• Дзюба — джентльмен!

    История Ильи Казакова

    11.12.15 10:43

    Новый Арбат — место такое... Загадочное.

    Безусловно, Москва, самый центр. Молодежное, одновременно современное и устаревшее. Универмаг «Весна» и рядом какие-то непонятные заведения, застрявшие в девяностых.

    Я шел на премию «Джентльмен года» и думал о всем этом. О тех, кого встречу на такой церемонии и тех, кто сюда не придет. Об этом удивительном миксе. Шел, думал и понимал, что лучше места, наверное, не найти. Что в этой точке смешалось удивительно много разных эпох, людей, тем.

    Новый Арбат, 28. Точка почти на углу с Садовым. Клуб «Денди».

    Я подошел к входной двери и увидел, как стоит, не решаясь войти, он.

    Герой. Лауреат. Джентльмен.

    Нападающий «Зенита» Артем Дзюба.

    В легкой кожаной куртке и джинсах.

    — О! — сказал я, удивившись. — Человек, который вчера побил рекорд страны, может вести себя раскованнее.

    — Ничего я не стесняюсь, — подхватил Дзюба, — чего стесняться.

    У меня было ощущение, что он ждал именно меня.

    Конечно, это было не так. Но как только я появился, то предложил ему зайти внутрь. Туда, где его ждали. Имел право, как близкий друг главного редактора.

    Он охотно согласился. И даже пропустил вперед себя в очереди в гардероб маленькую толпу журналистов. Они, вероятно, тоже стеснялись. И не задали ему не одного вопроса.

    Хотя, может, это и неправильно — задавать герою вопросы на бегу.

    ***

    В зале я увидел Юрия Белоуса, бывшего генменджера «Москвы». Александра Ухова, руководившего спортивной редакцией ТВЦ. Игоря Семшова с модной испанской стрижкой, точь-в-точь как у Дениса Черышева. Андрея Малосолова, руководившего пресс-службой РФС и потом Объединенного чемпионата.

    А потом увидели меня. Отар Кушанашвили засиял и двинулся навстречу.

    Как оказалось, он был ведущим вечера.

    И его приветственная речь была всего лишь разминкой перед сценой.

    Через минуту я попытался сбежать. Туда, где стояли и беседовали Дима Булыкин и Александр Ширко.

    Меня с ходу спросили о книге Евсеева. Точнее Евсеева и Рабинера.

    Я честно сказал, что читал. И что понравилось. И что про Булыкина там тоже есть несколько историй.

    — Хороших? — спросил Дима.

    И в этом вопросе явственно звучал интерес. Я открыл рот, чтобы ответить.

    — Ну почему? Почему в твоей книге нет ничего про Булыкина и Широкова? Ни одной истории.

    Это был Отар. Возникший словно из воздуха. Я был готов поклясться, что ещё секунду назад его здесь не было.

    — В истории из моей книги лучше не попадать, — сказал я.

    И это было правдой, пусть и неполной.

    — Ну а что там про меня? — спросил Булыкин.

    Я напряг память и вспомнил о визитных карточках, количество которых потрясло Евсеева.

    Булыкин удивился.

    — Да у меня их вообще не было. Одна была. Начальника ГАИ Москвы.

    Я Евсеева понимал. Наверное, потому, что как и он был подмосковным парнем.

    ***

    Вечер получился на славу. Такие праздники надо проводить под Новый год.

    Все веселые, все расслабленные.

    Призы — и не только Дзюбе.

    Смокинг на нем сидел идеально. Особенно пояс, который сначала не могли найти, приняв за шарфик. Организаторы волновались. Потели.

    Потом в примерочную вернулась портная. И вместе с ней спокойствие.

    Дзюба раздал кучу интервью. Лауреаты получали награды и исчезали.

    Я шел по Новому Арбату и думал: как же здорово, что есть новогодние праздники, премии, церемонии.

    И главное, что после перехода чемпионата на схему осень-весна, их проводят теперь дважды в год.

     


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров