YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Главный тренер сборной Молдавии (U19) Олег Фистикан: У России — нефть и газ. А в Молдавии что? Фрукты да овощи Гость на выходные

Олег Фистикан (витрина)
Фото: «Спорт День за Днем» (Игорь Озерский)

Назначение на пост главного тренера юношеской сборной Молдавии 42-летний Олег Фистикан получил всего за несколько недель до старта Мемориала Гранаткина, где его целью было познакомиться с игроками и начать подготовку команды к квалификации на Евро-2018 (U19). В Молдавии пытаются поднимать детско-юношеский футбол, создавая программы и ограничения для местных клубов. Фистикан, работавший еще и в сборной Молдавии (U17) и даже в академии «Рубина» под боком у Курбана Бердыева, подробно рассказал о реформах молдавского футбола. Встретились мы в питерской гостинице «Азимут», где проживали участники Мемориала Гранаткина, кроме сборных России и Санкт-Петебурга. Мимо в бассейн проходили латвийцы, тренер сборной Индии что-то доказывал портье, а греки мирно попивали кофе, не отводя глаз от смартфонов. И в центре всего этого Фистикан подробно и без уклонов рассказывал, почему рано завершил игровую карьеру, во что превратился футбол в Молдавии и кто такой Бердыев для Казани.

Покупают игроков, чтобы давать результат

— Почему в тридцать три года завершили карьеру?
— В тридцать четыре. Играть хотелось и дальше, но к 2008 году сделал уже две операции на колене. Каждая новая игра давалась тяжелее, появлялись надрывы — играть было невозможно. Осенью закончил карьеру в Кишиневе, а весной пошел учиться на тренерскую лицензию — тренировал команду в регионе, потом получил предложение от «Зимбру» возглавить команду ребят 1994 года рождения в местном центре подготовки.

— Из «Зимбру» в вашу юношескую сборную Молдавии полсостава прибыло. Это лучшая академия страны?
— Нет, сейчас очень хорошо готовят молодежь в «Дачии-Буйкань», академия «Шерифа» выделяется, ну и «Зимбру». Больших школ в Молдавии почти нет — у «Зимбру» всего лишь одно поле искусственное, где тренируется вся школа, у «Дачии» то же самое. А «Шериф» имеет очень серьезную базу европейского уровня, четыре натуральных поля, два стадиона, интернат, бассейн, даже крытый комплекс. Но там, где есть деньги, есть и развитие — без них нельзя приобрести хорошего профессионала. «Шериф» развивается уже почти двадцать лет. Это как в России: у «Зенита» есть деньги, поэтому он и в топе, а если их нет, будешь внизу таблицы. Конечно, хорошо воспитывать свою молодежь, но для этого нужно время, чтобы совершенствовать ее, чтобы работать с ней. Сейчас многим нужен результат, поэтому покупаются уже готовые игроки — те же Пеп Гвардьола и Жозе Моуринью пришли в топ-клубы и сразу взяли себе необходимых готовых игроков. Покупают игроков для результатов, а если они есть, то и на трибуны будут ходить болельщики. Все взаимосвязано — это футбольный бизнес.

— В Молдавии футбол любят, это популярная игра? В России просто 73 процента людей не интересуются футболом.
— Футбол в Молдавии популярен — много людей играют, дети занимаются. Что до России, то у вас полгода зима. А у нас она два месяца — в декабре мы заканчиваем чемпионат и в конце февраля начинаем. Все зависит еще и от уровня жизни. У России нефть и газ — больше возможностей. А в Молдавии что? Фрукты да овощи, туризм только развивается, государство меняет отношение к нему, понимает, что нужно заманивать людей в страну и реанимировать сферу. В Молдавии есть музеи, памятники, места, которые можно посмотреть. Например, реанимировали Орхей. На скале стоит монастырь, прямо в скалах жили монахи, я там летом был — все очень красиво.

— Бизнес всегда сильно связан с футболом?
— Конечно, если ты бизнесом занимаешься, у тебя есть лишние деньги, которые вкладываются в футбол. В Молдавии есть бизнесмены, которые занимались клубами, но все быстро закончилось: их заработок был на Украине, пошла война — закончились деньги, после чего закрылась и команда. Деньги и футбол всегда взаимосвязаны — даже если тренируешь детей, нужно обеспечивать зарплатами тренерский штаб, врачей.

Перезвонил Данильянцу и сказал: «Приеду с семьей»

— Самый запоминающийся момент в вашей карьере — «Зимбру», с которым вы стали пятикратным чемпионом Молдавии?
— Не сказал бы. Когда ты молодой, не чувствуешь, как проходит время, и не осознаешь этого. И не видишь трудностей — очень опасно встретиться с чем-то тяжелым, ведь ты даже не знаешь, как среагируешь в такой ситуации, как себя поведешь.

— Что вы имеете в виду?
— Когда я получил травму, два года не играл, а потом ты уже никому стал не нужен. Восстанавливал себя потихоньку, выступал на регионе, но все равно же хочешь играть в топе, а туда не берут. Пришлось уехать в Казахстан в «Окжетпес», там никто меня не знал. Когда год отыграл, доказал свою состоятельность, появились предложения совсем другие. Давали лучшие условия, но Владимир Фомичев (главный тренер «Окжетпеса». — «Спорт День за Днем») попросил меня остаться. Именно у него я научился многому.

— Как вы попали в академию «Рубина»?
— Тогда я еще тренировал детей в «Зимбру», из «Рубина» со мной связался Иван Данильянц, который тогда был директором академии. Знал его еще по сборной Молдавии, где я играл под руководством Ивана Альбертовича (Данильянц возглавлял молдавскую сборную в 1998–1999 годах. — «Спорт День за Днем»). Позвонил мне летом: «Что делаешь? Не хотел бы к нам?» Я сразу не ответил, попросил время подумать, поскольку в тот момент у меня было предложение взять «Зимбру»-2. В это время у клуба поменялось руководство, которое привело своих тренеров. Я подождал, когда станет известно, что за тренерский штаб будет в «Зимбру», и перезвонил Данильянцу: «Я приеду с семьей».

— После Молдавии ходили с открытым ртом по академии «Рубина»?
— Там все солидно: есть все условия, чтобы ты не думал ни о чем, кроме как о развитии игроков. Методистами были испанские специалисты, которые проводили уроки для тренеров академии. Потом мы ездили со всеми возрастами в Испанию, жили в «Барселоне», играли против «Валенсии». Академия «Рубина» делала ставку на контроль мяча, на атакующий футбол.

— Тогда как главная команда под руководством Курбана Бердыева предпочитала оборонительный стиль.
— Но ведь он хотел тогда еще все поменять в сторону контроля мяча. Чуть-чуть не получилось — не было нужных футболистов. Сейчас в «Ростове» Бердыев также старается сделать упор на контроль мяча, но для этого нужны определенные игроки.

— Бердыев часто захаживал в академию?
— Он был в «Рубине» как отец. Он постоянно интересовался всем, что происходило в академии — Данильянц был правой рукой Бердыева. Его интересовало развитие игроков, ведь именно он открыл эту академию, с его подачи созданы все эти условия. Пусть «Рубин» сейчас и не в топе, но академия у клуба до сих пор одна из лучших. Доходило до того, что мы играли в первенстве Москвы — это была инициатива Данильянца и Бердыева. Если бы не Курбан Бекиевич, не знаю, где был бы сейчас «Рубин». На Мемориале Гранаткина в сборной России играет Михаил Яковлев, которого я вел в «Рубине».

— Сейчас Хави Грасия пытается возродить «Рубин», пригласив летом с десяток легионеров.
— Такое всегда происходит. Взять хотя бы Мирчу Луческу в «Зените», он новый человек — если он не даст результата, его завтра не будет в команде. Бердыев в «Рубине» этот результат давал и хотел еще глубже работать, чтобы клуб готовил своих игроков. Когда я приезжал в Казахстан играть, меня вообще никто не интересовал, главное было заработать деньги и поехать домой. В этом сложности… Результат нужен сейчас, а что будет с молодежью у того же «Зенита»? Им нужно уделять внимание и потихоньку внедрять в команду.

— Читал, что вы покинули «Рубин» из-за недопонимания с Данильянцем.
— Это чушь! Никаких конфликтов у нас не было. Просто моя жена не смогла жить в Казани — чувствовала себя некомфортно, ей было холодно там, друзей не было, я еще пропадал подолгу на работе, а у нас малышу только год исполнился. Так и получилось, что я летом пришел в «Рубин», а зимой уехал. В это время поступило предложение взять юношескую сборную Молдавии, пришлось извиниться перед Иваном Альбертовичем, так что, скорее, я его подвел. Если бы имел место конфликт, он бы меня в 2013-м не возвращал.

Пытался мотивировать ребят — проигравшим бить «жопки»

— Вы год отработали со сборной Молдавии U17, что случилось потом?
— Пригласили в главную команду «Зимбру». У меня не было лицензии PRO на тот момент, но шел разговор, что поступлю на тренерские курсы, и это мне даст право возглавлять «Зимбру». Но в итоге курсы так и не начались.

— В «Зимбру» вы продержались всего шесть туров. Как это?
— Там был старый коллектив, два года играли вместе и привыкли, что у «Зимбру» всегда готовый результат, а когда его действительно нужно было делать, они не хотели играть. Им урезали зарплату из-за финансовой ситуации в клубе, и я как раз пришел, получалось, будто я им урезал зарплату, хотя я был в точно таких же условиях.

— Не чувствовали, что это должность расстрельная?
— Конечно, она и была расстрельная, но я пошел на риск. С руководством мы договорились об одном, что проблем с финансами не будет, но на деле получилось другое. Мне давали карт-бланш на поддержку второй команды «Зимбру», чтобы структурировать работу школы, чтобы для молодежи при переходе в первую команду новые упражнения не были стрессом. Проект был на два года, но получилось наоборот — денег оказалось мало, футболисты не хотели, и вышло некрасиво… Все равно впоследствии этих игроков убрали из «Зимбру».

— Вас тогда и пресса атаковала?
— Было такое. Писали, будто я заставлял игроков приходить в десять утра, ребятишки хотели отдыхать два дня выходных. Но они же профессионалы — в Англии вообще выходных у игроков нет. Футболисты говорили про мою дикую методику? Недовольные всегда есть — это те, кто мало играют. Я старался слепить коллектив, сделать так, чтобы мы показывали результат, для этого нужно было стараться. Пытался мотивировать ребят на тренировках — проигравшим бить «жопки» (улыбается). Даже элементарные вещи — после игры на второй день мы должны встретиться и провести восстановительные процедуры. Для ребят это было чем-то диким, им было настолько неинтересно, замкнулись в себе: потренировались и бегом домой. Я вызывал их раньше перед тренировкой, чтобы пообщаться, подготовиться к занятиям, а они хотели поспать подольше.

— Первый серьезный опыт работы с клубом получился неудачным?
— Но я не жалею — пока не попробуешь, не узнаешь, что это такое. Для меня это был первый такой опыт с большой командой, может быть, доверился людям. С Нового года рассчитывал взять игроков из второй команды, а тех, кто не выкладывался и не хотел играть, я упрашивать не собирался. Далеко ходить не надо — Юрий Семин в «Локомотиве» убирает любых игроков. Я хотел это сделать, на что мне сказали: «А что, есть другие футболисты?» Если нет, значит, уйду я. Сказал, что эти футболисты в «Зимбру» не задержатся — через полгода их уже не было в команде.

— Психологически не сломались?
— Конечно, я страдал. Сейчас уже с юмором отношусь к той ситуации, но тогда было тяжело. Пришел работать в профессиональную команду, хотел дать что-то игрокам, обучить их, чтобы они совершенствовались, но они все в штыки восприняли, для меня это было дико!

— Вернулись в «Рубин»?
— До лета отдыхал, а потом Иван Альбертович вновь позвонил: «Ты точно осознал, что тебе именно надо?» Конечно, я хотел вернуться.

Мохамеда Конате продали в «Урал», я его тренировал

— В «Рубине» мир перевернулся, когда Курбан Бердыев ушел?
— Узнал об этом в отпуске, для меня эта новость была стрессом. Дело не в том, что ожидали или не ожидали. Что бы там ни говорили про Курбана Бекиевича, но сколько он сделал хорошего для Казани, ни один тренер нигде больше не сделает! Понимаю, если была бы альтернатива, как, например, меняешь Гвардьолу на Моуринью. «Рубин» же должен быть в топе всегда. Люди, которые жаждали убрать Бердыева, не ожидали, что все так произойдет. По отношению к Бекиевичу это было не справедливо, и, как показывает история, «Рубин» до сих пор ищет свою игру и, думаю, не найдет. В России в футболе нужна жесткая дисциплина и организация, иначе ничего не получится.

— Почему вы ушли из «Рубина»?
— Одним из условий получения лицензии PRO являлась работа с профессиональным или полупрофессиональным клубом. Нужно было с чего-то начинать, хотя тогда еще в Казани удачно год складывался — ребята проявили характер, мы показывали отличный результат. Когда прощались с командой, родители этих детей начали плакать, я тоже слезу пустил. До сих пор звонят мне с благодарностями. С одной стороны, хотелось остаться в «Рубине» — там такие юноши подрастали! Когда с ними много работаешь, потихоньку их узнаешь, то начинаешь переживать за их развитие, особенно когда такой коллектив собрался, мне было это очень дорого. Созваниваемся до сих пор, вот Миша Яковлев прислал эсэмэску: «Жаль, что проиграли на Мемориале Гранаткина, но я за вас болею!» К сожалению, тогда пришлось покинуть Казать.

— За практикой вы ушли в «Саксан» — команда шла на последнем месте в чемпионате Молдавии.
— Меня это не смущало, одним из условий работы было развитие игроков. Я принял команду на последнем месте, должен был сохранить в высшей лиге, но этого сделать не получилось, поскольку «Саксан» потерял всех своих игроков по разным причинам: кто нашел новый клуб, кому не выплатили зарплату. И мы остались только с юношами. Набирали новую команду, даже по объявлению — кто хочет, приходи (улыбается). Что делать, если денег нет? По молодости где-то что-то не получалось, были ошибки, тем более никто до той поры ни разу не выходил играть за основной состав. Но мне было очень интересно, когда нет качеств у футболистов, нужно было что-то из этого слепить.

— Как вышло, что, заняв последнее место, следующий сезон ваша команда вновь начала в «вышке»?
— Президент сказал мне: «Никуда не уходи, попробуем остаться в “вышке”». «Саксан» в итоге остался из-за расширения лиги — вместо 10 хотели сделать 12. Но клубы из первой лиги не прошли лицензирование, и остались мы. Один агент нам пообещал привести хороших африканцев, приехали парни из Кот-д’Ивуара, только потом мы узнали, что они не из высшей лиги, а из третьей (смеется).

— Совсем плохие?
— Нет, очень даже хорошие. Их нужно было просто адаптировать, поднять чуть-чуть по уровню. Это физически сильные молодые парни, хорошо работают с мячом, но совсем не обучены. Моя задача ставилась так: обучить этих парней и совершенствовать, а дальше уже агент договаривался, чтобы их продать дальше. Так мы Мохамеда Конате продали в «Урал», я его первые два месяца потренировал, затем Гноэра Кризо в Узбекистан.

— Как с ними общались?
— Парни из Ганы и Камеруна знали только английский, пришлось с ними так и общаться, целый месяц с пацанами мучились объяснять им. Тренировка вместо часа на два растягивалась. Потом уже появились французы — забываем английский, переходим на французский, забавно. У нас полкоманды — африканцы, когда адаптировались, стали слушать мои требования и прибавили. Теперь постоянно на связи, пишут: «Коач, мерси, с Новым годом!» В «Саксане» у меня год за три шел (смеется). Перед началом чемпионата два парня из центра обороны ушли, в команде было все три номинальных защитника! Один из Кот-д’Ивуара, другой из Туркменистана и молдаванин. Пришлось передвигать полузащитников в оборону, а это другая позиция, человек запускал постоянно за спину игроков. Мы хорошо атаковали, но слишком много пропускали — в обороне был бардак. Как использовать свободное пространство, как сохранять мяч, как правильно расположить корпус — мои футболисты поначалу даже не знали, что не всегда нужно принимать мяч, если есть продолжение. Зато у них была цель — выбраться из Африки, сделать профессиональную карьеру.

— Заниматься перепродажей — единственный шанс выживать для «Саксана»?
— Конечно, денег-то не было! В последнее время вообще не платили. Мало того, что сам страдаю, обучаю чему-то игроков, так еще и результата нет.

«Коуч, ноу мани, ноу мотивасьон»

— 164-е место Молдавии в рейтинге ФИФА отражает текущее состояние футбола в стране? Куба, Афганистан, Мальдивы выше…
— Это звонок для нас. В прошлом году у нас вышел национальный проект «Ной», в переводе на русский «Мы». Федерация будет помогать материально тем клубам, которые будут поддерживать данный проект — там требования от упражнений, которые нужно отрабатывать на тренировках, до технико-тактических действий.

— Как клубы отреагировали?
— «Шериф», конечно, вряд ли подпишется, но пару клубов взяли это на вооружение, так что продвижение есть. Но вообще же сборная зависит от клубов — то, что ты делаешь там каждый день, влияет на игрока, который оттуда приходит. В проекте «Ной» очень подробно разобраны упражнения с мячом, а также приведены их описания — зачем то или иное занятие нужно. Ставка на игру с мячом, атакующий футбол. Этого реально добиться в сборной, но необходимо обучать местных тренеров, объясняя, к чему приведут упражнения и к чему нужно стремиться. Ведь тренер отвечает за посыл — сначала тренеров нужно обучить, а потом они дадут импульс игрокам.

— В «Зенит» приглашали голландцев, чтобы развивать детско-юношеский футбол.
— Для этого нужно, чтобы методист жил два-три года — это нужно оплачивать, плюс должна быть заинтересованность клуба. Одни хотят от обороны играть, другие — в атаку, третьи — непонятно что. Пока наша программа «Ной» развивается демократическими методами, хотя в Германии в свое время никакой демократии не было — им сказали играть так и так. Но все зависит от денег, были бы финансы, и наша Федерация футбола могла бы так поступить. Выживаем, как можем, и полагаемся на тренеров и наших детей. Была идея даже сделать интернат для сборной. Собрать лучших детей по стране с 12 или 15 лет, сформировать команды и даже заявиться в чемпионат Молдавии по первой лиге.

— Если футболист получит предложение получше, отпускать не будете?
— Почему? До 19 лет будет играть в этой команде, а потом пусть идет, федерация же тоже может продавать игроков. Это неплохая идея, но пока мы не находим общий язык с правительством, ведь нужна территория под базу такой команды, а это большие затраты.

— Молдавия провалила отборочный раунд к Евро-2016, Александр Куртиян ушел из команды после пары матчей. Что там происходило?
— Тренеры зависят от результата. В «Саксане» я знал, что проигрываю, но также понимал, что должен обучить игроков и готовить их для перепродажи. Может быть, в будущем будет результат от этой работы. Как сделать парня из Кот-д’Ивуара Барези за пару недель? Я терпел-терпел, что работал на перспективу каждого игрока, но потом устал, да и ребята стали приходить: «Коуч, ноу мани, ноу мотивасьон». Что я им могу на это сказать?

— Расскажите про Игоря Добровольского, который возглавил национальную команду?
— Это очень популярный тренер в Молдавии, поэтому его все игроки и уважают. Мотиватор сумасшедший, сам играл в футбол, отлично его понимает. А сколько сможет достичь с Молдавией? Это будет зависеть от того, с каким настроем игроки будут приезжать в сборную. Не то, что они не хотят играть, просто для атакующего футбола, в который играет наша сборная, необходима хорошая функциональная подготовка. Для этого изо дня в день нужно создавать технический фундамент, все время с мячом заниматься и отрабатывать упражнения с ним. На базе какого-то отдельного клуба это можно устроить — начал так играть «Милсами», тот же «Шериф», который пусть и использует много иностранцев. Игроки, приспособленные к быстрому атакующему футболу есть, но нужно, чтобы они играли в него каждый день.

— Все остальные действуют от обороны?
— Все зависит от футболистов, их у меня в «Саксане» не было, а мы все равно играли в атаку (смеется). Конечно, можно было поступить проще и обучить ребят обороняться и выбивать мяч из штрафной. Но таких игроков потом не продашь. У нас есть неплохие футболисты в Молдавии, просто нужно им добавить, чтобы их форма подходила под атакующий футбол.

Почему Испания выиграла Евро в 2008-м? Потому что костяк был из «Барселоны»

— Джанни Инфантино расширил ЧМ до 48 команд — это же в том числе открывает дорогу на мундиаль и Молдавии?
— Дело не в том, сколько выйдет команд в финальную часть. Это формальность, решение принималось из-за денег. Чтобы играть там, нужно что-то показать, а не с пустыми руками ехать.

— За групповой этап можно от ФИФА получить неплохие деньги.
— Опять деньги, опять все деньги…

— Хорошо, ваш предшественник в юношеской сборной Вячеслав Руснак говорил: «Есть группа игроков, которая выступает уже в высшей лиги, есть группа игроков, которые выступают в первой, и есть игроки, которые только за юношей пока играют. У нас разные календари, и иногда возникают проблемы с вызовом игроков». Сталкивались с этим?
— Я же только взял сборную, поэтому сейчас буду смотреть, что это такое. Но мы постараемся сделать так, чтобы все футболисты играли. Однако им нужно определиться, где они играют. Можно полтайма отыграть на юношей, на следующий день — еще тайм за вторую команду, а можно вообще нигде не сыграть. Это нужно планировать.

— За чемпионатом Молдавии интересно сейчас следить?
— У нас рулят четыре команды — у кого есть деньги. У «Зари» они есть, поэтому в составе все сборники, у «Дачии», «Милсами» и «Шерифа». Только в эти команды приезжают легионеры. Они забрали всех опытных себе и платят хорошие деньги, а остальные команды играют юношами и местными ребятами. Отсюда и уровень — интересны лишь пару матчей в году, дерби и все. С другой стороны, развивается молодежь — у меня в юношеской сборной большая часть состава играет уже по первой лиге, приобретается практика.

— Что за лимит в Молдавии на легионеров? В России он убивает конкуренцию среди русских…
— У нас работает схема, как раньше в России, — «7+4». Но в числе этих четырех молдаван должен быть молодой игрок до 21 года. Большие деньги могут испортить абсолютно любого, дело не в том, что лимит портит игроков.

— Но лимит же способствует этому?
— Должна быть конкуренция среди россиян за эти пять мест, как в РФПЛ, к примеру. Просто разбейте один контракт на всех пятерых (улыбается). Если у команды много футболистов, конкуренция никогда не исчезнет. Говорите, футболист точно знает, что будет играть? Мы с такой проблемой пока не столкнулись, пока мы довольны тем, что клубы стали обращать внимание на своих воспитанников. Ведь когда у нас начались проблемы со сборной, не было даже игроков. Сейчас наоборот — и у них есть практика выступать на хорошем уровне против мужиков. У тебя одно место для молодого в «основе», но ты будешь держать еще двоих-троих наготове. В этом фишка!

— Современный футбол становится оборонительным — в РФПЛ таких команд много, на Евро сборные приезжали сидеть у своих ворот. Как к этому относитесь?
— Это не хорошо и не плохо, важно то, какие футболисты у тебя в наличии. В сборной у тебя всегда мало времени, и ты строишь план в зависимости от наличия игроков. Почему Испания выиграла Евро в 2008-м? Потому что костяк был из «Барселоны», плюс несколько игроков из «Севильи» и «Реала». Висенте дель Боске и не нужно было им много давать, они играли в том же стиле, что и «Барселона». В сборную желательно брать костяк из одной команды, вокруг этих футболистов строить игру, и подтягивать конкурентов, чтобы не расслаблялись. Если тренеру нравится оборонительный футбол, он и будет вызывать тех игроков, которые ему подойдут и которые изо дня в день занимаются этим в своих клубах.

— Кажется, что оборонительный футбол несколько легче?
— Не совсем, просто там нужно всего пару движений заучить: перестроение по мячу, компактность и выигранные единоборства. Конечно, это легче, но ты не заставишь человека, который любит с мячом работать и привык к этому, обороняться весь матч. Он просто не понимает, как в контратаку убегать. Ведь при обороне есть только две фазы — оборона и контратака. В атакующем футболе ты должен постоянно владеть мячом, уметь вырезать точные передачи и быть готовым к потере, ведь твои футболисты широко располагаются. Если ты потеряешь мяч, нужно вступать в отбор — опять нужно движение, а, значит, и хорошее физическое состояние.

|Личное дело

Олег Фистикан

Родился 1 февраля 1975 года в Кишиневе, Молдавская ССР

Амплуа: защитник

Воспитанник: школа олимпийского резерва (Кишинев)

Карьера игрока: «Кожушны» (1991–1992); «Кодру» (1992–1994); «Зимбру» (1994–2000); «Агро» (2001–2003); «Нистру» (2003) (все — Молдавия), ; «Окжетпес» (2004–2007); «Тараз» (2007–2008); «Искра-Сталь» (2008-2009) (все — Казахстан)

Достижения: чемпион Молдавии (5), обладатель Кубка Молдавии (2)

В сборной Молдавии — 28 матчей

Карьера тренера: Центр подготовки футболистов ФК «Зимбру» (2009–2011); Академия «Рубина» (2011–2012; 2013–2016); сборная Молдавии (U17) (2012–2013); «Зимбру» (2012); «Саксан» (2016–2017).

С декабря 2016-го — главный тренер сборной Молдавии (U19)

Оцените материал:
-
1
6
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад