YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Джанни Инфантино: Пару лет назад говорил, что мундиаль в России станет лучшим, — и сегодня еще больше в этом убедился В пятницу президент ФИФА более часа отвечал на вопросы журналистов на специальной пресс-конференции, прошедшей на столичной арене в Лужниках

Джанни Инфантино (витрина)
Фото: Чемпионат.com

Футбол стал частью ДНК нации

— Приветствую вас на этом невероятном, изумительном чемпионате мира, — сказал Инфантино. — Благодарю вас за то, что вы доносите до всего мира страсть и эмоции этой великолепной игры. Пару лет назад я уже говорил, что этот мундиаль будет лучшим, и сегодня я повторяю это с еще большей убежденностью. Главные актеры были на поле — тренеры, игроки и судьи, но также были и те, кто работал вне поля. Это — россияне, российский народ. Благодарю президента страны Владимира Путина, Российский футбольный союз, всех, кто обеспечивал лучший турнир за все времена. Те, кто делал все возможное для организации этого чемпионата мира, стали его сердцем и улыбкой. Турнир стал успешным, и мы можем дышать и жить футболом. Футбол — это и есть главное действующее лицо чемпионата мира, и я хотел, чтобы футбол вернулся в ФИФА, а ФИФА — в футбол. Поздравляю все 32 сборные, но особенно — Францию и Хорватию, которые дошли до финала. Их выход в финал говорит о том, насколько велик уровень игры во всем мире.

Хотел бы сказать еще пару важных вещей, которые изменились благодаря чемпионату мира. Во-первых, изменилась сама Россия, она стала настоящей футбольной державой. Футбол здесь — это не только чемпионат мира, он стал частью ДНК нации, вошел в кровь этой страны. И наследие этого чемпионата мира поставит Россию на верхние ступени мирового футбольного общества. Во всем, что касается стадионов, инфрастуктуры, ФИФА поддержит РФС. Вторая вещь, которую изменил мундиаль, — восприятие России всем миром. Все, кто приехал сюда, открыли для себя гостеприимную страну, которая рада видеть у себя гостей со всей планеты. Для сотен тысяч людей приезд в Россию стал замечательным приключением, и многие предубеждения были развеяны благодаря мундиалю. Еще раз говорю спасибо всем россиянам, а также болельщикам из Южной Америки, Африки, Азии, Европы, которые создавали незабываемую атмосферу турнира.

— Чем можете подкрепить свои слова о том, что нынешний чемпионат мира — самый лучший в истории?
— Факты и цифры это доказывают. На 62 матчах мундиаля в России трибуны стадионов были заполнены на 98 процентов. Более трех миллиардов телезрителей посмотрели игры турнира, около миллиарда будут смотреть финальный матч Франция — Хорватия. Фан-фестивали в одиннадцати городах посетили около трех миллионов болельщиков. Впервые введенная на этом чемпионате система VAR дала отличные результаты, антидопинговая программа сработала прекрасно — ни одного случая применения запрещенных препаратов не выявлено. Была только одна игра, которая закончилась нулевой ничьей, зато множество матчей были насыщены голами и эмоциями. Я более двадцати лет работаю в футболе, и могу засвидетельствовать, что уровень инфраструктуры, безопасности и всего, что имело отношение к чемпионату мира, был беспрецедентным. И это не только мое мнение. Нынешний мундиаль — это не только прекрасные стадионы, уровень работы на этих аренах тоже был великолепным. В Москве можно было видеть людей в национальных костюмах всех сборных, и они создавали фантастическую атмосферу.

Хорватия — локомотив, который тянет за собой другие сборные

— Мы видим, что Европа доминирует, причем уже на четвертом чемпионате мира подряд. ФИФА как-то может повлиять на этот дисбаланс?
— Раньше на мундиалях были победители и из Европы, и из Южной Америки. Как вы помните, первым обладателем титула стал Уругвай, затем его путь повторили Бразилия и Аргентина. Когда-то южноамериканские сборные доминировали в мировом футболе, теперь же ситуация изменилась. На нынешнем чемпионате мира мы видим одну команду, которая уже несколько раз была в финале и выигрывала титул, а другая — Хорватия — это локомотив, который тянет за собой другие сборные, показывая им, что ничего невозможного нет. Конечно, сейчас есть определенное превалирование европейских команд, но мастерство на турнире в России было показано многими сборными, в том числе, с других континентов. Вспомните, та же Бельгия вырвала победу над Японией только в добавленное время. Думаю, итоги нынешнего турнира должны мотивировать страны всего мира, стимулировать их вкладывать средства в развитие футбола.

— Преобладание Европы на последних чемпионатах мира может быть следствием распределения квот для участия в турнире? Та же Африка получает всего лишь пять мест...
— Если бы у нас на чемпионате мира было тридцать африканских команд или азиатских и две европейских, то, наверное, была бы выше вероятность выхода первых в финал. Но таково историческое соотношение сил между Европой и другими конфедерациями. Однако могу сказать, что при расширении числа участников мундиаля до 48 сборных квота Африки увеличится с пяти до девяти «с половиной» мест, а если континент примет чемпионат мира — то до десяти. При этом африканские сборные — Сенегал, Нигерия — и на нынешнем мундиале показали блестящий футбол.

— Как вы охарактеризуете поведение одной из главных звезд нынешнего турнира — бразильца Неймара, и те насмешки, которые были в его адрес?
— Неймар — великий игрок, большой талант. Ничего плохого о нем не могу сказать, даже никакой негативной мелочи. Думаю, в будущем Неймар больше будет проявлять свои чисто футбольные навыки, чтобы избежать тех насмешек, о которых вы говорите.

— Аргентина и Лионель Месси приехали на этот чемпионат мира с уверенностью в собственных силах. Что думаете по поводу их раннего вылета из турнира?
— Конечно, Аргентина многого ожидала от этого турнира. И мир ждал от нее многого. Но в футболе невозможно всегда выигрывать — тем более что обыгравшая Аргентину в плей-офф Франция сейчас уже в финале. А Месси — он неповторимый игрок, как и всегда. Месси остается в этом статусе уже десять лет, и надеюсь, что будет таким и дальше.

48 команд-участниц — это меньше 25 процентов от числа членов ФИФА

— ФИФА осмелилась ввести систему VAR на чемпионате мира. Как вы оцените ее работу и эффективность?
— Я рад, что про VAR на этой пресс-конференции мы почти не говорили — это означает, что она работает хорошо. Я сначала скептически относился к этой системе, но затем подумал, что если мы не будем пробовать, как она работает, то никогда и не узнаем ее преимуществ. В марте нынешнего года все эксперты сошлись во мнении, что следует ввести ее на чемпионате мира в России. Результаты оказались чрезвычайно положительными. Почти 440 игровых случаев были рассмотрены с помощью VAR, 16 решений судьи были изменены на правильные. Это и есть прогресс чистой воды. VAR не меняет сути футбола, она помогает футболу стать более честным и транспарентным. Благодаря этой системе правильность судейских решений возросла с 95 процентов до 99,32. А еще на этом турнире не было ни одной красной карточки за насильственные действия, за удары локтем. Может быть, это не прямое следствие введения системы VAR, но наверняка она выполняет профилактическую функцию. Думаю, что в наших соревнованиях теперь будет больше справедливости. Мы к этому стремились — и мы этого добились.

— Почему ФИФА решил расширить количество участников чемпионата мира до 48 команд? Будет ли это способствовать развитию футбола?
— Мы анализировали этот вопрос, очень тщательно его изучили. И единодушно решили на совете ФИФА, что нужно расширить число участников до 48. В последние годы постоянно росло количество членов нашей организации. На этом чемпионате мира отсутствовали многие большие сборные, которые не смогли квалифицироваться: Италия, Чили, Голландия, Камерун, США, Турция и другие. С другой стороны, кто мог подумать, что Хорватия выйдет в финал, хотя в этой стране богатая футбольная культура. Панама впервые пробилась на мундиаль, забила два гола и праздновала так, как будто выиграла титул. В этой стране развивается футбол, строятся поля. Как видите, у нас слишком много причин пойти на увеличение стран-участниц следующих чемпионатов мира. А между тем 48 команд — это меньше 25 процентов от общего числа членов ФИФА. Уверен, что США, Мексика и Канада в 2026 году справятся с проведением турнира уже в новом формате.

— Может ли измениться количество стран-участниц уже на ближайшем чемпионате мира в Катаре? И будут ли изменены квоты континентальных конфедераций на этот турнир?
— Вопрос о количестве стран-участниц еще будет обсуждаться с представителями Катара. Но если на чемпионате мира 2022 года будут по-прежнему 32 сборные, то не вижу причин, по которым следует менять квоты для континентальных федераций.

— Кто и когда скажет окончательное слово о количестве участников на ЧМ-2022 в Катаре?
— Мы были бы счастливы, если бы эта страна провела турнир как с 32 участниками, так и с 48. Безусловно, организаторы могут заявить, что они брались за проведение турнира с 32 сборными. Но, повторюсь, данный вопрос пока еще открыт.

В компании с лидерами стран приходится выполнять роль судьи

— Все на этом чемпионате мира получают деньги, а волонтеры — ничего, хотя работают целыми днями. Может быть, в Катаре ситуация изменится?
— Думаю, что все мы, кто любит футбола, в какой-то области были волонтерами. Вы видели, как улыбки волонтеров произвели впечатление на весь мир. Кстати, вы наверняка обратили внимание, что и я сам пришел на эту пресс-конференцию в костюме волонтера. Конечно, я получаю зарплату как президент ФИФА, но все мы приходим домой, ведем детей на какие-то турниры, помогаем им, подаем воду, закуски — и сами становимся волонтерами.

— Когда детская футбольная команда оказалась заблокированной в пещере в Таиланде, ФИФА не мог остаться в стороне. Сейчас этих спасенных детей медики не отпускают на финал чемпионата мира в Москве. Может быть, пригласите их на финал мундиаля в Катаре?
— Да, все мы с замиранием сердца следили за тем, как идет спасательная операция. Когда нам было 11-12 лет, мы все играли, как эти мальчишки, хотели выигрывать. Слава Богу, все в Таиланде закончилось хорошо. Действительно, по медицинским соображениям этих ребят не отпустили на финал, но в сентябре мы планируем пригласить их на футбол в Лондон. Может быть, устроим что-то для них в Таиланде. И, конечно, почему бы не пригласить через четыре года в Катар?

— В борьбе за право провести чемпионат мира 2026 года США, Мексика и Канада опередили Марокко. На ваш взгляд, есть ли шанс победить в борьбе за проведение мундиаля у совместной заявки Марокко, Алжира и Туниса?
— Как известно, заявка от двух или трех стран Южной Америки будет на турнир 2030 года. Но мы в ФИФА понимаем, что нельзя создавать «белых слонов», нельзя строить стадионы, которые потом будут влачить жалкое существование в пустыне. К каждой заявке от нескольких стран нужно подходить с особым вниманием и тщательно обсуждать каждую деталь, касающуюся наследия. Но, наверное, было бы замечательной идеей объединить усилия нескольких соседних североафриканских стран для реализации возможности проведения чемпионата мира.

— На матчах чемпионата мира постоянно присутствуют руководители различных стран, вам приходится смотреть футбол в их компании. О чем вы с ними говорите?
— Говорим, конечно, не о политике, а о футболе, об эмоциях, которые дарит эта игра. Кого-то приходится успокаивать, если его команда пропустила гол. Но нужно делать это сдержанно, потому что может обидеться другой гость, болеющий за соперничающую сборную. Поэтому приходится в какой-то степени выполнять роль судьи (улыбается). А вообще лидеры государств — живые люди, как и мы с вами, они хотят радоваться и получать удовольствие от футбола.

Москва
Оцените материал:
-
0
3
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад