• Эдуард Мор: За все время, что я на «Матч ТВ», не было ни одного звонка с претензией

    Бывший защитник «Спартака» кайфует в роли эксперта

    19.09.21 15:32

    Эдуард Мор: За все время, что я на «Матч ТВ», не было ни одного звонка с претензией - фото

    Фото: «Матч ТВ»

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:

    В это трудно поверить, но мы нашли человека, который кайфует от российского футбола. У него даже «ломки» начинаются, когда матчи РПЛ долго не показывают по телевизору. Эдуард Мор играл в конце девяностых за московский «Спартак», дважды выиграл титул чемпиона России – в 1999-м и 2000-м. Сейчас он один из главных экспертов на «Матч ТВ». 

    В интервью «Спорту День за Днем» Мор рассказал, чем его завораживает отечественный футбол, кого из коллег он считает звездой спортивного эфира и кто придумывает прически для Александра Мостового.

    Не нравится почти все, что говорю в эфире

    – Как вы оказались на «Матч ТВ»? Раньше Эдуард Мор не был замечен в медийном поле.
    – Случайно. Сначала позвали на «Спартак», пару слов сказать перед матчем. Потом позвали в студию на стадионе, когда «Спартак» играл. Дальше пригласили в Останкино, я согласился. И вот понравилось. Зовут.

    – Никто вас не рекомендовал?
    – Нет. Сам я к этому не стремился. У меня есть своя футбольная школа для взрослых, где тренирую. Время оставалось на то, чтобы смотреть наш футбол по телевизору. На «Матч ТВ» спросили: вам не надоест наш футбол в таком количестве? А то многие не выдерживают. Я отвечаю: нет, я наш футбол и так смотрю. Просто раньше обсуждал его с женой, а теперь делаю это на всю страну. Хорошо, когда это работа. Жене всегда могу сказать: дорогая, я занят, не отвлекай. 

    – Непростая работа – смотреть российский футбол.
    – Я понимаю, что наш футбол отстает от европейского футбола. Но я смотрю на него другими глазами, не как болельщик. Многих из тех, кого вижу, знаю, с кем-то играл. Когда долго нет российского футбола, я буквально места себе не нахожу – так хочется, чтобы он скорее начался. Нравится смотреть, как наши футболисты развиваются, как тренеры работают. Меня это завораживает. Даже если игра плохая, есть моменты, на которые можно обратить внимание: что получилось, что нет, какая была задумка.

    – Достоевский говорил: все зависит не от того, на что смотришь, а от того – как.
     – Я понимаю, болельщикам хочется видеть моменты, голы. Но я на другие вещи обращаю внимания. И это не зависит от того, хорошая игра или нет. Сейчас у меня есть возможность свои мысли транслировать. Когда меня не зовут несколько дней на телевидение, у меня прям «ломки» начинаются. Посмотрю футбол, столько мыслей в голове – надо их выплеснуть. Друзьям, жене это неинтересно, хочется поделиться мыслями именно с футбольным сообществом.

    – Ваша жена – тоже фанат российского футбола?
    – Нет. Она может поболеть за «Спартак», так как я за него играл. Но российский футбол так не любит. Она смотрит ток-шоу. А я смотрю футбол. Выключаю звук и смотрю.

    – Руководители «Матч ТВ» объяснили, почему вас часто зовут?
    – Нет, а я особо не с кем на эту тему не общаюсь. Максимум, с кем парой фраз мог переброситься, – это с Сергеем Акулининым, который главный по комментаторам. И то я у него спрашиваю: «В чем надо прибавить, на что внимание обратить, чтобы стать лучше?» Когда никто не делает замечаний, мне это не нравится. Хочется, чтобы предъявляли требования, ставили задачи. Так я смогу расти.

    – На «Матч ТВ», наверное, рады тому, что вы просто любите российский футбол.
    – Может быть. Есть же такая фраза: «Я футбол не смотрел, но сейчас все по него расскажу». Она гуляет (смеется).

    – Так Владимир Казаченок, знаменитый петербургский форвард, говорил. Он мог задремать во время трансляции. Но когда ему звонили с просьбой прокомментировать матч, делал это так, словно смотреть игру с первой до последней минуты.
    – Он меня в «Химках» тренировал, Казаченка хорошо знаю.

    – Каким он запомнился?
    – Ну Владимира Александровича уже нет с нами. Поэтому либо хорошо, либо никак. Не могу сказать, что у меня с ним были хорошие отношения, скорее, наоборот. Давайте я лучше не буду ничего говорить.

    – Тогда скажите, откуда у вас такая быстрая и складная речь? В детстве много читали?
    – В моем детстве, думаю, все много читали, не только я. На самом деле очень многое из того, что я говорю и формулирую, мне не нравится. Есть к чему стремиться, я всегда это вижу. Не могу сказать, что абсолютно собой доволен в эфире. Вернее, так могу сказать: абсолютно собой недоволен!

    – Пересматриваете свои эфиры?
    – Если чувствую, что все, что хотел сказать, получилось сказать, то нет. А если не так сказал, не смог выразить мысль, то пересматриваю.

    – Когда играли в футбол, тоже собой были недовольны?
    – Никогда не смотрел свои игры. Это было ужасно.

    Mor_play.jpg

    – Что ужасно?
    – То, как я выглядел на поле. Не нравилось все, что я делаю. Абсолютно! И сейчас не нравится то, что говорю в эфире «Матч ТВ». Всегда можно лучше, всегда что-то упускаю. 

    – Это же перфекционизм.
    – Да нет, я знаю таких людей, которые вечно собой недовольны. Я в жизни не такой. Но что касается работы, тут ничего не могу с собой поделать. Когда смотрю эфир, сам себе не нравлюсь. Правда, этими мыслями еще ни с кем не делился. Вот сейчас первый раз говорю.

    – Обычно люди получают удовольствие от того, что делают. Иначе зачем играть в футбол, например?
    – А я получал удовольствие от игры. Каждая тренировка, каждая игра – счастье для меня было. Никогда не волновался перед матчами. Играл в радость. Но смотреть на себя, хоть убей, не нравится.

    Советы Орлова очень помогают

    – В молодости смотрели футбольные передачи на ТВ?
    - Раньше их было немного. Какие были, такие и смотрел. «Футбольное обозрение» не пропускал. Потом появился «Футбольный клуб». Сейчас выбор, конечно, больше.

    – Комментировать матчи самому не хотелось?
    – Никто не предлагал. Сам я об этом не думал. Я и экспертом-то не собирался становиться на «Матч ТВ». Если бы кто предложил комментировать и мне это понравилось, может, занялся бы.

    – Футболисты к мнению экспертов на ТВ прислушиваются больше, чем к мнению комментаторов?
    – Думаю, да. Они же понимают, кто в футболе лучше разбирается. Тут какая сложность: у меня много знакомых в футболе – тренеров, футболистов. Я в своих комментариях стараюсь быть максимально объективным. Знакомых трудно критиковать. Но я это делаю, причем спокойно.

    – Не предъявляют?
    – За все время, что я на «Матч ТВ», не было ни одного звонка с претензией: типа ты что-то не то сказал. Хотя я боялся, что такие претензии будут. И знаю, что кому-то они поступают. Но я говорю, что думаю, независимо от того, в каких отношениях с человеком. Надо быть объективным, иначе я буду неинтересен.

    – Вы сами к чьему мнению прислушивались, когда играли? Озеров, Перетурин, Маслаченко...
    – Ко всем, кого вы назвали. Очень нравилось, как вел репортажи, передачи Владимир Перетурин. Когда играл за ветеранов, часто с ним общались. Умный, интеллигентный человек. Сейчас иногда прошу совета у Геннадия Сергеевича Орлова, который приходит на «Матч ТВ». И он помогает. Вообще, нравится, когда меня критикуют, что-то подсказывают. Когда не обращают внимания, это самое плохое. Хвалить меня не нужно. То, что меня зовут на эфиры «Матч ТВ», и есть самая главная похвала.

    – Какие советы дает Орлов?
    – Я знаю, что у меня есть проблемы с дикцией. Что и как сказать, на какой слог ударение сделать. Футбольные темы мы не затрагиваем.

    Orlov.jpg

    – Тем, кто приходит на «Матч ТВ», нравится быть экспертами? Или просто не могут отказать, когда зовут?
    – Не всем нравится. Кто-то хочет напомнить о себе. Кто-то не чувствует себя комфортно, напрягается – это видно. Я считаю самым сильным экспертом «Матч ТВ» Андрея Аршавина. Он всегда в теме, много знает, очень умный человек, хороший футболист. Как ему удается быть объективным, учитывая, что он еще работает в «Зените», не понимаю. Но Аршавин всегда объективен. Когда он выступает, мне всегда интересно.

    – Удивляюсь, как «Зенит» разрешает ему работать на «Матч ТВ».
    – Андрей – очень занятый человек. Мы иногда сталкиваемся, и, когда он рассказывает свой график, я поражаюсь: как он находит время на «Матч ТВ? Человек очень много работает.

    – Владимир Быстров в роли эксперта вам нравится?
    – Мы с Володей на связи постоянно. У него такой необычный образ в студии. Но одно могу сказать: человек он очень не глупый. Довольно умный. Просто любит шокировать публику. Меня тоже подбивал: давай, дескать, тоже жги! Но меня такая манера смущает. Володя может про околофутбольные дела что-то сказать, скандалы обсудить. Я больше про футбол. Мне не нравится говорить про то, что вокруг происходит.

    – А зрителям не нравится, когда эксперт в студии говорит «ни о чем».
    – Такое тоже есть. Сам смеюсь про себя, когда слышу, как кто-то говорит: «Если команда сегодня выиграет, это будет хороший результат, а если проиграет, - плохой».

    Чем больше позиций на поле сменил, тем лучше понимаешь футбол

    – Про всех бывших футболистов можно сказать, что они понимают футбол?
    – Многое зависит от позиции, на которой играл футболист. Если я играл в свое время последнего защитника, мне надо было все видеть, кого-то расставлять, – это одно. Игрок центра поля, который дирижирует действиями партнеров, тоже не может не разбираться в игре. Но есть такие узкопрофильные футболисты, которые бегут, обыгрывают, подают в штрафную – и все. Они в целом на игру не смотрят.

    – Чем больше сменил позиций, тем лучше понимаешь футбол?
    – Да. Я, например, играл на всех позициях – и в центре защиты, и на краях, и в центре поля. Все знакомо. Не случайно Гвардьола, когда тренировал «Баварию», менял позицию Левандовского, чтобы тот понимал, как действуют партнеры.

    – В раздевалке же тренер все всем объясняет. Этого мало?
    – Когда тренер для всех объясняет, кто-то может мимо ушей пропустить. Есть футболисты, которые слушают тренера только тогда, когда он им что-то говорит. Остальное им не так важно. 

    – Андрей Канчельскис считает, что бывшие вратари могут тренировать только вратарей.
    – Не согласен с этим полностью. Мы же видим, что тренируют люди, которые вообще не играли в футбол: Моуринью, Виллаш-Боаш. И у них получается. Вратарю тяжелее. Но, если он хорошо развит, мыслит, почему нет?

    w_56990129 (1).jpg

    – Хорошими тренерами редко становятся звездные игроки.
    – Ну это разные профессии. Если человеку хватает таланта, чтобы играть в футобл, он на нем и играет. Возьмем Александра Мостового. Талантливый парень. Ему не надо было напрягаться, играл на природных данных. Работа тренера – большой труд, этим надо с утра до ночи заниматься. Тут ты уже не главная звезда, за которой все бегают, самому надо за всеми бегать. Одно дело, когда потренировался и ушел. Другое - 24 часа в сутки анализировать, размышлять, решать вопросы. Ты можешь все делать, как надо, но команда все равно проигрывает. Вся критика – на тебя. Ты к критике не привык. И так далее. Много причин. 

    – Кто, кстати, придумывает Александру Мостовому прическу, когда он приходит на «Матч ТВ»?
    – Не знаю (улыбается). Скорее всего, он сам. Может, кто-то что-то предложить по внешнему виду, но, в основном, это касается ведущих. Им готовят одежду, они ее надевают. Эксперты выглядят так, как хотят. Никто в этом плане не давит.

    – Работа на «Матч ТВ» помогает тренерам вернуться в профессию?
    – Когда работаешь на «Матч ТВ», не расслабляешься. Живешь той же жизнью, что и футболисты, тренеры, только по другую сторону экрана. Когда люди выпадают из процесса, им труднее рассчитывать на то, что про них вспомнят. Наверное, так.

    – Иногда в роли экспертов на «Матч ТВ» выступают женщины. Они что-нибудь понимают в футболе?
    – У них другая задача – сделать так, чтобы все было красиво, чтобы зрителям было приятно смотреть. Мне нравится быть в студии, когда там девушки. В жизни есть такие, с кем интересно поговорить о футболе. Я встречал.



    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Новости партнёров