• Главный тренер юниорской сборной России Евгений Филинов: Надо работать, а не кричать на каждом шагу, что я — д’Артаньян

    16.07.15 23:57

    К сожалению, с Евгением Филиновым, бывшим защитником СКА, мне не довелось общаться в бытность его игроком. В 1990-е годы я еще сама занималась спортом и о спортивной журналистике не помышляла — до Олимпиады в Нагано.

    Но мне доводилось слышать о нем много хорошего. Многие считают Евгения очень остроумным и скромным человеком. Специалисты утверждают: в былые годы он прекрасно заменял на площадке тафгая Юдина — при первой же возможности защищал партнеров. Очень часто вступал в драку и побеждал. Воспитанник норильского хоккея был очень крепким парнем.

    Уже много лет Евгений работает тренером. Семь лет в СДЮШОР СКА. Три года проработал в «СКА-1946» вместе с Ильей Горбушиным, с которым когда-то вместе выходил на лед. В последнем сезоне работал с командой «Динамо» СПб 1999 года рождения. А недавно Евгений Филинов стал тренером юниорской сборной России (до 16 лет). Экс-армейцы — очень редкие гости на таких должностях.

    У каждых родителей сын — как минимум Ковальчук или Буре

    — На эту должность было много достойных кандидатов. Могу лишь поблагодарить Федерацию хоккея России за оказанное доверие, — признался Евгений.

    — Говорят, вы фанатично преданы своей работе.
    — Не буду это опровергать. Я действительно очень люблю дело, которым занимаюсь. Мне нравится работать с молодежью. Хоккей — огромная часть моей жизни: в этом виде спорта я с шести лет. Что скрывать, хоккей — это моя жизнь.

    — Как говорят болельщики, мы все с шайбой в голове...
    — Не до такой степени (смеется). Все-таки на хоккее жизнь не заканчивается.

    — Вы стали наставником юниорской сборной России. Очень ответственная должность. Часто приходится слышать, дескать, «урожай» игроков нынче не тот, что в советские времена…
    — В чем-то люди правы. Сейчас нет того массового хоккея, как в былые годы. Вспомните, сколько людей заиграли на серьезном уровне благодаря турниру «Золотая шайба»! Сейчас эта игра не так доступна простым людям. Возможно, из-за дороговизны. Не все родители могут привести своих детей в хоккей.

    — В регионах коньки, наверное, по наследству передаются…
    — Как говорится, в некоторых коньках трое умерло (смеется).

    — А ведь Артемий Панарин пробился в люди из небольшого городка Коркино, что в Челябинской области!
    — Наша земля никогда не была бедной на таланты. К сожалению, где-то наверняка есть талантливый парень, которого родители не смогли обеспечить хоккейным инвентарем и дали в руки скрипку. У него руки под клюшку заточены, а он инструмент мучает. Или в юном технике паяет что-то.

     

    — В футболе в этом плане просто: купил майку с трусами — вот тебе и форма. Согласны?
    — В какой-то степени это на выбор родителей тоже влияет.

    — Кстати, каждый раз, когда разговариваю с детскими тренерами, убеждаюсь, что не так трудно воспитывать игроков, как их родителей!
    — Историй много. Родители действительно часто вмешиваются не в свое дело. Каждый думает, что он специалист в хоккее и знает, как надо его ребенка тренировать и в какое звено ставить. Ведь у каждого сын — как минимум Буре или Ковальчук. И никому в голову не приходит, что, может, они с видом спорта и не угадали. И парню лучше с тем провинциальным вундеркиндом клюшкой поменяться, взяв в руки ту же скрипку. Все в школе занимаются математикой, но не все становятся Лобачевскими. Родители, и это понятно, часто не замечают очевидных вещей.

    Михайлова боялся. И уважал

    — Когда становится понятно, что хоккеист — способный и из него будет толк?
    — Конечно, в пять-шесть лет сказать трудно. А в 13–14 лет уже многое понятно. Если и ошибешься, то небольшой процент из ста.

    — А какие качества самые ценные?
    — Понимание игры, техника владения шайбой, коньками. Взаимодействие с партнером, выполнение указаний тренера. Можно, конечно, бегать по площадке как в мультике «Шайбу! Шайбу!», но хоккей — коллективный вид спорта. Как хорошо сказал Борис Петрович Михайлов: хороший профессионал тот, кто сначала выполняет схему, а потом творит. Когда наоборот, это неправильно.

    — Борис Петрович наверняка оставил серьезный след в вашей жизни?
    — Конечно. Большое ему спасибо, без этого человека я бы как игрок не состоялся.

    — Я его побаивалась…
    — В чем-то он действительно жесткий и, может, даже деспотичный. Но в то же самое время — человечный. Мог пошутить с ребятами. Требовательный. Мне он ближе всех из тренеров, с которыми работал. По звездности Михайлов — недосягаемый. И в то же время мог до простых смертных, что называется, снизойти. Я его тоже, кстати, боялся. Или, скорее, уважал.

    — Раньше игроков закрывали на базе. Игроки были буквально отрезаны от семей. Сейчас все на доверии. Правильно?
    — О тех историях много слышал — бедолаги. И все же считаю, что кратковременные сборы нужны. Не все так профессиональны, как тот же Ковальчук, который переночевал дома, а наутро прибыл в расположение команды полностью готовым. Сейчас у молодежи масса соблазнов: Интернет, компьютерные игры, девушки…

    — Тренеру и с девушками приходится бороться?
    — В этом сезоне работал с 1999 годом рождения, пришлось разобраться. Девушки ходили на тренировки и отвлекали ребят. Провел беседу с хоккеистами, чтобы на территорию базы девушки не приходили. В кафе, во дворах — пожалуйста, встречайтесь.

    — За советом по «амурным делам» ребята еще не обращались?
    — Стараюсь ребятам объяснить, что «любовь-морковь» — отдельно, хоккей — отдельно. Был у меня один товарищ — вместе играть начинали. Его девушка с толку сбила. В итоге он ей оказался не нужен, а в хоккей человек больше не заиграл. Хоккей предательства не любит. Любую профессию предавать нельзя — наказание неизбежно.

    Кому-то и в дворники пришлось пойти

    — Немаловажно в спорте доверие тренера! Можно быть отличным актером, но на сцену тебя не выпустят.
    — Мы по большому счету тоже актеры. Только у нас вместо сцены ледовая площадка. Кто-то играет главные роли, чье-то место в массовке. Люди ходят на приму, лидеров. Остальные — добротные артисты. В театральных вузах много людей учится, а таких, как Аль Пачино, — один на миллионы. Или где вы возьмете еще одного такого, как Евгений Миронов? Видели, как он сыграл в экранизации «Идиота» Достоевского?!

    — Вы правы, не поспоришь. А есть разница между тренером сборной и клуба?
    — Пока я не окунулся в работу со сборной полностью, мне еще не с чем сравнивать. Я максимум был тренером сборной команды региона. И тут у меня не было проблем: сборная строилась на базе одного клуба. То есть я прекрасно знал ребят. Что ж, теперь будет новый опыт в работе.

    — Некоторые тренеры жаловались мне, что молодые хоккеисты очень необразованные. И даже эсэмэски пишут с ошибками…
    — Знаете, все разные. У одних ребят прогулов школы больше, чем посещений, а другой живет в Колпино. Он три первых урока из-за утренних тренировок частенько пропускал. Но при этом был победителем городской олимпиады. Все зависит от желания и стремлений самого человека. Не важно, парень из столицы или из провинции. Конечно, объясняю, что учиться необходимо. Многие ребята после школы поступают в Университет Лесгафта, например. Становятся тренерами. А есть и те, кто сейчас дворниками работает, если им родители двор купят. Хотя слесарями становиться никто не собирается. Все хотят занять должность «в белых перчатках».

    У игрока должны быть голодные глаза

    — Портят игроков большие деньги, что платят в хоккее?
    — Портят молодых хоккеистов. Может, конечно, мое мнение и ошибочное, но, считаю, большие контракты молодым ребятам давать нельзя. Платить надо мизерную зарплату, чтобы они старались не получить, а заработать. Получая большие деньги, молодой игрок успокаивается. А он не должен быть спокоен. Он должен быть заряжен: сегодня у него на обед каша, а завтра — каша с маслом. Глаза должны быть, что называется, голодными. Но многое зависит от характера. Есть игроки по-хорошему жадные до побед. Такой парень забьет двадцать шайб, а ему мало. Уже хочется в следующем сезоне 30 забросить. Взять того же Ваню Налимова, вратаря. Он и задрафтован в НХЛ, и деньги неплохие получал. Но на достигнутом никогда не останавливался. И в КХЛ, выступая в прошлом сезоне за «Адмирал», в 21 год переиграл маститого заграничного вратаря. Его деньги не испортили. А бывают слабохарактерные: получил три копейки и успокоился.

    — И все равно, наверное, трудно людей увольнять?
    — По себе знаю. Помню, когда меня Борис Петрович отчислял после травмы. Он вызвал меня и сказал: «Женя, извини, мне некогда ждать, пока ты восстановишься».

    — Не обиделись? Все-таки вы не на горке ногу сломали. А в бою…
    — Поначалу, конечно, было неприятно, когда тебя отчисляют. Но это неотъемлемая часть нашей работы. Стараюсь не рассусоливать особо, говорить все прямо и быстро. Не стоит отрезать руку по одному пальцу. Правда, к счастью, пока нечасто приходилось выбирать одного хоккеиста из двух равных игроков.

    Не могу встать и сказать: «Возьмите меня, и мы завоюем Кубок Гагарина»

    — Теперь вы будете тренером юниорской сборной России. Насколько вы полномочны подбирать самолично состав, комплектовать команду?
    — У меня есть расширенный список кандидатов. Общаюсь с ребятами, которые работают тренерами и в Москве, и на Урале. Собираю информацию, советуюсь. Это люди, которые могут дать компетентную оценку хоккеистам. У сборной России стоит одна задача: побеждать и чтобы игроки развивались, росли. Молодые должны «поджимать» ветеранов, чтобы там, наверху, не дремали. На то и кошка, чтобы мыши не спали. Я прекрасно осознаю, что работа со сборной — это очень серьезно. И для молодых ребят — это серьезное, значимое событие.

    — Вот вы говорили об амбициях игроков, о том, что нужно к чему-то стремиться. Вы — детский тренер, неужели не хотите возглавить клуб КХЛ?
    — Я не говорю, что у меня нет таких стремлений. Они, разумеется, есть. Никто не хочет останавливаться на достигнутом. Семь лет работал в СДЮШОР СКА, три года — в МХЛ. Получил огромный опыт. Мне довелось поработать с таким серьезным специалистом, как Михаил Кравец. Должность главного тренера в КХЛ — другой уровень. Конечно, есть такие ребята, как Андрей Николишин, — он принял команду и сразу довел ее до определенного уровня. Но Андрей всегда был авторитетным товарищем… Не могу встать и сказать: возьмите Филинова, и он завоюет Кубок Гагарина.

    — Это вам питерская интеллигент­ность мешает…
    — Надо работой все доказывать, а не кричать на каждом шагу, что я — д’Артаньян и всем покажу, как надо делать. Сейчас у меня интересный фронт работы. Надеюсь, никого не подведу. Во всяком случае, сделаю все возможное и приложу все свои силы.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров