• Главный тренер «Химок» Владимир Казаченок: Не ногами, но сердцем

    20.07.07

    С Владимиром Александровичем мы разговаривали еще до того, как его вдруг «придавило». И вообще, я даже думать боюсь, что там такое происходит в пиковые моменты с тренерским сердцем, если даже мое, циничное журналистское, иногда по вполне незначительным поводам (из числа футбольных, конечно же) колотится сильнее, чем хочется ему позволить. Но Казаченок – крепкий мужик. Я отлично помню, как он играл. Уверен, что свои сентябрьские 55 он отметит достойно. Как раз там пауза такая подходящая после дерби с «Сатурном»...

    Классическая линейка

    – Говорят, нынешний сезон не оправдывает ожиданий: нет прогресса, планка падает. Если принять за точку отсчета тот факт, что по-прежнему растут трансферы, зарплаты, уровень легионеров, то по всему выходит, мы вдруг получаем чемпионат, который не отвечает чаяниям.
    – Чьим, интересно?

    – Чаяниям общественного мнения, я бы так сказал.
    – Я не совсем понимаю, о какого уровня запросах идет речь. Мне со своей тренерской колокольни видится, что чемпионат идет так, как ему и положено.А если кто-то хочет более или менее конкретных оценок, то давайте подумаем: сколько матчей в туре проходят только через «стык», через «не могу», через «не хочу»? В этом сезоне таких матчей больше, чем когда бы то ни было, разве нет? Постоянно кто-то играет «в кость», потому что каждое очко, потерянное или набранное, кидает команду вверх-вниз с очень высокой амплитудой. Не было такого раньше, согласитесь.

    – Раньше зато было как-то просторнее, веселее. Сейчас, конечно, довлеет результат. Как вы полагаете, осталось еще место зрелищу в российском футболе?
    – Уверен, что да. И опять же хотя бы потому, что очень мало в чемпионате проходных матчей. И вообще, зрелищность я лично трактую как отношение футболиста к своей работе. Если человек играет не только ногами, но и сердцем – это для меня и есть зрелищный футбол. Игрок из матча в матч выкладывается на сто процентов, на сто пятьдесят, – и сам себя начинает по-взрослому уважать. Он каждый раз твердо знает, что добежал, отработал, вырвал, не уступил... Результат на табло может быть любым – положительным, отрицательным, но в душе у человека останется убеждение, что он сделал для команды все, что мог. Вот именно так формируются серьезные команды, через такой простой процесс. Это одна из аксиом построения коллектива. Ты уважаешь себя, тебя уважают товарищи, команда уважает себя, команду уважают соперники. Классическая линейка.

     

    – А что, можно до этого самого сердца сегодня достучаться привычными словами, действиями и методиками? Или остался у вас один, но уж реально могучий инструмент – «мани-мани»?
    – Не нужно рисовать слишком мрачных картин. В футбол играют в основном нормальные парни – здоровые, умные, красивые, с амбициями и с правильными понятиями. Честно говоря, это очень тонкий момент. Я не буду о деньгах, извините. Нет пользы обсуждать это дело публично.

    – Тогда как же тренеру решить такое противоречие: команда играет и ногами, и головой, и сердцем, и душой – а очков у нее не 30, допустим, как запланировано, а 15. Что делать?
    – А чего тут рефлексировать? Если у тебя 15 очков – получается, на большее ты не набегал. Если не дорабатывает команда, значит, в ней собраны слабенькие футболисты и у нее не тот тренер. Глубже и копать не стоит. Я привык себя от команды не отделять. Если я не вышел с ребятами на поле – день, можно сказать, прожит зря. Пропустил по каким-то причинам утреннюю тренировку – все, Владимир Саныч, ты не в порядке. Выхожу на вторую – кожей ощущаю: не тот контакт с командой, который мне нужен. Футболисты, может быть, этого и не чувствуют совсем, а я – да, очень остро. Я «плыву». Я не видел, какие они были утром, и не могу поэтому точно знать, какие они сейчас.

    «Маракана» – тоже огород

    – Согласны с утверждением, что пресловутое качество россий­ских полей ранней весной и поздней осенью – бонус слабым? У слабых появляется дополнительный шанс ухватить по ходу сезона пару-тройку лишних очков – на кочках их найти, в грязи, в лужах...
    – Когда я впервые попал на «Маракану» – глазам своим не поверил. Мы в Советском Союзе на таких огородах никогда не играли! Но дело в том, что бразильцы и на этом поле показали свой высокий класс, понимаете?! Не думаю, что газоны в Англии, в Италии, в Испании отличаются сильно от наших. Там, в цивилизованной Европе, тоже случаются ливни с градом, там не всегда, поверьте мне, справляются дренажные системы. И «выбитых» полей там достаточно. Англичане начинают на неважных полях, мы – на плохих. Они играют полсезона на фантастических, мы – на хороших. Они финишируют на хороших, мы – на неважных. И что? За последние лет пять, по-моему, мы в России от природных катаклизмов серьезно не страдали. А уровень команды как раз и определяется – в числе прочих ценностей, конечно же, – тем, может ли она приспособиться к форс-мажору.Другое дело, что вопрос о полях я расширил бы и углубил: нужно говорить об инфраструктуре российского футбола в целом.

    – Так говорят же, не переставая.
    – Пришла пора твердо определиться со структурой профессионального футбола. Мы уже не в том возрасте, чтобы снова переживать казусы вроде волгоградского или новороссийского. Я уверен, что всем нам нужен очень жесткий регламент, который воплощался бы в жизнь твердой рукой.

    – Жестче, чем Николай Толстых в низших дивизионах, мне кажется, в наших реалиях вести себя футбольный руководитель просто физически не может. А ведь и у президента ПФЛ команды снимаются.
    – Николай Александрович очень на своем уровне старается, это всем очевидно, но удается ему не все. Хотя вот именно он как раз понимает, что нужно делать для общей пользы. Он сторонник спортивного принципа ротации. Я – тоже.Нужно раз и навсегда твердо определиться: сколько команд «тянет» профессиональный российский футбол? Со скольких клубов РФС и РФПЛ могут спрашивать по полной программе? Перед каким количеством людей готовы они отвечать за свои действия? Определились? Замечательно. Допустим,16 клубов в премьер-лиге, 18 – в первом дивизионе, три по 20 – во втором. Решили? Отлично! Приняли программу, скажем, до 2012 го­да. Ну, или до 2016-го даже.

    – Это уже вопрос политический. Мы до 2016-го – согласно обнародованному в нужный момент манифесту – вроде как чемпионами Европы должны уже стать. Или мира, вы не помните?
    – Наверное, мира. Но если серьезно, изобретательством заниматься нам не нужно. Есть немало подходящих моделей организации внутренних механизмов, которые вполне реально адаптировать к России. Главное – четкость, доверие, взаимоподдержка. Чтобы каждый тренер знал, что в ближайшие пять лет он будет начинать чемпионат, условно, в последнее воскресенье марта, а вторым воскресеньем ноября – его заканчивать. Все! Таблица умножения. Ее не переделать. Ее никто не может отменить, как восход и заход солнца. Простые вещи, да?

    Морозов был демократом

    – В свое время, почти четверть века назад, в ленинградском «Зените», говорят, возник конфликт интересов. Молодой тренер Павел Садырин пришел в команду с новыми идеями, а там «рулил» такой авторитетный футболист, как Владимир Казаченок.
    – Был такой парень.

    – Сегодня у вас в «Химках» таких Казаченков – целая бригада: Тихонов, Дроздов, Парфенов, Березовский... Да одного Тихонова достаточно. Не могу не спросить: она реально существует, эта проблема? «Старики» в состоянии быстро сломать то, что пытается строить тренер?
    – Сломать могут не только «старики»... Конфликт интересов, вы сказали? С Садыриным? Да, наверное... И с Морозовым тоже конфликт интересов был у меня. Но потом мы не просто хорошо работали – сдружились, я бы сказал. Вполне обыденная в спорте вещь – конфликт интересов игрока и тренера. Банальная даже. Да, Садырина в запале я мог и Пашкой назвать, высказать ему то, что думаю, в резкой форме... Что тут сказать? Был неправ, наверное. Эмоции. А Садырин – он очень умный и тонкий был человек, очень демократичный. И Морозов, кстати, тоже.

    – Я не ослышался? Юрий Андреевич – демократ?
    – Демократ – это не обязательно дядька с добрыми глазами и мягким сердцем. Да, Морозов, с моей точки зрения, был демократ. Во всяком случае, я сегодня именно так его понимаю. Я нашел с ним общий язык... А уж если вспоминать о тех замшелых конфликтах, то это, скорее, относилось к окружению Садырина и Морозова, чем к ним самим. С Тихоновым, конечно, иногда бывает непросто. Но я в свое время исполнял в «Зените» очень похожую роль. Отсюда и взаимопонимание. Мне не трудно поставить себя на место Андрея Тихонова с его регалиями и авторитетом, вы поверьте. Этим методом я порой для дела и пользуюсь.

    Любой российский клуб узнаваем

    – Частный вопрос, который, надеюсь, приведет к пониманию более общих вещей. В «Химках» в межсезонье побывал такой футболист, как Дмитрий Круглов. «Эстонский Роберто Карлос» – вот как приветливо его у нас афишировали. А и в самом деле – агрессивный фланговый игрок, с головой, с проходом, с ударом... Однако «Локомотиву» не подошел, «Химкам» не подошел, и вот хотелось бы понять – почему, по каким критериям?
    – Это действительно частный случай. Самая большая проблема Круглова, на мой взгляд, состоит в том, что в те самые моменты, когда он был должен – именно должен, обязан был – реализовываться, основываясь на своих, безусловно, хороших данных, Дима ничего не показывал. Он не показывал и десяти процентов того, что в нем заложено. Он представляется мне игроком легко читаемым. Позволял руководить собой всем, кто этого хотел. Круглов, поговаривают, мог пробить с 40 метров любого вратаря. Уточняю – в чемпионате Эстонии. Потому что в России кто такое безумие на регулярной основе позволит творить? Вот мое впечатление. Он потерял в России свой тонус, и это привело к провалу. Но локальная неудача совсем не означает, что Круглов – слабый игрок. Похоже, он просто не смог найти себя здесь, в большом шумном городе.

    – Тогда так: можете назвать максимальную сумму, за которую вы как тренер, учитывая все реалии, готовы были бы купить нужного вам футболиста?
    – Суммы совсем не моя прерогатива. Могу лишь сказать, что накануне этого сезона «Химки» оставили на трансферном рынке около четырех миллионов долларов.

    – Получается, 300–400 тысяч – стоимость игрока, который в состоянии конкурировать в команде премьер-лиги?
    – Все очень индивидуально.

    – Я задал этот вопрос не для того, чтобы прощупать толщину кошелька, с которым «Химки» ходят по рынку. Просто хочу технично выйти на следующий вопрос, и звучит он так: если «Зенит» платит 20 миллионов за Тимощука, это бьет рикошетом по «Химкам»?
    – Опосредованно, косвенно – конечно.

    – Правда же, хорошая цена?
    – Если она устроила продавца и покупателя – наверное, хорошая. А чтобы сократить дистанцию до следующего вашего вопроса, сразу скажу: трансферный рынок России я считаю ощутимо перегретым. Для того чтобы уровень зарплат, на которые сегодня претендуют футболисты, более или менее соответствовал реалиям, нужно хотя бы сделать так, чтобы трибуны наших стадионов были полными. Тогда многие вопросы отпадут сами собой.

    – Полные стадионы... «Засушенный» футбол... «Пересушенный» футбол... Мы, по сути дела, вернулись к самому началу разговора, Владимир Александрович. Ведь трибунам что надо – зрелище, да? А много ли в премьер-лиге команд, у которых есть свое лицо? И вообще, это понятие – свое лицо – оно до сих пор актуально, как считаете?
    – В каждом лице, даже самом, на первый взгляд, неприметном, можно найти интересные, очень индивидуальные черточки. Это если смотреть внимательно, пристрастно. В футболе все определяется уровнем исполнительского мастерства. Есть в команде люди мыслящие, нестандартные – и команда будет иметь свое лицо. Мне кажется, в премьер-лиге практически все команды узнаваемы.

    – Если Ростов переодеть в форму Самары, как быстро вы поймете, что дело здесь нечисто?
    – Половины первого тайма, надеюсь, хватит.

    Возвращение

    …Подумать только, из большого футбола бомбардира «Зенита» проводили в январе 1984-го, а вернулся в элиту Казаченок, уже в качестве тренера, в 2007-м. Получается, 23 года он шел к своей цели!

    Владимир Александрович не скрывал, что главным матчем в элите для него должна была стать игра с «Зенитом». Однако не судьба… Именно накануне домашней встречи с питерцами Казаченка подвело здоровье – «гипертонический криз». Больше месяца главный тренер лечился и руководил процессом, как правило, в телефонном режиме. Уже поползли слухи, что наставнику «Химок» подыскивают замену. Однако вчера из стана подмосковного клуба пришли хорошие вести.

    – Не дождетесь! – смеется Казаченок. – Возвращаюсь к руководству командой. За время болезни соскучился по активной работе. Надеюсь, что уже в ближайшем матче (29 июля «Химки встречаются в Москве с армейцами. – «Спорт») появлюсь на боевом посту, на тренерской скамейке.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров