• Если друг – молчун

    Юбилей

    15.04.10

    Одному из самых выдающихся футболистов в истории «Зенита», легенде петер­бургского футбола Владимиру Евгеньевичу Голубеву исполняется завтра 60 лет.

    Слышу топот...

    За клуб он сыграл 335 матчей, а за другие не выступал. Хотя мог. Звали его в те годы и в московское «Динамо», и в киевское. В сборную приглашали редко (не привечали в те годы зенитовцев, никакая это не тайна), но все же приглашали.

    335 матчей в советской высшей лиге — цифра, которая вызывает уважение и восхищение. Игра в этих матчах восхищает еще больше.

    Непроходимый защитник, которого обыграть один в один и пытаться не стоило — безнадежно. Тактически выверенная игра на позиции либеро. Безупречен в подстраховке. Таким был на поле. Таким остался и в жизни. Страховал партнеров по «Зениту». Когда требовалось, дважды подстраховал команду, которая оказывалась в тяжелой ситуации.

    Думая о Владимире Голубеве, невольно вспоминаю Юлиана Семенова: «Я уважаю молчунов… если друг — молчун, то это друг». Молчаливый Голубев пользовался в «Зените» непререкаемым авторитетом. «От него иногда по полдня слова не услышишь, а вот топот слышишь всегда», — смеясь, рассказывает друг юбиляра Владимир Казаченок, много лет деливший с Гошей, как звали Владимира Евгеньевича товарищи по команде, номер на базе в Удельной и гостиничные номера на выездах, комментируя несколько грузноватую походку стоппера. А вот по полю буквально порхал, возникая иногда перед форвардом соперника словно из-под земли. Тандем центральных защитников «Зенита» Владимир Голубев — Михаил Лохов в течение многих лет считался одним из лучших в Советском Союзе.

    Зачем без футбола?

    Играл Владимир всегда на своем, высоком уровне, никаких перепадов формы, та самая стабильность, которая и является признаком класса. О его игре можно в восторженных тонах говорить долго, но основная ее характеристика — высочайшая надежность. Таков он и в жизни.

    — Владимир Евгеньевич, вас приглашали динамовские клубы Москвы и Киева. Не секрет, что в финансовом плане «Зенит» тогда им капитально уступал. Сейчас не жалеете, что не приняли приглашений?
    — Нет, не жалею. Понимаю, что, прими я тогда одно из приглашений, сейчас в моем послужном списке, скорее всего, значилось бы много больше матчей за сборную страны. Жалею о том, что ленинградцев в сборную тогда приглашали неохотно. Что же до всего остального, то я жил и живу в родном городе, играл в родной команде, и только в ней, это дорогого стоит. Пользу я «Зениту», надеюсь, принес, так что жалеть мне не о чем.

    — Не лукавите, Владимир Евгеньевич? Совсем не о чем? Вас дважды приглашали спасать «Зенит» в середине сезона, в тяжелейших ситуациях, на роль, как сказали бы сегодня, реаниматолога, но в 1987-м, когда вы вытащили команду из трясины, вас вежливо попросили освободить кресло главного тренера…
    — Никто меня силком не заставлял браться за эту работу. Там, конечно, такое творилось, что сегодня и вспоминать не хочется, а тем более говорить об этом, но… Суть-то проста. Я зенитовец, позвали в родной клуб — пошел. Так что опять же жалеть не о чем.

    — Клуб-то вас уже поздравил?
    — Да пока нет. Но время-то еще есть, так что надеюсь.

    — А может, на поле отпраздновать, Владимир Евгеньевич? В «Зените-84» есть ветераны и постарше вас.
    — Нет. С активным футболом я закончил категорически. Немало я поиграл за ветеранов, и сейчас, считаю, уже не стоит. Всему свое время.

    — Так вы же все равно без футбола-то не сможете.
    — Зачем же без футбола? Я работаю в СДЮШОР «Зенит», тренирую ребят.

    — Стало быть, в строю?
    — В строю. Пока мой опыт востребован.

    Редакция «Спорта» поздравляет юбиляра, желает ему крепкого здоровья и долголетия!

     


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров