• Голкипер «Анахайма» Илья Брызгалов: Всем языки не завяжешь

    08.08.07

    Автор: Спорт день за днём

    Смею вас заверить, при общении репортеров с голкипером «Анахайма» Ильей Брызгаловым диктофону не грозит участь бесполезного аксессуара. Библейских откровений вам не обещаю, но независимость суждений и даже некоторую долю крамолы почти гарантирую.

    Притом что сам новоиспеченный обладатель Кубка Стэнли, отдыхающий в эти дни в родном Тольятти, не ищет скандальной славы и, между нами говоря, к вниманию прессы относится безо всякого восторга.

    Сезон был трудным

    Наша первая встреча с Брызгаловым состоялась – страшно подумать! – десять с лишним лет назад. И уже тогда Илья, надо признать, нашел, чем удивить, когда ответил на вопрос о кумирах (мол, стараешься ли походить на корифеев тех лет – Патрика Руа или Мартина Бродера), что таковых для него вообще не существует. Остается верен себе в этом вопросе Брыз – так его зовут в Америке – и по сей день:

    – Нет игроков, которых я считал бы кумирами, которым подражал бы. Зато есть люди, которых я уважаю за их профессионализм, отношение к работе.

    Нет для Брызгалова не только кумиров. Не признает его противоречивая душа и понятия мечты в хоккее:

    – Мечта – это нечто несбыточное, – философски рассуждает 27-летний спортсмен.

    – Вы не мечтали выиграть Кубок Стэнли?
    – Когда я попал в НХЛ, это была не столько мечта, сколько цель, к которой стремился. Так что хоккейной мечты у меня нет. Есть только новые цели.

    – Что почувствовали, когда впервые подняли Кубок Стэнли над головой?
    – Сначала огромное облегчение: что все закончилось, что завтра не надо никуда идти, играть, тренироваться (улыбается). Почти такие же чувства испытали и остальные мои одноклубники. Сезон был долгим и трудным – мы много работали на пути к заветной цели.

    – Когда решили привезти трофей в родной город?
    – Если бы была возможность получить кубок на два дня, а не на один, вероятно, кроме Тольятти побывал бы с ним в Москве. А поскольку каждому отведен один день, над вопросом «Куда?» не думал – сразу решил привезти кубок в Тольятти. Здесь мои родители, друзья, земляки. После того как все празднества завершились, к нам подошли работники клуба, опросили: кто и когда хотел бы получить в распоряжение кубок. После этого был составлен график, учитывающий наши пожелания.

    Терминатора в раздевалку не пропустили

    – Среди болельщиков «Анахайма», полагаю, есть и звезды Голливуда? Во всяком случае Арнольд Шварценеггер был замечен на трибунах во время финальной серии плей-офф с «Оттавой»…
    – Как раз к концу сезона на наши матчи зачастила голливудская богема. А уж в финале Кубка Стэнли кого только не было на трибунах. Шварценеггер, кстати, после победы порывался заглянуть в раздевалку команды, но его туда не пустили (улыбается). Потом он все-таки пришел на вечеринку по случаю победы в Кубке Стэнли, поздравил команду.

     

    – Как вы относитесь к обязательным в НХЛ автограф-шоу для болельщиков?
    – Как правило, автографы собирают одни и те же люди, которые затем продают карточки с росписями в Интернете. Таким хочется сказать: ребята, имейте совесть наконец. Есть также автограф-сейшны, когда деньги от реализации атрибутики потом направляются на благотворительные цели. Три-четыре сессии в году проводятся обязательно.

    – Тольяттинская родня следит за тем, как у вас обстоят дела в НХЛ?
    – Да, звонят, интересуются результатами. Отец летал в Америку на финал Кубка Стэнли и присутствовал на всех наших матчах.

    – Конкуренция с Жигером делает вас сильнее или мешает карьере?
    – Мы, считаю, учимся чему-то друг у друга и делаем общее дело. Жигер – очень хороший человек. У нас, если так можно сказать, здоровая конкуренция.

    – Готовы оставаться вторым номером?
    – Сейчас об этом говорить бессмысленно. У меня еще год действует контракт с «Анахаймом». С другой стороны, в НХЛ могут в любой момент обменять в любой клуб. Чест­но говоря, неважно – где играть, главное – играть. А будет ли команда бороться за Кубок Стэнли, будет зависеть, в том числе, и от меня. С другой стороны, уезжать из Калифорнии не хочется. В «Анахайме» по­трясающий коллектив: хозяева, работники клуба, хоккеисты – мы все большая семья, благодаря чему и завоевали Кубок Стэнли.

    Плохо катался и… стал вратарем

    – Как вы стали вратарем?
    – Со мной все вышло просто – я плохо катался, потому и встал в ворота. Думал, научусь получше кататься, определюсь, где буду играть.

    – С какого возраста в Северной Америке начинают индивидуально заниматься с вратарями?
    – С какого захотите! Если в детской команде нет штатного тренера вратарей, то ребята обязательно посещают тренинг-кемпы для голкиперов… Понимаете, у нас в ворота подчас ставят самых неуклюжих, тех, кто хуже всех катается. А в НХЛ, можно сказать, вратари катаются и владеют клюшкой не хуже полевых игроков. Есть, конечно, в этих компонентах своя вратарская специфика. Но представьте, какая требуется от голкипера сноровка, чтобы выигрывать забеги у полевых игроков, несмотря на огромные щитки. Вообразите, насколько непросто отдать первый пас, начать быструю контратаку во вратарских перчатках, огромной вратарской клюшкой.

    – В НХЛ, как правило, ворота защищают габаритные голкиперы – ростом за 190 сантиметров. Размер, получается, имеет значение?
    – Я считаю, что да. Чем больше вратарь, тем больше места в воротах он перекрывает. Стало быть, ему сложнее забить. Координация? При росте метр девяносто с координацией у них все в порядке.

    – Перебравшись за океан, пришлось всему учиться заново?
    – Нет, в принципе, я до сих пор играю в том же стиле, в котором начинал. Просто мне пришлось поработать над техникой, в Америке я повзрослел ментально, приобрел, считаю, важные качества: позитивный взгляд на вещи, профессиональное отношение к делу, умение биться до конца, уважение к окружающим людям. Я научился всегда смотреть вперед. Ужасные матчи бывают в карьере каждого голкипера. В НХЛ я научился быстро забывать об этом – там просто нет времени казнить себя: надо готовиться к следующей игре.

    – В каком возрасте россий­ским вратарям надо уезжать в Северную Америку, чтобы сделать там карьеру?
    – Чем раньше, тем лучше. Двадцать лет – вот, мне кажется, оптимальный возраст. И вратарям не надо бояться играть в фарм-клубах, там тоже можно получить очень хорошую школу.

    – Вы провели четыре сезона в фарм-клубах. Не возникало желания вернуться в Россию?
    – Пока играл в фарм-клубах, посещали разные мысли. Порывался и в Россию вернуться, но супруга всякий раз отговаривала… Да, пока у меня скромный по меркам НХЛ контракт. Но не все можно измерить деньгами. В конце концов, есть такое понятие, как престиж.

    – В последние годы россиян в НХЛ стало заметно меньше, нашу молодежь перестали разбирать на драфтах, как горячие пирожки. Почему?
    – Многие североамериканцы считают россиян «игроками без сердца», которые не вкладывают душу, а просто зарабатывают деньги. Не раз слышал такое и от одноклубников. Если человек приезжает в НХЛ, пусть даже речь идет о звезде суперлиги, он должен своим трудом заслужить уважение партнеров, болельщиков.

    Дороги – хуже, народ – злее

    – У вас весьма непросто складываются отношения со сборной России. На двух Олимпиадах вы фактически были третьим вратарем. Если позовут на Игры в третий раз, поедете?
    – Зачем дразнить гусей? (Вздыхает, откидываясь на спинку кресла.) Может быть, поеду. Посмотрим на обстоятельства.

    – Личный звонок президента ФХР Третьяка будет иметь вес?
    – Безусловно. Мы дружим, общаемся. Но бывает, обстоятельства оказываются сильнее…

    – Получается, критика Крикунова после проигрыша на Олимпиаде словакам до сих пор не забыта?
    – Зачем это сейчас обсуждать? Сколько людей, столько и мнений – всем языки не завяжешь. Я стараюсь на это не обращать внимания. Другое дело, что Крикунов в прошлом году просил Сашу Овечкина позвонить мне, приглашал через него в сборную. Это было перед седьмым матчем серии плей-офф с «Калгари». О чем можно было в тот момент договориться?

    – У нас в суперлиге существует налог на голкиперов-легионеров. С помощью запретов удастся воспитать конкурентоспособных стражей ворот?
    – Ни в коем случае. Каким образом? Нужно целенаправленно работать с молодыми вратарями. Тогда россияне могли бы сами вытеснить иностранцев из чемпионата. Нужна техника, нужно понимание игры – этому всему надо учить. Сами по себе запретительные меры не помогут повысить мастерство российских вратарей.

    – В НХЛ много времени уделяется индивидуальной работе с голкиперами?
    – Пока команда тренируется дома, помимо основных тренировок с вратарями каждый день проводятся дополнительные часовые занятия. В НХЛ вообще тренировочный процесс заметно отличается. Нет там такого понятия, как база. Нет двухразовых тренировок. По ходу сезона мы тренируемся один раз в день – занятие в начале сезона длится около часа, а к концу сезона, бывает, всего полчаса, минут сорок.

    – Вы каждый год приезжаете в Россию. Страна меняется?
    – Страна? В Тольятти никаких изменений не замечаю. Разве что дороги год от года становятся все хуже и хуже, а народ – все злее и злее. Другое дело – Москва. Она развивается. Это как отдельное государство в России.

    Тольятти

    Кстати

    Брызгалов стал вторым

    Илья Брызгалов стал вторым голкипером в истории российского хоккея, который завоевал Кубок Стэнли. Первым к заветному трофею прикоснулся Николай Хабибулин в 2004 году. Причем в отличие от Брызгалова Хабибулин был основным вратарем «Молний».


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров