• Чемпионы мира по спортивным бальным танцам Артемий и Марина Каташинские: Как только танцуют брат с сестрой, у всех включается фантазия… Каждый танцует на своих чувствах, но они не обязательно должны быть к партнеру

    Эксклюзивное интервью с чемпионами мира по спортивным бальным танцам и звездами телевизионных шоу

    25.03.23 13:39

    Чемпионы мира по спортивным бальным танцам Артемий и Марина Каташинские: Как только танцуют брат с сестрой, у всех включается фантазия… Каждый танцует на своих чувствах, но они не обязательно должны быть к партнеру - фото

    Фото: Личный архив

    Реклама • olimp.bet
    ООО «БК «Олимп», ИНН 7726705980, ID #a-42548

    ERID:

    Правила рекомендаций

    Артемий и Марина Каташинские – трехкратные чемпионы мира, двукратные победители европейского первенства и восьмикратные обладатели звания чемпионов России по спортивным бальным танцам.

    В послужном списке Каташинских можно встретить не только танцевальные конкурсы, но и телевизионные проекты. Артемий и Марина – участники «Новых Танцев» на ТНТ и финалисты «Dance Революции» на «Первом» канале. А летом прошлого года Артемий стал одним из претендентов на сердце Насти Ивалеевой и снялся в одноименной программе. 

    В эксклюзивном интервью «Спорту День за Днем» Артемий и Марина рассказали о взаимоотношениях на паркете и умении выстраивать личные границы вне сцены, об участии в телевизионных шоу и индустрии бальных танцев в мире. 

    VL__8489.jpg

    – Артемий, Марина, ваша мама – фигуристка. Пыталась ли она поставить на коньки вас?
    – Артемий: Наша мама, Асмик Нориковна Варданян, трёхкратная чемпионка СССР по фигурному катанию, мастер спорта международного класса. Всю жизнь она посвятила этому ремеслу. Мама привела нас в фигурное катание, но помимо этого дала возможность попробовать гимнастику, плавание и спортивные бальные танцы. Собственно, последним мы и продолжили заниматься.


    – Как долго вы занимались фигурным катанием? Успели получить разряды?
    – Артемий: Мы катались года 2-3, а когда танцы потребовали большего внимания и времени, нам пришлось оставить фигурное катание. Потом мы вернулись в этот вид спорта в качестве хореографов-постановщиков, и сейчас работаем с фигуристами над танцевальной составляющей и программами. 

    – В начале карьеры вы танцевали с другими партнерами или изначально встали в дуэт?
    – Марина: Думаю, родители вынашивали идею поставить нас в пару давно, но нам давали некую свободу. У Артемия была партнёрша до меня, это наша близкая подруга детства. Так получилось, что они готовились к первому турниру, а родители отвезли партнершу на майские шашлыки на дачу, и тут в чат вошла сестра. С того времени мы стали танцевать вместе. 

    – В какой степени танцевальный дуэт из сестры и брата – это удобная опция для родителей, однако материальная нагрузка ложится на плечи одной семьи.
    – Артемий: Мама всегда говорила, что если бы не наши бальные танцы, то она меняла бы машину каждый год, ездила на vip-курорты и не знала слово работа. На танцы уходил весь семейный бюджет. 

     

    Реклама • olimp.bet
    ООО «БК «Олимп», ИНН 7726705980, ID #a-42548 [ X ]
    ERID:
    Правила рекомендаций

    – С какого возраста вы начали обеспечивать себя сами?
    – Артемий: Мы начали зарабатывать на танцах в 16 лет. Решили, что пора набирать группу детей и учить их базовым шагам. Тогда «Москва 24» выпустила репортаж о нас и анонсировала словами «московские школьники открыли свою школу танцев». Это было очень забавно. 

    – Марина: Это была финансовая рубрика о заработке молодых и перспективных. До того, как открыть школу, мы работали с младшими спортсменами нашего тренера. У нас с Артемием уже была платформа знаний, которую мы использовали в работе. Родители приводили к нам детей и говорили, что они хотят зарядить детей нашей энергетикой. 

    – Т.е. в 16 лет материальная часть бальных танцев стала вашей ответственностью?
    – Марина: В дальнейшем у нас появились спонсоры, которые помогали оплачивать конкурсы и дорогостоящие костюмы. Лет с 18 мы могли полностью покрывать расходы на свои тренировки. 

    VL__9214.jpg

    – Спонсоры самостоятельно ищут бальников, или танцоры занимаются поиском поддержки?
    – Артемий: Возьмём, к примеру, работу нашего ателье. Мы выбираем симпатичную нам личность, которая станет лицом нашего бренда, хорошая реклама ведь основывается на привлекательных людях. Так и к нам обращались люди, которые следили за нашим творчеством. Мы набрали какое-то количество компаний, танцуем в их обуви, костюмах, рассказываем про них в социальных сетях. Самое главное, что нам нравится продукт, который мы рекламируем, и на его примере учимся производить свой. 

    – Ребят, думаю, вы со мной согласитесь, что бальные танцы – это страсть и яркие эмоции на паркете. Не кажется ли вам противоречивым, что в вашем случае эту страсть изображают брат и сестра?
    – Марина: Ты прям как Егор Дружинин…, он тоже всегда это говорил, наша любимая тема. Я с любопытством слушаю эти вопросы и думаю об актёрах, которые отыгрывают эмоции в театре и кино. У них ведь есть семьи, мужья, и когда они участвует в интимных сценах, то никто подобным вопросом не задается. Но как только танцуют брат с сестрой, у всех включается фантазия… 

    – Т.е. надо просто войти в роль и стать актером на паркете?
    – Марина: Каждый делает свое дело. У каждого танца есть свой характер, своя история, которая отыгрывается отдельно. Каждый танцует на своих чувствах, но они не обязательно должны быть к партнеру.
    Недавно я снималась в главной роли в клипе Юлии Савичевой «Желтое такси». У меня был напарник, с которым мы играли любовные сцены. У меня своя личная жизнь, у него своя, но это не помешало нам продемонстрировать страсть, надрыв и прочие эмоции. 

    – Многие танцевальные пары распадаются из-за частых конфликтов и отсутствия понимания внутри дуэта. Как вам, будучи братом и сестрой, удается сохранять и рабочие, и семейные отношения одновременно?
    – Артемий: Как и у всех людей, у нас были конфликты, это часть жизнь. Вопрос лишь в том, как ты выходишь из этих конфликтов и сохраняешь тёплые отношения с друг другом. Нам повезло, что наши родители с педагогическим образованием привили в нас уважение личных границ друг друга. Даже самые сложные конфликты по сей день заканчиваются положительно.
    С течением времени мы выработали систему взаимоотношений, знаем, какое количество времени проводить друг с другом, как отделять границы, находясь в одном пространстве. Если на турнирах нам дают номер с двухместный кроватью, то мы ставим заборчик и говорим с детства друг другу: «Это моя территория, а это твоя». Это помогает. 

    – Не было ли мысли о замене друг друга на других партнеров?
    – Марина: Я буквально на днях получила сообщение о предложении попробоваться с другим партнёром, мол с Артемием же я больше не в паре. У меня глаза на лоб полезли, отправила скрин Артемию, посмеялись. Я в принципе не могу представить себя ни с одним другим партнёром. У нас такая синергия, что я даже мыслей иных не допускаю.
    Всякие ситуации бывают в жизни. Был момент, когда мне пришлось взять паузу из-за беременности, бывали импульсивные высказывания в ссорах… Как Артемий ждал меня в садике, чтобы мы вместе пошли в школу, так и потом подождал меня с моими родами. 

    3R7A0648.jpg

    – Чем вы занимаетесь сейчас? Продолжаете танцевать на профессиональном уровне?
    – Артемий: Мы танцуем, выступаем на конкурсах, участвуем в шоу-программах, тренируем. 

    – Марина: Самое главное, мы руководим школой танцев «ARTMARI» Артемия и Марины Каташинских. У нас большой коллектив любителей и профессиональных танцоров. 

    – Что сейчас происходит на рынке бальных танцев? Большой поток людей приходит в вашу школу?
    – Артемий: На сегодняшний день бальные танцы остаются одной из самых востребованных сфер в России и мире. Возможно, танцы уступают футболу, но как ни крути, они переживают самые сложные экономические периоды и по статистике остаются самым популярным видом спорта. 

    – В связи с экономическими трудностями в последние три года не заметили ли вы оттока клиентов? Готовы люди вкладывать деньги в танцы?
    – Марина: Мы всегда были особенным случаем, но начиная со времён пандемии, когда люди стали жаловаться на нехватку денег, у нас клиентов стало ещё больше. В сложные времена люди хотят получать позитивные эмоции, а это то, что мы даём на своих уроках. Благодаря танцам люди черпают хорошие эмоции. 

    – У вас в школе больше профессиональных спортсменов или любителей?
    – Артемий: Получается 50 на 50. Когда приходят любители, то они приводят с собой детей. 

    – Марина: Да, действительно, у нас получается некая коллаборация. Когда мама приводит ребёнка на занятия, то часто остается тренироваться и сама. Такая же схема работает в обратном направлении.

    – Если я хочу начать заниматься бальными танцами, то мне нужно приводить партера с собой, или вы найдете его самостоятельно? 
    – Артемий: Зависит от задачи. Если ты никогда раньше не танцевала и захотела прийти научиться, то тебе никого не надо искать, потому что есть я. Есть такое уникальное направление – Pro-Am, профессионал и любитель. Я тебя учу танцевать и с тобой выхожу на конкурс. Любительские турниры бывают приятнее профессиональных, потому что в них организаторы делают акцент на комфорт и эстетику.

    – Артемий, я собираю чемоданы и переезжаю в Москву…
    – Приезжай, я тебя научу танцевать, выступим на конкурсе… 

    – У вас огромный послужной список телевизионных проектов. Расскажите, где принимали участие.
    – Первое телевизионное шоу, в котором мы с Мариной участвовали, состоялось еще много лет назад. В подростковом возрасте мы выступили в первом сезоне «Dance Революции». Дальше мы пошли в последний сезон танцев на ТНТ, где отлично продемонстрировали свои способности. Потом мы попали в финал второго сезона «Dance Революции». Вишенкой на торте стал проект «Новые танцы», где мы участвовали в баттлах. Сейчас мы ведем танцевальную рубрику на «Первом» канале в программе «Доброе утро». 

    – Марина: Так мы круто и попали на TV. 

    GP6B5206.jpg

    – После участия в телевизионных проектах заметили ли вы прирост аудитории в социальных сетях и, как следствие, больший поток клиентов в школе?
    – Марина: Все хотят получить волшебную таблетку. На ТНТ был случай, когда один из участников вышел и сказал: «Я тут победителем стал, где моя слава и популярность?» Ему ответили, что на проекте дают возможность приобрести популярность, удочку, которой можно поймать рыбу. 

    – Как вы попали в «Доброе утро»?
    – Артемий: Мы вели обучающие уроки в сети, и на нас вышел шеф-редактор «Первого» канала и предложил вести такую же рубрику на телевидении. Состав шеф-редакторов примерно один везде, когда ты участвуешь в нескольких проектах, то запоминаешься им. 

    – Оглядываясь на опыт участия в телевизионных проектах и танцевальных турнирах, где выступать волнительнее?
    – Марина: Если на турнире ты начинаешь с туров и понимаешь, что у тебя есть возможность исправить ошибки, то на телевизионных проектах у тебя есть всего один шанс. В спорте мы находимся под прицелом экспертов, варимся в своей каше. Когда мы танцуем в своём мире, то ответственны перед людьми из него, они смотрят на наш рост, на проделанную работу. На телевизионных же съемках испытываешь волнение по поводу невозможности исправить ошибку, перетанцевать. 

    – Не замечали ли вы, что члены жюри на телевизионных проектах с неким пренебрежением относятся к бальникам?
    – Артемий: Видел последнее видео Егора Дружинина с мастер-класса бальников. Ему задали точно такой же вопрос. Он переспросил, откуда такое мнение? Мальчик ему отвечает: «Один контемпщик сказал». И Егор говорит: «Пошли его в жопу, этого контемпщика». Такие были его слова. На самом деле, хореографы очень уважают труд бальника, признают техническую и координационную сложность нашего вида спорта. 

    2020_08_20_20_10_49.jpg

    – По ходу проектов как вам удавалось отбросить бальную базу и подстроиться под другие танцевальные направления?
    – Артемий: Мы подкрепляем себя другими танцевальными стилями. Мы благодарны наших хореографам, Марте Носовой, Светлане Лутошкиной, которые помогают нам внедрять современные направления в наши танцы. Это развивает нас как разносторонних танцовщиков. 

    – Артемий, помимо танцевальных телепроектов в твоей карьере было шоу «Сердце Ивлеевой». Как пришла идея покорить сердце Настюшки?
    – Настюшку я знаю давно, следил за ней, она была симпатична мне как человек. На проект пришёл, чтобы посмотреть, сойдёмся мы или нет. Никто ведь не может гарантировать любовь с первого взгляда, а воспользоваться возможностью никто не запрещает. Всегда можно остаться друзьями, как мы и сделали с Настей. 

    – Сейчас с Настей общаетесь? Перед уходом с проекта ты ведь сказал ей, что она всегда может обратиться к тебе.
    – Все мы заняты своими делами, Настя путешествует по Африке, я путешествую с работы на съёмку. Не получается общаться плотно, но когда пересекаемся на мероприятиях, то рады друг друга видеть. 

    – Какая она, Настя Ивлеева?
    – Настя – это тот случай, когда человек на экране такой же как и в жизни. Бывает, что артисты в жизни оказываются совершенно другими людьми, чем и разочаровывают поклонников. Настя – добрая, настоящая и искренняя. Она классный человечек. Ее образ в социальных сетях полностью совпадает с жизнью.

     8.jpg
    – Тебе не страшно было общаться с Ивлеевой? Все-таки она не просто красивая девушка, но и медийная личность. Ладошки не потели?
    – Нет. Возможно, многим парням было страшно, но я прошёл огонь, воду и медные трубы. Мой послужной список позволяет мне чувствовать себя спокойно перед любой девушкой. Для меня главное – человеческие качества, а так как у Насти они на высоте, с ней было общаться легко и приятно. 

    – В одной из серий вы с Настей танцевали в паре. Получилась бы из нее бальница?
    – Конечно. Она очень хорошо запоминает движения. Примерно с двух моих показов Настя запомнила связку. Талантливый человек талантлив во всем. 

    – Помимо тебя в «Сердце Ивлеевой» был еще один бальник – Евгений Бобков. Присутствовала ли между вами конкуренция на профессиональной почве?
    – Бальники – культурные и воспитанные люди, которые умеют объединяться. До проекта я не знал Женю как танцора, но сейчас мы дружим и даже делали общий мастер-класс в Москве. 

    – Комфортно себя чувствовал под постоянным прицелом камер?
    – В этом проекте было сниматься очень тяжело, потому что нам предоставили не самые хорошие условия проживания. Мы жили в палатке, туалет был на улице в кабинке, холодный душ там же. Я старался спокойно это воспринимать, но не всегда получалось, в первой серии попробовал повозмущаться даже. Все ведь ждали замок с бассейном и бесконечным шампанским, а нас поселили в палатку с шестью кроватями. Рядом со мной ещё спал Диман-хулиган, который разбрасывал вонючие носки. 

    – Увидев всех участников, мог ли ты предугадать исход шоу и понять, кого выберет Настя?
    – Все ребята очень достойные и предположить победителя сложно. По Насте я понял, что, когда ты проявляешься как хороший парень, ей это не нравится. Она постоянно называла меня отличником, когда я делал все лучше всех. Говорят же, что девочки любят плохих мальчиков, но это происходят не от здоровой психики. Плохой парень ведь абьюзер. А я за то, чтобы каждый человек работал со своей психикой. Как ментально здоровый человек, я подходил Насте больше всех. К сожалению, Настя не осталась ни с кем.

     – Какой парень нужен Ивлеевой?
    – Я думаю, что ей важно найти человека, который состоялся в профессии. Он должен быть ровесником, с которым можно выстраивать равноправные партнёрские отношения. Искренне желаю Насте найти своего человека. 

    – После «Сердце Ивлеевой» девушки писали тебе в социальные сети? Пытались познакомиться?
    – Был шквал сообщений. Писали: «Артемий, ты мне нравишься, давай познакомимся». Я сам иногда знакомлюсь в интернете, но так писать было странно. Знакомиться лучше в живую и в сфере своего обитания.

    VL__8516.jpg 

    – Марина, а у тебя нет идеи принять участие в телевизионном проекте, не связанном с танцами? В «Холостяке», например.
    – Мне предлагали много раз, но мы никогда не совпадали по графикам, на проект ведь нужно несколько месяцев. Но кто знает, может, буду в следующем сезоне «Холостяка»? 

    – Ребята, расскажите, какое сейчас отношение вы имеете к фигурному катанию, каким образом внедрены в этот вид спорта?
    – Марина: Мы ведущие специалисты по хореографии и танцу в школе фигурного катания «Олимп». Это школа нашей мамы, Асмик Варданян. Также мы проводим для фигуристов мастер-классы, работаем над их программами не только на паркете, но и на льду. 

    – А за мировым фигурным катание следите? Кому симпатизируете?
    – Артемий: Я очень симпатизирую Лизе Туктамышевой. Она показывает долгосрочный результат, невероятное скольжение, технику и настоящее женское катание. Для меня Лиза – воплощение мирового фигурного катания. 

    – За турниром по шоу-программам следили? Какое впечатление оставило соревнование?
    – Артемий: От каждого выступления у меня по коже шли мурашки, очень понравились костюмы некоторых участников. Мне кажется, что когда ты ставишь шоу-программу и идёшь от простого, то теряешь секрет номера. Не будем говорить конкретно, но к примеру, ты надеваешь костюм Аладдина, включаешь музыку из фильма и тебе остаётся только скользить и показывать элементы. Для меня шоу – это раскрытие, додумывание героя, фигурист должен оставит послевкусие от своего выступления. 

    Я бы хотел отметить Анечку Щербакову, она растопила сердца зрителей. Женечка Медведева тоже очень понималась, к ней я отношусь особенно. Это наша хорошая знакомая, мы катались с ней на одном льду в группе нашей мамы, у нас до сих пор сохранились очень теплые отношения. 

    w_57487145.jpg

    – Марина: Я думаю, это хороший ответ Международному союзу конькобежцев. Мы доказали, что несмотря на все ограничения, проводим турниры и шоу с сильнейшим составом и на высочайшем уровне. 

    – Согласны ли вы с победой Алексея Ягудина? Многие эксперты и фанаты отдают первое место Матвею Ветлугину.
    – Марина: За опыт нашей карьеры мы поняли, что победителей не судят. В фигурном катании выстроили качественную систему оценок, к которой мы только стремимся в танцевальном спорте. В любом виде все равно остаётся зазор на человеческий фактор и личную симпатию к конкретному участнику. Думаю, всем тем, кто не занял первое место, есть над чем задуматься. 

    – Вас в «Ледниковый период»-то не приглашали?
    – Артемий: Не все будем рассказывать, но к этому мы делаем небольшие шаги.


    Читайте «Спорт день за днём» в
    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»
    Новости партнёров