• Экс игрок «Зенита» и «Спартака» Сергей Швецов: «В моем сердце две команды»

    19.02.09

    Автор: Спорт день за днём

    Вчера наши команды открыли сезон матчами Кубка УЕФА. Между тем меньше чем через месяц стартует чемпионат России, в первом туре которого встретятся «Спартак» и «Зенит».

    Эта история приключилась более четверти века назад, но отголоски слышны до сих пор. Речь о переезде из Ленинграда в Москву форварда Сергея Швецова, поступке, наделавшем много шуму.

    Что стало причиной гнева болельщиков? Появление в газетах фельетонов: «Не снявшись с комсомольского учета», «Аплодисментов не будет»? То, что футболист «Зениту» предпочел «Спартак»? То, что перешел, как только «Зенит» завоевал первые в истории медали и будущее команды казалось радужным и безоблачным? Может быть, у Швецова своя версия?

    Югославские бутсы

    — Сергей, давайте попробуем восстановить события. Что произошло тогда, в конце 1980-го?
    — Неужели это еще кому-то интересно?

    — Поверьте, многим. Вы предполагали, что переход получится столь громким?
    — Нет. Для меня-то поначалу все протекало спокойно. В команде меня вроде поняли. Я с зенитовцами дружил и дружу по сей день — с Мишей Бирюковым, Сережей Веденеевым... Никакого осуждения не было. Я был в Питере несколько лет назад. Звонил Юрию Андреевичу Морозову, знал, что он тяжело болен. А он еще и обо мне беспокоился: «Как у тебя дела, Швецов?» А ведь я тогда, можно сказать, от него уходил. Хотя и это не так.

    — Понятно, что не от него. Из его команды. Так что все-таки послужило побудительным мотивом?
    — «Спартак». Совершенно иной уровень футбола. И иной уровень организации.

    — Организации игры?
    — Всего. Я играл за «Зенит» в югославских бутсах. Они у меня порвались. Получить новые было проблемой. В «Спартаке» все по-другому. Играть с Гавриловым — это же одно удовольствие.

    — Так у «Зенита» в 1980-м команда была очень приличная. Вам ли этого не знать. Поговаривали, что Константин Иванович Бесков поставил вам условие: или переходишь в «Спартак», или дверь в сборную закрыта.
    — Не было этого. Бесков звал, уговаривал — это было. Да я и сам хотел у него играть. Нравился мне его футбол. И он очень нравился как тренер.

    — Лучше Морозова?
    — Зачем же их сравнивать? Оба они выдающиеся тренеры. Просто разные.

    — А еще поговаривали, что вам в Москве предложили ну очень классную квартиру, потому вы и согласились на переход.
    — И снова не в этом дело. Не в квартире. Вопрос чисто футбольный. Нравился мне «Спартак».

     

    — Но квартиру-то дали?
    — Дали. Жить-то надо где-то.

    Травма сломала карьеру

    — Говорят, Бесков интересовался вами еще до перехода в «Зенит».
    — А вот этого и я толком не знаю. Серьезный, предметный разговор с Бесковым у меня состоялся только в 1980-м, когда я играл за «Зенит».

    — Незадолго до перехода вы сказали в телеинтервью, что покидать «Зенит» не собираетесь.
    — Этого я просто уже не помню. Столько лет прошло. А решилось все очень быстро.

    — И все же реакция питерских болельщиков была ожидаемой?
    — Нет. Понимал, что не простят. Но не думал, что все будет столь эмоционально. Я ж не коренной питерец, да и за «Зенит» сыграл не так много (Сергей родился в Кутаиси, за «Зенит» провел три сезона. — «Спорт»).

    — Но в 1981-м на матч в Ленинград даже не приехали. Это было решение Бескова или вы его об этом просили?
    — Что вы, зачем мне его просить? Это Константин Иванович так решил.

    — Интересно, чего он боялся? В те годы порядок на стадионах был образцовым, никаких эксцессов быть не могло, болельщики на поле не выбегали. Свист как проявление болельщицких эмоций — это максимум допустимого. Не было ни баннеров, ни слова такого в лексиконе.
    — Я был тогда совсем молодым парнем (Швецову было 20 лет. — «Спорт»). Возможно, тренер решил просто поберечь мою психику, пощадить нервы.

    — Возможно. И ведь начиналось все в «Спартаке» здорово. Если б не эта нелепая травма…
    — Да, сломала она мне карьеру, что уж говорить.

    — На судьбу не ропщете? Или на себя? Не закрадывается мысль: дескать, не перешел бы тогда в «Спартак», может, и травмы бы не было?
    — Да что роптать? И что гадать? Сделанного не воротишь.

    — А сейчас вы чем занимаетесь?
    — Ничем. Полгода как безработный. (Усмехнувшись.) А кто поможет?

    — Не знаю. Наверное, «Спартак». Насколько мне известно, в клубе о ветеранах заботятся, помогают им.
    — Не знаю. Пока не обра­щался.

    — На футбол-то ходите?
    — И хожу, и по телевизору смотрю.

    — Болеете за кого?
    — Две команды в моем сердце — «Зенит» и «Спартак». За них и болею.

    — Да, но эти команды иногда встречаются между собой. И тогда приходится делать выбор.
    — А на этот вопрос я не ­отвечу.


    Читайте «Спорт день за днём» в
    Подпишитесь на рассылку лучших материалов «Спорт день за днём»


    Новости партнёров