• Геннадий Орлов: Адвокат, Спаллетти и Виллаш-Боаш виноваты перед нашим городом

    Презентация книги Геннадия Орлова прошла на ура

    29.07.15 01:00

    Автор: Спорт день за днём

    Накануне состоялось важное событие в жизни «голоса “Зенита”», как нередко величают Геннадия Сергеевича Орлова. 27 лет понадобилось известному в прошлом футболисту, а ныне комментатору, чтобы издать второй литературный труд. В 1988 году это была книга «Футбольный экспресс Мюнхен — Мехико», а теперь увидела свет «Вертикаль “Зенита”. Четверть века петербургской команды». Болельщикам, собравшимся на презентацию, не терпелось выговориться и узнать точку зрения героя дня. Ну а Геннадий Сергеевич говорил как думает, абсолютно не стесняясь сидящего рядом пресс-атташе «Зенита» Дмитрия Циммермана. Корреспондент «Спорта День за Днем» дает возможность побывать на месте событий.

    Издать книжку — дорого

    В одном из залов магазина «Зенит-Арена» на Невском проспекте поставили стол и порядка тридцати стульев. Гостей намного больше, образуется настоящая толпа. Геннадий Сергеевич в элегантной полосатой рубашке занимает свое место. Его встречают громкими аплодисментами.

    — Сразу хотелось бы сказать, что я не взял ни одной копейки с футбольного клуба «Зенит», — замечает 70-летний Орлов. — Книга опубликована на деньги, которые мы собирали через… Как это называется? (Обращается к своему помощнику.) Да, краудфандинг. Собирали деньги народным способом. К сожалению, она дорогая. Сегодня издать книжку дорого — мелованная бумага, много фотографий… Что же до цензуры… Знаете, я так устроен, что говорю то, что хочу.

    — Насколько книга получилась правдивой?
    — Да там все правда. Другое дело, что на вопрос: «Говорите ли вы правду?» — я всегда отвечаю: «Конечно говорю, но не всю». Нельзя говорить правду, которая может повлиять на судьбу человека и помешать ему жить. Это важный момент для журналистов и писателей. Это грань, которую нельзя переступать.

    — С какими трудностями столкнулись при написании книги?
    — Мало времени. Я делаю раз в неделю на НТВ передачу «Футбольная столица», работаю на «НТВ-Плюс», веду репортажи. Коллеги в основном из Москвы ведут, а я летаю в командировки. Когда меня брали на работу, то сразу спросили: «А вы готовы летать с “Зенитом”?» Это не так просто. Я готов и другие матчи комментировать, но, честно говоря, в последние десять лет мне интереснее всего «Зенит», потому что он лучше всех играет в России.

    Аплодисменты в зале.

    — Задавайте вопросы, не стесняйтесь. Вот, например, вы улыбаетесь. Почему вы пришли?
    — Потому что я родилась в Ленинграде, мой сын родился в Санкт-Петербурге, — отреагировала девушка.

     

    — Как сына зовут?
    — Марк.

    — Марк, ты футбол любишь?

    (Нет реакции.)

    — Нет?
    — Да-а-а! — кричит мальчик лет пяти в футболке с «Кержаковым» на спине.

    — Это самое главное.

    Ребенок продолжает кричать: «Да-а-а!»

    Обидно за Рондона

    — Как вы относитесь к противостоянию нашего тренера с нашим руководством?
    — Ну а в чем противостояние?

    — По поводу лимита. Миллер говорит…
    (Перебивает.) «6+5».

    — Да. А наш тренер…
    (Снова перебивает.) Друзья, в Конституции написано, что у нас страна демократическая. Каждый имеет право говорить все, что хочет. Но это не противостояние — Виллаш-Боаша же не наказали за то, что он против Миллера сказал.

    Пресс-атташе «Зенита» начинает нервничать.

    — Он профессионал, — продолжает Орлов. — И я сейчас объясню почему. Когда он пришел в «Зенит», ему сказали: «Парень, мы тебе даем все возможности, сделай топ-команду Европы». Он подписал контракт и был готов это делать. Сейчас он договорился с тремя звездами европейского футбола, но… Для него это удар по репутации. Он им должен что-то сказать, а они уже приготовились, они уже куда-то не пошли, они могли получить бОльшие зарплаты в других клубах… И он им должен сказать: «Знаете, форс-мажор в России». Виллаш-Боаша понять можно, он говорит то, что думает. Вот и все. Вы довольны ответом?

    — Нет, не доволен. «Зенит» сейчас продует в Лиге Европы…
    — А почему продует-то? Что, вы считаете, «продули»? Вы считаете, что чемпионат СССР — это не турнир (Орлов, по всей видимости, оговорился. — «Спорт День за Днем»)? Это главный турнир! В Лиге чемпионов у первых шестнадцати команд бюджеты больше, чем у «Зенита». Поэтому все разговоры моих коллег из главной столицы… Те команды с бОльшими бюджетами и бОльшими традициями, а мы только начинаем. У нас еще нет стадиона. Ведь стыдно. Нашему старикану исполнилось на днях 90 лет (речь о «Петровском». — «Спорт День за Днем»), он выдерживает, старается, но не тянет (вздыхает). А мы хотим быть европейским топ-клубом. Давайте подождем.

    Тут Геннадий Сергеевич вспоминает, о чем был вопрос.

    — С лимитом очень интересная ситуация. Если бы лимит был «7+4», Дзюба не вышел бы ни в первом матче, ни во втором, ни в третьем. Согласны?
    — Согласен, — отвечает болельщик.

    — Конечно, обидно за Рондона. Мы его подвели, ему надо уходить.

    Пресс-атташе «Зенита» нерв­ничает все больше.

    — Это хороший футболист, — продолжает Орлов про венесуэльца. — Но вот видите, нет худа без добра. Дзюба в первом матче играет на четыре, во втором — на пять. По пятибалльной системе. Здорово ведь. Значит, все хорошо, не расстраивайтесь.

    — Давайте вернемся в русло книги! — не выдерживает Циммерман.

    — Книга и «Зенит» — это одно и то же, — гнет свое Орлов. — Поэтому тут никуда не деться.

    Кто родился в Ленинграде?

    — Меня зовут Александр. Вы не считаете, что Виллаш-Боаш традиции «Зенита» просто разрушил на корню?
    — Что вы называете традициями?

    — Ни одного футболиста нет, который родился бы в Петербурге.
    — Вы считаете, что это плохо?

    — Да.
    — А при Спаллетти и Адвокате было не так?

    — Так.
    — А что вы называете тогда только португальца? Они все, втроем, виноваты перед клубом и нашим городом. Они не работали на традиции ленинградско-петербургского футбола. Они должны были наигрывать ребят, но не делали этого. Я в одном интервью уже говорил: «Схалтурили». И Дик Адвокат, и Спаллетти. Но! Давайте подождем. Виллаш-Боаш в Петербурге пока только год. Все-таки он выпустил у нас в конце Евсеева (имеется в виду замена Артура Юсупова на Алексея Евсеева на 92-й минуте матча «Урал» — «Зенит». — «Спорт День за Днем».) Зачем-то выпустил…

    — Только…
    — (Не дает себя перебить.)
    Минутку. Подождите. Так просто не выпускают. Виллаш-Боаш прекрасно знает футбол. Ему 37 лет. Он, может, еще даже не изучил традиции «Зенита». Он много книг читал, но эту ему еще не перевели. Он еще не в курсе дела. Крен должен быть в сторону своих воспитанников. Но вспомните матчи «Зенита» с «Бенфикой» — у них был только один португалец в составе. Вы понимаете? Потом дальше. Вы знаете таких героев «Зенита», как Бирюков, Давыдов, Мельников?

    — Знаю.
    — Но они ведь родились не в Ленинграде. Какая разница, из Тамбова ты или из Стамбула?

    — Большая.

    Люди в зале начинают роптать, выражая несогласие с болельщиком у микрофона.

    — Ну почему? Я работаю на телевидении 40 лет. У нас когда-то была такая Петрова, выступавшая за сборную СССР по дзюдо. (Елена Петрова, бронзовая призерка Олимпиады-1992. — «Спорт День за Днем».) Так вот, наш уважаемый комментатор, увидев кадры в программе «Время», говорит: «Наша спортсменка — слева, а эта чернокожая — не наша». А на самом деле именно Петрова была чернокожей (улыбается). А сейчас мы уже привыкли, что по Невскому проспекту ходят люди разного цвета. Глобализация! Вопросы национальности и цвета кожи вообще не должны стоять! Кто играет хорошо — тот и должен выступать за «Зенит».

    Аплодисменты в зале.

    — Но хорошо, Александр, что у вас свое мнение.

    — Геннадий Сергеевич, но ведь иностранные игроки даже не понимают, как их поддерживают на стадионе.
    — Дмитрий, ответьте болельщику, — обращается Орлов к пресс-атташе «Зенита».

    — Вопрос в чем? Что нет единения иностранных игроков с болельщиками? — уточняет Циммерман.
    — Халк давал интервью, в котором говорил, что хочет выучить русский язык, чтобы понимать, о чем поют на стадионе болельщики.

    — Может, это он и не представляет, но в раздевалке иностранцы всегда поют: «Оп, давай, давай!» Никакой перевод им не нужен. Это все выглядит красиво, в стиле фанки, — замечает пресс-атташе.
    — Можно я скажу? — попросила микрофон улыбчивая девушка, мама Марка, любящего «Зенит». — Меня зовут Надежда. Я по просьбе Юрия Сидоренко, которого вы наверняка знаете, делала перевод на португальский язык. Был видеоряд с фоном в виде зарядов «Виража», а внизу текстовой строкой бежал текст на португальском. Это было сделано как раз после того интервью, которое вы упомянули. Флешку Халку я передавала лично. Говорят, что он все посмотрел и прочитал.

    — Спасибо, Надежда! — похвалил девушку Геннадий Сергеевич.

    Дмитрий Циммерман встает из-за стола и отходит в сторону.

    Боль из-за Аршавина и Кержакова

    — Цвета «Зенита» — сине-бело-голубые. Какая форма находится за вами?
    — Лазурная, — отвечает Орлов, посмотрев, в какую футболку одет манекен за его спиной.

    — А где сине-бело-голубые цвета в форме? — с вызовом чуть ли не кричит мужчина.
    — У фирмы, которая делает форму, нет такой краски (смех в зале). Синий и белый — это «Динамо», поэтому лучше немного отличаться. А лазурный только у «Зенита». Ну красиво же?!

    — Я болею за «Зенит» с 1968 года. В том же году играла такая команда — «Динамо» Ленинград, — микрофон уже перекочевал в другие руки.
    — А как же! Я играл за ту команду!
    — Я вас прекрасно помню. Вы играли в полузащите, на правом фланге.

    — Ну неплохо играл, а?
    — Отлично!

    — Вы слышали все?! Я его не знал до этого! (Всеобщий смех и аплодисменты.)

    — В 1969 году «Динамо» за четыре тура до финиша чемпионата СССР (класс А) шло на первом месте, но проиграло «Спартаку» из Орджоникидзе 0:1. И все. Мы проиграли по игре или было что-то околофутбольное?
    — Тогда был ужасный случай. Мы были впереди на четыре очка. Саша Ракицкий, наш вратарь, перешедший из московского «Динамо», взял мяч, и в это время с трибуны кто-то свистнул, как судья. Слава Гусев, светлая ему память, мой друг, игравший тогда правым защитником, махнул рукой, мол, продолжай. Но Ракицкий растерялся, выпустил мяч, а нападающий соперника Георгий Кайшаури закатил его в наши ворота — 0:1 (это поражение помешало ленинградцам побороться за путевку в высшую лигу СССР, куда попал как раз «Спартак». — «Спорт День за Днем»). В Грозном и Махачкале нашим соперникам дали денег, и они против нас рвали. Еще и судьи помогали. Так было.

    — В нашем городе 5 миллионов жителей. Когда мы дадим играть молодежи? — спросил еще один ветеран. — Я сам играл за «Локомотив», но мы начинали во дворах…
    — Сейчас-то негде бегать, все дворы заасфальтировали. Евгений Михайлович, спасибо, что вы пришли и болеете за наше дело. Сейчас появился «Зенит»-2, с которым Радимов просто творит чудеса в ФНЛ. Он обыграл в гостях «Томь» 3:2! Женька Башкиров, наш воспитанник, так расстроился… Его выгнали с поля. Уже хорошо, что у «Зенита» появилась своя команда в ФНЛ. В один состав все не влезут. Я за то, чтобы в нашем городе было больше команд — «Динамо», «Локомотив»… Чтобы нашим мальчишкам было где играть! Голландский Твенте пешком можно обойти, а мы им проиграли. Значит, дело в методике, квалификации тренеров. Талантов-то у нас хватает.

    — Геннадий Сергеевич, спасибо вам за ваши репортажи. Я вас люблю! — призналась дама в возрасте.
    — Как вас зовут?
    — Галина. И мне больно. Ну почему мы не можем сделать проводы наших ребят? Просто сердце кровью обливается — столько они вложили в наш город, столько радости принесли. И они уходят… Андрей Аршавин, Саша Кержаков…
    — Кержаков еще не ушел. Дима, передай руководству — надо что-то придумать (обращается к пресс-атташе)! Хороших игроков надо провожать. В советском футболе я сам организовывал проводы Казаченка, Голубева и Давыдова. Сам, лично. Просто уговаривал, а команда поддерживала. Это необходимо, чтобы маленький Кержаков (показывает на Марка) знал про этих людей.

    Путь «Манчестер Сити» — не для «Зенита»

    — Виллаш-Боаш не пустил Халка на жеребьевку отборочного турнира чемпионата мира. А вы бы пустили?
    — Я сразу подумал: а Лобановский пустил бы или нет? Убежден, что никогда бы не пустил. Кстати, о Виллаш-Боаше. Рыжие многого добиваются в жизни. Садырин, Лобановский, Скоулз, Бурчалкин… Виллаш-Боаш тоже рыжий. Они бывают иногда странными. В этой истории как все было? Мутко сказал: «Мы доставим Халка чартером в Екатеринбург». В клубе тоже сказали, что готовы отправить бразильца на игру с «Уралом» вечером. Но сам Халк, давая кому-то интервью, сказал, что должен был прилететь в четыре утра. Информация разная. В тот день у Халка был день рождения, трансляция шла на Бразилию, ее видел главный тренер сборной Дунга — эта жеребьевка была нужна Халку, как никому! Но вспомните, как он сыграл с «Уралом»? Так что лично я бы отпустил. Но я добрый, а Виллаш-Боаш — другой. Но, может, он и добьется большего. Денег у него, например, уже раз в десять больше, чем у меня.

    — Что делать «Зениту» в условиях лимита? Как быть дальше?
    — Лично я за то, чтобы никаких ограничений не было, нужна конкурентная борьба. У Виллаш-Боаша контракт до лета 2016 года. Значит, один год. Генеральный директор «Зенита» Митрофанов сказал, что наша задача — четвертьфинал Лиги чемпионов. Есть сложности из-за лимита. Сам клуб за то, чтобы здесь играли свои воспитанники. Но если школа не дает — значит это проблема школы, а не главного тренера? Однако ребята появляются — Шейдаев, Гасилин, Ходжаниязов. Они уже засветились в Европе. «Зенит» не может идти по пути «Манчестер Сити», денег все равно не хватит — у шейхов их больше. Нужна своя модель — российско-петербургская, с точечными вливаниями. Смотрите, сколько клубов борется за Витселя! А кто лучший игрок минувшего чемпионата? Однозначно — Халк! Такие игроки нам нужны, потому что рядом с ними Гасилин и Шейдаев многому научатся. А знаете, почему цветет Дзюба? Потому что он попал в компанию Шатова, Халка, Дани, Кришито, Гарая! Это другой уровень! По сути, у Дзюбы был всего один шанс. Представьте, что он провалился бы после первых туров! «Спартак» его считает предателем, в Петербурге его никто не жалеет… Он был вынужден отдать все, что мог. Молодец, подготовился, похудел. Футболка на нем висит, а когда он был в «Ростове» — облегала.

    Секонд-хенд недорогих легионеров

    — Какие перспективы у сборной России?
    — Неплохие. Четверка из «Зенита» — Лодыгин, Смольников, Шатов и Дзюба — хороший блок. Да и зачем Капелло постоянно делал из Кокорина центрфорварда? Он фланговый нападающий. Ионов тоже может. Надо только убрать Глушакова. И еще бы я воздержался по поводу Широкова. Если он способен держать темп — играй. Такого, как делали Заваров и Аршавин — играли, а потом отдыхали, — быть не может. Нужно быть машиной. Посмотрите, сколько бегают Месси, Суарес!

    — Понравилась ли игра нашей юношеской сборной на чемпионате Европы для 19-летних?
    — А вам?

    — Да.
    — Ну так в чем вопрос — конечно! Хомуха пять лет вел эту команду, с первого дня с ним Рамиль Шейдаев. На него мы, конечно, должны рассчитывать. Я бы не хотел, чтобы он уходил в аренду. Мне кажется, что его надо наигрывать. Если в этом возрасте ребята играют на равных с испанцами, немцами и голландцами — чего же еще надо? Из команды Колыванова, ставшей чемпионами Европы в 2006 году, один только Прудников остался. И то он какой-то неяркий. Все предпочитали секонд-хенд — недорогих легионеров. Зачем нам в «Ростове» десять легионеров?! Канга — ну веселый, и? Нашего такого нельзя найти? Это все агенты, которые связаны с генеральными директорами. Это возможность заработать, которая в нашем футболе преобладала до сегодняшнего дня. Будем надеяться, все изменится.

    — Как вам удается справляться с огромным давлением?
    — Одну мудрость я вычитал когда-то у Горького: «Спотыкается тот, кто бежит, кто ползет — тот не спотыкается». Человек — не робот. В Екатеринбурге комментаторская кабина — два на полтора, я был вынужден все 90 минут стоя смотреть матч и комментировать, потому что сидя я бы ничего не увидел. Вот такие условия. Ну и замечательные слова сказала Людмила Гурченко: «Если тебе плюют в спину, значит, ты правильно идешь». Обо мне говорят еще со времен выступления за «Динамо». Вот пришел человек, напомнил о моей игровой карьере. Я абсолютно спокойно ко всему отношусь. Но если есть доля правды в критике, я беру это на вооружение.

    — Какой у вас любимый игрок? — задал вопрос юный Марк, всю презентацию привлекавший к себе внимание.
    — Я люблю футбол тех времен. Так что Пеле. Из советских футболистов — вратарь Лев Яшин. А из петербуржцев — Андрей Аршавин.

    Аплодисменты. Занавес.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров