YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Чемпион СССР 1984 года Вячеслав Мельников: «Зарплату предлагали подсолнечным маслом» Чемпионы. 25 лет спустя

Чемпион СССР 1984 года Вячеслав Мельников: «Зарплату предлагали подсолнечным маслом»
Фото:

Вячеслав Мельников, один из лучших полузащитников «Зенита» чемпионской эпохи, запомнился питерскому болельщику не только как футболист, но и как тренер. Можно сказать, новейшая история «Зенита» начиналась с «детского сада» Вячеслава Михайловича, принявшего участие в первом чемпионате России — в 1992-м. Сегодня события тех лет Мельников вспоминает с улыбкой, иногда — грустной. Но это лишь часть его карьеры.

Уходил из «Зенита», чтобы получить квартиру

— Вячеслав Михайлович, в 1980 году «Зенит» впервые в своей истории завоевал бронзу союзного чемпионата, а вы — ведущий игрок команды — вдруг «слились» в Горький. Что случилось? Конфликт с Юрием Морозовым?
— С годами все это кажется немножко наивным, легкомысленным, эмоциональным. Тогда руководители «Зенита» тянули с решением жилищной проблемы. Мы с женой жили в однокомнатной, родился второй ребенок. Контрактов как таковых, сами понимаете, тогда не было. Я вернулся в свою команду — горьковскую «Волгу».

— И даже Федерация футбола не прессовала?
— Прессовала (улыбается). Во-первых, чиновникам не были понятны мотивы перехода из команды высшей лиги в коллектив второй. Да и «Зенит» сильно возражал. Помаялся я на берегах Волги месяца три, созвонился с Юрием Морозовым. «Заканчивай валять дурака, приезжай быстрее, мы тебя ждем», — Андреич был лаконичен. Так вернулся в Ленинград.

— В итоге пресловутый квартирный вопрос решили?
— Решили, и довольно скоро! Так у нас всегда бывает.

— У большинства болельщиков со стажем Вячеслав Мельников ассоциируется с голом в ворота «Днепра», который стал для «Зенита», по сути, «золотым». Этот мяч — главный в вашей карьере?
— Раз мы стали в тот год чемпионами, то самый значимый, бесспорно. Игра тяжелой получилась. Выпал снег, поле на «Метеоре» было жестким. В первом тайме «Днепр», по правде сказать, нас возил. Миша Бирюков несколько раз спасал команду. Мы искали свой шанс в контратаке. Честно, уже и не вспомню, как заработали тот угловой. Юра Желудков выполнил свою фирменную подачу, Сергей Кузнецов выиграл подбор, я подработал мяч и отправил его прямо в ворота с правой ноги!

— После победы над «Днепром» окончательно поверили в чемпионство?
— Сейчас уже трудно вспомнить. Но определенно могу сказать, что победы в матчах с московским «Торпедо» и «Днепром» открыли нам дорогу к золотым медалям.

— 1984-й мог стать для вас и олимпийским годом. В команде Эдуарда Малофеева вы были игроком основного состава и, вполне возможно, отправились бы в Америку.
— Игры в Лос-Анджелесе, как вы знаете, наша страна бойкотировала. Пропаганда тогда работала так, что ни у кого не возникало сомнений: так надо.

— Закончили играть вы в 32 года. Карьерой остались довольны?
— Грех жаловаться. Медали с «Зенитом» выигрывал, в сборной поиграл, входил в число 33 лучших футболистов страны. Хотя, положа руку на сердце, великого таланта у меня не было. Брал за счет трудолюбия, огромного желания.

Не хватает керосина!

— Закончив Высшую школу тренеров (ВШТ), вы приняли «Зенит» в самое тяжелое время — когда развалился Союз.
— С чего-то нужно было начинать. В начале 1992-го Морозов оценил ситуацию в клубе, соизмерил ее со своими возможностями и за два месяца до старта чемпионата подал в отставку. Чашу его терпения переполнил уход защитника Дениса Машкарина в ЦСКА. Мне предложили. Что делать? Хотел доказать, что могу работать главным тренером. Тем более что был знаком с большинством футболистов. Мы ведь вместе стали последними чемпионами Союза среди СДЮШОР. Многих ребят я и рекомендовал Морозову. Хотя реально оценивал, что остаться в «вышке» команде будет тяжело. Да мы и не должны были там играть! Ведь по итогам 1991 года «Зенит» вылетел из первой лиги чемпионата СССР Пришлось формировать команду с бору по сосенке. Ведь даже «Смена-Сатурн» — была такая команда — не давала нам воспитанников «Смены». Приходилось брать ребят из СДЮШОР «Зенит», из других городских коллективов.

— «Зенит» все-таки не удержался «в вышке», по дополнительным показателям уступил ставропольскому «Динамо». Помнится, в клубе устроили разбор полетов. Ваш помощник — Анатолий Зинченко — хлопнул дверью, сказав: «Не желаю участвовать в этом балагане!»
— Уже не помню всех подробностей (улыбается). Конечно, когда команда не решает задачу, начинается поиск виноватых. Тогда не было взаимопонимания между тренерским штабом и руководством клуба. Да и вообще, непонятно, как команда жила. Не было ни хозяина, ни денег Выживали скорее вопреки ситуации. Даже на выезды средств не было, не говоря уже про все остальное.

— Помнится, на финише сезона «Зениту» дважды пришлось слетать в Находку на игры с «Океаном».
— Та история окончательно выбила из колеи. Долго, помню, не могли вылететь из Питера. Потом сидели в Омске и Красноярске. Знаете, какие времена были: самолету надо лететь дальше, а руководство аэропорта заявляет: нет керосина, нечем дозаправиться. Мобильных телефонов не было. Как решать вопрос? Прилетели во Владивосток, когда уже игра должна была два часа как закончиться. Футболисты «Океана», естественно, уже по домам разъехались, судьи улетели, на воротах стадиона висит замок. Дурдом! Звоним на следующий день в Москву, объясняем ситуацию. Нам навстречу не идут, даже поражение грозятся засчитать. Пришлось лететь обратно в Питер, а затем еще раз возвращаться на Восток. В итоге «Океану» проиграли на последних минутах, что предопределило судьбу «Зенита».

— Был еще шанс — нужно было обыграть в Камышине «Текстильщик» в последнем туре…
— …А сыграли по нулям. Что сказать (вздыхает). Открою секрет. Еще перед матчем первого круга товарищи из Камышина предлагали «расписать» по ничейке. Я отказался. Не мог войти в раздевалку и сказать ребятам: «Сегодня играем вничью». Не мог! Был молодой, амбициозный, без какого-либо прагматизма. Играли честно. Перед матчем на стадионе Кирова, помню, устроили матч с участием итальянских ветеранов, шоу, посвященное запуску в Питере продукции компании «Пармалат». Мы не могли вовремя на поле выйти: говорят, подождите, сейчас, мол, тут артисты доиграют. О футболистах никто не думал! Проиграли мы тогда. Пропустили глупую контратаку. Именно этого очка «Зениту», наверное, не хватило.

— Молодых зенитовцев тогда обхаживали чуть ли не все ведущие российские клубы. Почему же они остались в Петербурге?
— Да, предложения были — из «Ротора», из московских клубов. Но мы собрались, обсудили ситуацию и решили, что надо возвращаться в высшую лигу. Мне кажется, ребятам было интересно в той команде.

— С первого захода вернуться не удалось — «Зениту» тогда противостоял волжский автозавод в лице «Лады».
— Да, представители «Лады» приезжали туда, где предстояло играть «Зениту», заранее. Работа была организована что надо. Не один из соперников не играл против нас спустя рукава. Это сейчас на АвтоВАЗе проблемы. Тогда же его возможности были безграничными. До сих пор, по-моему, не могут разобраться, где «белые» деньги, где «черные».

— А «Зенит» не «подвозил» деньги под соперников «Лады»?
— О чем вы говорите? Какие деньги! У нас даже на базе отопления не было. Ударил легкий морозец — и отопительная система дала сбой. Нельзя тренироваться.

Человек с пачкой долларов

— Кто тогда все-таки финансировал команду?
— О генеральном спонсоре мы могли только мечтать. Какие-то деньги находил президент клуба, покойный ныне Владислав Гусев. Мне приходилось ездить по городским предприятиям: просил, договаривался. Помогали «Гостиный двор», «Ленвест», строительная компания «ХХ трест». Вице-мэр Лев Савенков сводил с какими-то фирмами, те давали деньги. Собирали с миру по нитке. В 1994-м доходило до того, что деньги для поездки в Сибирь или на Дальний Восток находились в последний момент. Бывало, приезжаем в аэропорт. Денег нет. Что делать? «Зенит» снимается с чемпионата? Вдруг появляется человек с пачкой долларов. Мы спасены! (Смеется.)

— До натурального обмена дело доходило?
— Да. Однажды предлагали подогнать вагон с подсолнечным маслом. Реализуйте, мол, и платите зарплату футболистам…

— Тем не менее даже в таких условиях удавалось играть в футбол и даже готовить игроков для различных сборных России. Кто, на ваш взгляд, из того поколения зенитовцев больше других реализовал себя в футболе?
— Максим Боков, наверное. Возможно, Бог обделил парня талантом, но за счет фантастического трудолюбия он играл на хорошем уровне в «Зените», потом — в ЦСКА, в «Тереке». Володя Кулик много забивал, но в главную сборную России так и не был вызван. Что касается остальных Олег Дмитриев мог быть на первых ролях в российском футболе. Игорю Зазулину постоянно мешали проблемы со здоровьем, а Юре Мамонтьеву — с режимом. А вот Леше Наумову не повезло. У него просто уникальная левая нога, я бы сравнил его удар с желудковским! Передачу мог выполнить через все поле, аут выбрасывал метров на сорок. В 22 года Наумов перенес достаточно серьезное заболевание, но восстановился, вновь вышел на футбольное поле, до сих пор играет! Я бы ему памятник за мужество поставил!

— Сегодня с ребятами общаетесь?
— Пересекались с Боковым в первом дивизионе, когда я возглавлял новокузнецкий «Металлург», а Максим — «Машук». Кулик сейчас — футбольный агент, не так давно приезжал из Москвы в Питер. Виделся с Наумовым. Леша выходит на футбольное поле, даже стал чемпионом Эстонии.

— Согласны, что ваш «Зенит» был «ближе к народу»? Играть ведь приходилось и на «Обуховце», и на «Турбостроителе», и на «Кировце»… Многие то время вспоминают с ностальгией.
— Как и в жизни, так и в футболе друзья познаются в беде. Я благодарен людям, которые в тяжелейшее время поддерживали команду.

— При вашем непосредственном участии в клубе появился Виталий Мутко.
— С деньгами становилось все хуже и хуже. Мне посоветовали обратиться в Смольный, другого-то выхода не было. Виталий Леонтьевич был заместителем мэра по социальным вопросам. Я понимал, в какой катастрофической ситуации находился Петербург, властям не до футбола было совсем. Мутко нас выслушал, обещал помочь, и постепенно «Зенит» начал возрождаться.

— Тогда Анатолию Собчаку приписывали фразу: «Садырину дам денег, а нынешним тренерам — нет».
— Не совсем верная интерпретация. Уже с мая 1994 года начались переговоры с Павлом Федоровичем о его возвращении в «Зенит». Собчак сказал, что готов давать деньги конкретно под этого тренера.

— Почему вы не остались в тренерском штабе Садырина?
— Предложения не поступило. А так бы я, конечно, остался. Павел Федорович — авторитетный для меня человек.

Петржела жаловался президенту

— Давайте перенесемся из лихих 1990-х в начало нового века. В 2002-м дубль «Зенита» под вашим руководством занял второе место, а уже на следующий год Быстров, Денисов, Власов, Лобов, Астафьев, Николаев, Макаров стали игроками «основы»…
— …И выиграли уже серебро в премьер-лиге. Интересная плеяда футболистов, все воспитывались в нашей атмосфере.

— Однако тренера, подготовившего резерв, отодвинули подальше от команды. Чем вы не угодили Властимилу Петржеле?
— Сам не могу ответить на этот вопрос. Отношения не сложились с первого дня. Что интересно, общались в основном через «посредников». Личных бесед было не так-то и много. Началось все с того, что Петржела хотел посмотреть Игоря Денисова в двусторонней игре, которую мы поводили в манеже на Бутлерова. Игорек только что вернулся из юношеской сборной с ангиной. Зачем рисковать здоровьем? Хотя он рвался в бой. Я Денисова не поставил, Властимил посмотрел игру, а через несколько дней пожаловался президенту клуба: дескать, тренер дубля скрывает от него Денисова.

— Ай-яй-яй, нехорошо!
— Глупость какая-то! Тренер дублирующего состава — первый, кто заинтересован в том, чтобы его игроки привлекались в главную команду.

— Не пытались поговорить с Петржелой тет-а-тет?
— Пытался, конечно, когда чех стал понимать по-русски чуть лучше. Но я всегда слышал ответ: «Так не надо делать, так не надо делать». Да, они вместе с Боровичкой приходили на наши матчи, но привлекли-то дублеров от безысходности, из-за того что легионеры не оправдали надежд, а «Зенит» на старте сезона-2003 потерял много очков.

— Потом Петржела рассказывал, что ему хватило пятнадцати минут общения со вчерашними дублерами, и «Зенит» круто пошел в гору…
— Это просто смешно и наивно. Так бы каждый тренер добивался результата!

— Вы по природе человек скромный. Чувствовали свою причастность к серебряному успеху родной команды?
— Конечно, чувствовал. Но почему-то в руководстве клуба старались меня слегка «опустить». Приятно было смотреть матчи того «Зенита». Ребята играли интересно, зрелищно, эффективно, дополняя и поддерживая друг друга. Любой игрок из обоймы дубля органично вписывался в игру. Создавалось впечатление, что они в «основе» минимум три-четыре года. Меня даже на чествование по случаю завоевания серебряных медалей не пригласили. Дали понять: вы, мол, Вячеслав Михайлович тут ни при чем, это все главный тренер. Так и не понял, зачем сварили бульон из курицы, которая несла золотые яйца После того успеха Петржела перестал ставить в состав питерских ребят, а в другой команде они заиграть уже не смогли.

— На следующий год Петржела вообще хотел ликвидировать дубль?
— Властимил говорил, что ему нужна обойма из 32 футболистов, которые постоянно тренировались бы с «основой». Меня отодвинули в «Зенит-2», а через год Петржеле и фарм-клуб оказался не нужен. Так разрушилась клубная пирамида, которую выстраивал еще Виталий Мутко. Сейчас вспомнили про нее, создали команду «Смена-Зенит».

Никто не звонит

— Нужна Петербургу еще одна сильная футбольная команда?
— Я задам встречный вопрос: какие цели будет преследовать такая команда? Только лишь конкурировать с «Зенитом», с его-то раскрученным брендом, популярностью среди болельщиков? Для этого нужны огромные вложения, свой Абрамович (смеется). Вот «Динамо» весь сезон шло на первом месте во втором дивизионе, а много ли на него ходило болельщиков? Иметь команду в первом дивизионе и обкатывать молодых ребят для «Зенита» — это, на мой взгляд, более нужная функция.

— Утверждение, что времена не выбирают, справедливо. И все же, вы не жалеете, что не начали тренировать лет на десять позже, когда уже не нужно было продавать растительное масло, чтобы расплатиться с футболистами?
— Не я один такой. Обиды на время у меня нет. Конечно, после работы в «Зените» трудно было восстановиться психологически. Получил все-таки больше негативного опыта. Пожалуй, за все время тренерской работы наиболее комфортно чувствовал себя в Новокузнецке, где мне никто не мешал.

— Сегодня со стороны ФК «Зенит» есть интерес к персоне тренера Вячеслава Мельникова?
— Это не у меня надо спрашивать. К сожалению, никаких контактов нет. Работаю в клубе «Коломяги», помогаю молодым тренерам. Кстати, по итогам чемпионата Петербурга мы заняли четвертое место — вслед за «Сменой», «Зенитом» и «Локомотивом».

P. S. Вниманию читателей! Напоминаем, что ждем ваших рассказов о 1984 годе, связанных с «Зенитом» и его игроками. Что вам запомнилось? Встречи, эпизоды, наблюдения — все, что случается в жизни болельщика. Присылайте ваши воспоминания (не очень длинные) на адрес info@sportsdaily.ru. Авторы лучших рассказов получат призы — футбольные мячи с автографами чемпионов СССР по футболу 1984 года.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад