• Четырехкратный олимпийский чемпион Виктор Кровопусков: «Раздавал сабли на сувениры»

    Автор: Спорт день за днём

    Позднякову есть замена

    — На Олимпиаде наши саблисты остались без медалей. С чем связываете такое неудачное выступление?
    — Давайте будем называть вещи своими именами. Если афинский результат был неудачным выступлением, то сейчас сабельное фехтование просто провалилось. Мне тяжело говорить об этом. Потому что когда-то весь пьедестал почета занимали наши бойцы. В мое время провалом считались второе и третье места. Мы в 82-м на чемпионате мира в личном зачете выиграли золото, а в команде — бронзу. И с нас даже зарплату сняли. Все это время азиатские, европейские страны, США двигались вперед, а мы стояли на месте. И нас хорошо изучили. Во всем мире сабля — один из любимых видов фехтования. А у нас в газетах фехтованию вообще не находится места. Мне не за себя, за ребят обидно.

    — Изменился и стиль. Почти забыто так называемое интеллектуальное фехтование, представителями которого были ваши тренеры — Давид Тышлер и Марк Ракита…
    — Они учили меня думать на дорожке, анализировать поражения. А сейчас этому не учат. Многие выезжают за счет физических данных. А голову надо подключать обязательно. Фехтование — это шахматы в движении. Но на качество боя повлияли и новые правила. Убрали флеш-атаку, т. е. длинную. Теперь, чтобы фехтовать, надо иметь определенную фактуру. Раньше рост был важен только для шпажистов. А сейчас, если встречаются соперники один ростом 165, а другой 187 см, у них разница в росте 22 см. Соответственно — и в длине руки. Маленький не может достать большого. Он будет бить, а соперник — только руку выпрямлять навстречу. Вспомните нашу сборную нового периода. У нас большинство бойцов было до 180 см. А сейчас почти все мировые фехтовальщики за 1 м 85 см.

    — Станислав Поздняков завершил карьеру. Кто придет ему на смену?
    — Стас — уникальный, великий спортсмен. Но у нас останутся два перспективных бойца Алексей Якименко и Николай Ковалев из Петербурга. У них большое будущее.

    Книги помогли

    — Правда ли, что если встречаются титулованный боец и середняк, судьи отдают предпочтение первому?
    — Даже есть поговорка: пять лет ты работаешь на авторитет, а потом — авторитет на тебя. Так было всегда. И в мое время, и до меня. Поэтому меня так учили: пять ударов — это мало. Надо нанести семь-восемь, а лучше десять, тогда выиграешь.

    — Говорят, в судействе пышным цветом расцвели непрофессионализм и коррупция. На афинских Играх, чтобы попасть в 16 лучших, надо было выложить пять, а в восьмерку — пятнадцать тысяч долларов…
    — Вполне допускаю. Это же доказать практически невозможно. Хотя в последнее время судят намного объективнее. А что касается непрофессионализма, то Игры стали обслуживать судьи из стран, которые вообще не представлены на турнире.

     

    — А правда, что под маской у фехтовальщика зверское лицо?
    — Там много чего скрыто. Это же единоборство. Поэтому масса разных эмоций может быть: и радость, и досада, и злость. И на соперника, и на судью. А вообще, мы только на лицо ужасные, а на самом деле — добрые. (Улыбается.)

    — Говорят, фехтованию можно научить абсолютно любого человека…
    — Да, если он обладает интеллектом, быстрым мышлением. Физические способности — не определяющие. У нас главное — просчитать стратегию. Конечно, нельзя из бездаря сделать бойца мирового уровня. Но приличного можно.

    — А вы как пришли в фехтование?
    — Классическим способом — через книги. Мы с приятелем увлекались историческими романами про гусаров и мушкетеров. Вместе пошли записываться. Я три дня ходил на фехтование, а три — на футбол. Потом футбол бросил. Не хватало ни сил, ни времени. Родители развелись, и мама после восьмого класса отправила меня в техникум… Я это редко кому рассказываю. Пришел, положил чистый лист — и ушел. Не захотел там учиться. Пошел в девятый класс и стал разносить газеты. В шесть утра — на почту, потом в школу и на тренировку. Один раз даже заснул на первом уроке. Директор меня вызвал, спросил: «Почему?». Я сказал. И он дал указание, чтобы меня больше не трогали. Я никому не говорил, что спортом занимаюсь. Узнали, только когда норматив мастера выполнил. Я тогда отказался бегать на лыжах. Вы сейчас будете смеяться, но я вообще не умею кататься — ни на лыжах, ни на коньках. И мне хотели поставить тройку по физкультуре. Я сказал: «Мастеру спорта нельзя поставить тройку по физкультуре». У них глаза на лоб: «Какому мастеру?». А тот мой приятель до сих пор фехтует. Я же в ветеранских турнирах иногда выступаю, даю уроки. Два моих японских ученика — мальчик и девочка — отобрались на Олимпиаду.

    Как ты можешь водку закусывать шоколадом?!

    — Как можно определить ваш стиль фехтования?
    — У меня симбиоз — между интеллектуальным и физическим. Потому что я быстрый. Вы сейчас смотрите на меня, когда во мне 120 кг. А тогда я весил 73. Если у меня не получалось просчитать, я думал: ладно сейчас сбегаю, уколю — и все. Мог не десять попыток затратить, а двадцать. Но все равно выиграть — за счет «физики».

    — Если в фехтовании важны не мускулы, а большей частью интеллект, то какой применяется допинг? Шоколад?
    — А допинг и не нужен. Он ведь действует на какое-то время. А у нас соревнования иногда идут по 10 часов. Но я никогда не применял. Вообще лекарства не люблю. А шоколад — люблю. Мне тренеры все время говорили: «Как ты можешь пить водку и закусывать шоколадом?»

    — Вы левша. Специалисты говорят: левши неудобные соперники. А психиатры: у левшей нет преимуществ в фехтовании. Кто прав?
    — Это индивидуально. Техника у левшей и правшей практически одинаковая. Хотя есть некоторые виды защиты, которые левши выполняют лучше. Мне было удобней драться с левшой. Зная свои слабости, я хорошо представлял, какие они у соперника. В спорте я все делаю левой. Но пишу, ем и играю на бильярде — правой. Сын у меня — хоккеист, правша. А его мама, моя бывшая жена, тоже фехтовальщица, — левша.

    — А зачем вы возите саблю в багажнике?
    — Уже нет. А раньше возил. Раздавал на сувениры. А что? Мне не жалко, а людям приятно. Я каждый раз говорил, что этой саблей выиграл Олимпийские игры. Лукавил, конечно. Но для людей же это не главное.


    Личное дело

    Виктор Кровопусков

    Родился 29 сентября 1948 года в Москве.

    Заслуженный мастер спорта (сабля). Четырехкратный олимпийский чемпион, семикратный чемпион мира (1976, 1980 – личное и командное первенство). Обладатель Кубка Европы. Двадцатикратный чемпион СССР. Выступал за ЦСКА, там же работал тренером.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров