• Главный тренер сборной России 1996–1998 годов Борис Игнатьев: «Шеф не отпустил из сборной»

    11.11.09

    Спустя 12 лет Борис Петрович Игнатьев вспомнил в беседе с корреспондентом «Спорта», как впервые за 20 лет мы «пролетели» мимо чемпионата мира, и предрек нынешней сборной России поездку в ЮАР.

    За победу обещали копейки

    — Сейчас у сборной нет проблем ни с финансированием, ни с условиями подготовки, а вот в 1997-м все выглядело гораздо мрачнее. Не завидуете Гусу Хиддинку?
    — Мне уже нечему завидовать. Я, наоборот, доволен, что сейчас у нашей команды нет никаких проблем. Есть единение между федерацией, тренерским штабом и непосредственно игроками. Как говорится, мечта любого тренера — когда ничто не отвлекает от непосредственной работы. К тому же это очень важно для футболистов, которые сразу чувствуют заботу о себе. А когда ее нет, люди начинают сомневаться, а правильно ли ими руководят?

    — Что вам доставило больше всего хлопот накануне матчей с итальянцами?
    — Место, где мы проводили сбор перед ответной игрой, было выбрано нашей службой явно неудачно. Поле оказалось нестандартных размеров, до Неаполя, где проходила игра, нам пришлось ехать около трех часов, а итальянская служба сопровождения не смогла сделать все возможное, чтобы мы добрались с комфортом. Сейчас поле в «Лужниках» находится в суперсостоянии! А нам тогда пришлось играть на «Динамо» в архисложных условиях, когда весь матч шел снег.

    — Большие премиальные были обещаны?
    — Тогда копеечные, около трех — пяти тысяч долларов. Я и не слышал в то время, что можно было получить цифры с большим количеством нулей.

    — В случае выхода на чемпионат мира не обещали пересмотреть ваш оклад?
    — Тут ничего не могу сказать (смеется)! У меня была очень небольшая зарплата в сборной, которая вызвала большой смех у наставника немцев Берти Фогтса. Когда я ее озвучил (300 долларов. — «Спорт»), то Фогтс сразу спросил: «Это в неделю или в день?!».

    — Много шума тогда наделала история с неприездом на ответный матч в Италию спартаковца Егора Титова и футболистов «Ротора» Валерия Есипова и Олега Веретенникова…
    — Вспомните, что в то время еще не было такого единения клубных тренеров и наставника сборной, как сегодня. Для отдельных специалистов клубные интересы были превыше всего. С Олегом Романцевым я потом говорил по поводу Титова, но все сводилось к тому, что Егор был болен. Чтобы просто не пустить игрока в сборную, вопрос не ставился! Еще сказались неудачные сроки стыковых матчей — сказался огромный перерыв между играми — больше двух недель. Чемпионат России был на излете, и перед нами встала проблема, как готовиться к играм плей-офф, поддерживать форму игроков. Это сейчас три дня — можно спокойно восстановиться, поправить психику, а тогда пришлось проводить сбор в Италии, который явно не вписывался в наши планы.

     

    Арбитры «глушили» нас по-черному

    — Не жалеете, что тогда не вернули в команду перед «стыками» Александра Мостового и Валерия Карпина, отлученных из сборной после недоброй памяти ничьей на Кипре?
    — Всегда верил в этих футболистов, все-таки они большие мастера, но их состояние тогда не было оптимальным. Справедливости ради, особого стремления выступать за сборную они не выказывали. Хотя я в тот момент жалел, что их не было с нами. Ездил в Испанию и смотрел, как Саша Мостовой и Валера Карпин выступали за «Сельту». Играли они очень подходяще.

    — В первой игре датчанин Петер Миккельсен не поставил пенальти в ворота итальянцев. Выходит, что и судьи были против нас?
    — Нас тогда арбитры «глушили» по-черному! Достаточно вспомнить только «работу» Вацлава Крондла в гостевой игре с болгарами. Обидно, что особого «наката» на рефери со стороны РФС не было, все-таки Колосков не имел большого авторитета в ФИФА.

    — Сейчас судейского произвола опасаться не стоит?
    — Нет, такого уже быть не может! Россия крепко стоит на ногах, и ее уже все уважают

    — Почему после поражения от Италии вы не ушли в отставку?
    — Я сразу сказал своему шефу, Вячеславу Колоскову (президенту РФС в 1997-м. — «Спорт»), что ухожу, на что он мне заявил: «Надо работать дальше! Не будем продолжать тренерскую чехарду в сборной». А кроме того, некоторые игроки попросили меня остаться. Но весной 1998 года я все-таки ушел, потому что вокруг сборной сложилась нездоровая обстановка. Журналисты уже выстроили для себя образ будущего тренера и даже после победы в товарищеском матче над будущими чемпионами мира французами предпочитали искать только плохое в нашей игре. Тогда я и понял, что пора уходить.

    — Рискнете сделать прогноз на исход противостояния России и Словении?
    — Мое внутреннее чувство говорит, что мы поедем в ЮАР, но для этого вся команда должна выйти на свой уровень. К тому же надо понять, что в таких матчах выигрывает не тот, у кого выше рейтинг, а тот, кто лучше готов физически и у кого выше мотивация.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров