в «Юбилейном», пообщались, и буквально на следующий день я вышел на работу.

    — Как бывшие товарищи по команде восприняли вас в новом качестве тренера?
    — Ооооо… Честно говоря, сначала все были шокированы, когда меня здесь увидели. Но приняли очень тепло. Без всякого негатива.

    — Они вас слушаются?
    — Куда им деваться? (Улыбается.) Теперь я по статусу выше их. Шучу, конечно. Для меня работа тренером — это не власть над фигуристами, а ответственность за людей, которых ты тренируешь. Когда ты спортсмен, это тяжелый физический труд. Когда становишься тренером, то уже выкладываешься эмоционально и интеллектуально. Постоянно думаешь, строишь какие-то планы, голова постоянно занята.

    — Есть амбиции как тренеру выйти на топ уровень?
    — Я ради этого и начал этим заниматься. Раньше моя амбиции носили чисто спортивный характер и касались только меня самого. Сейчас преследуется совсем иная цель. Хочу реализовать себя как тренер. Меня не беспокоит то, что я не смог завоевать те или иные медали. Не горю желанием еще раз постоять на пьедестале почета. Я начал все с нуля. Хочу теперь пройти этот путь как тренер.

    — Чему вы научились у Татьяны Анатольевны Тарасовой?
    — Она дала мне закалку, характер. Она изменила полностью подход к тренировкам. Перевоспитала, можно так сказать.

    — Чья тренерская модель станет для вас ориентиром — Татьяны Анатольевны или Алексея Николаевича?
    — Я бы их соединил.

    Все разрушилось как карточный домик

    — Что вы как тренер никогда не будете делать со своими спортсменами?
    — Я точно никогда не брошу своего спортсмена. Никогда не уйду в сторону. Между тренером и спортсменом должны быть абсолютно доверительные отношения.

    — Дружеские отношения не помешают в работе? Все-таки многие ваши ученики — практически ваши ровесники.
    — Все наши великие тренеры, и Алексей Николаевич, и Татьяна Анатольевна, начинали свою карьеру в довольно молодом возрасте. Все зависит от спортсмена. Если он готов воспринимать информацию, которую ты даешь, все будет в порядке. Я научился в Москве тому, чего здесь нет, и теперь передаю фигуристам что-то новенькое. Вот вам конкретный пример. Сейчас я работаю с Алисой Лозко. Она съездила на свой первый этап юниорского Гран-при, получила четвертый уровень за «дорожку». Так что уже от моей работы уже есть какой-то результат. Посмотрим, что будет дальше.

    — Вы завершили спортивную карьеру из-за травм?
    — Да, они посыпались одна за другой. Пролежав в очередной раз в больнице, я понял, что не хочу больше кататься. Жизнь длинная. Здоровье дороже. Чтобы быть впереди, надо было на каждой тренировке переступать через себя. Этого мое здоровье уже не позволяло.

    — Как отреагировали семья, Татьяна Анатольевна?
    — Когда я привел им свои доводы, у них просто не было возможности мне возразить. Когда тренировочный процесс занимает две недели, а потом у тебя отваливается спина и в следующий выход на лед фактически начинаешь все заново, то, конечно, задумываешься: как в таком режиме можно двигаться вперед?

    — Согласна.
    — Я уже и эмоционально был полностью убит. Сезон на носу. Работаешь так, что теряешь сознание. Но тут у тебя вылетает спина… Ты просто не можешь встать с кровати, и все рушится как карточный домик…

    Парфюмер для Чернышова

    — Вы принимали участие в новом ледовом шоу «Парфюмер». Как вы туда попали?
    — Я позвонил Пете Чернышову, узнал у него план мероприятий. И мы договорились что я буду там участвовать. Мне хотелось попробовать себя в новом, актерском качестве. И потом надо было где-то зарабатывать. Если бы появились другие предложения, наверное, я бы подумал об участии. Но, честно говоря, моя спина и сейчас не дает мне спокойно жить, тем более кататься. В шоу, конечно, можно выйти и откатать в полноги, но для меня это неприемлемо. Плюс репетиции отнимают много сил и времени, иногда тренировки проходят по ночам.

    — Никогда не хотели попробовать себя хореографом-постановщиком?
    — Нет, желания абсолютно нет.

    — Чувствуете себя исключительно технарем?
    — Я 13 лет тренировался у Алексея Николаевича, так что чувствую себя точно не хореографом.

    — Вы сейчас выглядите счастливым человеком.
    — Вы правы. Я занимаюсь любимым делом, в своим городе, на своем уровне, а что еще нужно?


    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий