YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Экс скаут «Зенита» Армен Маргарян: Из всех топ-игроков, что приходили в «Зенит», ошибкой был, наверное, Бруну Алвеш Как делаются трансферы «Зенита». Часть вторая

Бруну Алвеш (витрина)
Фото: «Спорт День за Днем» (Игорь Озерский)

Во второй части интервью корреспонденту «Спорта День за Днем» экс скаут «Зенита» Армен Маргарян рассказывает, как настаивал на трансфере Вукашина Йовановича, почему в главной команде сине-бело-голубых не появляется молодежь, и объясняет, зачем «Зенит» подписывает так много аргентинцев.

Любому тренеру легче взять готовых исполнителей

— Вы говорили, что на уровне молодежных сборных во время крупных турниров очень сложно найти игрока без уже крупного клуба за спиной. Как же вышло с Вукашином Йовановичем?
— Его первым увидел Антон Евменов (экс глава скаутской службы «Зенита». — «Спорт День за Днем»). Не секрет, что «Црвена Звезда» и «Зенит» имеют одного спонсора. Мы тогда вели другого их футболиста Марко Груича, который потом в «Ливерпуль» перешел — Антон ездил смотреть его и увидел Вукашина, который в том матче сыграл в опорной зоне. В «Црвене Звезде» сказали, что это игрок с большим потенциалом, хорошо высказался о нем Александар Лукович, который выступал за «Зенит». Мы начали его вести — тогда как раз стоял вопрос о покупке за небольшие деньги молодого игрока, который смог бы усилить «Зенит»-2 с прицелом на главную команду. Очень быстро, всего за полгода, в чемпионате Сербии из игрока, подающего надежды, он сделался системообразующим защитником, стал чаще попадать в молодежную сборную. Тогда же «Бордо» сделал официальное предложение, но он выбрал нас. Вукашин сильно помог «Зениту»-2, который по итогам сезона не вылетел из ФНЛ.

— Почему тогда он не прошел в главную команду?
— Считаю, что у него очень большой потенциал. Но когда Йованович приехал в Петербург, большинство специалистов отнеслись к нему скептически. Возможно, из-за того, что он приехал в «Зенит» с лишним весом. Но на последнем сборе перед арендой в «Бордо» он сбросил четыре килограмма, и Луческу говорил, что видит в нем перспективу. Но тогда процесс был запущен — он ушел в «Бордо», чтобы прогрессировать, ведь «Зенит»-2, где был лучшим игроком, он перерос. В итоге мы купили его где-то за полтора миллиона евро с дополнительной опцией за определенное количество матчей в главной команде, а продали чуть больше чем за три миллиона евро. Этот трансфер, в принципе, можно считать удачным.

— Почему «Спартак»-2 почти никого не покупает, а пользуется только своими воспитанниками, удерживаясь в ФНЛ, а у «Зенита»-2 так не выходит, из-за чего приходится покупать Йовановича, Погребняка, Чернова?
— «Зенит»-2 — буферная команда, задача которой — довести игроков до главной команды. Сделать это очень сложно, потому что разрыв между ними колоссальный. Наверное, нужно было придумать какие-то промежуточные клубы. Как сейчас происходит: игроки «Зенита»-2 уходят в «Урал» или «Амкар», клубы из нижней восьмерки РФПЛ. У «Зенита»-2 еще стоят задачи удержаться в ФНЛ, здесь вопрос к тренеру — он понимает, что, играя лишь молодняком, будет сложно не вылететь. Необходимый баланс тут очень трудно найти.

— В главную команду молодежи вообще не попасть?
— Игрок из академии в стартовый состав «Зенита» или «Спартака» не пробьется по многим причинам: отсутствие опыта, физически не готов, психологически и т. д. Вопрос в том, какие задачи ставят клубы. Те, кто борется за чемпионский титул, относятся к каждому матчу как к финалу — всегда нужно побеждать. Чтобы молодого парня запустить на эту орбиту, нужно выпускать его постепенно — по 10—15 минут давать. Игрока нужно подводить, тренер должен уделять внимание его развитию, взращивать игрока, но так, чтобы при этом не страдала главная задача, стоящая перед командой.

— В ситуации с «Зенитом»…
— …результат всегда ставился на первое место — победа в РФПЛ и попадание в Лигу чемпионов. Соответственно, любому тренеру легче взять исполнителей, которых не нужно обучать. Необходимо дать определенную тренерскую установку и следить за тем, чтобы они ее выполняли для достижения положительного результата. Молодого же футболиста следует учить, его нужно доводить до уровня остальных игроков главной команды, что требует времени. К тому же это нестабильный игрок, он может один матч провести очень ярко, а следующий провалить. Тренеры часто боятся рисковать и ставят опытных игроков, польза от которых будет стабильнее. Поэтому в «Зените» и идет такой крен, молодые игроки в команде не появляются в том количестве, в каком хотелось бы.

— Принудить клубы через регламент ставить в состав одного игрока до 21 года — перспективный выход?
— Совсем нет! Ровно то же самое прописано в регламенте ПФЛ. В командах получается такая селекция: двадцать профессионалов, на которых делается ставка, и четыре молодых лимитчика, причем зачастую на позиции крайнего защитника или крайнего полузащитника, ведь там нужны в первую очередь скорость и простые навыки вроде отбора и паса. И берут таких лимитчиков клубы в пограничном возрасте — если стоит порог в двадцать лет, берут двадцатилетнего и только на один сезон. Он год играет, команда чаще всего играет десять на десять — лимитчики в таких ситуациях играют, но мяч получают очень редко. Через сезон эти футболисты выходят из нужного клубам возраста и оказываются им не нужны. Тогда клуб делает все заново, и получается настоящий конвейер. Если бы они брали таких молодых игроков из РФПЛ в аренду, то было бы куда эффективнее. Клуб из ПФЛ получал бы качественного игрока с потенциалом из сильной спортшколы, сам игрок — игровое время, а его клуб из РФПЛ через сезон возвращал бы уже более опытного игрока.

— Почему так не делают?
— Потому что клубам из ПФЛ проще взять лимитчика, который стоит ноль рублей и ноль копеек. А так нужны какие-то расходы, договариваться, искать… Однако этот процесс позволит нам поднять российский футбол с низов. Тогда было бы проще развивать игроков. После аренды в ПФЛ отправить в аренду в ФНЛ, если после этого игрок не проходит в «Зенит» — отправить его в европейский клуб, который по уровню сильнее команд ФНЛ. Там бы игрок поварился, поднял бы свой уровень и, возможно, вернулся бы в «Зенит» в другом статусе — в качестве уже боевой единицы.

ЦСКА возил по двадцать игроков в месяц на просмотр, академия искала бриллианты

— Академия «Зенита» — не лучшая в России?
— К сожалению, нет. По объективным причинам: воспитанников нашей академии, которые играют в РФПЛ, меньше, чем у «Спартака», наши результаты по чемпионатам России среди ДЮСШ ниже, и игроков национальных сборных у нас не так много из академии. «Зенит» входит точно в десятку лучших, занимает место в районе третьего-шестого. У «Краснодара» хорошая академия, «Спартак» и «Локомотив» очень сильны.

— А селекционная служба академии «Зенита»?
— Два года назад даже в шестерку не входила, но это мое мнение. До того как мы начали заниматься селекцией академии в команде Антона Евменова, эта работа представляла собой следующее: найти бриллиант. Не алмаз, а бриллиант — то есть уже ограненный талант, а все остальное не везти. Но при этом ЦСКА в месяц привозит до двадцати футболистов на просмотр в свою ДЮСШ, а зимой эта цифра доходит до сорока. Я хотел бы построить работу как в ЦСКА — то есть приводить игроков формата «драгоценный камень, но пока непонятно какой».

— Удобно.
— Да, так мы приводим нескольких игроков с потенциалом, а компетентные специалисты уже смотрят — нужен им такой игрок или у них уже есть кто-то сильнее. К сожалению, тренеры привыкли к формату, когда привозили в академию только футболистов, которые значительно сильнее тех, кто уже там есть, и в новом формате согласились работать с большим скрипом. На их взгляд, это приводит к усложнению тренировочного процесса — ведь игроков нужно посмотреть, а команде еще необходимо готовиться к следующему матчу. За раз все не переделаешь, к этому нужно привыкнуть. Но ЦСКА так делает — у них под «основой» ходит очень много молодежи привезенной: Кучаев, тот же Головин и т. д.

— Из Петербурга ЦСКА также игроков берет?
— Есть пример — Наияр Тикнизян, он играл в петербургском «Локомотиве» на чемпионате города. Выбирая между «Зенитом» и ЦСКА, он согласился уехать в Москву. Для меня это странно, когда аргументы армейцев оказались весомее аргументов «Зенита» в этой ситуации — ведь игрок сам из Питера. На мой взгляд, «Зенит» не до конца охватил свой регион, который нужно рассматривать под микроскопом. СДЮСШОР «Зенит», кстати, благодаря Антону Евменову работает на нашу команду — он договорился с их руководством, чтобы игроки СДЮСШОР сначала приезжали на просмотр в «Зенит», а уже потом в другие клубы. Поэтому много футболистов из СДЮСШОР играют за «молодежку» и за «Зенит»-2, хотя раньше игрок из СДЮСШОР мог оказаться скорее в «Ростове», чем в «Зените». Объективно, они готовят футболистов не хуже нашей академии.

Когда сердце скаута стучит в два раза быстрее

— Когда приезжаете смотреть игрока вживую, на что обращаете внимание в первую очередь?
— На его внешние данные. Футбол — игра атлетов. Если игрок вытянутый и стройный, то для меня это лучше, чем плотненький и коренастый футболист. Потому что, если говорить о юношах, первая категория еще может прибавить в росте, а вторая — нет. Затем я смотрю на скорость — насколько футболист быстро думает с мячом, что он делает до того, как принять мяч. Потом наблюдаю за его решениями — когда игрок получает мяч, в его голове зарождается мыслительный процесс: что с ним делать? Это ведение мяча, передача, удар либо кросс или пас назад. Если у игрока есть два-три решения и он выбирает наиболее правильное с точки зрения развития атаки — не самое простое, а более сложное (обостряющий пас, кросс, к примеру) — и может это исполнить, то для меня это будет плюсом. Если он видит это решение, но не может исполнить — это плюс с минусом. А если игрок не видит его вообще — это два минуса. Тут можно отличить топ-игрока от не топа.

— И как это сделать?
— Представим ситуацию. У игрока группы атаки есть три решения, к примеру — нанести удар, отдать мяч крайнему нападающему на фланг, который открыт, и вырезать проникающий пас за спину в штрафную. Если он выбирает всегда только пас крайнему хаву или бьет по воротам, потому что у него голова всегда внизу, — такой игрок вроде бы не делает ошибки, но ты не понимаешь, поступает ли он так из-за того, что боится сделать иначе. В таком случае рейтинг такого игрока сразу немного занижается. Если же футболист может сделать любое из трех вышеперечисленных действий — у него в голове компьютер, такой футболист непредсказуем. Мурашки идут по коже или сердце начинает стучать в два раза быстрее, когда находишь такого игрока.

— Хорошо, а если речь о защитнике?
— Искать нужно того, кто может предвидеть ситуацию. Игрок должен находиться рядом с нападающим, и в момент передачи на него он уже должен среагировать. Если защитник выскакивает и овладевает мячом — это топ, если выносит в аут или еще куда-то — это хорошо, а если он не выскакивает и пропускает оппонента вперед — это ужасно. Такие эпизоды ты складываешь за весь матч, мнение сформировывается за девяносто минут. Какие-то случайности могут повториться в следующем матче — тогда ты понимаешь, крутой он или нет. Не бывает такого, что три матча игрок действует на топ-уровне, а в четвертом, пятом и шестом проваливается. Он может сыграть хуже своего уровня, но несильно. Также существуют и сдерживающие факторы.

— Какие?
— Например, игрок сильный, но у него низкая скорость. Он вроде бы везде успевает, везде на мяче, но если он окажется в команде, где выше интенсивность и исполнительское мастерство, то, возможно, невысокая скорость не позволит ему там заиграть. Для какого-то амплуа такой параметр, как скорость, имеет ключевое значение, для какого-то — нет. Это нужно понимать, как и психологические моменты. Вроде игрок отличный, но ведет себя странно — лучший игрок команды, но всех матом кроет, в обороне не отрабатывает, с тренером пререкается, неадекватен. Как он поведет себя в своей команде? Ты должен все учесть, чтобы человек, который будет читать твой отчет об игроке, смог максимально понять, что это за футболист.

В Бразилии смотрел игроков из комментаторской будки!

— Самое странное место, куда вас занесло просматривать игрока?
— Комментаторская будка в Бразилии. Известно, что Латинская Америка — не то место, где все хорошо организовано. Проще говоря — там бардак. Берем тот же «Макдоналдс» с его четкой системой принятия заказа, его обработки и выдачи. В аэропорту бразильского города Сальвадор я решил перекусить перед вылетом и нашел «Макдоналдс», который был только в аэропорту, и когда зашел — там просто никого! Я сначала ждал, что кто-нибудь появится за кассой, примет мой заказ, потом соизволят его приготовить, но так никто и не появился (смеется). У них все на расслабоне. Во время Олимпиады в 2016‑м у меня появилась пауза, и я поехал смотреть матч «Коринтианс» — «Крузейро». Я сделал запрос на скаутский билет — есть договоренность между всеми клубами, что их всегда дают скаутам. Но я ж в Бразилии — никто мне не отвечает на запрос день, другой. Гудки идут, но трубку не берут, та же история и с электронными письмами на клубную почту. Подумал, что поеду на стадион и там уже разберусь на месте, в крайнем случае куплю обычный билет.

— Что дальше?
— Основной стадион «Коринтианса» в тот период был отдан на проведение матчей Олимпиады, а их игру перенесли на другой, более маленький стадион. Я приехал часа за два с половиной — три до матча и нашел только одну работающую кассу, где мне сказали, что билетов нет. Основной стадион вмещает шестьдесят тысяч, а этот — всего двадцать. Я полчаса ходил и думал, как попасть на матч, и случайно у черного хода встретил судейского делегата матча, который знает английский. Он вывел мне какого-то организатора, и тот провел меня в комментаторскую будку. Это было огненно! Слева и справа от меня царил нескончаемый бум — все же комментаторы в Бразилии сверхэмоциональные! Хотя матч закончился 1:1, у меня было ощущение что каждая атака была голевой (улыбается).

— Самый большой рынок, выпускающий игроков для продажи?
— Скандинавия, Балканы, Латинская Америка — это поставщики игроков на регулярной основе и за адекватные деньги. Там ты можешь купить игрока до десяти миллионов евро. К тому же в Европе осторожно берут игроков из Латинской Америки — для них они легионеры. А у нас равно и швед, и бразилец будут легионерами. Российским клубам на этом рынке легче работать, потому что конкуренция ниже. Европейские клубы могут точечно брать игрока, потому что у них ограниченный лимит — игроки из Евросоюза под него не попадают, а из той же Аргентины попадают.

Формат «Монако» подошел бы «Зениту»

— Из Аргентины «Зенит» взял уже пятерых — Паредеса, Дриусси, Мамману, Краневиттера, Ригони…
— Вижу здесь логику. Когда у тебя те же аргентинцы в команде и русские, появляется какой-то скелет. В команду уже будет легче привести какого-то аргентинца. Привезти Дриусси было легче, чем Паредеса, привезти Мамману было легче, чем Дриусси, и так далее. Логика «Зенита» понятна: избавиться от лишних, на их взгляд, легионеров и привезти аргентинцев. Почему «Зенит» покупает их? Ты берешь игрока за 18—20 миллионов евро — не супердорогого, но уже того, кто легче сможет адаптироваться рядом со своими. Понятно, что можно было бы купить уругвайца или колумбийца, которые как футболисты не уступали бы в классе нынешним аргентинцам, и было бы не хуже. Но неизвестно, как они смогли бы адаптироваться друг к другу.

— «Зенит» взял к тому же молодых аргентинцев, рассчитывая заработать на перепродаже.
— Допускаю это. Надеюсь, что «Зенит» займет эту нишу, чтобы наступило понимание: игроков за 50 миллионов евро мы покупать не можем, но при этом можем им продавать своих игроков за такие суммы. Условный формат «Монако» — бороться за победу в своем чемпионате и хороший результат в Лиге чемпионов, при этом работа по схеме «берешь за 10 — продаешь за 30—40». Такая схема более рабочая, чем блуждание вокруг сопоставления себя с «Ман. Сити» или ПСЖ. «Зенит» не клуб финансовых подушек, тратить 100 миллионов евро на игроков и потом не иметь бреши в 100 миллионов «Зенит» не может.

— И все-таки нет риска, что в РФПЛ они не остановятся в развитии? Ведь не так много игроков переезжает от нас в топ-чемпионаты…
— Возьмем свежие примеры — Гарай, Витсель и Халк. Гарай пришел в «Зенит» и остался игроком сборной Аргентины, Витсель при всем созвездии бельгийских футболистов остался играть важную роль в своей сборной, Халк — игрок бразильской сборной в период выступления за «Зенит». Эти игроки, выступая в РФПЛ и еврокубках, остаются на радарах и получают приглашения в сборную. Если смотреть трансферы, то за Халка, кроме китайцев, вряд ли бы кто-то выложил такую сумму, Витсель точно ушел бы за свои деньги, если бы не тянули, Гарай пришел за небольшие деньги и ушел за нормальные. Можно сказать, «Зенит» заработал на них. Из всех топ-игроков, которые приходили в «Зенит», ошибкой можно считать только, наверное, Бруну Алвеша.

— Не стоил 20 млн евро?
— Думаю, что нет. Он прекрасно играет головой, харизматичный игрок, но с низкой стартовой скоростью. В тот футбол, в который играл «Зенит», Бруну Алвеш не вписывался.

— А Хави Гарсия?
— Это футболист, который пришел чисто под игровую схему Андре Виллаш-Боаша. У него обязательно один из опорных полузащитников играет роль, по сути, третьего центрального защитника. Это волнорез, который гасит все атаки и выигрывает единоборства. Сложность заключается в том, что нужно покупать игрока, который максимально безболезненно подстроится под любые схемы любого тренера. Всегда актуален игрок с широким диапазоном действий, как тот же Паредес, который может сыграть и «опорника», и «десятку», и box-to-box. Таких футболистов выгоднее брать, чем того же Гарсия, которого еще нужно встроить в схему. Когда ты покупаешь игрока под тренера, рискуешь с уходом специалиста понизить статус этого игрока в команде.

Оцените материал:
-
1
17
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
5 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

дока1952 – 26.08.2017 15:48

Ответ на комментарий пользователя Old men

То, что мы и по пацанам многим уступаем, как раз и говорит об уровне организации всего процесса и профессионализма кадров. Озабочены осваиванием выделяемых средств, а не подготовкой юных футболистов для большого футбола.

Old men – 26.08.2017 15:36

Зенит существует лишь благодаря Газпрому. Исконно питерской жизни в городе не наблюдается. Если завтра на место Миллера будет назначен какой-либо уралец (дончанин, поволжец, сибиряк, НКВДшник и т.д.) которому морально дорог будет родной футбол, то послезавтра для Зенита будет за счастье удержаться в ФНЛ. А региональные "митрофанушки" не хотят видеть того, что питерских пацанов прекратили вызывать в юниорские команды страны.

дока1952 – 25.08.2017 17:10

Солидарен с коллегами. Подобные интервью надо было делать раньше со скаутами и селекционерами, а не с разного рода селюками именуемыми себя агентами. Только с отставкой всей прежней команды в " Зените" узнали кто чем в команде занимался. Ещё раз для себя убедился в очевидной вещи -- теория без практики ничто. А у ребят не было игрового практического и жизненного опыта. Тот же Евменов работать начал в клубе "Москва" в возрасте 21г. Для юношеско-молодёжного состава они достаточно профессиональны, но на уровне наших команд лидеров их знаний и профессионализма недостаточно.

Hunter – 25.08.2017 13:37

Да, интервью очень познавательное. Действительно, спасибо! Однако, по отношению к Армену Маргаряну, я остаюсь при своём мнении. Более того, вторая часть только это мнение укрепила...

Шкондин Артём – 25.08.2017 13:26

Игорь, спасибо, очень познавательно!

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад