YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


И домой возвращайтесь скорей

Очередной локаут в НБА породил в умах любителей баскетбола по эту сторону Атлантики странные мысли и фантазии. Пополнятся ли европейские клубы заокеанскими звездами? Например, Коби Брайант и Стив Нэш уже заявили, что готовы переехать в Европу. А россиян в первую очередь интересует, вернутся ли на родину Андрей Кириленко и Тимофей Мозгов. Как аукнутся Старому Свету проблемы в Новом, рассуждают эксперты «Спорта» теле­комментатор Владимир Гомельский, спортивный директор БК «Спартак» Алексей Карванен и призер чемпионатов мира и Европы в составе сборной России Виталий Носов.

Сколько продлится локаут?

Гомельский: Если здравый смысл возобладает, то соглашение должно быть подписано в ноябре. В дни католического Рождества сезон должен возобновиться.

Карванен: С вероятностью восемьдесят процентов сезон пропадет полностью. Это мнение не только мое, но и людей, зарабатывающих там деньги. Насколько я знаю, шестеро владельцев клубов НБА также владеют командами НХЛ. У них есть опыт открытого противостояния с игроками, и, как вы помните, клубы в итоге получили то, что хотели. Теперь все клубы НХЛ зарабатывают. Думаю, те шестеро склоняют остальных повторить этот вариант и добиться своего.

Носов: Когда профсоюз игроков и совет лиги договорятся, тогда и закончится... Многие говорят, что пропадет большая часть сезона, меньшинство утверждает, что сезона вообще не будет. Для многих владельцев баскетбол — не основной, но все же бизнес. Они защищают в первую очередь деньги, а не баскетбол, и у них все точно рассчитано. Иначе не было бы локаута. Лига хочет, чтобы игроки получали много, но не слишком.

Стоит ли ждать миграции в Европу заокеанских звезд?

Гомельский: Таких денег, каких потребуют Брайант и Нэш, в Европе и в России нет. Поэтому вероятность их появления равна нулю. В прошлом году самая большая зарплатная ведомость в Европе была у «Панатинаикоса», сейчас он выставлен на продажу, как и «Олимпиакос». Далее по богатству следуют полностью укомплектованные «Барселона» и «Реал». За ними идет ЦСКА — у него сейчас нет больших денег. Конечно, они могли бы согласиться играть за 2,5–3 миллиона евро, но вряд ли. Зачем им рисковать? Начать переговоры могут игроки второго плана, чьи зарплаты не превышают 10 миллионов долларов — например Леон Поу или Саша Вуячич. Но такие игроки не сделают дабл-дабл, так что менеджеры европейских клубов будут очень тщательно взвешивать все за и против такого приобретения. И у всех этих игроков в контрактах будет прописано обязательство клуба отпустить баскетболиста обратно в НБА сразу после окончания локаута.

Карванен: Игроки НБА поздновато очнулись: все позиции в ведущих обеспеченных клубах уже закрыты. Можно ожидать трансферов от команд с не столь солидными бюджетами — они могут найти дополнительное финансирование под одного конкретного человека из НБА. Но таких команд будет немного. Вероятно, клубы будут из лиг России, Турции, Испании. В Италии меньше денег, в Греции вообще везде кризис, за исключением «Олимпиакоса». Он всегда преподносит сюрпризы и сейчас может.

Носов: Три недели назад я был уверен, что они все останутся в Америке. Но сейчас кое-что поменялось. Скоро осень, и отсутствие работы начинает разделять игроков. Может, Брайанту и все равно, ведь он даже через шесть лет карьеры будет получать огромные деньги. Но другие, особенно молодежь, начинают задумываться и нуждаются в деньгах. Человек 15–20 приедут. Вопрос в том, что в Европе и Азии не так много клубов, способных платить хотя бы 20–30 процентов от зарплат звезд НБА. Но те же китайцы нашли средства на олимпийскую сборную, выигрывающую больше всех медалей, — значит, найдут и на баскетбольных звезд. Приезд игроков НБА больше зависит от готовности самих европейских клубов раскошелиться.

Вернутся ли в Россию Андрей Кириленко и Тимофей Мозгов?

Гомельский: Питерский «Спартак» мог бы обратиться к Кириленко. Есть иные вещи, помимо денег. «Спартак» мог бы дать Кириленко два миллиона в год и пятнадцать процентов своих акций. На сегодняшний день эти акции не стоят ничего, а с приходом Кириленко у них появляется реальная стоимость. Вы сообщите Карванену об этом — может, он не думал о таком варианте. Возвращение Мозгова в родную команду — самое закономерное и логичное решение. Ему нужно будет игровое время, по­этому ЦСКА отпадает, там полный комплект центровых. Остаются УНИКС и «Химки», но я думаю — «Химки».

Карванен: Для этого есть все возможности. Агенты Кириленко, видимо, до последнего ждали, что сезон состоится. Что касается предложения Владимира Гомельского о продаже Кириленко акций, то мы будем только за, если Андрей на него согласится! Оценивать перспективы Мозгова очень сложно, потому что, по моей информации, в ближайшие дни будет проведена встреча ФИБА и НБА, где может быть принят запрет на переезд в Европу на время локаута для игроков с действующими американскими контрактами. Или эти переезды как-то ограничат.

Носов: Где окажется Кириленко, известно только его агентам. Думаю, это будет один из шести самых богатых европейских клубов. Только они способны дать ему соответ­ствующие деньги, ведь он запросил у «Реала» сразу шесть миллионов. По Мозгову — все зависит от его желания. Я думаю, это должны быть «Химки».

|В тему

Большие деньги

В истории НБА было уже три локаута, нынешний — четвертый. Причины столкновений между Национальной ассоциацией баскетболистов (профсоюзом игроков) и владельцами клубов лиги всегда одни и те же. Большие парни хотят больших денег. Владельцы клубов не хотят больших расходов.

В 1983 году, задолго до первого локаута, лига ввела «потолок зарплат». Сумма затрат на зарплаты игрокам стала одинаковой для всех и зависела от совокупного дохода лиги. Это должно было уравнять шансы между богатыми и бедными клубами и обеспечить лиге прибыльность. Однако клубам, желавшим покупать звезд, удалось оставить в договоре ряд лазеек, позволяющих в особых случаях превышать «потолок» и подписывать все более дорогие контракты. Разумеется, игроки были этому только рады.

В 1995 году лига забила тревогу: зар­платы слишком вымахали, НБА стала убыточна. Было предложено ввести «налог на роскошь». Если платежная ведомость команды превышала 63 процента доходов, то за каждый доллар превышения владелец платил в казну НБА. Это заставило бы владельцев отказаться от гигантских контрактов и вообще снизить зарплаты. Узнав о такой несправедливости, игроки в июле 1995 года объявили первый локаут. Переговоры длились более месяца и завершились победой профсоюза. Налог отменили.

Второй локаут в 1996 году был краток — в ходе «трехчасовой войны» делили доходы от телетрансляций и смогли поделить полюбовно.

Третья стачка, в 1998 году, нанесла лиге огромный урон. Хозяева клубов, глубоко опечаленные многолетними убытками, требовали твердого «потолка зарплат» без исключений и особого ограничения на доходы новичков. Представители игроков наотрез отвергли эти требования, и тогда локаут объявили хозяева клубов. «Забастовка работодателей» продлилась 190 дней, сыграть удалось только пятьдесят игр сезона. Лига нанесла профсоюзу жестокий удар: добилась, что зарплаты игрокам во время локаута выплачиваться не должны. Стороны заключили шаткий договор в январе 1999 года. Игроки добились сохранения лазеек в «потолке зарплат» и увеличения минимальной зарплаты. Лига отстояла существенное снижение зарплатных ведомостей клубов и снижение контрактов новичков. Был почти потерян сезон, снизилась посещаемость игр, ослабленная сборная США неудачно выступила на ЧМ-1998.

Оцените материал:
-
0
0
+
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
Загрузка...
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад