• Главный тренер «Ростова» Миодраг Божович: «Легче представить себя с бородой, чем «Ростов» чемпионом»

    Межсезонье

    04.03.14

    (Фото: РИА «Новости»)

    Наставник «Ростова» выходит на открытую террасу лобби отеля «Корнелия Даймондс». Погода в Белеке изменилась — холодный ветер с моря, невеселые тучи на небе... Миодраг приносит две чашки горячего капучино, прищуривается, спрашивает, о чем поговорим. «Начнем с Ростова и футбола, а там дальше видно будет». Хороший собеседник по весне в Турции — редкость, сродни снегу в этих краях.

    Пусть чехи забирают Дзюбу и Ананидзе!

    — Миодраг, как проходит сбор?
    — Всегда всем довольны только те, кому ничего не важно. Поэтому скажу так: у нас все относительно хорошо. Для третьего сбора поле в прекрасных кондициях, погода футбольная. Что касается самих футболистов, то есть определенный набор параметров, которые мы контролируем. Это показатели, выраженные в цифрах, и они позволяют сказать, что ребята сейчас готовы гораздо лучше, чем в тот же период в прошлом году, например. Сегодня, правда, отпустили шесть игроков в сборные — вот это чуть-чуть мешает.

    — Правда, что тренеры считают, что чем меньше «сборников», тем лучше?
    — Не знаю насчет «лучше», но что легче — точно. В этом году у нас не так много ребят уехало. Два года назад мне из команды пришлось отпустить десять человек — представляете, насколько трудно работать, когда у тебя нет в распоряжении практически всего основного состава?

    — У коллег много упоминаний загадочного «метода Божовича» при подготовке игроков к сезону. Не раскрывая секретов, можете описать вкратце, на чем он основан?
    — Никакого собственного метода у меня нет. У нас просто исключена из программы чисто беговая работа. Все занятия проходят с мячом. Есть элементы с рывковыми ускорениями. 90 процентов работы — мяч. Вот и весь метод.

    — А как быть с замечаниями, что ваши команды хорошо стартуют после тренировочных сессий, но на длинной дистанции сдуваются?
    — Смотрите сами. Первый год с «Амкаром» — мы по итогам на четвертом месте и стали финалистами Кубка России. Второй год с «Москвой» — шестое место и полуфинал Кубка России. Второе пришествие в «Амкар» — мы набираем больше всех очков в третьем отрезке переходного сезона. С «Динамо» мы заняли седьмое место. Сдувайся мои команды на длинных отрезках, и показатели турнирные были бы гораздо хуже.

    — На предыдущем сборе «Ростов» сыграл результативную ничью 1:1 с «Викторией» (Пльзень) — той самой, которая стала сейчас открытием Лиги Европы, выбив из турнира «Шахтер».
    — По этой команде было видно, что она крепкий орешек. После игры и наши футболисты отмечали в разговорах между собой, что, скорее всего, «Виктория» победит донецких. Я могу сказать, почему «Ростов» так здорово сыграл с чехами. Мы испугались (смеется). Моих ребят только испугать надо, чтобы они начали играть в полную силу и на высоком уровне. У нас такой коллектив. Но вот видите — как испугаемся, так выдаем такие качественные матчи, как тот, что был сыгран на сборах с «Викторией».

     

    — Душан Угрин-младший после той контрольной встречи особо отметил в интервью клубному сайту чехов Дзюбу и Ананидзе. Не боитесь, что уведет?
    — Я буду рад, если они ребят заберут. Я не эгоист в этом плане. Когда ребята растут и уходят в команды с еврокубковыми амбициями — это показатель того, что я правильно работаю.

    — Вообще из еврокубковых результатов какой больше удивил — триумф греков или как раз поражение «Шахтера»?
    — «Шальке», «убитый» «Реалом». Шесть голов пропустить — это событие для любой немецкой команды. Не ожидал, что будет такой разгром. Из ответных матчей, кстати, собираюсь посмотреть только один — «Челси» с «Галатасараем». 1:1 — скромный счет при том, как хорошо выглядят сейчас стамбульцы. Все равно ставлю на «Челси», но мне кажется, что игра в Лондоне ожидается очень интересная.

    — Есть, на ваш взгляд, рациональное зерно во мнении, что Моуринью должен устроить себе как тренеру перезагрузку, поработав с каким-нибудь скромным клубом?
    — Совершенно нет. Он просто не сможет сделать там ничего позитивного, потому что его опыт и его методика предполагают наличие хорошего, качественного материала. Игроки у него в обойме должны быть высшего класса. По-другому он не сможет. Да и зачем это надо? Он топ-уровня тренер — соответственно ему надо работать с командами того же класса. Для меня показатель его работы — это то, что никто из игроков ни разу не ругал его. Наоборот, все довольны. В тех условиях, в которых он тренирует, это серьезный параметр. Мне обычно не нравятся люди, которые оскорбляют своих коллег, а Моуринью это регулярно делает. Но как тренер он классный. Это нельзя не признавать.

    — Если бы захотели создать в кабинете галерею тренерских портретов — кто бы на них был?
    — Фергюсона повесил бы первым. Все-таки трудно найти еще одного, кто так долго бы работал с одной и той же командой и добивался бы с ней результата. Сейчас он ушел — и клуба, и команды не видно на карте дня. Успех «Манчестера» связан с ним. Я не удивлюсь, если с его уходом вся победная история закончится.

    — Верно ли, что для тренеров и для футболистов показатель хорошей работы один — завоеванные трофеи?
    — У тренера может их и не быть. Но для меня показателем коллег является время их работы в клубах и количество молодых игроков, которые при них вошли в состав, прибавили и стали показывать хороший футбол.

    Кажется, в «Зените» что-то с атмосферой

    — Несколько расходится с фразой Кокорина, что Божович, будучи тренером «Динамо», мало доверял молодым.
    — Это не так. Я вернул Юсупова из аренды. У меня был Смолов. Кокорина я поставил на фланг, и он был недоволен. Я понимаю, что если сейчас Саше Капелло скажет «играешь по флангу», то он не то что не поспорит, а и по трибунам согласится бегать. Не надо думать, что, ставя его на фланг, я не знал, что это не его позиция. Но иногда тренеру приходится принимать такие решения. Мы работали с Кокориным год, и я надеюсь, что ему, кроме негативного, есть что рассказать про этот отрезок. Я искренне считаю его одним из лучших футболистов, с которыми мне пришлось поработать. Кстати, с молодежью всегда гораздо легче и приятнее работать, чем с обстрелянными бойцами, — до них можно быстрее достучаться, у них за спиной нет массы тренеров, которых они поменяли, больших конфликтов, они спрашивают и стремятся что-то узнать. Хотя по большому счету все зависит от характера: многие молодые могут выдать вам столько проблем, что на всю карьеру хватит (улыбается).

    — Кстати, Кокорин в том же интервью упомянул и о том, что у вас был некий конфликт с Ворониным.
    — Я бы это конфликтом не назвал. Я был в сложной ситуации из-за перебора игроков. Но левого полузащитника не было вообще. Я думал, и продолжаю так считать сейчас, что игрок, у которого хорошие качества нападающего, может закрыть эту позицию. Поэтому ставил туда Кокорина или Воронина. Еще раз повторю, я знал и знаю, что это не то расположение, которое им нравится, но так было лучше для команды. Вспомните домашний матч с «Локомотивом», когда мы победили 3:0: Воронин играл там слева в полузащите и был одним из лучших игроков. Но... Если Андрей считает, что мы пришли в то время к конфликту, значит, я ошибся. Каждый конфликт тренера с игроком — это всегда ошибка тренера.

    — Почему кажется, что вам, исходя из вашего характера, было бы интереснее работать, скажем, с Ибрагимовичем, чем с Месси?
    — Мне и тот и тот нравятся. Дай Бог, поработаю с ними хотя бы в ветеранском футболе (смеется). Но да, мне интереснее, если игрок обладает ярко выраженным характером. Если это форвард — так просто находка. Вообще я сторонник того, чтобы давать нападающим полную свободу в решении задач на поле. Наигрывать какие-то комбинации в футболе трудно, но можно. Но на поле все решения приходят из головы. Все зависит от мастерства и именно вот этой искры. Заранее просчитать по-тренерски действия того же Ибрагимовича в атаке очень трудно. Природный талант такой — принять неожиданное решение.

    — В прошлом году, когда мы с вами в это же зимнее время пили кофе в этом же лобби, вы закончили интервью на фразе, что деньги пока еще не все решают в российском футболе. С переходом Широкова в Краснодар это «пока» удалилось из фразы?
    — Нет. Это «пока еще» остается в этом году благодаря, скажем, «Амкару». Если по итогам они станут ярким пятном в начале таблицы среди клубов-олигархов, то сохраним это «пока» до следующего сезона, а вот если нет — то увы. Что касается перехода Широкова, то тут вопрос сложный, и его не рассмотришь только с позиции денег. С одной стороны, так может показаться, учитывая историю, — разговаривали о продолжении его карьеры со многими, в том числе и с нашим клубом, но мы не в состоянии платить за такой переход. С другой — если бы для самого Романа важны были только деньги, то он бы не предпринимал попытки найти место, где можно играть. Вообще жаль, что такое происходит с ним. Скажу просто как человек — со стороны все это выглядит так, как будто в «Зените» плохая атмосфера в коллективе. А атмосферу создают игроки и тренер, это совместный продукт. Была бы у меня возможность, я бы Широкова в свою команду взял с огромным удовольствием и сделал бы все, чтобы его сохранить в ней.

    — Что может поставить тренер в же­ртву общему результату?
    — Понимаю, к чему вы клоните... Иногда тренер должен не увидеть и не услышать (Божович закрывает одной ладонью рот, а другой глаза. — Ф. Г.). Иногда это очень важно для результата команды и для клуба. Это на самом деле достаточно обыденная ситуация: когда игроков меняешь, они часто недовольны и сыплют плохими словами. Надо не услышать. Не увидеть. Поговорить завтра-послезавтра, через неделю, когда придет время. Но не по горячим следам. По горячим следам идти для любого тренера — это прямая дорога к скандалу.

    Трофеев хочется

    — Вам удалось найти общий язык с Дзюбой, которого тоже простым парнем не назовешь. Знали о том, что у Артема сложный характер?
    — Я знал, что беру хорошего игрока, а с характером уж как-нибудь решим. Вообще могу сказать, что Дзюба — человек прекрасный. Мне он очень импонирует. По крайней мере он добавил нам веселой атмосферы на тренировках, а я очень люблю, когда игроки работают с улыбкой и с охотой. Не терплю, когда кто-то приезжает на занятия с таким лицом, как будто за его спиной стоит охрана с «калашниковым». Так нельзя. Футбол это прежде всего удовольствие. Противник хороший, поле хорошее, условия хорошие, деньги платят — соответственно, и удовольствие должно тебе дело приносить. Если это твое дело, конечно.

    — Помните, где услышали, увидели или прочитали фразу Дзюбы в адрес Эмери? И как вы в тот момент отреагировали на нее?
    — Я увидел это по ТВ. Первые мысли были, что нельзя так говорить в адрес уезжающего тренера. Думаю, что это была просто ошибка. Артем еще молодой парень, он наверняка думал, что ему не доверяют достаточно, копилась злость. Ну сказал и сказал. Что теперь делать? Кстати, я должен отметить, что считаю странным, что Дзюбу не приглашают играть в сборную. Думаю, что кто-то Капелло шепчет и подсказывает. Иначе не могу объяснить, как профессионал такого высокого уровня не приглашает в национальную команду первого бомбардира турнира страны. Если это из-за старой ошибки, то это неправильно. Пусть бросит в него камень тот, кто без греха.

    — У вас в «Ростове» подборочка еще та географическая: Ю Бен Су из Кореи, Канга из Габона и понимает только свой язык. Наверное, много времени проходит в попытках адаптировать легионеров?
    — С Ю Бен Су вообще нет никаких адаптивных проблем, кроме того, что он, наверное, удивляется, как у нас тут все мягко. В Корее тренеры, чтобы наказать игроков, часто бьют их бутсами по голове. Я не шучу, видел своими глазами. Бен Су отличает детальная дисциплина и огромное уважение как к своим товарищам по команде, так и к тренерскому штабу. Вообще иерархия для этих людей очень важна. Канга — полная противоположность. Наверное, если бы с ним так поступали, как в Корее, то он бы бунт поднял или убежал. В общем, они действительно совершенно разные, и к ним должен быть разный подход, но с одинаковыми требованиями.

    — Кстати, с питанием для Ю Бен Су не возникало проблем? Все команды, которые адаптировали корейцев, прошли через это.
    — Была у нас собака на базе. Была. Пропала куда-то (смеется). Шучу. Бен Су совершенно всем доволен у нас. Жалко, что они с Дзюбой на одинаковой позиции, а мы очень редко играем в два нападающих, так что у него нет достаточной практики. Думаю, что летом Дзюба уедет и Ю Бен Су получит полноценный шанс проявить себя. А пока он ест острую капусту ким-чи, ждет и готовится (улыбается).

    — Из оставшихся матчей какой самый-самый?
    — Я вообще никогда в жизни не видел такого календаря, какой нам расписали в этом году. Да и не только нам — вон «Динамо» играет восемь игр на выезде. А у нас четыре игры на выезде, потом три дома. В общем, весь календарь непростой, и по турнирной стратегии чем быстрее мы наберем, скажем, 35 очков, тем лучше. Это чтобы быть на 10-м месте. А вообще самый главный матч будет с «Ротором», кубковый. «Ростову» очень хочется в этом сезоне трофея.

    — А из уже сыгранных матчей какой особняком стоит?
    — Победа над «Зенитом» и битва со «Спартаком» в последнем туре перед перерывом. Мы сыграли очень хорошо, были лучше, но, увы, пропустили за пару минут до финального свистка и отдали им победу. А самый запоминающийся отрезок — с конца августа до начала ноября, когда мы десять матчей никого не обыгрывали, но при этом футбол показывали качественный. Такие парадоксальные вещи случаются. Скажу честно, знал, что ребятам трудно выходить из этого ступора, но я и сам в нем находился в тот момент. Тренеры тоже попадают в так называемую психологическую яму. Хорошо, что мы выдержали.

    — Есть байки о фразах, которыми вы мотивируете игроков перед матчем или в перерыве в раздевалке.
    — В них литературных слов мало, так что пересказывать не буду (смеется). Но каждый раз это не что-то приготовленное, слова приходят сами по себе. В основном, как оказывается, опираюсь на то, что надо показать свою мужскую силу, мужскую борьбу. Я люблю выигрывать! Все бы сделал ради победы! Все, что можно! Надо сражаться с каждым соперником. А иногда у ребят эта острота в желании победы уходит. У меня — нет. И надо возвращать им ее перед матчем.

    Фейр-плей? Не проходят все 16!

    — Какая самая «сюрпризная» команда чемпионата?
    — На прошлой неделе ею стал «Анжи»: ни у кого не выиграть в России, но уверенно обыграть «Генк» и выйти в следующую стадию Кубка Европы — это что-то, конечно... Странная статистика. Думаю, очень хорошо, что они возвращают статус крепкой команды и на финише чемпионата если и не выполнят задачу, то по крайней мере станут сложным соперником для всех. Вообще безумно жалко, что этот бренд разрушился. Не хочу никого учить, но думаю, что реально крушение началось с момента, когда уволили Хиддинка. Кто увольняет тренера после третьего тура? Думаю, что как бы это ни выглядело со стороны, но в итоге Гус сделал бы хорошую команду из тех звезд. Когда «Анжи» начнет играть качественно — было лишь вопросом времени, а что в принципе начнет — даже сомнений не возникало.

    — Это’О вроде бы пообещал, что вернется в «Анжи».
    — Но говорят, что не уточнил при этом, в каком качестве. Может быть, он собирается стать вице-президентом Дагестана. Будущего никто не знает.

    — Лимит зарплат, который будет введен в первом дивизионе, должен в какой-то мере быть сигналом для премьер-лиги?
    — Мое мнение, что какой-то потолок должен быть во всех турнирах. И не только в России. Мы дойдем до безумия, если кто-то будет получать сто миллионов евро, при этом не спасая сотни жизней. Футбол это важно, но какие-то границы все же должны быть.

    — Недавно было озвучено, что надо ограничить размеры спонсорского участия госмонополий в футбольных клубах. Облегчит это жизнь провинциальным командам?
    — Из всего, что происходит, по логике, должно вырасти только одно — клубы будут частными. Клубы должны зарабатывать. Просто забирать без отдачи гораздо легче у большой компании-спонсора, чем у двух-трех конкретных акционеров.

    — Сейчас УЕФА теребит в руках какой-то список из 78 клубов, не соответствующих требованиям финансового фейр-плей. Как думаете, сколько из них — наши?
    — Шестнадцать (смеется). Много говорится о том, что надо выпросить послабления. Но это на год-два, при том что шагов для исправления ситуации делается мало. Так что, может быть, просто необходимо в корне поменять наше представление о футбольном клубе — не побояться выстроиться по-иному, работать больше. Свои предложения в этом плане должны представить профессиональные экономисты из футбольного бизнеса, но, как я думаю, тянуть очень долго смысла нет. Есть надежда, что поможет России в этом и чемпионат мира: в стране откроются хорошие стадионы, пойдут качественные трансляции, люди почувствуют, что значит жить футболом, и это будет самое время, чтобы перестроиться на новые рельсы.

    — Ваше отношение к пересмотру лимита на легионеров?
    — Думаю, что надо отменить сегодняшнюю квоту для местных футболистов. Если ее отменят, ничего страшного не произойдет, кроме смены мышления: допустим, мои пять российских игроков не будут так уверены, что, как бы они ни тренировались, на матч выйдут. Слушайте, чего бояться? Эти чемпионаты легионеров проходят по всему миру. И нигде они не являются для местных кадров страшным препятствием — наличие конкурента мотивирует лишь лучше работать.

    — В одном из интервью вы сказали, что если «Ростов» станет чемпионом, то вы отрастите бороду. Чего в этой фразе больше — неверия в чемпионство или желания поменять имидж?
    — Мне легче себя представить с бородой, чем «Ростов» чемпионом. Совсем не рад, что это так, кстати.

    Халк — не дурак

    — Говорят, что вы пошутили на грани фола с губернатором области, сказав ему на приеме, что по ходу сезона подберете для стыковых матчей команду поближе, чем прошлогодний Хабаровск?
    — Да. Но я вообще считаю, что шутки, смех и хорошее настроение — это атрибуты футбола. Он их несет, и они в нем и вокруг должны присутствовать. Еще могу сказать, что губернатор понял мою шутку. И вообще радует, что в руководстве клубом в «Ростове» люди футбольные, понимающие процессы досконально. Поэтому мне сейчас, допустим, не надо беспокоиться, как они воспринимают то, что у нас с виду достаточно легкая кубковая дорога. До 8 мая еще очень далеко. Сначала надо обыграть «Ротор». Если это случится, то следующая пара равноценная: не важно, Томск нам попадется или «Луч-Энергия», легко с ними не будет. Они тоже радуются, что попали на нас, говорят: Ребята, у нас большие шансы, раз нам Ростов попался, а не Зенит, Локо или Динамо!» (Смеется.)

    — Если бы было время, к какому из тренеров хотели бы попасть на стажировку?
    — Перечислю по очереди — Клопп, Гвардиола, Моуринью. Больше всего к Клоппу.

    — Вот и Халк, по слухам, хочет.
    — Вы про то, что он якобы подходил к кому-то из игроков «Боруссии» после матча и к ним напрашивался? Я в это не верю. Не верю в то, что он дурак. «Зенит» — одна из самых лучших по условиям команд в Европе, а Халк — парень, знающий как совершаются переходы, не вчера на поле вышедший. Это было бы как ... У нас говорят: «Если ешь булку, а хочется булку с кунжутом, то купи ее. Но не воровать же». От добра добра не ищут. Тем более таким способом. Так что я в историю про то, что он что-то там просил, не верю.

    — Вы, смотрю, следите за футбольными событиями. Но при нашей прошлогодней встрече вы раскрылись как любитель и знаток литературы. Что сейчас читаете на сборах?
    — Традиционно привез с собой книгу, имя автора вам мало что скажет — он черногорец, и книга на нашем языке. Но что-то мне на этот раз «не читается». Каждый раз беру книгу, пара страниц — и понимаю, что думаю о чем-то другом — о футболе или новостях. Нет концентрации. Приходится отлистывать две страницы назад, откуда начал читать. И так каждый вечер. Если так дело пойдет дальше, то это будет рекордно длинная из прочтенных книг — к концу сезона дочитаю. Но это хорошо. Это значит, что у меня сейчас много интересной работы.

    Белек


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров