YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Федор Погорелов: Мечтал бы работать в паре с Геннадием Орловым Комментатор «Матч ТВ» — о «банде» Луческу, стадионе «Спартака», хоббитах, Карлсоне и Бухарове

Федор Погорелов и Константин Генич
Фото: Матч ТВ

Даже те, кто знает Федора Погорелова, удивляются и не могут понять, откуда у него находится время все успевать. Эфиры на «Матч ТВ» и живые репортажи на публику (очередной такой репортаж — сегодня), путешествия с «Зенитом» на выездные матчи, семейная жизнь, отцовство. В своей собственной рюмочной он часто сам стоит за стойкой, разливает пиво и играет ди-джей сеты.

— На этих 55 квадратных метрах бывает, как в метро «Василеостровская» вечером буднего дня. Наши дискотеки «полюбили» сотрудники Петроградского РУВД, — юморит Федор с серьезным выражением лица. Точно так же, как во время репортажей. Слушаешь — и отказываешься понимать, почему толпа подходит к этому многомерному человеку с одной-единственной меркой и «минусует» в комментаторском голосовании.

За последние дни наши встречи стали регулярными. Во время разговора в рюмочной Федор сядет лицом к экрану, где транслируется матч «Томь – «Крылья Советов», и при счете 0:1 в пользу Самары будет кричать Корниленко: «Хорони!», как будто сам только что выдавал ему пас.

В понедельник Федор приходил к нам в редакцию на «стрим». Чтобы все «неверующие» могли в прямом эфире подпасть под его обаяние.

Одинокий петух

— Твои репортажи насыщены самыми разнообразными средствами художественной выразительности. У тебя есть установка вместо «заканчивается 73-я минута» говорить «73-я минута прощается с нами и с вечностью».
— «Заканчивается 73-я минута» — это же слишком просто. Всегда хочется ставить какие-то новые вызовы. Так получилось, что у меня были очень хорошие учителя в школе и в первые годы работы. Скажем так, с определенного момента у меня, конечно же, есть внутренняя задача засунуть максимум культурологических аллюзий в репортаж. Мне кажется, что это интересно и это расширяет аудиторию. До сих пор кусаю себе локти за то, что во время матча «Оренбург» — «Зенит» заранее подготовленная метафора «Игра узорчатая, как оренбургский платок», осталась в блокноте для подготовки.

— Были основания для ее использования?
— Да, причем это было бы не про игроков «Зенита», а про игроков «Оренбурга». Но трансляция из Оренбурга — это вообще очень грустная история, поэтому хорошо, что только это вылетело, хах. А вообще в свое время у меня была любопытная задача по совмещению вокабуляров из разных стилей. Мы знаем теорию трех штилей Ломоносова. И сознательное сочетание высокого стиля, среднего и низкого в разных пропорциях — это был любопытный лингвистический эксперимент, который я проводил сам с собой на «Радио Зенит». Ну и еще с аудиторией! Этот же эксперимент я продолжаю вести по мере сил сейчас.

— Как я понимаю, у тебя целый блокнот образов, метафор и афоризмов. Назовешь три самых-самых?
— Я уже говорил в свое время, что в Петербурге все домашние матчи можно начинать цитатой из Бродского: «Нынче ветрено и волны с перехлестом». В свое время в отношении Бухарова мне показалась смешной цитата из Карлсона, который нарисовал картину «Очень одинокий петух». И во многом по мироощущению Александра Бухарова в поздние годы в «Зените» и в те редкие минуты, когда он оказывался на поле, это был дейст-вительно самый одинокий петух. Некоторые поля стадионов в чемпионате России, как мне кажется, можно удачно описать с помощью начала книги Джона Толкиена «Хоббит»: «Была гора, в горе была нора, а в норе жил хоббит». Некоторые штрафные площади выглядят именно как… Хоббитшир.

— Ну да, известная присказка о том, что поле ровное, а мяч круглый, в России работает только наполовину.
— Про российские футбольные поля можно еще сказать, что они хорошие, но фрагментарные. Слава богу, российские поля дают богатую почву для того самого словесного жонгляжа.

— Ты читаешь книги и смотришь фильмы просто так или сразу же начинаешь думать, где можно было бы применить ту или иную цитату, где можно было бы вспомнить ту или иную сцену?
— К сожалению, я очень мало читаю книги. Кино смотрю чуть больше, но исключительно с точки зрения того, мог бы я написать такой сценарий или нет, особенно это касается сериалов. А в отношении книг, поскольку память с годами не улучшается, я их читаю для удовольствия. А еще, чтобы что-то подметить, какой-то оборот. Правда, весной в Перми я нашел хипстерское кафе…

— В Перми есть хипстерские кафе?
— Есть. Там достаточно мощный кластер. «Счастье не за горами», вот это вот все. Мы понимаем, что приезжаем в столицу «Реальных пацанов», но при этом я эти поездки по России, которых у меня в итоге набралось шестнадцать в этом сезоне, воспринимаю как некую антропологическую экспедицию. Но вот там, в Перми, я перечитывал «Смиллу и ее чувство снега» Питера Хега, и мне было не оторваться, было тяжело посмотреть на людей. В этой книге особенный эндшпиль, и мне ее было не закрыть. Просто не закрыть.

Словесный дриблинг

— Я до сих пор не могу забыть, как по ходу матча «Ростов» — «Зенит» над полем летал целлофановый пакет, а ты вспомнил, как точно такой же пакет точно так же летал в фильме «Красота по-американ­ски». Ты смотрел этот фильм перед игрой?
— Ну, дружочек, это же очевидный образ. Летает пакет — «Красота по-американски». Розовый куст — «Красота по-американски». Девчонка лежит в ванне с розовыми цветами — «Красота по-американски». Кстати, перевод не очень правильный. American beauty — это главный сорт роз, которые американские домохозяйки высаживают перед крыльцом своего дома в условном Агрестике. Вот эти розы называются «Американская красавица». Так что мне-то как раз показалось, что это было просто. Это первая ассоциация, easy catch.

— А вообще вот эти самые потайные шкафчики памяти легко открываются?
— Если ничего не мешает, то легко открываются. Если возникают технические сложности, то они открываются чуть сложнее, и я шесть раз по ходу игры называю «Оренбург» «Уралом». И это, конечно же, косяк и страшная методическая ошибка. Если, кстати, говорить про сложные задачи, то сравнить тот самый пакет в Ростове-на-Дону с Карлсоном — дружелюбным привидением — это была бы ассоциация второго порядка. И мне, кстати, кажется, это бы тоже «зашло».

— А «технические сложности» — это что такое?
— Закончу карьеру — напишу книжку.

— Ты никогда не задумывался над тем, что если сравнивать комментирование матчей с собственно игрой в футбол, то русский язык комментатора — это как техническая оснащенность футболиста? Выпутаться из сложной речевой ситуации это как обыграть пару соперников и выйти из-под прессинга…
— Конечно же. Конечно же. Возможен словесный дриблинг. Возможен словесный брак. Иногда подводит словесное поле — то самое русское поле экспериментов. Сравнение хорошее, рабочее. Да, я соглашусь!

— Не обидно, что не у всех находит отклик все то, о чем ты говоришь? Те же шутки могут «не зайти».
— Да не, это абсолютно нормально. Репортаж по телевидению — это очень-очень большая ответственность перед гигантской аудиторией, и я понимаю, что в последние N лет появилась традиция считать комментатора не демиургом, не Данко, который несет свое сердце, сжигая его дотла, а собеседником. Комментатор — это в первую очередь собеседник. Вот эта попытка найти общую интонацию, какую-то схожесть настроения, наверное, самое важное, что есть в работе комментатора сейчас.

Есть американский телепродакшн, MGM. Они первыми в семидесятые годы придумали термины и баланс: на две минуты идут three fart jokes and one sophisticated joke — три шутки на уровне «пукнул» и одна шутка, которую услышала только часть аудитории. Может быть, небольшая в процентном соотношении, но она поняла, что эта шутка была для них, и для них это сработало.

Дерби Малой арены

— В спортивную журналистику многие приходят с трибуны. Как скрыть свои предпочтения? И нужно ли это делать?
— Я ни перед кем не собираюсь оправдываться. Знаю, что у очень большого количества игроков «Зенита» есть серьезные сомнения в том, что я за «Зенит» болею. И они не стесняются, используя все пять корней, говорить мне, что они думают по поводу моего репортажа и моего «боления» (изображает кавычки).

— Тебя часто сравнивают с Василием Уткиным…
— Совершенно ошибочно. Василий намного больше… Больше сделал для российского футбола.

— Вы оба больше чем комментаторы…
— (Грозит пальцем.) Нужно понимать, что Вася не считает меня комментатором. Это важно упомянуть в самом начале беседы.

— И все-таки: вы выступаете для большой аудитории, имеете отношение к барной культуре. Уткин с его богатейшей картиной мира пробовал себя в телевизионной версии «Что? Где? Когда?». Ты себя не представлял в Нескучном саду?
— Мечтал об этом много лет. Я знаю, что и для Василия это была важная мечта. Для меня тоже. В какой-то момент, скажем так, «через одно рукопожатие», через одно логистическое действие я мог попасть в расширенный состав одной команды. Но я тогда даже не стал прикладывать усилия, понимая, что в тот момент у меня была работа-работа-работа и вот здесь еще чуть-чуть шить на досуге. У меня просто не было бы времени для полноценной жизни игрока «Что? Где? Когда?», потому что то, что мы видим по телевизору раз в три месяца, это один час. А за этим часом стоят недели тренировок, переезды по России, режим — тоже тяжелое для меня понятие. Я тогда расстроился, что шанс свой упустил, но и понимал, что его на самом деле не было. Это была иллюзия шанса.

— В разборе собственно футбольных эпизодов, самой игры тебе больше помогает общение с футбольными людьми или то, что ты играешь сам, пусть и не на профессиональном уровне?
— Конечно, общение с футбольными людьми. Жалкие потуги поиграть в футбол это результат того, что в какой-то момент меня взяли в одну компанию, где играли и до сих пор играют заслуженные мастера спорта. Мастера спорта международного класса. Я благодарен им за умение выходить из-под психологического прессинга, благодарен за то, как они меня учили открываться, как принимать мяч. Поскольку я в футбол научился играть во дворе и в очень позднем возрасте, в двадцать лет, все основы просто прошли мимо меня. Я неправильно тянусь ногой к мячу при попытке замкнуть передачу. И как раз два — два с половиной года интенсивной игры в компании Владислава Николаевича Радимова и Александра Викторовича Горшкова, знаменитое дерби Малой спортивной арены «Петровского» — это был бесценный вклад. И, конечно, то обстоятельство, что я могу в определенном эпизоде позвонить экс арбитру категории ФИФА и спросить, правильно ли я помню, что капитанская повязка не дает никаких преференций капитану с точки зрения разговора с судьями, это дико круто. Мне повезло, что за последние одиннадцать лет мне удалось поговорить с большим количеством футбольных людей.

— Что говорят футбольные люди по поводу всех скандальных событий с судейством на матчах «Зенита»?
— Тонкая тема. Не общался. Я внимательно следил за разбором каждого эпизода и прекрасно понимал, какая медиабитва проходит сейчас на экранах компьютеров в России. Скажем так, понятно, что это сезон такой поворотный.

— Тема горячая. Поднималась весь сезон. Ты не считал хотя бы для себя, сколько очков недобрал «Зенит» на всех этих историях с отмененными голами?
— Не скажу. Не считал. Нужно садиться, считать, разбирать ошибки, пытаться понимать, что у каждого арбитра есть история традиции взаимоотношений с той или иной командой. В целом щепетильный вопрос, на который тебе никто никогда под камеру ничего не скажет, а оставаться в этом пространстве догадок и каких-то сплетен я не хочу.

«Банда» решила держаться

— Ты ездишь на матчи вместе с «Зенитом». Расскажи, какие они, небожители? Они разговаривают по-другому, шутят по-другому, едят не то, что мы?
— Однажды в стародавние времена пришел Бруну Алвеш на «Радио Зенит» — еще Александр Низелик его переводил. И я спросил Бруну примерно то же самое, только про Криштиану Роналду: «Какой он в жизни? Он живой и светится?» Меня потом ругали в СМС: «Зачем, Федор, вы мучаете переводчика? Как он должен перевести цитату из “Денискиных рассказов“?»

— Да уж, нельзя так с переводчиками обращаться…
— Честно говоря, точно не о судьбе Александра Низелика, который мне дико симпатичен, думал я, используя цитату из Драгунского. Так вот, Бруну Алвеш ответил, что Роналду — обычный, прекрасный, нормальный в общении парень. Что они на охоту вместе ездили — кроликов стрелять. Я понимаю тот пиетет, возникающий у людей, которые в жизни не пересекались с куми… С любимыми футболистами. Мне сложно его испытать вновь. К сожалению, у меня эта фаза прошла еще во время первого президентского срока Владимира Путина.

— Геннадий Орлов рассказывал, что он может подойти к Роману Широкову и сказать: «У тебя прекрасный дальний удар. Почему ты так редко бьешь из-за штрафной?» Можешь ли ты себе такое позволить?
— (Разводит руками.) Геннадий Сергеевич — профессиональный футболист. Он игровик, много лет отыграл на высоком уровне. У меня семь кило лишнего веса. Я стою на воротах, восстанавливаюсь после травмы. Какой совет я могу дать этим людям?

— Ты же в курсе, что пасы Данни шведой уже чуть ли не вошли в «мемы».
— Шведой — это уже пройденный этап. Я брал недавно интервью у Данни. Говорю: «Дружочек, ну чего же ты отдаешь?» Это был эпизод в Томске, когда он покатил Маку вместо того, чтобы решить все самостоятельно. Данни шесть лет назад пробил бы сам.

— И что ответил Данни?
— «Нет, я люблю отдать передачу. Мне и жена с детьми говорят: “Папа, ты должен бить по воротам“, но вот такой я человек». Он прекрасно это все осознает. С Зыряновым мы в свое время то же самое обсуждали. Это было самое начало отрезка — если округлять, то десятилетней давности — под заголовком: «Дальние удары в “Зените“».

— Ты имеешь в виду игру при Дике Адвокате?
— Да. Когда ребята заходили с мячом в ворота. И Костя говорит: «Мы все прекрасно понимаем, что нужно бить. Но нам хочется красоты. Мы знаем, что мы можем красиво».

— Что с Мирчей Луческу? Он остается главным тренером «Зенита»?
— Как болельщик я очень сильно удивлюсь, если он зайдет на следующий круг. Он сам совершенно точно не хочет уходить. По интонации и тональности на пресс-конференции в Москве после последнего матча с «Локомотивом» у меня создалось впечатление, что «банда» решила держаться до конца.

— Это какие-то реваншистские настроения?
— Мирча, давно известно, человек амбициозный, человек, неслучайно проработавший сорок лет подряд без перерыва. Это самый опытный тренер Европы, специалист, который с 1979 года в строю — без пауз. Для него, конечно, то обстоятельство, что он впервые за двадцать лет оказался ниже второго места, это мощный удар по самолюбию. Есть ли реваншистские настроения? Я не знаю, но могу сказать как любитель чтения между строк. Почему Луческу достал все эти риторические приемы? Мистер сорок лет в движении, играл против сыновей Чаушеску, тренировал при нем сборную. Это мастер спорта международного класса в том числе и по словам. Его слова, что «Зенит» больше всех забил, меньше всех пропустил, — это же слова не для журналиста Пупкина из «Московского пионера». Это говорится для начальства.

— Желание Луческу понятно, а что думают «наверху»?
— Если бы у меня была хотя бы телепатическая связь с пятым этажом на разных адресах, жизнь была бы прекрасна и удивительна, но у меня такой связи нет. Я не думаю, что эмоционально этот сезон позволит найти хотя бы какие-то аргументы для того, чтобы Луческу остался.

Дом с привидениями

— Ты был в Казани, на «Открытие-Арене», на Крестовском… Все эти арены принимают Кубок конфедераций. Какая из них самая-самая?
— Самый-самый, конечно, «Санкт-Петербург»! И не потому что мне как-то хочется обидеть стадион «Открытие». Правда, на стадионе «Открытие» меня очень расстроило, что никто не знает, куда идти, а они там уже три года. Я понимаю, почему никто не знает, куда идти на стадионе «Санкт-Петербург». «Казань Арена», к сожалению, производит впечатление дома с привидениями. Я был на матче перед тем, как стали переделывать поле в бассейн, и был вот сейчас, в апреле. Тогда — семь тысяч зрителей, снег. Сейчас — шесть тысяч и тоже снег. Ну честно, я не люблю вечеринки, на которых нет людей. Я считаю, что на празднике должно быть много народу. Поэтому аншлаг в двадцать тысяч на «Урале», аншлаг в тридцать тысяч на «Тереке» — тоже для меня показатель качества. Пока великая красно-белая команда не стала бороться за медали, их ходило двадцать тысяч на сорокатысячный стадион. Поэтому это, как мне кажется, тоже тот фактор, который нужно учитывать. И это тот фактор, благодаря которому у этого интервью появится много комментариев.

— А если все же говорить об архитектуре, удобствах, комфорте?
— «Санкт-Петербург» — это очень классный стадион, на котором пока непонятно, как играть в футбол.

— Самая запоминающаяся история из поездок по России?
— В Перми меня на фейс-контроле не пустили в бар. Девушка сказала мне: «Проходите», а когда я снял шубу, она посмотрела на меня и сказала: «Впро-очем… Впрочем ладно». Я засмеялся и говорю: «Вы хотели меня не пустить?»

— Футболисты говорят, что их с кем ни поставь, со всеми одноклубниками играть удобно, со всеми отличное взаимопонимание. Ты как комментатор много с кем работал в паре, но по понятным причинам не можешь прокомментировать матч вдвоем вместе с Геннадием Орловым. А хотел бы?
— Мечтал бы! Я считаю, что Геннадий Сергеевич много лет держит планку на высочайшем комментаторском уровне, работая в разных видах спорта, на разных турнирах в разных странах, и таких монстров-долгожителей в России… После смерти Владимира Никитича Маслаченко, светлая память, Геннадий Сергеевич остался такой один. То, как он работает на протяжении последних пяти лет, вызывает уважение. Вот, кстати, история! В Америке, где я учился несколько лет назад, я смотрел матчи в записи, потому что в прямом эфире они шли, когда у меня были лекции. В такие дни я отключался от всех соцсетей, чтобы не узнать счет ни в коем случае. Приходил домой. Через анонимайзеры-шмамонимайзеры скачивал матч с рутрекера или с рутора. Когда у нас были проблемы с вай-фаем, я шел в кафе. И вот на бесплатном вай-фае четыре часа двигается эта зеленая штучка в торренте.

— Это же ужас, сколько кофе надо заказать!
— Его необязательно быстро пить (смеется). А вот потом ты садишься… Я очень хорошо помню один такой вечер. Несколько вещей, по которым я скучал по-настоящему… По чему скучаешь за границей? По людям и по еде! Все остальное решаемо. Так вот, в Америке нет ржаного черного хлеба. А мне как раз очень хотелось черного ржаного хлеба, и я в районе, где живет украинская диаспора — кстати, католическая, там католические церкви, — нашел магазин «Светлана», где был ржаной хлеб, «Немирофф», сало. Я приехал домой. По-моему, у меня до сих пор лежит эта фотография в «Инстаграме»: сало, «Немирофф», черный хлеб — и ноутбук с включенным Геннадием Сергеичем.

— Красота!
— У меня слезы наворачивались, когда команды вышли на поле. Я почувствовал себя как дома.

Использованы фото: ФК «Зенит», инстаграм Федора Погорелова

Оцените материал:
-
3
25
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
9 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

дока1952 – 24.05.2017 18:48

))) Ну вот тут наши вкусы совпали. Охотно слушаю обоих. Елагин хорошо знает английский футбол и давно его ведет еще с 90-х на Рен-ТВ, у него актерское образование есть. Розанов тоже симпатичен и в комментариях и в спорах на всех этих посиделках. Мне даже Валера и Леня понравились, когда они вели репортажи, ну и Валера хорошо и объективно ведет разбор как эксперт.

Hot soup – 24.05.2017 18:25

Ответ на комментарий пользователя Змий

Так чего взять с Уткина. Он по образованию филолог с мгушного факультета невест. Болел с детства за одну команду (не скажу какую ибо это знают считанные единицы), но затем в силу разных причин должен был от неё откреститься. С той поры он как перикати поле, то за одних, то за других, то против всех. Никогда ему не верьте если скажет что фанат Спартака! Откуда знаю?, - так работал с ним, но не в одном отделе! Про Погорелова скажу так, что его и дядь Гену могут слушать только питерские, но исключительно болеющие за Зенит!

Змий – 24.05.2017 18:13

Тут наши вкусы совпадают - Розанов лучший, Елагина иногда бывает можно послушать, но и Федор не безнадежен... Уткин в футболе научился разбираться лет через 10 как начал комментировать - некоторым нравится :-))))

Hot soup – 24.05.2017 18:09

Ответ на комментарий пользователя дока1952

Так и я об этом... Прежде всего отсутствие субъективизма по отношению к одному из соперников на ристалище. Во вторых профессиональный разбор эпизодов согласно правил игры, а не эмоций фаната. Вот хорошо знаю Юру Розанова. Он переживает за конюшню, но ни разу в его репортажах не сквозило откровенное боление за своих. Внутри переживает и это чувствуется, но на словах всё в норме и объективно. Про Черданцева, которого тоже хорошо знаю, говорить вообще не стану, ибо он для меня перестал существовать! Тот же Елагин, приятно послушать и даже зная за кого болеет, - никогда ему не предъявишь предвзятость. Короче, Погорелов заслуженно на последнем месте в рейтинге, ибо так и не сумел выдавить из себя фаната. Место ему исключительно на местечковом провинциальном канале, а ни на каком на федеральном, даже газпромовском!

дока1952 – 24.05.2017 17:50

Теле и радио репортаж заметно разнятся. Для комментатора важен и тембр голоса и интонация, и особенно профессионализм. Можно владеть словом, использовать постоянно домашние заготовки, которые уже становятся штампами, но понимания самой игры ее канвы нет. А тем более когда кто-нибудь пытается подражать или выделиться, у нас таких много. И тем более недопустимо, когда явно видно за кого болеет комментатор. Перед тобой команда "Зубило" и "Шайба" вот и веди репортаж о происходящем на поле со спортивной точки зрения. Без выпендрежа и прочих примочек. Тут у каждого из нас будут свои предпочтения и пожелания.

xxx – 24.05.2017 16:41

у Погорелова есть особенность не в пользу комментаторства - он смотрит футбол,как болельщик,забывая,что он комментатор.. радиорепортажи с его участием иногда вымораживали - его"опа" могло означать все,что угодно,а ты сиди и предполагай,что там происходит.. вообще ,если бы была кнопка "отключить комментатора" я был бы счастлив ибо современная картинка ТВ дает всю информацию

Сергей Матвеев – 24.05.2017 13:57

Слушаешь — и отказываешься понимать, почему толпа подходит к этому многомерному человеку с одной-единственной меркой и «минусует» в комментаторском голосовании.
Да потому что оценивается ровно одно измерение - комментарий, а он весьма "на любителя". С другой стороны, его статтьи или интервью весьма интересны всегда.

Hot soup – 24.05.2017 13:54

Ответ на комментарий пользователя Змий

Погорелов самый отстойный из всех предоставленных на выбор, каналом Матч, комментаторов. Я бы поставил его на последнее место, а Орлова приподнял! Его просто невозможно слушать. Не имею ничего супротив комментирования им и Орловым домашних игр Зенита, это ваша личная кухня и варитесь в ней сами, но когда их сажают на выездные встречи той же команды, то это просто непереносимо! Гордыня обуяла дельцов от Газпрома поэтому они считают себя выше всего остального населения страны!(((

Змий – 24.05.2017 12:54

Федор, наверное, самый перспективный комментатор - и язык хорош и ирония присутствует... осталось поглубже и про сам футбол + не бояться говорить о том, что видишь... поменьше политкорректности, которая так влияет на высказывания того же Орлова и становится неинтересно...
Волнуют ОСТРЫЕ вопросы и не надо их обходить, боясь испортить с кем то отношения, иначе - безликая патока, при таком то потенциале.
Грустно, девицы (с)

Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад