YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Дмитрий Бивол: Сергей Ковалев тоже хочет нашего боя! Дмитрий Бивол ощущал кожей, как жестко бил кубинца

Дмитрий Бивол (витрина)
Фото: AP

Популярный российский боксер Дмитрий Бивол является чемпионом мира по версии WBA в полутяжелом весе. Второй раз он защитил свой титул в Мекке бокса — на легендарной нью-йоркской арене «Мэдисон-сквер-гарден». В 12-м раунде петербуржец отправил в нокаут опытного кубинца Салливана Барреру. Это был 13-й успех Дмитрия в профессионалах. С исторической победы в Нью-Йорке и началась беседа 27-летнего чемпиона мира с Константином ОСИПОВЫМ специально для «Спорта День за Днем».

Кожей ощущал, как жестко бил кубинца

— В первую очередь, очень рад, что победил в этом зрелищном и напряженном бою — признался Бивол. — С одной стороны, зрители сумели посмотреть все двенадцать раундов, а с другой — публика увидела нокаут, это приятно все-таки. Люди приходят на бокс, чтобы наблюдать, как один человек очень сильно бьет другого и тот парень затем уже не может встать. Мне это удалось сделать!

— Баррера ведь классный боец! Настоящий представитель кубинской школы, еще в 2000 году он стал чемпионом мира среди юниоров, потом ушел в профи, где одержал 21 победу, выигрывал многие престижные пояса.
— Вы правы! Салливан — сильный и опытный. В нашем бою показал себя с лучшей стороны, насколько он терпеливый и крепкий. Уж больно много кубинец пропускал ударов! Потом я пересматривал бой и видел, сколько моих джебов достигало цели. Я буквально кожей ощущал, как жестко бил кубинца, а он принимал и принимал. Но тем не менее Салливан все равно шел вперед. Молодец парень!

Кстати, Баррера сумел проявить и некоторые мои ошибки. Спасибо ему и его команде за уроки. Одна из таких ошибок — скованность. Мой тренер Геннадий Машьянов моментально обратил на это внимание. Первые раунды я выглядел слишком зажатым. Так нельзя. Это мешало мне делать вещи, которые проходили бы на ура. Впредь нужно более раскованным выходить в ринг.

— За что еще критиковал Геннадий Юрьевич?
— Его основная претензия: я был излишне скован. Еще он заметил, что при сближении нужно выше поднимать руки. В результате я набил ненужные шишки при столкновениях головами.

— Что понравилось вашему тренеру?
— Как я уходил за левую руку, потому что мы это отрабатывали на тренировках. Исполнил много джебов — это тоже плюс. Были моменты, когда я бил правой и сразу убирал голову в сторону, чтобы не пропустить встречный удар. Тренер требовал от меня много бить по корпусу, но не просто лупить, а правильно технически исполнять удары.

— Многие эксперты отметили, что на вас сильно давила атмосфера культовой арены «Мэдисон-сквер-гарден», важность титульного поединка и огромная телевизионная аудитория. Ошибки возникли из области психологии, не связанные непосредственно с боксом.
— Сто процентов! Слишком долго мы ждали этого шоу. Бой назревал еще с июля прошлого года, когда мы сделали первое предложение Баррере. Тогда он отказался, начались перепалки в Интернете, много было интервью и противоречивых новостей. Бой анонсировался как самый серьезный поединок в моей жизни, да еще с таким опытным бойцом.

Все эти факторы сказались на моем растущем организме, сковали меня. Но по прошествии нескольких раундов я расслабился и включил большой опыт любительских соревнований: отбросил ненужную шелуху и сумел сосредоточиться только на поединке.

— Легко сказать: «Взял — отбросил». За счет чего вы изменили ход боя против Барреры? Например, экс чемпион мира Дмитрий Пирог заметил: «Классно, что Бивол вернулся к советской манере!»
— Советский бокс — это движение на ногах. «Челнок»! Очень важно, когда любитель переносит этот элемент и в профи. Посмотрите на Ковалева, он прекрасно двигается. И когда он переставал, что с ним делал Уорд?

— Лучше не вспоминать.
— Когда я пришел в бокс, мне ставили советскую манеру: учили двигаться на челноке, проваливать, много работать на ногах. Вспоминая советскую школу, мы подразумеваем много прямых ударов и защиту в основном ногами.

И я это делаю с первых тренировок. Самое главное — не потерять себя. Если я что-то умею делать хорошо, то и в профи у меня это будет только лучше получаться. Как бы я ни переключался на профессиональную манеру, во мне заложена советская школа.

Когда я ее «включаю» — получается лучше. За счет этой манеры выиграл все свои бои. Почему наши профи должны стоять на месте, защищаться только корпусом и окучивать друг друга ударами?

— Действительно, почему?
— Сохранить «челнок» — это классно! Здесь советская школа идет только в плюс. Но есть и другой момент. Плохо, когда боксер не переключился с любительской манеры — набрасывает удары, но без акцента. Это не катит. Я наблюдал много спаррингов, когда выходил американский парень, скажем, первый разряд, а наши ребята, мастера спорта, международники, начинали ему набрасывать. Тот спокойно пропускал эти легкие удары, принимал, а потом сдуру как выдавал пару «колхозных» крюков! И сразу же картина менялась не в пользу международника.

Я осознал, что здесь дрались Али и Фрезер

Фото: Чемпионат.com

— «Мэдисон-сквер-гарден» и правда вас впечатлил?
— Конечно! Считаю, что это самое крутое место для проведения шоу. Но хочу сделать маленькую поправку. Мы боксировали на малой арене, в театре. А на большой арене в тот же вечер играли в баскетбол. Я зашел туда, посмотрел… Впечатляет, осознаешь, что здесь боксировали легенды Мохаммед Али, Джо Фрейзер, Джордж Форман. Очень бы хотел здесь выйти в ринг!

Вот и Геннадий Юрьевич говорит: «Заветная мечта, чтобы мой ученик выступил в Мэдисоне, потому что эти ваши Лас-Вегасы и Атлантик-Сити — ничто по сравнению с легендарной ареной»

— Ваш бой против Барреры стал успешным и в коммерческом плане. Телеканал HBO сообщил, что в пик трансляции аудитория составила 570 тысяч зрителей.
— Приятно осознавать, что полмиллиона человек посмотрело мой бой. Это круто! На самом деле, телезрителей могло быть больше процентов на 30. Но в то же время и тоже в Нью-Йорке проходил титульный бой Деонтея Уайлдера с Луисом Ортисом за звание чемпиона мира в супертяжелом весе. Их большое шоу параллельно транслировалось на канале Showtime. Это сделали специально! Я уверен, что у таких телегигантов, как HBO и Showtime, случайно совпадения не происходят. Там постоянно один конкурент хочет подвинуть с рынка другого.

— Звезды всегда были в цене! Но сейчас ваш дивизион как никогда силен! Сергей Ковалев, Артур Бетербиев, Баду Джек, Адонис Стивенсон… Невольно голова кругом пойдет!
— Благодаря своему любительскому опыту я не зацикливаюсь на этом. Когда раньше приезжали на соревнования, то все жили в одной гостинице. Взвесился с утра, и помимо тебя еще человек тридцать тоже сделали вес. Вот ты ходишь по отелю и с каждым встречаешься взглядом. Глаза в глаза. Новичок думает так: «Ах, вот он мой соперник, мне ведь с ним надо боксировать». Но через пять минут встречает другого парня. Начинает анализировать, как он с ним будет биться. И так буквально про каждого встречного. Это самая главная ошибка любителей. В итоге выходишь в ринг и проигрываешь первый же бой.

— Как избежать этой ошибки?
— Поступать совершенно наоборот. Надо включать голову, когда у тебя есть конкретный соперник. В любителях мне приносили сетку и говорили: «Вот, у тебя с другой стороны идет чемпион Петров, с ним можешь встретиться в финале». А мне не интересно, кто там, с другой стороны. Главное, с кем я буду боксировать завтра. Скажем, с Ивановым я выхожу как на последний бой.

Неважно, он сильнейший или слабейший. Мне необходимо настроиться именно на него. Об остальных будем думать, когда выиграю у этого Иванова. Иначе ты только зря тратишь свои нервы и силы. И так же в профессионалах.

— Логично.
— Даже если сейчас идут разговоры про Ковалева, Джека или Стивенсона — я не вникаю в этот процесс. Начну готовиться к конкретному сопернику, когда будет подписан контракт!

Отключил слово «завтра»

Фото: InoProSport

— Вы довольно молодой человек, но очень мудро рассуждаете о боксе. Особенно про психологическую составляющую процесса. Как вам это удается?
— Это не просто, но не забывайте — у меня в любителях было 280 боев! Я прошел очень много разных соревнований. Вот и научился настраиваться на одного соперника. Просто не думаю о других, и все. Вот интересный случай! В 2012 году мы ездили на международные соревнования в Баку. Я тогда был на сборах и не знал, что меня возьмут на этот турнир, весил 82 килограмма.

Тут мне говорят: поедешь выступать в 75 килограммов, а уже через неделю соревнования. Выходит, надо скинуть семь килограммов.

— Любопытный поворот.
— Я начинаю делать нужный вес, просто умираю от сгонки. С утра взвесился, уложился в лимит, но сил нет вообще. Думаю, надо поесть по полной программе, чтобы не проиграть.

О том, что будет дальше, вообще не думаю! Выхожу на бой, побеждаю и только тут понимаю, что у меня два килограмма лишних. А завтра снова взвешивание.

И я снова делаю вес. Опять умираю. На следующий день встаю на весы, все нормально и снова по той же системе действую. Другой боксер бы удивился: «Зачем? Ты же знаешь, что завтра боксируешь. Поешь чуть-чуть и не надо тогда гонять». А я просто отключил слово «завтра». Мне же сегодня выходить на ринг! Значит, нужно по максимуму подойти к этому бою. И кушал по полной программе. Если хочется, почему нет? С точки зрения психологии это было верное решение!

— После мартовской победы над Баррерой все снова заговорили про ваш бой против Ковалева. От прогнозов никуда не деться. Хотя промоутер Кэти Дува говорит, что пока об этом и думать рано. А как вы считаете?
— В первую очередь скажу, что не очень хочется боксировать со своими соотечественниками, ведь есть много бойцов из других стран. Но,  с другой стороны, это хорошо. Значит, в нашем дивизионе профессиональный бокс в России находится на высоком уровне. Что касается меня, то если представится возможность биться за титул, я всегда буду за.

Самый важный аспект — зрительский интерес к бою Бивол — Ковалев. Пока, признаться, ажиотаж не такой высокий. Может быть, в Питере, в Москве, в Челябинске есть большой интерес, но в Америке сейчас этого шоу ждет лишь небольшая часть болельщиков. Тут Кэти Дува права. Нужна раскрутка!

Как только появится зрительский охват, наш бой станет неизбежен. Сергей тоже хочет его провести. И я хочу многого добиться и взять как можно больше поясов. Я открыт для всех бойцов, готов сражаться со всеми. 

— Против Баду Джека мог бы получиться отличный бой?
— С ним мы хотели организовать поединок, когда он еще владел поясом WBA. Но Джек посчитал, что для него это предложение совершенно невыгодно. Он решил просто оставить свой пояс, чтобы выйти в ринг со Стивенсоном, элементарно заработать денег, а возможно, и пояс WBC. С одной стороны, его можно понять, но с другой — как можно так запросто лишиться титула? Это, конечно, противоречит спортивным принципам. Но это выбор Джека.

— Известна дата вашего следующего боя?
— Примерно конец июля — начало августа. На девяносто девять процентов бой пройдет в Америке. В середине мая мы с Сергеем Кузьминым собираемся поехать на сборы в Кисловодск. Берем с собой всю нашу команду: Геннадия Юрьевича, Дмитрия Кириллова, массажиста и несколько спарринг-партнеров. Будем закладывать базу ОФП и обязательно работать в парах. Уже есть на примете кандидатуры двух-трех потенциальных соперников. Скоро вы узнаете их имена.

Маленький Мирон уже работает «на лапах»

Фото: РИА «Новости»

— Вы не раз говорили, что колоссальную уверенность вам дает стабильность во всех важнейших вопросах — от налаженного тренировочного процесса, мудрого наставника, хороших товарищей до прекрасной и дружной семьи.
— Для меня один из важных факторов — это семья. Я уезжаю на сборы и знаю, что у меня дома все в порядке, жена Катя всегда следит за детьми. Мальчишкам есть что покушать, они не страдают, не умирают с голоду. Я утрирую, но когда ты спокоен за близких, то можно спокойно тренироваться.

— Абсолютно согласен.
— Идем дальше. Как правильно тренироваться? Нужна организация сборов. За это отвечает мой менеджер Вадим Корнилов, который делает все отлично. Промоутер, соответственно, тоже выделяет средства на подготовку. Проблем нет. Сам тренировочный процесс. Кто его контролирует? Как? Со мной находится хороший тренер. Как вы сказали, один из лучших.

Если бы одна из этих ступеней провисала, то вряд ли можно было бы успешно боксировать. Например, у меня все хорошо на сборах, но в семье что-то не ладится. Либо дома все в порядке, а с тренером нет взаимопонимания. В профессиональном спорте все составляющие должны быть на идеальном уровне. Я очень благодарен Господу, что у меня все в порядке в этом плане. Команда — это и моя семья, и тренер, и массажист, и промоутер, и менеджер.

— В Интернете уже появился ролик, где вы спаррингуете со старшим сыном. Это просто прикол или Мирон действительно мечтает стать боксером, как папа?
— Пока это шутка. Хотя я стараюсь брать Мирона с собой, чтобы привык к этой среде. Он говорит: «Пап, я с тобой пойду на тренировку, а когда я буду мешать, то Геннадий Юрьевич даст мне конфетку». Я рад, что ему нравится в зале. Наденет свои перчаточки, все повторяет за старшими. А тут и Димон Кириллов может его «на лапах» подержать. Дурачимся, словом. Пока его не заставляю. Хочу, чтобы старший стал боксером, но при этом никогда не пожелаю ему, например, карьеры Артуро Гатти.

— Почему?
— Я его очень люблю и уважаю как боксера, он величайший спортсмен. Феномен. Выдерживал страшные удары, но на это способен не каждый организм. Ни один отец не захочет так рисковать здоровьем ребенка. А вот если мой сын будет боксировать, как Мейвезер, не пропуская удары, то я не против.

— Младший сын у вас тоже спортивный?
— Никону — год и месяц. У них разные характеры. Старшему уже в этом возрасте нравился всякий экстрим, он носился, лазил по каким-то лестницам. Я один раз подкину Мирона вверх, он поймает чуток адреналина, и я вижу у него огонь в глазах: «Папа, давай еще! Давай выше! А давай посильнее!» У младшего — наоборот! Никон не любит этих полетов, сразу дает понять: «Хватит! Отпусти меня лучше!» Так что пока не знаю, кем будет младший.

Старшему сыну нравятся спортивные дисциплины. Ему очень важно — быстрее, выше, сильнее. Хорошо катается на самокате и на коньках, гоняет на велосипеде. Любой экстрим ему по нраву, но, может, еще все поменяется.

— Честно говоря, вы не очень похожи на сурового бойца-костолома, скорей на гимнаста или на фигуриста. А по внешности — так и вовсе на киногероя. Вам бы в боевиках сниматься про мафию в Гонконге.
— Это точно! Бивол вступает в смертельную схватку с триадой (смеется). Насчет карьеры артиста я пока не думал, но все время хочу двигаться вперед. Когда утром просыпаюсь, то сразу говорю себе, что еще не сделал, чему могу сегодня научиться. У меня много мыслей и планов. Надеюсь, буду их воплощать после того, как завяжу с рингом. Например, очень хочу играть в хоккей и мечтаю хорошо кататься на коньках. Еще мечтаю научиться играть на музыкальном инструменте, желательно на двух. Почему-то мне нравится гитара. Это вроде один из самых простых инструментов, но тем не менее. На пианино хотел бы научиться играть. Сейчас усиленно учу английский, но не потому, что он мне очень нужен для боксерской карьеры. Просто нравится. Занимаюсь с преподавателем, и это круто.

— Что вас заставило по-иному посмотреть на многие вещи?
— Это стремление возникло благодаря рождению детей. Когда сыновья появились на свет, я сразу понял, насколько ценно время. Пролетел год, твой пацан уже ходит, пытается говорить. А что за это время ты сделал? Выходит, что, кроме бокса, и ничего. А годы летят. В какой-то момент я осознал, что нужно овладеть хотя бы еще одной профессией. Знать иностранные языки, учиться играть на гитаре, да много всего. И это классно!

Личное дело

Дмитрий Бивол

Родился 18 декабря 1990 (27 лет) в Токмаке, Киргизская ССР (ныне Кыргызстан)

Гражданство: Россия

Весовая категория: полутяжелая, до 79,378 кг. Рост: 183 см

Стойка: Левосторонняя

В 2002 году переехал в Санкт-Петербург. Закончил НГУ имени П. Ф. Лесгафта. Тренировался под руководством Николая Исаева, Алексея Куренкова, Геннадия Машьянова. Сейчас тренируется в США.

Двукратный чемпион России среди любителей, серебряный призер Универсиады в Казани-2013

Дебютировал на профессиональном ринге в 2014-м. Провел 13 боев, одержал 13 побед, 11 — нокаутом.

21 мая 2016 года победил по очкам доминиканца Феликса Валеру и завоевал титул временного чемпиона WBA. В 2017-м объявлен полновесным (регулярным) чемпионом WBA. Дважды успешно защитил полновесный пояс в боях с австралийцем Трентом Броадхерстом и кубинцем Салливаном Баррерой.

Следующий бой предварительно назначен на август 2018-го. Соперник определяется.

Беседовал Константин Осипов 

Оцените материал:
-
0
6
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад