• Человек, который дерется

    Кириллу Легкову приснилось интервью с…

    28.12.15 02:26

    Человек, который дерется - фото

    Фото: Игорь Озерский

    Он не дает больших интервью. И вообще не жалует прессу, мягко говоря. И потому сам всегда «под прессом». А еще он в центре внимания потому, что тренирует очень популярную команду. Не побоюсь сказать, ту самую команду, сердце которой бьется в унисон с сердцами миллионов болельщиков.

    Сами понимаете, какая ответственность. И какая нехватка времени. Тем не менее чудеса случаются, и обязательно под Новый год — долгожданный собеседник ответил на вопросы «Спорта День за Днем».

    Необычное увлечение

    — Спасибо большое, Мистер, что откликнулись на нашу просьбу. Если не секрет, кстати, почему?
    — Я не даю больших интервью. Во-первых, газет очень много, еще больше сайтов. Всем не угодишь. Во-вторых, это отвлекает от работы. А работы у меня очень много. Мне кажется, того времени, что я общаюсь с журналистами на пресс-конференциях — до и после матчей, достаточно, чтобы удовлетворить интерес. Но в случае с вашим изданием... Я знаю, что у него вот-вот юбилей. Десять лет скоро, да?

    — Совершенно верно.
    — Ну вот. Я решил сделать исключение.

    — Спасибо вам большое еще раз. И скажите первым делом, как проводите отпуск, отпраздновали Рождество?
    — Все хорошо. В отпуске мы немного попутешествовали. Как там у вас в России говорят, «плюшками баловаться», да? (Смеется.) Так вот, часть времени с женой потратили на поездки. Ну а потом праздновали здесь, дома, это большой традиционный семейный праздник. И, честно говоря, оказавшись дома, я почувствовал, как плохо, что я столько времени провожу вдали от него, от родных. Это ужасно. Когда работаешь, об этом порой не задумываешься, но знаете… Есть вещи важнее профессии.

    — И это говорит человек, которого называют фанатом своего дела?
    — Чему вы удивляетесь? Я семейный человек, хотя многие об этом не догадываются, просто выбрал работу, которой приходится заниматься вдали от дома. Но ничего, скоро мы это поправим. А пройдет еще какое-то время, может, вообще займусь чем-то другим. У меня много увлечений.

     

    — Вы не против, если я буду спрашивать вас и про это тоже? Потому что, если вы даете интервью, то наверняка ждете вопросов типа почему у вас в одном турнире получается хорошо, а в другом плохо?..
    — О да-а-а! Я устал на них отвечать. Поэтому если спросите о чем-то другом, я буду совсем не против.

    — Ну, тогда расскажите о своих увлечениях.
    — Я уже говорил, что люблю автогонки. Смотрю этапы «Формулы-1». Другие гонки тоже. Сам люблю поучаствовать. Знакомые говорят, что мне идет автомобильный шлем. Придает солидности (улыбается). Иногда катаюсь на лошади. Могу слушать музыку. Могу смотреть фильмы. Еще люблю кидать дротики.

    — В каком смысле?
    — Ну, просто запираюсь в комнате и метаю дротики. Так снимаю стресс.

    — Типа дартс?
    — Не совсем. Я просто развешиваю на двери фотографии разных людей и метаю в них дротики.

    — Фотографии людей?!
    — Да. Там есть всякие фото: президенты, министры, судьи, чиновники, игроки, тренеры, даже, извините, ваш брат журналист. Парочка есть таких… И вот вы знаете, мне в час досуга просто приятно взять размахнуться и воткнуть им в глаз дротик.

    — Это действительно очень необычно. И что, все эти люди из России?
    — В основном да. Потому что именно тут я сейчас работаю. Если бы работал в другой стране, может, это были бы люди из той страны. Кто знает… Это в данном случае неважно. На этой двери есть и мои соотечественники, да, не удивляйтесь. Ничего личного. Я метаю в них дротики, потому что они создают мне проблемы на профессиональной почве, а не потому, что я, скажем, испытываю к ним враждебные чувства. Вовсе нет.

    — Я дерусь, потому что дерусь?
    — Вот именно. Хорошо замечено.

    — Вы рассказывали кому-то об этом увлечении?
    — Ну да, говорил гендиректору, президенту клуба. Они даже один раз со мной играли. Не могу сказать, что слишком удачно (улыбается).

    — Вы, наверное, выиграли за явным преимуществом? Показали, как вы говорите, fantastic game?
    — Точно. Я изрешетил все портреты. Чуть не разнес дротиками эту чертову дверь! Они же часто промахивались. Может, стеснялись, не знаю. Тем более что они были в официальных костюмах, а я, как всегда, в спортивном. Они только говорили: «Как ты так метко научился в них попадать! Наверное, потратил немало времени на тренировки?» Ну не то чтобы очень много… Пару-тройку часов в день. В этом деле нужно набить руку. Посмотрю в окно нашей базы: утки уже летят высоко или еще нет? Если нет — я метаю.

    — При чем тут утки?
    — Просто люблю с ними общаться. Они не создают мне проблем. Всегда показывают высокий уровень готовности… летать или плавать.

    Катер на веслах

    — Мне нравится, что руководители клуба часто и с удовольствием с вами контактируют. Даже в такой неформальной обстановке. И вообще берут вас под защиту, «отмазывают» после ваших резких порой высказываний. Даже не отпустили вас, когда вы хотели прервать сотрудничество. Как думаете, почему?
    — Может, они хотели еще раз сыграть в дротики (смеется)? Я не против. А вообще по этому поводу лучше спросить у них. Наверное, я нравился им как специалист. Результат же я сделал. Они же только-только избавились от финансовых обязательств перед другим специалистом. После него, кстати, осталась коллекция кулонов, которые он то ли забыл раздать, то ли раздумал. Я не знаю. Томик стихов какого-то Э… Эудженио Монтале. Бумагомараки… Одному из них пришло на ум заявить, что мне достался в наследство быстроходный катер, а я гребу на нем веслами…

    — Да-да, припоминаю такое высказывание в СМИ.
    — Это просто смешно.

    — Узнали, кто это придумал?
    — Конечно. Он уже висит на моей двери.

    — Я так понял, руководители клуба не захотели брать на себя новых обязательств по выплате неустойки. Но ведь вы сами могли разорвать контракт, отдав несколько миллионов евро.
    — Знаете, я посчитал, что слишком много сделал для этой команды, чтобы еще за свои деньги с ней расставаться. Я не такой богатый, как мой предшественник.

    — Я слышал, вы раза в три дешевле.
    — Ну вот, видите, как они меня ценят. А еще хотите, чтобы я откупился.

    — В итоге вы рады, как все обернулось?
    — Трудно сказать. С одной стороны, сделать то, что я хотел, мне не дали. Не в последнюю очередь, кстати, благодаря тому господину, который висит у меня на двери на самом видном месте.

    — Что за господин?
    — Тот, который принял за несколько дней до начала сезона ужасное решение. Самое глупое решение, какое только можно было придумать! Он немного похож на растолстевшего Алека Болдуина... Представьте, я договорился с топ-игроками, были планы по усилению команды. В итоге все пошло наперекосяк. Все! И все потому, что мы не можем использовать на поле тех игроков, которые этого заслуживают. Это невероятно. Да что сейчас об этом говорить… С другой стороны, вы видите, мы проявили себя с самой лучшей стороны в Европе, о нас все говорят, такого результата еще не было. И это еще раз, кстати, доказывает, что решение, которое принял господин, в которого я метаю дротики, — глупое. Сейчас у нас есть шанс развить успех. Правда, если и сейчас никого не купят, это будет проблематично.

    — А зачем покупать? У вас есть игрок, который мог помочь в атаке, но вы ему даже запретили приближаться к тренировочному полю, как он об этом говорит.
    — Это который рассказывает про свою жизнь в Instagram? Слушайте, я тоже люблю гаджеты, но не до такой же степени. Не думаю, что он мог нам помочь. Слишком плохо тренировался. Понимаете, тренироваться нужно не только для того, чтобы метать дротики. Я первый раз встретил утку… то есть, игрока, который так реагировал на мои требования. Для меня это недопустимо. Я пришел работать в команду и показываю, что я тут босс. Он этого не понимал. Думал, что босс — это он. Можно сказать, метал дротики в меня. Я вам скажу: если бы он реализовал два момента в играх с немцами, мы выступили бы так же успешно в Европе в прошлом сезоне, как выступаем в этом. Он этого не сделал. Я решил, что ему нечего делать там, где он не хотел работать.

    — Но есть такое понятие, как легенда клуба.
    — Я с уважением отношусь к тем, кто отдал много лет и сил клубу. Они заслужили такое отношение своей игрой. Так было и в предыдущих командах. Всегда со всеми ладил. Но не забывайте, мою работу оценивают по результату, а не по тому, сколько минут я дал сыграть тому или другому, как бы значимы те ни были. Это касается молодых и старых, это касается всех. Работа тренера не бывает вечной. Видите, увольняют даже тех, кто имеет, казалось бы, непререкаемый авторитет.

    — Вы про человека, которого называют Особенным?
    — Особенным-2, я бы сказал. Потому что настоящий Особенный — совсем другой человек. Так вот, увольняют. И это можно понять, когда нет результата. Поэтому, если кто-то хочет попасть в состав, ему просто надо больше работать на тренировках, вот и все. Доказывать мне, что он достоин играть.

    Такое бывает только в России

    — Это довольно понятные требования. Но, судя по некоторым результатам, и другие не всегда тренируются хорошо, не всегда попадают по воротам.
    — Поймите, в России происходит много странного и необычного. Я всякий раз удивляюсь. Тут меняют условия проведения турнира за несколько дней до его начала. Играют на плохих полях. Могут отправить на матч резервный состав. И все это в порядке вещей! Один чиновник в прошлом сезоне, если помните, предложил включить в число участников чемпионата сборную страны. Сказал, что это нужно для подготовки к чемпионату мира. Невероятная вещь! (Смеется.)

    — Он тоже на кого-то похож?
    — Если честно, на… Ладно. Говорят, этого чиновника уже нет. Но люди в федерации меняются, а странных решений меньше не становится. Я не понимаю, как можно было принять закон, который привел к тому, что из России начали уезжать лучшие игроки. Имею в виду изменение лимита. Это нонсенс. Они думают, террор им поможет. Нет-с, еще раз нет-с, не поможет, какой бы он ни был: белый, красный или коричневый. Это не имеет ничего общего с развитием игры! Наоборот. Если здесь не могут играть лучшие, значит, ситуация будет только ухудшаться.

    — Ушли одни, на их место пришли другие, разве не так? Это как с утками — стая всегда обновляется.
    — Поймите, на уток не распространяется лимит. Они свободны в вопросах селекции и комплектования. Вот ведь что важно понять! Получается, в России утки имеют больше прав, чем люди! Это не укладывается у меня в голове. Нашу команду можно было сделать еще сильнее. И если нам что-то удалось в этом плане, это говорит только о том, что мы правильно работали. То есть я правильно работал. Проблема же заключается в том, что мне не хватает квалифицированных уток… то есть игроков для выступления в разных турнирах. Я не могу провести ротацию, с учетом травм, дисквалификаций, физической формы. Перед началом сезона пришлось отказаться от услуг некоторых игроков, ведь я думал, что лимит будет совсем другим. И не только я так думал. Вдруг принимается решение, которое ломает всю подготовку. Просто поразительно! И это не единственная катастрофическая вещь, случившаяся в этом сезоне.

    — Имеете в виду вашу дисквалификацию?
    — Дисквалификация ладно, там я погорячился. Хотя все равно не понимаю, почему надо было меня так строго наказывать. Я же извинился, приехал на заседание комиссии, все объяснил. Видимо, они просто нашли повод. Утки гуманнее этих держиморд, видит Бог… Но была же еще история, когда человек своими криками в микрофон сорвал нам игру! И не понес за это никакого наказания. Это удивительный опыт, с ним я столкнулся только в России. Уму непостижимо! Игроки ведут на поле борьбу, зрители смотрят, а один из них вообразил себя ди­джеем и устроил вечеринку! Я не буду повторять то, что сказал тогда, вы все равно не переведете про яйца. В вашей стране привыкли замалчивать правду. И знаете, что меня удивляет? Всем это нравится!

    — Я вас только сейчас начинаю понимать. Вам не нравится то, что нравится другим, и наоборот.
    — Никому не понравилось бы, если бы с ним так поступили! Поставьте себя на место любого профессионала. Один кричит в микрофон, другой меняет правила, третий не видит нарушений, четвертый задает дурацкие вопросы на пресс-конференции. Вы, может, помните, мы выиграли на старте много матчей подряд, а меня спрашивают: не боитесь, что победы над слабыми соперниками могут расслабить команду? Нормально, да? Я что, должен был им проигрывать?! После этого удивляются, что я не общаюсь с журналистами. Не понимаю, за кого меня принимают в этой стране. За дурачка? Похоже, за дурачка. Сначала наказывают потерей очков, потом выписывают дисквалификацию…

    — Меня только удивляет, как вы не боитесь один против всех сражаться, ввязываетесь во все эти драки, перепалки.
    — Ну как... Я уже привык. Видите, специально тренируюсь. У кого-то могут быть свои взгляды на то, что происходит. Но я имею свои. И просто их высказываю. Тем более что в них преобладает здравый смысл. Какой-то логики в высказываниях других я не вижу.

    — Злые языки утверждают, что вы таким образом просто нарываетесь на увольнение с неустойкой.
    — «Злые языки»… Как там говорил ваш Александр Сергеевич? Злые языки страшнее пистолета? Вот это метко сказано. У вас любят позубоскалить. Или… по­скалозубить. Забыл слово. Я недостаточно хорошо владею русским. В свободное время общаюсь в основном с утками. Для меня страшнее пистолета только дротик.

    — Мне кажется, вы смотрите на Россию несколько предвзято. Ведь и в Европе вас дисквалифицировали, показывали вашим игрокам карточки. И там существует мнение о вашем несносном характере.
    — Россию, кстати, я успел полюбить. Она меня многому научила. Те же утки, дротики. Недавно выпил водки из сервиза, который подарили журналисты. Хоть что-то хорошее они сделали…

    — И водка вам понравилась?
    — После прошлогодней поездки в Саранск уже не могу без нее обходиться! Понимаю, почему в России любят поддать. На морозе только водка и спасает. А что касается Европы, то я вам скажу: проблема в том, что некоторые люди во что бы то ни стало хотят оказаться в центре внимания. Как, скажем, тот судья, который нас последний раз судил. Зачем он это делал, я не знаю. Но ситуация этого явно не требовала. Недавно повесил на дверь эту физиономию… Тьфу, смотреть противно! Или как тот диктор на стадионе. Мне сказали, что это за человек, кто он такой. Тоже вроде Особенный, но в другом смысле. Я знаю, что фактор личности в истории вашей страны важен как ни в какой другой. Это от того, что плохо работают законы. Или можно их менять как заблагорассудится. Как сделал другой человек. Первый дротик я запускаю в него… (из трубки слышится стук, как будто чем-то проткнули дверь). Мой характер? Я такой, какой есть. Если что-то не нравится, не могу об этом не сказать. Может, это идет во вред. Но каждый раз я знаю, что я прав.

    — Вы и в отпуске… того… тренируетесь?
    — Конечно. Поддерживаю форму, как и все в команде. (Стук повторяется несколько раз подряд.)

    — В команде у вас, однако, проблем нет. Она хорошо управляется. Все признают, что вы босс. Может, знают, что вы увлекаетесь фотографией… в смысле дротиками?
    — Уф-ф… Девять из десяти! Bravo! (Неразборчивые ругательства.) Да нет, при чем тут дротики? В команде все просто. Там работают профессионалы. А я приглашен, чтобы ими управлять. Я устанавливаю правила. Понимаете, я и никто другой. Человек волен их воспринимать или не воспринимать. Если тебе что-то не нравится, так об этом и скажи. Пусть даже я тебе не нравлюсь, не проблема. Повесь мое фото на дверь и кидай в меня дротики, я не обижусь. Но если ты соглашаешься работать под моим руководством, принимаешь мои условия, должен выполнять все от и до. Никому не даю поблажек! Это профессиональный спорт. Не терплю, когда кто-то не выполняет моих требований. Это неуважение не только ко мне, но и к другим.

    — Еще раз спасибо большое за этот разговор. Я надеюсь, теперь многие будут вас лучше понимать и относиться к вам не так, как относились раньше. Может, что-то пожелаете болельщикам перед Новым годом?
    — Конечно, поздравляю всех с Рождеством и Новым годом! Думаю, в 2016-м все сложится для нас успешно. Желаю счастья, здоровья, успехов…

    — …и не оказаться на вашей двери в качестве мишени?
    — Ну это вряд ли! Там уже нет места (смеется). И потом, туда попадают только избранные. Это мои «друзья». Я не расстаюсь с ними даже в отпуске. Когда вернусь, нам предстоит серьезная борьба. И я рассчитываю выйти в ней победителем.

    — Но ведь вы теперь в некотором роде «хромая утка», если учесть новости о вашем скором возвращении домой, появившиеся в СМИ.
    — Это ничего не значит. Я буду сражаться мужественно, как Серая Шейка. Отработаю свой контракт до конца.

    — Желаю вам победы! Как говорится, доминируйте и унижайте!
    — Спасибо! Мне, кстати, нравится этот лозунг.

    Все персонажи вымышлены, все совпадения с реальными личностями случайны.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров