YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram Яндекс.Дзен RSS Мобильная версия

Футбол. Лига чемпионов УЕФА. Плей-офф
завершен
Аталанта
1 : 2
Пари Сен Жермен
|  
Баскетбол. NBA. Регулярный чемпионат
завершен
Мемфис Гриззлис
86 : 99
Бостон Селтикс
| завершен
Даллас Маверикс
98 : 99
Портленд Трэйл Блэйзерс
завершен
Сакраменто Кингз
95 : 86
Нью-Орлеан Пеликанс
| завершен
Вашингтон Уизардс
84 : 99
Милуоки Бакс
завершен
Хьюстон Рокетс
90 : 96
Индиана Пэйсерс
|  
Футбол. Лига чемпионов УЕФА. Плей-офф
22:00
РБ Лейпциг
Атлетико Мадрид
|  
Хоккей. NHL. Кубок Стэнли
завершен
Колорадо
3 : 0
Аризона
| завершен
Филадельфия
2 : 1
Монреаль
завершен
Сент Луис
2 : 5
Ванкувер
| 22:00
Тампа Бэй
Коламбус
Баскетбол. NBA. Регулярный чемпионат
завершен
Филадельфия 76-е
97 : 95
Торонто Рэпторс
| завершен
Оклахома-Сити Тандер
82 : 96
Майами Хит
завершен
Денвер Наггетс
94 : 98
Лос-Анджелес Клипперс
| 19:00
Бостон Селтикс
Вашингтон Уизардс
20:30
Лос-Анджелес Лейкерс
Сакраменто Кингз
| 23:00
Мемфис Гриззлис
Милуоки Бакс
23:00
Финикс Санз
Даллас Маверикс
|  
Футбол. Российская Премьер-Лига
14.08
Арсенал Тула
Уфа
| 14.08
Сочи
Химки
14.08
Спартак Москва
Ахмат
|  
Футбол. Лига чемпионов УЕФА. Плей-офф
14.08
Барселона
Бавария Мюнхен
|  
Хоккей. NHL. Кубок Стэнли
14.08
Вегас
Чикаго
| 14.08
Бостон
Каролина
14.08
Даллас
Калгари
| 14.08
Колорадо
Аризона
14.08
Филадельфия
Монреаль
|  
Баскетбол. NBA. Регулярный чемпионат
14.08
Юта Джаз
Сан-Антонио Сперс
| 14.08
Бруклин Нетс
Портленд Трэйл Блэйзерс
14.08
Орландо Мэджик
Нью-Орлеан Пеликанс
|  

Экс капитан «Зенита» Михаил Левин: Если бы получал, как Кокорин, на завод бы не пошел. Заработал бы и внукам, и правнукам Гость на выходные

Михаил Левин
Фото: «Спорт День за Днем»

Он приехал в редакцию Издательского дома «Спорт День за Днем» прямо из цеха, после окончания смены. На протяжении полутора часов немногословный Михаил Левин, первый капитан в российской истории «Зенита», а ныне термист высшего разряда на легендарном Кировском заводе (АО ЦКБМ) рассказал массу откровенных историй о житье-бытье футболистов конца 1980-х — первой половины 1990-х. Впрочем, начали мы разговор о настоящем.

Татарчук и Медвидь могли сломать на тренировке

— На завод я попал случайно,— признался Михаил.— Друг предложил, мы дружили семьями. Наши дети вместе учились. Устроился, втянулся. Сначала три года на металлургическом заводе «Петросталь»» (одно из дочерних предприятий Кировского завода.— «Спорт День за Днем»), затем непосредственно на Кировском заводе. Работаю термистом.

— Непосвященный человек вряд ли знает, что такое термист.
— Закаливаю металл до нужной твердости, работаю в цеху.

— Производство вредное, со здоровьем нет проблем?
— Пока тьфу-тьфу. Нас каждый год проверяют, вот недавно в больничке полежал. Никаких отклонений не нашли.

— Почему не остались в футболе?
— После завершения карьеры предлагали заняться судейством, можно было и на тренера выучиться. Но я знаю, это не мое. Не умею людьми руководить. Сейчас вот внуков тренирую (смеется). Но это для души.

— Внуки занимаются в специализированной школе?
— Старшему десять исполнилось. Ему был неинтересен футбол, пока чемпионат Европы не начался. Сразу сказал: «Дед, давай мне мяч». Младшему — пять, ему еще рано. Но в августе собираюсь отдать в «Коломяги», в подготовительную группу. Он с мячом спит. Так любит футбол.

— Менеджером, агентом не пытались устроиться?
— Откровенно?

Наша рубрика подразумевает предельную откровенность!
— Наверное, ума на это нет. Высшего образования не получил. Поступил в Москве, да бросил. А когда учиться? Я в выпускном классе уже играл во второй лиге за ЦСКА-2, практически не посещал школу.

— На заводе вас узнают?
— Футболом интересуются, многие мужики играли, сейчас уже в возрасте, конечно. В детстве же все футболом бредили. Я помню, на продленке оставался в первом классе, пинал мяч, потом в ДЮСШ, потом в школу ЦСКА пригласили ну и в команду мастеров.

— ЦСКА того времени— это армейские порядки, самодуры начальники. Убирать снег или красить траву не приходилось?
— Обошлось (улыбается). Но в часть многих отправляли, она, правда, были при стадионе ЦСКА.

— Кого, например?
— Валеру Брошина, вечная ему память. Володю Татарчука. Это связано с режимом. Чего уж скрывать, и на тренировку выпившими могли прийти.

— Материально наказывали?
— Могли премии лишить. Даже военнообязанных.

— Сколько платили в ЦСКА?
— Врезалось в память, что я, 18-летний парень, получал больше папы и мамы… вместе взятых. Хотя отец работал в издательстве «Молодая гвардия», в типографии.

— Если Советская армия— обязательно дедовщина?
— Украинцы Татарчук и Слава Медвидь, а также примкнувший к ним литовец Вальдас Иванаускас на тренировках запросто могли «сломать».

— Даже так?
— Конечно, ведь если они не будут играть в составе, их отправят в военную часть.

— Сколько футболистов каждый год ставили «под ружье»?
— Сейчас и не вспомнить. Человек по 60 на первом сборе в межсезонье собиралось. Потом отфильтровывали. Многие откровенно не хотели в ЦСКА играть.

— Валерия Карпина из Эстонии призвали, он чем-то запомнился?
— Ничем. Он тогда даже как футболист не особо выделялся. Да и Сашка Мостовой тоже, кстати. Мы вместе занимались в армейской школе, на трамвае на тренировки ездили. Это потом они в «Спартаке» заиграли.

В Фергане два часа провели с беглыми зэками

— В чемпионате СССР вы дебютировали в 18 лет. Первый матч помните?
— Вышел на замену, кажется, в игре со «Спартаком» (на 77-й минуте Левин заменил полузащитника Вячеслава Медвидя.— «Спорт День за Днем»).

— В том же сезоне забили.
— Московскому «Динамо», 2:2 тогда сыграли. Играл против своего одногодка Андрюхи Тимошенко в центре поля. Запомнился еще матч с «Металлистом» в Харькове (2:2.— «Спорт День за Днем»). Нас с Леонидом Буряком признали лучшими игроками матча. Кто я? И кто Буряк? Великий мастер! Не скрою, потешило самолюбие. А еще в одном из своих первых матчей, с киевским «Динамо», Александра Заварова «сломал»! Унесли с поля.

— Как так получилось?
— Юрий Андреевич мне говорил: «Окучивай всех подряд, ничего не бойся».

— Вы и окучили?
— Неумышленно, конечно. Подкатился. Валерий Лобановский все свои замены сделал, они вдесятером доигрывали. На меня накинулись киевляне прилично. Свои защитили (тот матч армейцы проиграли 0:2.— «Спорт День за Днем»).

— Отслужив, решили завязать с армией?
— Надоели все эти порядки. Хотя почти подписался на младшего лейтенанта. Сфотографировался даже. Однако вскоре поступило предложение из Кишинева, ЦСКА тогда возглавил Павел Садырин, я отказался. Что, кстати, через несколько лет аукнулось.

— ЦСКА поменять на Кишинев. Та же первая лига. В чем смысл?
— У меня друг в Молдавии жил, а его отец был президентом «Нистру» (сейчас команда называется «Зимбру».— «Спорт День за Днем»). Хорошая команда собралась. Искандер Джавадов из Баку приехал. Еще прельстило, что тренер Ахмед Алескеров сразу сказал, что будет ставить меня в нападение. Я же в дет­стве начинал в атаке. Это потом уже Морозов опустил на позицию опорного. В «Зените» вообще последним защитником сделали. Плюс материальные условия…

— Лучше, чем в ЦСКА, где вы зарабатывали больше родителей?
— Представьте! В ЦСКА я рядовым служил. Никаких надбавок за звание. В «Нистру» же мы ездили по колхозам в перерывах между календарными играми. В Союзе это практиковали многие клубы. Чесом называли, как у артистов (смеется). Еще финалиста Лиги чемпионов однажды обыграли.

— ???
— Устроили нам выставочный матч со «Стяуа». Румыны месяцем до этого играли с «Миланом», проиграли 0:4. Ну и мы их обыграли 3:1. Потом шутили, мол, почти «Милан» (улыбается). Они же всех сильнейших привезли. Вратарь Лунг, Хаджи, Лэкэтуш, Думитреску, Петреску, который сейчас «Кубань» тренирует. Праздник народу устроили, полный стадион собрался, 20 тысяч. Нас потом на руках вынесли.

— На бытовые условия не жаловались?
— Жил в трехкомнатной квартире. Ко мне и жена приехала. На центральном проспекте, неподалеку от базы.

— Почему же всего год отыграли?
— Поступило предложение из Намангана. Тренер Игорь Волчек собирал москвичей. Там ни одного местного в «основе» не было. Играющие ребята, выходили и деньги зарабатывали. Условия еще лучше были, чем в Москве или Кишиневе.

— Понятное дело, ради любви к футболу в тот регион вряд ли кто-то поехал бы.
— Ничего страшного. Одна тренировка в день была из-за жары, в семь вечера, жили в гостинице, весело... На рынок пойдешь, все тебя узнают, денег не берут. В гости приглашают. Особенно если побеждали. «Дарагой, я барана только что зарезал…»

— Перелеты не утомляли? Это же была вторая лига, буферная зона «Восток».
— Там не только азиатские команды собрались, и в Находку приходилось летать, в Благовещенск, в Иркутск, в Омск. Прямых рейсов не было, летали через Москву. Сутки в пути, тяжеловато… Это в ЦСКА были «чартеры».

— Шутите, чартеры в советское время?
— Шучу, конечно. На военно-транспортных самолетах летали на выезды. Сидели на лавках, по краям, как десантники. Взлетали с аэродрома в Чкаловске, даже в Чехословакию и в ГДР таким образом отправлялись на товарищеские матчи. Там же были наши военные базы.

— Жизнь в Узбекистане отличалась от жизни в Москве?
— Вспомните конец 1980-х, в Москве или Питере вообще ничего не осталось в магазинах! А там и курт­ки-аляски можно было купить, холодильники, морозильные камеры, стекло чехословацкое, аппаратуру. Много чего отправлял домой. Ковры нам дарили.

— Бизнес не пытались сделать?
— Подружки жены работали в парикмахерской, в большом дефиците тогда была жидкость для «химии» (молодежь конца 1980-х делала химическую завивку волос.— «Спорт День за Днем»). В Намангане же можно было спокойно купить, так немного и зарабатывал на перепродаже.

— Узбекские события в 1990-м никак не коснулись футболистов?
— Погромы происходили в Андижане. В Намангане в основном татары жили, переселенные, узбеки — в горах. Хотя один раз… Играли на выезде в Фергане, с «Нефтяником», остановились в гостинице на первом этаже, и к нам в номер беглые зэки через открытое окно запрыгнули. Часа два пересидели, страшновато было.

— В игровом плане «Навбахор» что-то вам дал?
— Команда решила задачу, вышла в первую союзную лигу. Это серьезный уровень. Я играл на своей позиции, в атаке. Стал вторым бомбардиром команды (9 мячей. — «Спорт День за Днем»), после Валерки Шушлякова. С ним интересная история вышла. Я же после Намангана в «Зенит» перешел, Юрий Андреевич Морозов попросил поговорить с Шушляковым, хотели его тоже в Ленинград перетащить. Убеждал его, убеждал, но Валера выбрал «Уралмаш».

Каких только денег в карманах не водилось — рубли, доллары, немецкие и финские марки!

— Насколько нам известно, и вы могли отказаться от предложения Морозова.
— Мог. Даже тренировался со «Спартаком», Романцев собирал команду, я тренировался с ним в манеже в Сокольниках. Встретил там своего старого знакомого Сашку Мостового. Олег Иванович помнил меня еще по выступлениям за фарм-клуб ЦСКА во второй лиге. Он же начинал «Красную Пресню» тренировать, играли в одной зоне. Романцев меня видел нападающим.

— Это шанс! Кто знает, может, сейчас и не пришлось бы работать на заводе?
— Во-первых, никакой конкретики от «Спартака» не было. То за «основу» играл, то за вторую команду. Во-вторых, раздался звонок от Морозова. «Я тебе помог стать футболистом, помоги и мне, я новую команду собираю в Ленинграде»,— сказал Андреич (вместе с Левиным в «Зените» тогда появились еще два воспитанника армейской школы — Юрий Гусаков, в будущем многолетний администратор команды, и Марат Абянов. — «Спорт День за Днем»).

— Что значит, помог?
— Когда я играл в ЦСКА, он создавал условия. Опекал меня. За здоровьем моим следили, таблеточками подкармливали.

— Таблеточками?
— Нет, это не допинг. Простые таблеточки для поддержания молодого организма. Одним словом, Морозову я не мог отказать. Плюс ко всему у меня уже родился ребенок, а в Питере обещали квартиру. Иначе, признаюсь честно, в «Зенит» бы не поехал.

— Жена не противилась переезду? Она же москвичка…
— Вовсе нет. Она из Сочи. Мы там и познакомились. ЦСКА проводил сборы в Кудепсте, пошел как-то заказывать междугородний разговор, она телефонисткой работала. Нам по 17 лет было, вскоре дочка родилась. Расписались мы попозже, но получается почти 30 лет вместе.

— ЛОМО отказалось финансировать команду, сезон 1990 года доигрывали молодежью, чуть из первой лиги не вылетели. Разве у вас не было информации, что «Зенит» загибался?
— Юрий Андреевич сказал, что «Зенит» нашел серьезного спонсора, какую-то немецкую компанию. Ставилась задача — вернуться в высшую лигу. Я поверил…

— На деле же получился пшик?
— Хотя начали мы неплохо, выиграли у «Кубани» в Краснодаре. Мы с Желудковым забили. На «предсезонке» много забивали. Ребята даже ставили, кто первым в чемпионате забьет.

— Ставили деньги?
— Нет, это больше для мотивации. Потом еще несколько матчей сыграли, и деньги перестали платить. А у многих же семьи, дети маленькие. Домой приходишь, жена спрашивает: когда зарплату принесешь? Нас завтраками кормили.

— Игроки не пытались влиять на ситуацию, устроить забастовку?
— Такого не было, но настроение испортилось. Уже ни о какой высшей лиге речь не шла. Объективно нам требовалось усиление. Чемпионы СССР 1984-го были в возрасте, хотя Юра Желудков по-прежнему творил своей левой. Я же еще помню, как он Дасаеву два положил в 1984-м, хотя сам болел за «Спартак».

— За «Спартак»?!
— Да, так получилось. Нравился их стиль игры. У меня и дочка сейчас за красно-белых болеет.

— А вы?
— Сейчас уже только за красивый футбол.

— Морозов прилично гонял?
— Со времен ЦСКА его методы не особо поменялись. Вставал на зарядку, сам бежал, за ним вся команда.

— Юрий Андреевич бегал кроссы?!
— Почему вас так удивляет? Он и на сборах с нами бегал. В хорошей форме был, еще шестидесяти не исполнилось. Тяжело давались, конечно, его знаменитые прыжковые упражнения и тест Купера.

— Что же с квартирой получилось? Вратарь Андрей Мананников рассказывал, что вам и Сергею Варфоломееву выделили площадь, а ему нет. Почему?
— Это надо спросить тех, кто распределял квартиры. И нам не сразу выделили. Пожили в гостинице «Октябрьская», затем в ломовском общежитии, у метро «Лесная». Понимаю Мананникова, если бы я не получил квартиру — в Питере бы не остался.

— Кто именно помог в жилищном вопросе?
— Думаю, Морозов. Он выполнил обещание. Хотя президент Владислав Гусев не хотел платить за прописку. «Мы только за тебя заплатим, а за свою семью плати сам», — заявил. Нас к тому времени было уже четверо — жена и двое детей. Получалось, если не ошибаюсь, 52 тысячи рублей. Деньги приличные на тот момент. Я отказался. «Если ордер завтра же не получу, ухожу из ''Зенита''»,— жест­ко ответил президенту.

— Что же Гусев?
— Решил вопрос.

— В 1992-м Морозов совершил демарш и за три недели до старта первого чемпионата России покинул «Зенит». Не было мыслей, что нужно быстрее валить отсюда?
— К тому времени и квартира была, и Питер мне очень понравился, не было смысла дергаться.

— За два года «Зенит» не сумел вернуться в «вышку». Тот же Мананников утверждает, что новому главному тренеру Вячеславу Мельникову не хватило характера управлять командой.
— На самом деле могу согласиться. Нужно быть жестче. Мельников молодой был, только начинал…

— Ситуация с деньгами стала еще хуже?
— Нам платили, но с большими задержками. Инфляция «сжирала» рубли. Тогда стали выплачивать и в долларах, и в немецких, и в финских марках. Каких только денег не водилось в карманах! (Смеется.)

— Кстати, возвращаясь назад… Можно было в 1992-м и не вылетать. Оставалось в последнем туре обыграть камышинский «Текстильщик», который никаких турнирных задач уже не решал. Неужели не пытались договориться?
— Пытались, конечно. Конкуренты дали больше. Хотя в Камышине столько питерских играло — Логинов, Розин, Прохоров, Букин. Я с Мишей Букиным дружу, наши жены в одном классе учились. Он мне рассказывал, кто и сколько «подвозил». («Зениту» не хватило одного очка, чтобы остаться в «вышке», команда Мельникова набрала одинаковое количество баллов со ставропольским «Динамо», но уступила по личным встречам. — «Спорт День за Днем».)

— Поездка в Англию, где «Зенит» играл с «Норвичем», наверное, самое светлое событие того времени?
— Интересная поездка, не более того. Вовка Кулик добил мяч после моего удара в перекладину. 1:1 сыграли. В остальном же… Суточные тогда выдавали — смех один. Не погуляешь особо.

— Зато увидели особую атмосферу.
— Знаете, что мне запомнилось?! После игры футболисты и тренеры «Норвича» собираются в клубном баре, рядом со стадионом. Кто-то захотел вина? Пожалуйста. Пива? Да ради бога! Закурить? Курите! И рядом тренер сидит. Я понял, что такое профессионалы. Нам же разрешали по глотку пива сделать, а покурить за угол бегали. Взрослые мужики!

— Кто вас назначил капитаном «Зенита», первым в российской истории, — Морозов, Мельников?
— С помощью выборов. Закрытым голосованием, на бумажках писали. У меня был небольшой отрыв от Сережи Варфоломеева, мы с ним в команде считались старожилами, в 23–24 года (смеется).

— Что такое капитан? Повязка, авторитет, десять рублей к зарплате?
— Ничего особенного. Помощник тренера, наставник советуется перед игрой, кого ставить, кого нет.

— Кто в «Зените» той поры был самым талантливым?
— Олег Дмитриев. Очень жаль, что не раскрылся. Я думал, все получится у него.

— Может, ему уходить надо было раньше?
— Его звали в Волгоград, но из «Зенита» не отпустили. Потом, видимо, сыграли роль нарушения режима. Еще Юра Мамонтьев был очень талантливым парнем.

— Сейчас о нем ничего не слышно. Он тоже выпивал прилично?
— Увы, было дело.

Тумаев по мячу не всегда попадал, но забивал и раздавал по соточке

— На протяжении двух лет (1993–1994) «Зенит» топтал огороды первой лиги. Лучшие годы карьеры уходили… У вас были предложения из других клубов?
— Было предложение из ЦСКА. Осенью 1994-го мы играли на Кубок («Зенит» проиграл в 1/16 финала на «Петровском» 0:2. — «Спорт День за Днем»), в штабе Александра Тарханова тогда работал Вадим Осадчий — мой первый тренер, еще в школе ЦСКА. Спрашивали, не хочу ли я вернуться.

— Что ответили?
— Сказал, что уже обосновался в Петербурге.

— Может, надо было принять предложение? Знали же, что в «Зенит» возвращается Павел Садырин — и…
— Я думал, в «Зените» еще долго буду играть. Ничего не предвещало, что выпаду из состава. В манеже на Бутлерова был турнир в январе, забивал голы.

— Садырин не простил вашего ухода из ЦСКА?

— Могу только догадываться. Он мне сразу сказал: «В число восемнадцати попадать будешь, а на поле не выйдешь».

— Пришлось уходить в ижевский «Газовик-Газпром», во вторую лигу.

— Как раз на зимнем турнире в Питере они на меня вышли. С «Зенитом» договорились, у меня же был контракт. Я сразу согласился на предложение. В то время в футболе как раз появились газпромовские деньги…

— В Ижевске на поле выходил президент клуба Владимир Тумаев.
— Это была клоунада. Он обычно выходил на замену, когда мы выигрывали. Но по мячу попадал редко. Хотя все старались, чтобы он забил. Если такое случалось, мог накинуть по соточке премии каждому. Сразу в раздевалке.

— Долларов?
— Разумеется, долларов!

— Ижевск после Петербурга — не лучший вариант.
— Почему? Мне дали там служебную квартиру, нормально все было.

— Потом могли вернуться в «Зенит»?
— Нет, такого варианта уже не возникало.

— После «Газовика» у вас клуб менялся каждый год.
— Ижевск вышел в первую лигу — и все игроки разбежались. Получили там все что могли. Через какое-то время все эти ребята оказались в Кемерово, когда там собрал народ тренер Виктор Слесарев. Это была моя последняя команда.

— В 1996 году вы играли за «Амкар», где начинал юный Константин Зырянов.
— Играл во втором круге. Костя выделялся на общем фоне, сразу было видно, что парень будет играть на высоком уровне.

— Еще в вашей карьере был Китай.
— Мы вместе с Толей Давыдовым летали в «Фошань». «Зенит» отправил, я же по-прежнему на контракте у них был. Там много питерцев собралось. Пробыл там всего пару месяцев. В Китае невозможно. Таких тренировок, как там, нигде не видел. Постоянные занятия со штангой. Во время 15-километровых пробежек тренер едет впереди группы на велосипеде, нужно поспевать. Перед сезоном сдавали нормативы в Пекине, их показывают по центральному телевидению. Мы играли на самом юге (в Гуанчжоу.— «Спорт День за Днем») — жуткая влажность, питание отвратительное, рис с червячками давали поклевать. Я прилетел оттуда зеленый, жена меня не узнала.

— Сейчас в Китай уезжают звезды, чтобы зарабатывать большие деньги.
— Тогда это только развивалось. Но у меня был самый крупный контракт из русских.

— Тысяч на двести долларов?
— Да какое там! (Смеется.) Сотая часть от того, что вы назвали. Но это было больше, чем в России в то время платили.

— Даже в «Зените»?
— Да.

— Давыдову тогда было за сорок, как он выдерживал нагрузки в Китае?
— Ему делали поблажки, щадили, видели играющим тренером. Мне, например, давали тягать штангу 90 килограммов, а вес у меня тогда был 68 кг! Я отказывался — колени все вылетят, что потом буду делать?

— Почему вы так рано закончили карьеру, ведь вам не исполнилось и тридцати?
— Надоело мотаться из клуба в клуб, хотелось стабильности. Не было хороших предложений, а играть на низком уровне не хотелось. Чуть-чуть побегал на КФК за команду из города Кировска и сказал себе: «Все! Хватит! Наигрался!»

— Серьезных травм у вас по ходу карь­еры не было?
— Обошлось.

Ночью забирал клиентов у Московского вокзала

— Чем занимались сразу после завершения карьеры?
— «Бомбил» на машине.

— Что за машина?
— Жигули, «десятка».

— Сколько это длилось?
— Лет пять, наверное. Пока не устроился на завод.

— Большой период получается. Бомбить — дело опасное.
— Попадал в аварии. Одна серьезная, на Приморском шоссе перевернулся, лопатку сломал и шесть ребер.

— Монтировку с собой возили для безопасности?
— Нет, клиенты были нормальные, ничего не возил. Я сразу видел, что за человек садится в машину.

— Хлебные места были?
— У Московского вокзала.

— Там конкуренция высокая.
— У меня там друзья место держали, так что все хорошо. В основном работал ночью.

— Ваша дочь не только болеет за «Спартак», но и сама играла в футбол. Расскажите подробнее.
— Она с мамой все время ходила на мои матчи, ей понравился футбол, увлеклась. Ее взяли в «Аврору». Правда, атмосфера там была не самая добрая, старшие девушки прессовали. Дочь приходила домой и плакала. «Заканчивай это дело. Зачем мучиться?» — посоветовал.

— Закончила?
— Да. Училась, потом начала работать. Рано вышла замуж. У нас в семье все рано (смеется).

— Получается, дедом вы стали в 37!
— Нормально! Это было очень приятно.

— Вы играли со многими футболистами, с кем-то сейчас общаетесь?
— Ни с кем не общаюсь, так получилось. У меня есть семья, друзья — это мой круг общения.

— Даже с зенитовцами не дружите?
— Когда играли, мы общались семьями, потом пути разошлись, у всех своя карьера: кто тренирует, кто агент, кто в Москве живет. Меня со столицей ничего не связывает. Родители ушли из жизни. Никто из детей не захотел туда переезжать.

— Почему?
— Меня туда не тянет, мне Петербург очень нравится. Супруга хочет в Сочи жить. Там и квартира есть, мы туда отдыхать ездим. Но подолгу находиться… В жару за тридцать градусов мне тяжело.

— На заводе есть какая-то помощь — путевки, например, по профсоюзной линии?
— Дают путевки в санаторий подлечиться, производство у нас вредное.

— Во сколько на Кировском начинается смена?
— У меня в семь утра. Встаю в половине пятого утра, возвращаюсь домой в пять вечера. Меня все устраивает, сажусь на метро…

— Зенитовские ветераны часто собираются, играют в турнирах, ведут общественную деятельность. Почему вы не в этом движении?
— Играть за ветеранов? Ребята предлагали, но я сразу отказался. Здоровье дороже.

— Там какие-то деньги платят.
— Пять тысяч за игру. Приехать, в запасе посидеть — зачем? Меня не тянет.

— ФК «Зенит» не предлагал вам стипендию?
— Нет. Я бы отказался. Мне это не нужно, я нормально зарабатываю.

Вместо Луческу нужно было вернуть Петржелу

— Футбол смотрите?
— Был подписан на канал «Наш футбол». Сейчас, после Евро и Кубка Америки, наверное, уже не смогу смотреть. С «Зенитом» тоже что-то непонятное творится: люди уходят, никого новых не берут.

— Как отнеслись к назначению Мирчи Луческу главным тренером?
— Плохо. Я поддержал бы Властимила Петржелу. Сколько он дает интервью — и всегда говорит правильные вещи. А вспомните, как он тренировал — давал играть молодым, а не иностранцам.

— Сейчас даже звездных иностранцев нет.
— Я не понимаю другого: чем Юсупов лучше Могилевца? Зачем брать чужого, если есть свой?

— Еще история с Рамилем Шейдаевым, ныне азербайджанцем...
— Как можно упускать таких ребят?! Зато берем Кокорина!

— Вы согласны с тем, что Кокорин и Мамаев в Монте-Карло вели себя неправильно?
— Во-первых, я не верю, что они столько потратили. Во-вторых, человек находится в отпуске, что с него взять? Режим не нарушает, это ведь не тренировочный процесс. Правда, гимн там играл, вот это мне непонятно…

— Как относитесь к истерии, случившейся после чемпионата Европы, петицию о роспуске сборной России в Интернете запустили? Бред?
— Зачем роспуск? Это был наш уровень, поэтому мы так и выступили на Евро. Пока у нас футболисты не будут играть в хороших европейских клубах, нормальной сборной не будет. Почему команда с Хиддинком вышла в полуфинал Евро-2008? Вспомните Аршавина, Павлюченко, Билялетдинова, Жиркова. А сейчас кто?

— Нойштедтер.
— Сделали игрока! Ни одного матча не сыграл ни за сборную, ни на этой позиции — и сразу его в «основу». Непонятно.

— Он уехал в Турцию с российским гражданством.
— Вообще непонятно. Я как состав посмотрел сборной и увидел там его и других, сразу все понял.

— Что же делать?
— Нужна новая сборная.

— Из кого?
— Не знаю, сейчас не могу перечислить этих ребят. Надо в чемпионате что-то менять, чтобы россияне играли больше.

— То есть ужесточать лимит?
— Должен играть один молодой в составе, 16-летний. Сделайте такое правило.

— Деньги им все равно будут бешеные платить.
— Беда! Я вообще не понимаю, почему клубы сидят на шее госкорпораций? Газпром, РЖД… Парень пару лет на скамейке посидит, заработает, квартиру, машину купит, бизнес откроет — и все. Можно и в институте поучиться. Футбол ему дальше не нужен. Какая разница, играть за «Зенит» или за «Зенит»-2, контракт-то один. Пока такие деньги предлагают, мотивации не будет. Сколько Шейдаеву предлагали в «Зените»? 300 тысяч рублей в месяц? Ему мало. Может быть, к станку?

— На завод? И пожестче с ними?
— Конечно, нужно быть жестче.

— Можете представить, что Кокорин лет через 20 пойдет работать на завод?
(Смеется.) В цеху? Если бы раньше столько платили, я бы сейчас не работал. Мне бы хватило и на внуков, и на правнуков.

— Как без денег играть?
— Мы же играли! Копейки платили.

— Кто сейчас способен заиграть в хорошем европейском чемпионате?
— Никто!

— У вас был вариант уехать из России по ходу карьеры?
— Был вариант с Финляндией, клубом «МюПа». Из «Зенита» не отпустили. Потом там еще играл Мишка Бирюков. Они хотели и меня взять, но Мельников решил меня оставить.

— О чем жалеете — чего не случилось в вашей карьере?
— Полностью не раскрылся. Причина в том, что играл не на своем месте. Если бы оказался на своем месте, а не на позиции заднего защитника, может быть, уехал куда-нибудь, как Мостовой.

— На какой позиции видели себя?
— Нападающий или под нападающим. Я умел забивать. Но за «Зенит» забил всего штук пять голов.

— Семь.
— Но сути это не меняет. Мог бы сделать гораздо больше. Об этом жалею. В остальном все хорошо — три дочери, два внука, мир повидал, работа есть, до пенсии три года осталось. С пятидесяти дают, по вредности. Дальше буду думать, что делать.

|Личное дело

Михаил Левин

Родился 12 апреля 1969 года

Воспитанник СДЮШОР ЦСКА

Амплуа — полузащитник/нападающий

Карьера игрока: ЦСКА-2 (1986, 1988), ЦСКА (1987–1988) «Чайка-ЦСКА» (1989, все — Москва), «Нистру» (Кишинев, 1989), «Кристалл» (Херсон, 1989), «Навбахор» (Наманган, 1990), «Зенит» (Санкт-Петербург, 1991–1995), «Газовик-Газпром» (Ижевск, 1995), «Фошань» (Китай, 1996), «Амкар» (Пермь, 1996), «Спартак-Орехово» (Орехово-Зуево, 1997), «Кузбасс» (Кемерово, 1998)

В высшей лиге чемпионата СССР — 12 матчей, 1 мяч

В высшей лиге чемпионата России — 26

В «Зените» (официальные матчи) — 136 (7)

Играл за юношескую сборную СССР

С 2006 года работает термистом 6-го разряда (высший разряд в ЦКБМ). Выполняет операции по термической обработке и обработке холодом всех типов сталей, в том числе специальных сталей, применяемых на АЭС. АО ЦКБМ (Центральное конструкторское бюро машиностроения) основано в 1945 году, на протяжении 70 лет ЦКБМ проектирует и создает высокотехнологичное оборудование для атомной промышленности: главные циркуляционные насосы для АЭС, герметичные, консольные, питательные и аварийные насосы для АЭС, а также широкий спектр дистанционно-управляемого оборудования для работы с радиоактивными материалами.

Оцените материал:
-
0
12
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад