• Экс тренер «Краковии» Юрий Шаталов: «Поляки Россию не боятся»

    Экспертиза

    05.06.12

    Юрий Шаталов родился в Приморском крае России и по рождению имел паспорт гражданина СССР, который сменил на украинский после распада Союза. Свою игровую карьеру уроженец Дальнегорска завершал в Польше, здесь же и начал тренерскую карьеру, за время которой успел поработать с несколькими польскими командами, в том числе и старейшей в стране «Краковией». В интервью «Спорту» Шаталов рассказал об отношении поляков к России, ожиданиях от выступлений национальной сборной и бюджетах клубов польской экстракласы.

    Без политических подтекстов

    — Юрий, польские болельщики уверены в выходе своей сборной из группы?
    — По этому поводу общественность в своих мнениях разделилась. Одни считают, что на правах хозяев подопечные Франтишека Шмуды должны занять первое место в группе и пройти как можно дальше в плей-офф. У других более пессимистические настроения: преодолеть групповой раунд будет проблематично. Но и те и другие полагают, что сборная России — это не тот соперник, которого нужно бояться. Первые считают, что команду Дика Адвоката, безусловно, нужно обыгрывать, вторые — что Россия и Польша приблизительно равны по силам. Все-таки не забывайте, что польская сборная укомплектована игроками, которые не без успеха выступают в Западной Европе, — в заявке семеро футболистов из бундеслиги.

    — Класс этих легионеров позволяет решать задачу выхода из группы?
    — Позволяет. Щесны, Пищек, Блащиковски, Левандовски — эти ребята могли бы усилить не одну европей­скую сборную. Впрочем, когда команда более двух лет наигрывает состав посредством только товарищеских матчей, — это минус. Многие в Польше до сих пор до конца не могут понять, какой предстанет сборная на Евро, — Шмуда строил команду фактически с нуля.

    — Я был в Польше в сентябре прошлого года, когда во Вроцлаве на новом стадионе в противостоянии с Томашем Адамеком проводил защиту своего чемпионского титула Виталий Кличко. Общался с пожилым владельцем гостиницы, который еще не забыл русский язык. А также не забыл, как, по его собственным словам, СССР относился к его стране: расстрел польских офицеров, полная полувековая зависимость Польши от Советского Союза после Второй мировой войны. Многие ли в вашей стране мыслят подобными категориями и не приобретет ли из-за этих воспоминаний матч Польша — Россия ярко выраженный политический подтекст?
    — Кто-то из пожилых поляков дей­ствительно не может забыть прошлого — особенно те, кто пострадал или ощутил на себе давление тогдашнего «старшего брата». Но молодое поколение, которое является самым активным сегментом аудитории болельщиков, подобными вопросами себе голову не забивает.

     

    На выезд — рейсовыми автобусами

    — Вы еще в начале минувшего сезона тренировали старейший клуб Польши «Краковию». Наверняка знаете бюджеты команд польской экстракласы. Насколько их можно сопоставить с бюджетами клубов российской премьер-лиги?
    — Уровень жизни в Польше выше, чем в России. Но в Польше нет такого количества олигархов. Поэтому бюджеты команд не поражают воображение. Считается, что самым большим бюджетом располагает варшавская «Легия» — порядка 20 млн евро. Еще с полдесятка команд, включая действующего чемпиона страны «Шленск» из Вроцлава, имеют бюджет на уровне 10 млн (также в этот список входит финишировавшая седьмой «Висла» из Кракова, шестая команда первенства «Полония» из Варшавы и четвертый клуб страны «Лех» из Познани). У остальных бюджет на уровне 3–4 млн евро.

    — В 2009–2010 годах вы тренировали «Полонию» из Бытома, у которой годовой бюджет вообще составлял 1,2 млн евро.
    — При этом «Полония» финишировала седьмой — пресса очень много писала об этом. Но дефицит бюджета, конечно же, давал о себе знать — тренерский штаб команды состоял из двух человек: меня и ассистента. А затем в «Краковии» у меня было два помощника. Когда я поехал на курсы повышения квалификации в «Фулхэм», насчитал в структуре английского клуба около 10 наставников в тренерском штабе. Как говорится, факт налицо.

    — Польский чемпионат значительно отличается от российского своими порядками?
    — Безусловно. В Польше отсутствует такое понятие, как «заезды на базу». Отсутствует потому, что у большин­ства клубов нет баз. Как правило, есть пара полей за городом. Специально под Евро-2012 в Польше построили несколько баз. Но их владельцами не являются клубы экстракласы. В «Полонии» и «Краковии» я собирал команду в гостинице за сутки до начала матча. Но некоторые наставники предпочитают собирать подопечных в день игры.

    — Правда, что только пять команд экстракласы имеют клубные автобусы?
    — Истинная. Остальные ездят на гостевые матчи рейсовыми автобусами или поездами. Самолеты? «Краковия» за сезон летала только в Гданьск — это было для нас самое большое расстояние.

    Подвиг с «Краковией»

    — Евро-2012 стал катализатором повышения интереса к польскому футболу в самой стране?
    — Стал. Хотя бы потому, что были возведены новые ультрасовременные стадионы. Во Вроцлаве на домашние матчи «Шленска» стабильно приходили по 20–25 тысяч зрителей. Похожая ситуация была и в Гданьске. Впрочем, даже на «Краковию» в то время, когда я ее тренировал, приходило по 12–15 тысяч.

    — А как получилось, что вы возглавили старейшую команду Польши?
    — Меня пригласили на роль кризисного менеджера в 2010 году. За 13 туров «Краковия» набрала только 4 очка и прочно оккупировала последнее место. Нам не давали ни шанса. Но в оставшихся 17 турах «Краковия» набрала 25 очков и осталась в элите. Впрочем, каждый год совершать такие подвиги малореально. В начале минувшего сезона я ушел из команды — решил, так будет лучше для всех. Увы, «Краковия» не сумела избежать вылета.

    — Вы живете в Польше уже на протяжении 20 лет, но тренерскую лицензию получали в Киеве. Почему?
    — Тренерские курсы в Киеве стоили гораздо дешевле, чем лицензирование в Варшаве, — что-то около 5 тысяч долларов. К тому же в 2005 году я еще имел украинское гражданство — сменил украинский паспорт на польский через несколько месяцев, до этого прекрасно обходился видом на жительство. Лицензия PRO, которую выдали по завершении курсов на Украине, по­зволяет работать в любой европейской стране.

    — Кем вы сейчас себя считаете — русским, украинцем или поляком?
    — Это, пожалуй, слишком философский вопрос. Родился я в Дальнегорске, где и начал играть в футбол. На одном из юношеских турниров меня присмотрели селекционеры донецкого «Шахтера». Когда поступило предложение переехать в Донецк, на семейном совете мать сказала: «Раз там тебя будут одевать и кормить, езжай». Я уехал и не вернулся. В «основу» «Шахтера» пробиться не удалось, играл за «Шахтер» из Горловки, «Кривбасс» (Кривой Рог), рижскую «Пардаугаву» и АПК (Азов). Затем в 1992 году перебрался в Польшу. Вместе со своей семьей чувствую себя здесь комфортно. А как дальше будет — посмотрим. Поработать в России? Если это будет какой-то интересный проект, совсем не исключаю такой возможности.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров