• Эта команда в моем сердце навсегда

    Защитник «Зенита» 1960–1970-х Михаил Лохов:

    05.01.09

    30 декабря 2008 года знаменитому футболисту, тренеру СДЮШОР «Зенит» Михаилу Лохову исполнилось 60 лет.

    В советские времена существовала такая номинация: «Гвардейцы большого футбола». В этот список попадали футболисты, отыгравшие в высшей лиге не менее трехсот матчей. Номинация считалась очень почетной, преодолеть эту гроссмейстерскую отметку было делом чести. Но таких футболистов было немного на всю гигантскую страну. В этом списке гвардейцев немало зенитовцев. Верность клубу всегда отличала футболистов питерской команды.

    Один из гвардейцев — Михаил Алексеевич Лохов — провел за «Зенит» 329 матчей в высшей лиге. Еще восемнадцать он сыграл за ростовский СКА, где проходил армейскую службу. Но выступать за команду с берегов Дона коренной ленинградец не хотел и сразу после демобилизации вернулся в родной город.

    В родном «Зените» Михаила называли Железным. «Ничто нас в жизни не может вышибить из седла» — это о таких людях, как Михаил Алексеевич. Ветераны «Зенита» вспоминают, что в любой дождь, в любую непогоду, если кросс (нелюбимый, что греха таить, многими футболистами) — первым на финише неизменно Лохов. А после тренировки он оставался и в одиночку работал со штангой. Подготовке к матчам уделял не меньшее внимание, чем самой игре. Благодаря этому всегда пребывал в отличной форме, долгое время избегал травм. Был он жестким, неуступчивым центральным защитником, прекрасно читал замыслы соперников. Пройти его «один в один» считалось практически невозможным. Пару защитников Михаил Лохов — Владимир Голубев многие эксперты считали одной из сильнейших в стране.

    Считаю, что Мише немного не повезло: он завершил карьеру игрока в 1979 году, а уже в следующем сезоне «Зенит» завоевал первые в истории медали. Высказал однажды эту мысль Алексеичу, но он категорически ее опроверг. Все, считает, сложилось нормально. И с клубом он не расстался. Работал с дублем, затем стал вторым тренером «Зенита». Так что за золотые медали 1984 года мы и его должны благодарить. Железный Лохов немало тогда потрудился на благо команды. Человек исключительной порядочности, он покинул «Зенит» вместе с Павлом Садыриным. Но если Павел Федорович после той отставки немало поколесил по стране, то Михаил Алексеевич не покидал любимый город. Он растит смену для «Зенита». Работе отдает себя без остатка. Как всегда, остается после тренировок, анализирует, планирует новые занятия. Когда-то в ростовский СКА его забрали приказом министра обороны, а то бы он в жизни не покинул «Зенит». Охоты к перемене мест у него нет.

     

    В СДЮШОР «Зенит» он трудится больше двадцати лет. Учит ребят и… молодых тренеров. Опыт-то уникален и бесценен. Почти 350 матчей в советской высшей лиге — мало у кого такое за плечами. В жизни он скромный, спокойный человек. В футболе свои традиции, передающиеся из поколения в поколение. Сопливые мальчишки в спортшколах и умудренные опытом ветераны в командах мастеров обращаются к тренеру по отчеству. Внешне сурового Лохова ученики величают Алексеичем, но за глаза называют дядей Мишей. Он это знает, естественно, и не возражает. Для своих ребят он и тренер, и педагог-наставник, и немного дядька. Повезло пацанам! А для старых друзей — по-прежнему Миша. Всегда готовый помочь, надежный и доброжелательный. В новогодние праздничные дни Михаил Алексеевич продолжал напряженно работать, тренировки шли своим чередом.

    — 347 матчей в высшей лиге чемпионатов СССР — это не шутка. За счет чего можно выдержать и нагрузку такую, и конкуренцию за место в основном составе?
    — За счет желания играть. Это главное. Команд тогда в высшей лиге было больше, может, потому и статистика смотрится внушительно.

    — Столь внушительно она смотрится всего у нескольких десятков человек. Тут какие-то иные причины, не скромничай, Алексеич.
    — Вот вы, журналисты, и решайте теперь, за счет чего я так долго продержался. Но, наверное, футбол надо любить.

    — И он платит взаимностью?
    — Если ему не изменять. Самоотдача на тренировках, режим, все это не пустые слова. Это важно.

    — Карьерой игрока доволен?
    — Конечно доволен. Мечтал с детства о «Зените». Считаю, в нем состоялся и пользу кое-какую команде принес. А начинал шлифовщиком на заводе. По-разному жизнь могла сложиться. Шлифовщиком не числился, реально работал. Через заводской футбол пришел в высшую лигу. Так что, считаю, футбол помог мне в жизни.

    — «Зенит» тех лет — в сердце навсегда?
    — И ребята те со мной навсегда. Дружим уже почти сорок лет. Они и сегодня со мной. С ними и юбилей отметил. Такие люди, как Володя Голубев, его тезка Казаченок — дорогие гости. К сожалению, иных уж нет. Я вот до пенсии дожил.

    — Ты же на пенсию, надеюсь, не собираешься?
    — В нашей стране на пенсию лучше не торопиться (смеется). Да и куда я без своих мальчишек! Силы-то еще есть, зачем же уходить.

    — Силы есть, по-прежнему Железный?
    — Ну, поиграть с ребятами еще могу.

    — Ты ушел из «Зенита» с Павлом Федоровичем Садыриным. С тех пор работаешь в футбольной школе. С мастерами не хотелось продолжить?
    — Были порывы. И была возможность. Садырин рекомендовал меня в Херсон старшим тренером, приглашали. Все взвесил и не поехал. В незнакомый город по тем временам, без каких-то местных связей… Скажем, у Льва Дмитриевича Бурчалкина были покровители во Владивостоке. Слова «меценат» в те годы не существовало, но такие люди были, и от них многое зависело. А кто бы помог мне в Херсоне? Да и вообще, не очень я склонен к перемене мест.

    — А в родном городе…
    — А в родном Питере я дома и чувствую себя уверенно. Так и не решился его покинуть. Здесь, как говорится, все мое.

    — И ученики твои.
    — Три поколения пришли поздравить меня в школу. Дорогого стоит!

    — Здоровья тебе и новых побед твоим ученикам!


    Читайте Спорт день за днём в