YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Экс нападающий «Зенита» Михаил Зарицкий: «Хочу вернуться в Россию» Персона

Экс нападающий «Зенита» Михаил Зарицкий: «Хочу вернуться в Россию»
Фото:

В «Зените» он появился в 16 лет, но большую часть времени проводил на сборах юношеских команд страны, за которые умудрился наиграть 97 матчей и забить 49 голов! Свой первый (и, как оказалось, единственный) гол Зарицкий забил за «Зенит» в 17 лет. Он считался одним из самых талантливых нападающих «великого и неделимого» в своем возрасте, однако во взрослом футболе ему было суждено защищать цвета только национальной сборной Люксембурга, с которой, кстати, наши вновь пересекутся в отборочном турнире к ЧМ-2014. Сейчас Михаил признается, что отъезд из «Зенита» в менхенгладбахскую «Боруссию» в 1991 году в 18 лет от роду оказался самой главной ошибкой в его карьере.

Найти четырехкратного лучшего бомбардира чемпионата Люксембурга и экс форварда национальной сборной этой страны оказалось задачей непростой. В соцсетях «люксембуржец» Михаил Зарицкий не регистрировался, а свою активную игровую карьеру завершил из-за обидной травмы 11 лет назад. Впрочем, корреспондент «Спорта» был настойчив, и в итоге его настойчивость была вознаграждена — в трубке раздался голос уроженца Ленинграда, который с совсем небольшим акцентом откровенно ответил на все наши вопросы.

Живу в Германии, работаю в Люксембурге

— Михаил, еще не забыли русский язык?
— Не дают — три последних года я встречаюсь с девушкой, которая переехала в ФРГ из России. С ней общаюсь на «великом и могучем». С супругой, которая была гражданкой Люксембурга, развелся. Живу в Германии, а работаю в Люксембурге — тренирую команду второго дивизиона «Берсдорф». В этом клубе — уже третий сезон. До этого три года тренировал немецкую любительскую команду пятого дивизиона, расположенную в Саарбрюккене.

— Каждый день на работу ездите в другую страну?
— Это не проблема — доезжаю на машине буквально за 10–15 минут. Думаю, в Питере не все могут за такое время добраться на работу. Я мог и дальше работать в Германии, но поступило хорошее предложение из Люксембурга. В Великом Герцогстве меня до сих пор помнят и уважают — все-таки четыре раза становился лучшим бомбардиром чемпионата страны. Позвали, я принял команду, с которой мы демонстрируем неплохую динамику роста результатов. Вышли из третьей лиги во вторую.

— За «Берсдорф» выступают только любители?
— Есть и профессионалы — команда на самом деле очень перспективная. Я сам уже полностью переключился на футбол. До этого четыре года также был ресторатором — владел в Германии рестораном. Арендовал помещение. Потом там сменился собственник, который договор аренды продлевать не счел нужным. Пришлось ресторан закрыть.

— Тренерская лицензия у вас имеется?
— Нужно повышать категорию — планирую получить лицензию А PRO. Скорее всего, на тренерские курсы пойду в Германии — здесь быстрее всего можно получить лицензию. Также рассматриваю варианты получить ее на Украине или в Литве.

— Вы сейчас — подданный Великого Герцогства?
— Да, я люксембуржец. Но в последнее время начали появляться мысли попробовать вернуть себе россий­ское гражданство. Собираюсь пойти к юристу, уточнить все тонкости по этому вопросу. Считаю, что у меня есть шансы — все-таки я родился в Ленинграде. Но это только планы. Честно говоря, на данный момент даже не знаю, есть ли в РФ институт двойного гражданства.

В «Зените» заносил тренеру

— Давайте вспомним ваш начальный этап карьеры в «Зените». В 1991 году вы ведь по своей воле покинули город на Неве?
— Да, и это было моей ошибкой. Но вспомните то время — Советский Союз стремительно рушился, в «Зените» было хроническое безденежье. Плюс у меня не сложились отношения с Юрием Морозовым — хотя я успешно играл в юношеских сборных СССР, тренер не видел меня в основном составе «Зенита». Тогда в советском футболе были свои жуткие реалии. Например, большую часть премиальных мы отдавали тренерам. Морозов объяснял, что эти деньги идут на работу с судьями, чтобы на выездах нас «не убивали». Куда они шли на самом деле — я не знаю. Зато знаю, что отдавать премиальные заставляли только молодых игроков. И до сих пор помню, что заносил Морозову 85 процентов от суммы премиальных — себе оставлял только 15 процентов.

— Стоит ли тогда жалеть, что уехали из «Зенита»?
— Все-таки я поспешил. Вот мой лучший друг Денис Машкарин перешел в ЦСКА, и у него карьера сложилась более удачно, чем у меня. Я же постарался ретироваться из «Зенита», как только возникли предложения из Германии. На меня претендовали два клуба бундеслиги — франкфуртский «Айнтрахт» и «Боруссия» из Менхенгладбаха. До этого я мог оказаться в московском «Спартаке», но переход заблокировал «Зенит». А потом меня «прессанули» и заставили подписать долгосрочный контракт с клубом — тогда с мнением футболистов считались гораздо меньше, чем сейчас. Агентов, которые могли защитить интересы молодых игроков, у нас в тот момент не было и в помине. Да и в Германию меня отпустили только после того, как «Боруссия» выложила за вашего покорного слугу хорошие деньги.

— О какой сумме идет речь?
— Честно скажу — не знаю. Меня в первую очередь интересовали детали личного контракта. Плюс тогда прозрачные трансферы из СССР были большой редкостью. Знаю, что генеральный менеджер «Боруссии» дважды прилетал в Ленинград договариваться о моем переходе. И мне затем немцы говорили, что за меня заплатили сумасшедшие деньги. Когда стороны ударили по рукам, я подписал контракт с «Боруссией» на пять лет.

— Но за два года, проведенные в Менхенгладбахе, так ни разу за основной состав «Боруссии» не сыграли.
— На это были свои причины. Во-первых, тогда действовал жесткий лимит на легионеров — одновременно на поле могли появиться только три иностранных футболиста. Когда я прибыл в Менхенгладбах, Игорь Беланов уже сменил команду — выступал за «Айнтрахт» из Брауншвейга. Но и без обладателя «Золотого мяча» — 1986 состав у «Боруссии» был весьма приличный. В нападении неплохо смотрелся швед Мартин Далин, который через год был признан лучшим футболистом своей страны. Я оказался восьмым легионером в клубе. Так что сразу заиграть в «основе» было практически нереально — не забывайте, что мне тогда было 18 лет.

В дело вмешался случай. Я провел удачную товарищескую игру в «основе» «Боруссии», после которой наставник команды Герхард фон Брух сказал, что выпустит меня в стартовом составе в следующем матче против «Штутгарта». Но выполнить свое обещание Герхард не успел — его уволили, а сменщик фон Бруха Юрген Гельдорф накануне игры вызвал меня и, похлопав по плечу, сказал: «Я знаю, что Брух пообещал выпустить тебя в предстоящей игре. Но у меня свои планы — команде нужно исправно набирать очки, поэтому буду опираться на опытных игроков. Ты еще молодой футболист, свое наиграешь».

— Почему в 1993 году вы подписали контракт с люксембургским «Авениром»? Не было больше предложений?
— Приглашали в «Саарбрюккен», причем в немецком клубе предложили зарплату в два раза больше, чем в Люксембурге. И тренер Фукс проявлял живую заинтересованность в моем переходе. Но «Авенир» как раз выиграл чемпионат и Кубок страны, и меня подкупила возможность сыграть в розыгрыше Лиги чемпионов. Это была еще одна моя ошибка. Мы быстро вылетели — во втором квалификационном раунде. В чемпионате Люксембурга все было благополучнее — там другой уровень оппозиции. За три года я забил в первенстве страны 42 мяча, стал в последнем сезоне с 18 голами лучшим бомбардиром чемпионата.

— А после перехода в «Спортинг» Мерт­циг стали забивать еще больше.
— В первом сезоне — 19, а во втором — вообще 29 голов в чемпионате. И к титулу лучшего бомбардира оба раза добавляли звание лучшего игрока чемпионата Люксембурга. Мне уже исполнилось 25 лет, я понял, что пора переходить на более качественный уровень. Подписал контракт с выступавшей во второй бундеслиге «Фортуной» из Кельна. У команды были амбициозные планы. И они подкреплялись финансированием — «Фортуна» имела бюджет на уровне 25 млн марок. Поверьте, по тем временам это был очень хороший бюджет.

— Что же помешало «Фортуне» во второй раз в своей истории выйти в бундеслигу?
— Не что, а кто. Президент клуба на пост тренера пригласил Харальда Тони Шумахера. Это была большая промашка президента. Вратарем Тони действительно был очень хорошим. А вот как тренер оказался полным нулем. До «Фортуны» Шумахер работал тренером вратарей в «Баварии», «Шальке-04» и «Боруссии» из Дортмунда. В «Фортуне» у него был дебют в роли главного тренера. Большую роль в назначении сыграло имя — Тони ведь даже свою карьеру начинал в «Кельне».

— Назначение Шумахера себя не оправдало?
— Во-первых, у Шумахера с президентом клуба изначально были разные взгляды на комплектование команды. А меня покупали с подачи президента. Тони же набрал кучу своих игроков, которым доверял намного больше. Во-вторых, у вратарей свое оригинальное мышление, они совсем по-другому думают, нежели полевые игроки. И это сказывается на их тренерское работе. Конечно, есть исключения из правил, но я смело могу констатировать: Шумахер — самый худший тренер, под началом которого я играл. Команда, которая по своему составу могла претендовать даже на выход в бундеслигу, при нем играла крайне неудачно. В итоге Тони через год был уволен в перерыве игры. И после этого главным тренером нигде не был, чему я нисколько не удивлен. Как-то в «Фортуне» проходил тренерскую практику бывший игрок команды Виктор Пасулько. Уверен, что полузащитник московского «Спартака» и сборной СССР справился бы с тренерскими обязанностями гораздо лучше Шумахера.

Ностальгия по Питеру все больше

— Как вы очутились в Греции?
— Шумахер меня редко выпускал на поле — за сезон я провел за «Фортуну» только 12 матчей. Поэтому на следующий сезон меня на правах аренды отдали в команду второго греческого дивизиона «Агиус Николаус». Забивал там регулярно и по завершении сезона имел предложение от голландского «Маастрихта». Однако «Фортуна» по тогдашним законам имела на меня права и выставила за Зарицкого неподъемную для голландцев сумму в миллион марок. В итоге я решил вернуться в Люксембург.

— По финансовым соображениям?
— В том числе. В «Спортинге» я получал больше, чем в «Фортуне». У клуба было много спонсоров — и из Люксембурга, и из Швейцарии. Плюс зарплата платилась так, как многие годы было принято на постсовет­ском пространстве. То есть по-черному. Поэтому в чемпионате страны и тогда, и сейчас выступает немало профессиональных футболистов пристойного уровня из Франции и Португалии. Лучшие из них сейчас получают зарплаты до 50 тысяч евро в месяц.

— Вы в свое время о таких заработках могли только мечтать?
— В 2001 году французский «Страсбур», как раз вылетевший во второй дивизион, сделал мне предложение. Причем шикарное — предлагали зар­плату 50 тысяч евро в месяц, квартиру, машину и подъемные. Вот только предложение опоздало на пару дней. В субботу мы играли в Швейцарии, и я в этом матче получил серьезную травму. А в понедельник факс предложения от французов лежал на столе моего менеджера. Представляете, как было обидно?!

— На этом ваша игровая профессиональная карьера закончилась?
— Были семь операций и неудачные попытки вернуться. Пришлось вешать бутсы на гвоздь. Кстати, хотя травма вывела меня из строя за 12 туров до конца чемпионата Люксембурга, я с 23 забитыми голами в 16 играх в последний раз сумел стать лучшим бомбардиром первенства Великого Герцогства.

— До этого еще успели сыграть против сборной России в составе национальной команды Люксембурга.
— Да, тогда в Москве болельщики «пропесочили» меня по полной программе. Свистели, как только я принимал мяч. Как будто у меня был выбор, за какую сборную играть — России или Люксембурга. Помню, Москва произвела неизгладимое впечатление на моих партнеров по национальной команде. Люксембуржцев поразили красотой наши девушки. Ребята даже шутили: «Если это рай, то мы здесь умрем».

— В России давно не были?
— Очень давно. Потерял контакты Дениса Машкарина и Влада Белобородова. Но, кстати, с возрастом ностальгия по Питеру прибывает. Вот получу тренерский диплом, буду думать о том, чтобы вернуться в Россию. По крайней мере сейчас у меня есть такое желание.

— За «Зенитом» следите?
— Когда-то ездил в Леверкузен, чтобы посмотреть вживую матч «Зенита» с «Байером». За 20 с небольшим лет, которые прошли с того момента, как я покинул «Зенит», клуб прошел внушительное расстояние от аутсайдера до лидера российского футбола. Сейчас это совсем другой уровень. Уверен, что по своей воле ни один футболист сейчас из «Зенита» не уедет.

— Что вам мешает повысить свою тренерскую квалификацию работой с профессиональной, а не любительской командой?
— В прошлом году у меня были два предложения возглавить команды элитного дивизиона Люксембурга. Я их не принял — меня все устраивает в «Берсдорфе». Когда я пришел в команду, она была на последнем месте в третьем дивизионе. Сейчас у нас совсем другие результаты. Считаю, что нам по силам выйти в элитный дивизион. У нас профессиональный тренировочный процесс — за неделю семь тренировок. Такого подхода нет даже в командах высшей лиги Люксембурга. Плюс «Берсдорф» обладает неплохой инфраструктурой — у нас четыре поля. Я исправно продлеваю свой контракт каждый год. Также у меня было предложение с Кипра, но я не захотел надолго разлучаться со своими детьми. Я с женой давно в разводе, но дети живут неделю у нее, неделю — у меня.

|Личное дело

Михаил Зарицкий

Родился 3 января 1973 года в Ленинграде

Воспитанник ДЮСШ «Ждановец» и СДЮШОР «Зенит»

Амплуа: нападающий

Карьера игрока: «Зенит» (Ленинград, 1990–1991); «Боруссия» (Менхенгладбах, Германия, 1991–1993); «Авенир» (Бегген, Люксембург, 1993–1996); «Мертциг» (Виктен, Люксембург, 1996–1998, 2000–2002); «Фортуна» (Кельн, Германия, 1998–1999); «Айос Николаос» (Греция, 1999–2000)

В «Зените» провел 10 матчей и забил 1 мяч в первой лиге чемпионата СССР и еще один — в матче на Кубок СССР

Достижения: чемпион Люксембурга: 1994. Лучший игрок чемпионата Люксембурга: 1996/97, 1997/98. Лучший бомбардир чемпионата Люксембурга: 1995/96 (18 голов), 1996/97 (19), 1997/98 (29), 2000/01 (23)

За сборную Люксембурга провел 9 матчей. В том числе 11.10.2000. ОМЧМ Россия — Люксембург, сыграл в гостевом матче против сборной России (0:3).

В настоящее время возглавляет любительский клуб «Берсдорф» (Люксембург)

|Особое мнение

Вячеслав Мельников, тренер «Зенита» — 1991, главный тренер –1992–1994:

— Конечно же, я помню Мишу Зарицкого. Он отличался хорошо поставленным ударом еще в юношеских командах и в начале своей карьеры уже во взрослом футболе. Если мне не изменяет память, Зарицкий и хорошо всем известный ныне арбитр Владислав Безбородов начинали вместе. Оба ведь 1973 года рождения.

У парня были отличные перспективы, и мы надеялись, что он будет играть в «Зените». Расстаться с ним пришлось по нефутбольным причинам. Вмешался какой-то знакомый, предложивший ему вариант в Германии, насколько я помню. Ну а затем он оказался в Люксембурге, получил подданство этой страны, играл за национальную сборную. Зарицкий обладал очень хорошим потенциалом. Нам, разумеется, было очень обидно, что он уехал и приносил пользу зарубежному футболу.

Если бы Михаил остался в «Зените», сложно сказать, какая судьба ждала бы его в родном городе. Безусловно одно — это был талант. Он выступал за юношеские сборные СССР. В том числе и на Мемориале Гранаткина в Ленинграде. У Зарицкого могло бы получиться в «Зените». Но тогда материальное обеспечение клуба оставляло, мягко говоря, желать лучшего. Многие ветераны уехали за границу, и Миша вполне мог занять образовавшуюся нишу в «Зените». Да и в российском футболе в целом. Во всяком случае я бы этому не удивился.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад