• Экс полузащитник «Зенита» и «Анжи» Алексей Игонин: «Керимов приглашает команду на ужин к себе домой»

    5-й тур. «Анжи» — «Зенит». Накануне

    17.08.12

    В редакции «Спорта» побывал Алексей Игонин. По всей видимости, «Анжи» стал последним клубом 36-летнего бывшего капитана «Зенита». Но об этом — в ближайших номерах нашего издания. Пока же вместе с Игониным мы попытались понять: что же такое «Анжи» в реалиях современного российского футбола. Калиф на час? А может, структура, готовая со временем войти в когорту топ-клубов не только России, но и Европы? Особенно интересно узнать про махачкалинских миллионеров изнутри накануне предстоящего в воскресенье суперматча с «Зенитом».

    Хиддинк заставил всех ходить в одинаковых шортах

    — Алексей, у вас был шанс остаться в «Анжи»?
    — Такой вариант даже не рассматривался. Я подписывал контракт на год. Он закончился. Амбиции у руководства клуба серьезные. Приглашают либо звезд, либо молодых и перспективных игроков.

    — Какие впечатления оставляет игра команды Гуса Хиддинка на старте нового чемпионата?
    — Хорошее впечатление. Правда, в команде много травмированных — Траоре и компания. Это проблема. Но, думаю, она не помешает включиться в чемпионскую гонку. Пример «Зенита» показывает, что на старте нужно набирать очки по максимуму.

    — Как думаете, какие-то громкие приобретения махачкалинцы еще планируют?
    — Они всегда планируют. Я не удивлюсь, если кто-то из звезд приедет в Махачкалу.

    — Не кажется ли вам, что в команде наблюдается дисбаланс — и по части мастерства игроков, и в их зарплатах?
    — Дисбаланс нивелируется. На мой взгляд, игрокам не столь высокого класса проще подтягиваться до уровня звезд. Для этого в том числе и приглашали Роберто Карлоса и Самюэля Это’О. Тех, кто не может подтягиваться, просто убирают из команды.

    — С приходом Гуса Хиддинка в команде произошли глобальные изменения?
    — Я не так много работал с Хиддинком. Но обратил внимание, что Гус начал с дисциплины. Вроде бы с элементарных вещей. Одновременно приходить на обед, ходить всем в одинаковых шортах. Мне это не до конца понятно. Но, видимо, на своем гигантском опыте Хиддинк понимает, что важность момента. Финансовые возможности были и раньше, но организация процесса вышла на другой уровень.

    — Как строится подготовка «Анжи» к домашним матчам?
    — Для местных же ребят не находиться дома месяцами, конечно, не очень приятно. Из Кратова мы прилетали в Махачкалу буквально за два-три часа до начала игры. Я хотел бы четко пояснить: никто не отказывается жить в Махачкале. Просто в столице Дагестана нет условий для полноценной подготовки к играм. Подмосковная база в Кратове — это временная мера.

     

    — Восстановительные мероприятия команда проходит в Махачкале или сразу улетает в Кратово?
    — Многое зависело от тренера. Утреннее восстановительное занятие проходило уже в Кратове в десять часов утра. В этом моменте, конечно, ощущался определенный дискомфорт. Представьте: в четыре утра мы возвращаемся в Москву, а в десять — тренировка.

    В Дагестане нет зависти к заработкам футболистов

    — Для Дагестана «Анжи» — государство в государстве. Как местное население воспринимает футболистов-миллионеров?
    — Менталитет кавказцев отличается от нашего. Там откровенной зависти к заработкам футболистов нет. Город небольшой, все друг друга знают. Все болеют за свою команду. Разговоры про деньги никто не ведет.

    Главная проблема для них заключается в том, что «Анжи» не может жить и тренироваться в Махачкале. И, разумеется, болельщики очень расстроились, когда их любимой команде запретили играть дома в еврокубках.

    — Год назад, когда «Зенит» встречался с «Анжи», болельщики весьма недружелюбного встретили суппортеров из Питера — и камни летели и файеры… Это единичный случай для Махачкалы?
    — Как и везде — эту акцию спровоцировали. Такое можно увидеть на любом российском стадионе. Я бы поделил всех зрителей на три категории: болельщики, любители футбола и фанаты. Последние — отдельная тема, мне не до конца понятна логика этих людей. Зачем они вообще едут? Некоторые фанаты стоят спиной к полю и даже футбол не смотрят.

    — Жизнь в Махачкале напряженная? Всегда можно ожидать акций боевиков?
    — В лицах людей я не увидел какого-то страха. Нас же в целях безопасности полностью оградили от внешнего мира. Команда жила за городом, в отдельной резиденции. Смотрели на Махачкалу из окна автобуса.

    — Но в города когда-то удавалось выбираться?
    — Да, в город выходили. Все спокойно. Такая же ситуация, как и в Петербурге. Болельщики узнают, подходят, задают какие-то вопросы.

    — Как иностранцы реагируют на специфику региона?
    — Легионеры бывают разные. Не все, конечно, понимают специфику. Игроки-то приезжают непосредственно к Сулейману Керимову, Гусу Хиддинку, а когда появляются в Махачкале, то видят... Но это все фон, не более того. Просто люди понимают, что жизнь здесь тяжелее, чем в Москве.

    — Проблемы быта каким-то образом сказываются на игре легионеров?
    — Такое было бы возможно, играй мы на пластмассовом поле, как в Перми. Но в «Анжи» для футболистов, повторюсь, созданы все условия для работы. Гостиница, частный самолет…

    — Вредные легионеры в «Анжи» встречались?
    — Когда пришел я, таких людей в команде уже не было. Легионеры четко понимали, зачем они сюда приехали. Кто-то за деньгами, кто-то сделать себе имя.

    — Неужели «Анжи» такой раскрученный бренд?
    — Благодаря Керимову клуб в Европе хорошо знают.

    — Например, у Диего Тарделли или у Балажа Джуджака не получилось в «Анжи» исключительно по игровым причинам?
    — А по каким же еще? Мне не нравится традиция, сложившаяся в России, когда иностранцам создают тепличные условия. Сейчас в «Анжи» все определяет конкуренция. Болельщики же боготворят команду. Они знают футбол. Я, например, не знал, кто такой Тарделли. А в Махачкале были счастливы от того, что бразильский бомбардир приехал к ним.

    — С кем-то из легионеров сложились дружеские отношения?
    — Общался в основном с теми ребятами, которые прошли в Махачкале школу выживания. Тот же Ян Голенда рассказывал, как он полгода жил на кухне и сам яйца варил. Но человек уезжал из Чехии не от хорошей жизни, понимая, на что он идет! И вот теперь он дожил до суперотелей. Голенда знает язык, он близок к нам. Бразильцы же держались своей компанией. У них, понятно, другой менталитет, плюс языковой барьер.

    Требования к Это’О завышенные. Ожидания — сумасшедшие

    — Поговорим о личности Сулеймана Керимова. Владелец клуба общается с игроками, к нему можно обратиться за помощью? Или же президент держит дистанцию? Какое у вас сложилось мнение о господине Керимове?
    — Впечатления — положительные. Он выполняет все обещания! Для президента это дело принципа. Человек, который очень высоко стоит в этой жизни, общается с игроками на равных! Керимов заработал себе имя в сфере бизнеса, теперь заработал и в футбольной сфере. Я не представляю, чтобы кто-то из игроков «Зенита» мог позвонить на самый верх… Керимову игроки звонят, если возникают какие-то проблемы. Легионеры же они как — хватаются за телефон, если машина не заводится (смеется). Два-три раза в месяц Керимов устраивал ужин для команды у себя дома! Нормально общались. Признаться, за свою карьеру я подобного не встречал!

    — Керимов понимает специфику спорта?
    — Почему вы об этом спрашиваете?

    — Потому что существуют разные точки зрения на этот счет.
    — Спорт президент «Анжи» понимает — это я могу сказать с полной уверенностью. Дагестан — регион спортивный. Другое дело, насколько глубоко разбирается в тонкостях футбола. Это вопрос. Но здесь Керимов идет правильным путем. Он собрал вокруг себя команду профессионалов: тренера, врача, работающего со сборной России, агронома.

    — Четыре тренера за каких-то полтора года поменялось в «Анжи». Не слишком ли много, на ваш взгляд?
    — Мне трудно об этом судить. Получается, что один тренер решал свою задачу — ему нужно было собрать команду за полтора месяца, сделать какой-то задел. Потом появился другой тренер, потом Хиддинк. Все строится поэтапно. Нельзя сразу пригласить Хиддинка или Моуринью в КФК, согласитесь?!

    — Как реагируют русскоязычные игроки на уровень игры легионеров? Это’О, по крайней мере, не удержался даже на своем прежнем уровне.
    — Понимаете, в «Анжи» создана такая высочайшая конкуренция. Вести подобные разговоры у футболистов нет ни времени, ни желания. В команде 35 человек. Задача — просто попасть в заявку на игру. Гарантированного места ни у кого нет! Ни у кого! В любой момент ты можешь остаться на скамейке. Деньги игроков привели, но играют-то не деньги! Нет прямой зависимости от суммы трансфера или контракта! Сегодня игрок может стоить 20 миллионов, завтра — 40, а вчера — пять.

    — Помните, когда «Зенит» пять лет назад приобрел Анатолия Тимощука у «Шахтера» за 20 млн долларов, только ленивый не пытался манипулировать этими цифрами? Главный тренер сборной Украины Олег Блохин возмущался тогда: «Что же, Тимощуку за эти деньги на голове стоять?» С Это’О сложилась похожая ситуация?
    — Хороший пример. Требования к Самюэлю завышенные. Ожидания сумасшедшие. Знаете, меня друзья пригласили в команду поиграть на первенство города. Говорят: «Помоги». Я-то с удовольствием. Прихожу, а меня ставят в нападение: «У нас сегодня в команде Игонин, он забьет пять голов, мы выиграем 5:0». Но я никогда в жизни не играл в этом амплуа. Почему же вы от меня ждете феерии?.. В итоге забил два гола и слышу: «Да, Игонин не тот». (Смеется.)

    — Это’О в отличие от Игонина — форвард. Его непосредственная работа — забивать голы!
    — Но кто ему будет отдавать передачи, как это было в «Интере» или «Барселоне»? Все голы в «Анжи» он создает себе сам. Хиддинк же, наоборот, увидел камерунца в оттяжке. У тренера нет игроков с таким мышлением, как Это’О. Так он 12 голевых передач сделал за неполный сезон! Сейчас появился Траоре — есть кому отдавать.

    — Легионер в «Анжи» обязательно должен быть бойцом? Возможно «выезжать» исключительно на мастерстве?
    — Не совсем правильно разделять футболистов на тех, кто больший или меньший боец. Без этих качеств никто в команду премьер-лиги не пробился бы априори! Но обязательного требования по бойцовским качествам в «Анжи» нет.

    «Зенит» прошелся по костям

    — Продолжаете общаться с кем-то из футболистов махачкалинского клуба?
    — С Алексеем Ивановым общаемся еще со времен «Сатурна».

    — Что-то новое про Хиддинка удалось узнать?
    — Поймите, в «Анжи» не происходит никаких революций. Хиддинк создает рабочую, но одновременно и расслабленную атмосферу в команде. Нет никаких накачек, на тренировках весело. У него нет задачи урвать денег, удержаться в кресле. Гус — самодостаточный человек. Его не трясет от мысли об отставке.

    — А кого-то трясло?
    — Многих. Особенно в начале сезона. Три-четыре игры в особенности. И в «Зените» так происходило.

    — Резвый старт «Зенита» образца лета-2012 можно объяснить…
    — …стабильностью состава, уровнем игроков. Где-то прошли по костям. Надо называть вещи своими именами. «Динамо», думаю, никто не станет спорить, находилось на тот момент в разобранном состоянии. «Спартак» попал под настроение питерцев. Но если рассматривать первую игру с «Амкаром» — она получилось непростой. Кстати, разговоры о том, что «Зенит» будет приобретать новых игроков, — отдельная мотивация. Она подстегивает тех, кто выходит на поле.

    — До конца дозаявочной кампании остается две недели. Новобранцев нужно же ставить в состав. Как, на ваш взгляд, интегрировать нового человека в систему, которая и так великолепно работает?
    — Это вопрос тренера. Бывает, тренер и футболисты сливаются в единое целое, особенно если у клуба финансовые проблемы. Спаллетти и Хиддинк — абсолютно независимые люди. Они могут абстрагироваться от любых привязанностей. Они же не сидят с игроками, изливая душу. Мол, после тренировки нужно отдохнуть, поспать, завтра тяжелая игра. В «Анжи» при Хиддинке такого не было. Тренировка прошла — тренер сделал выводы. А какие? Никто об этом не знает. Поэтому в определении состава такой тренер будет абсолютно объективен.

    — Но ведь есть игроки, которые пытаются найти контакт даже с иностранным тренером?
    — Естественно. Каждый ищет свою выгоду. Задача тренера — кому-то дать почувствовать, что такой контакт действительно есть, а кому-то — что его нет. Здесь уже включается работа тренера как психолога.

    — А нужен ли в команде профессиональный психолог? Многие тренеры, в особенности еще советской закалки, утверждают, что лучшим психологом может быть только он сам. Но ведь существует масса нюансов, которые даже самый гениальный коуч не сможет объяснить?
    — Несколько раз я слышал от знакомых, работающих в психологии, что это большое подспорье. Мне в определенный период эта идея нравилась и даже помогала. Но я-то готов сидеть и слушать! А в 70 процентах случаев футболисты просто не будут слушать, что им говорит психолог. Каждый считает, что он все знает и умеет.

    — Да и сами тренеры могут очень ревниво относиться к появлению в команде человека, ставящего в каких-то вопросах под сомнение его авторитет.
    — В этом и разница между Хиддинком, Спаллетти и другими специалистами. Многие тренировки в «Анжи» проводил тренер по физподготовке. Гус ему доверяет. Российский тренер вряд ли позволит такие вольности. Он и сам физподготовкой займется, и массаж сделает (смеется), лишь бы никто не подорвал авторитет. Ну, это повелось еще с тех времен, когда тренер выбивал для игроков квартиры, машины, устраивал жен на работу…


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров