• Голкипер СКА Максим Соколов: Михайлов запрещал улыбаться

    11.02.07

    В последнее время видеть Максима Соколова веселым и жизнерадостным удавалось нечасто. С самого начала сезона голкипера СКА преследовали неудачи. Но на одной из последних тренировок Максим задорно смеялся, а партнеры по команде – нарезали круги у его ворот на коленях...

    Фарм-клуб –  не худшее наказание  

    – Что же вы «дедовщину» развели? – шутя спрашиваю у Соколова.
    – Игра называется «слоник». Ребята бросают по воротам десять раз, из которых нужно попасть хотя бы два. Если не попадают, то обязаны на коленях несколько раз обойти мои ворота. Есть еще одно наказание за промахи – «граната». Промазал – подбрасывай шайбу в воздух и клюшкой, как из ружья, «расстреливай».

    – После Олимпиады в Турине у вас наступила черная полоса. Судя по всему, сейчас дела идут неплохо?
    – Это жизнь, и она не всегда ровная. Поверьте, оказаться в фарм-клубе не самое тяжелое наказание. В личной жизни бывают проблемы и похуже. В такой ситуации нужно просто осмыслить происходящее и не сдаваться.  

    – Наверное, непросто было выдерживать шквал критики в свой адрес?
    – Это одна из причин, по которой я не читаю прессу. «Желтизна» сейчас переполнила рынок. Мне бы хотелось, чтобы в газетах работали люди, которые любят свою работу и знают ее.

    – В чем видите причину своих неудач?
    – Неудачи и тотальное невезение заставляют человека суетиться. Ты вроде бы в форме, хочешь играть, но в самый решающий момент именно эта нервозность тебя подводит. Теперь я просто стал спокойнее относиться к неудачам, это же, в конце концов, игра. Сейчас меня больше расстраивает ситуация с клубом. Место, которое команда занимает в турнирной таблице, не соответствует ее возможностям.

    Мы еще и люди

    – Почему в нынешнем сезоне вы потеряли место основного вратаря в СКА?
    – Так решил Михайлов. Мы же не только наемные рабочие, но еще и люди, с которыми нужно уметь находить общий язык. Было сыграно два предсезонных турнира, в Паюлахти я даже был признан лучшим вратарем. Все шло нормально, но после не самой удачной игры в Череповце мне перестали доверять место в воротах. Наверное, мне нужно было не обижаться, но взыграло самолюбие. В результате все сложилось для меня совсем плохо. Не подумайте, я не перекладываю собственную вину за глупые шайбы на кого-то, но…

    – Судя по всему, человеческого контакта с Борисом Михайловым у вас так и не получилось?
    – Поскольку я воспитанник Бориса Петровича, плохих слов о нем я не хотел бы говорить, а хороших не найду. 

     

    – В последний период дозаявок вы были одной ногой в другой команде. Почему не ушли?
    – Действительно, мог уехать играть в Европу. Однако новый тренер Юрий Леонов на первом же собрании сказал, что я нужен команде.  Так что принял решение остаться.

    У нас еще есть шанс попасть в восьмерку

    – Приход Леонова стал для вас неожиданностью?
    – Думаю, приход молодых тренеров – правильная тенденция. Старая гвардия тренеров ходит по кругу, а результата нет. Считаю, у нас еще есть шанс занять место в восьмерке. Хотя мы сами себя загнали в положение, из которого трудно выбраться.

    – Что изменилось с появлением нового тренера?
    – Мы стали более открытыми, не боимся улыбаться, спорить с тренером. В спорах, как известно, рождается истина. С Борисом Петровичем можно было улыбаться, только когда он шутил. В остальное время надо было держать себя в руках.

    – Какие у вас сейчас отношения с руководителями, менеджерами сборной?
    – На матч с «Авангардом» приезжал Сергей Немчинов, мы поздоровались – и все. У нас нормальные рабочие отношения, но, думаю, ему просто нечего было мне сказать. Ни один тренер не будет вредить себе, сборной и отказываться от нужного игрока. Взять того же Сергея Мозякина, его ведь пригласили в команду, хотя до этого с Быковым они расстались неважно. Просто, видимо, Вячеслав Аркадьевич справедливо считает меня слабее тех ребят, которые сейчас играют в сборной.

    – Но тот же Василий Кошечкин опять капризничает. Говорит, что устал, и не поехал на Шведские игры…
    – Это его жизнь. Но в таком молодом возрасте нужно поменьше думать о себе, а побольше о работе.

    Теперь читаю журналы

    – Не обидно, что вы стали играть за СКА, когда у тренеров не осталось выбора? Прусек травмирован, Белов нестабилен...
    – Нет. Стараюсь быть профессионалом до конца. Хотя уж такой я человек, что мне нужно либо полностью доверять, либо совсем не доверять. Третьего не дано. Может, это кого-то и не устраивает. Сейчас чувствую доверие тренера, и у меня пошла игра.

    – Теперь Юрий Леонов вам гарантировал место основного вратаря?
     – Посмотрим. Мне остается только работать и ждать. Скоро плей-офф, и тренерам уже пора определяться с основным голкипером. В решающих матчах, на мой взгляд, должен играть один человек. 

    – Вы любите читать. По-прежнему увлекаетесь американскими авторами?
    – Сейчас мне больше нравится читать журналы, например, «Форбс».  Интересно узнавать, как люди в финансовом плане развиваются. Например, читал про одного рок-музыканта, который завершил свою карьеру, купил фермерское хозяйство и теперь выращивает лошадей. Вырвался из бурлящего котла жизни и живет счастливо со своей женой.

    – Что в дальнейшем думаете делать?
    – Еще немного поиграю, а там планирую открыть школу вратарей. Буду работать над этим проектом. Уже есть инвесторы и заинтересованные люди.

    – В Питере уже открыта Школа имени Николая Пучкова. Что можете вспомнить о нем?
    – Я знал его совсем немного. Работал с ним как-то две недели на предсезонной подготовке, где он меня благополучно забраковал. Могу сказать одно: он был фанатом своего дела до мозга костей.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров