• Институт песни и пляски

    02.08.07

    Автор: Спорт день за днём

    Структура сборных России проста и незатейлива: одна национальная, одна молодежная и пять юношеских. И если то, по каким принципам функционируют национальная и молодежная команды, более-менее понятно (поскольку они на виду), то происходящее на нижних этажах института сборных скрыто от обывательских глаз. Хотя тема юношеского футбола настолько близка президенту РФС Виталию Мутко, что он, общаясь с журналистами, соскальзывает на нее при каждом удобном и неудобном случае. Стоит ли что-тоза его словами о «системе сборных команд»? Как выбирают тренеров в эти сборные? А игроков? Что обещают тренерам и игрокам в перспективе? И есть ли какое-то рабочее взаимодействие между различными возрастами или каждый возраст как «вещь в себе»: тренируется, играет, не зная, что происходит у соседа?

    Взяток больше нет

    Сразу стоит оговориться: не так уж все и плохо у нас со сборными командами, в том числе юношескими. Лучше, чем было раньше. Потому что раньше было так: в юношеские команды игроков брали за вознаграждение. Неофициально, конечно, но в некотором смысле системно. Договориться с тренером, чтобы тот взял на сбор того или иного футболиста, стоило около тысячи долларов. Тренера это мало к чему обязывало: за полученные деньги он не должен был ставить игрока в состав, просто вызывал, а по окончании сбора возвращал обратно. Клубы тем не менее этой услугой охотно пользовались: система расчета коэффициентов, бытовавшая еще несколько лет назад, давала возможность взвинтить стоимость игрока аж втрое, если у того был вызов в сборную.

    Сейчас и коэффициенты отменили, и тренеры появились помоложе и поамбициознее – в общем, есть информация, что взятки в таком тонком вопросе, как комплектование юношеской сборной команды, больше не в ходу. По крайней мере не в системном ходу.

    Системы подбора тренеров нет

    Огорчает другое: системы пока нет и в других компонентах. На вопрос, как подбираются тренеры для талантливых российских юношей, сразу несколько человек, знакомых с ситуацией, независимо друг от друга ответили: от балды. Хотя на бумаге все выглядит красиво. Есть три источника, которые могут порекомендовать Виталию Мутко взять на работу того или иного специалиста.

    Во-первых, возглавляющий спортивный департамент Юрий Смирнов. Во-вторых, имеют право выходить на Мутко с конкретными кадровыми предложениями сами тренеры, уже работающие или работавшие с юношескими командами других возрастов. Скажем, Николай Савичев, проработавший два года помощником у Игоря Чугайнова, возглавил сборную 1991 года. А в-третьих, профсоюз тренеров, ведомый Михаилом Гершковичем. Про эту организацию говорят, что она проталкивает тренеров, у которых уже нет предложений. Но ведь проталкивает.

     

    В итоге, когда в системе сборных появляется вакансия, а появляется она каждый год (сейчас, скажем, будет набираться команда 1993 года рождения), Виталию Мутко приносят список из трех и более кандидатур. Как правило, каждый тренер проходит два собеседования: первое с генеральным директором, второе – уже непосредственно с президентом.

    Андрей Талалаев, тренирующий ребят 1990 года рождения, вспоминает, что между первым и вторым собеседованиям был промежуток длиной в полгода: «Видимо, наблюдали за мной, смотрели, как поведу себя, хватит ли терпения». Мутко интересовался, какие команды Талалаеву нравятся, какой стиль игры он предпочитает. После этого кандидатура тренера утверждается техническим комитетом РФС. И это не пустая формальность: бывало, что некоторых специалистов, против которых Мутко не возражал, технический комитет отвергал.

    Карьерного роста нет

    Игорю Колыванову (сборная 1989 г. р.) было чуть проще. В 2002-м он завершил футбольную карьеру, и предложение возглавить юношескую сборную само его нашло. Правда, РФС тогда возглавлял Вячеслав Колосков.

    «Ко мне подошел Михаил Гершкович, – вспоминает Колыванов. – Он тогда помогал Романцеву в национальной команде. Спросил о планах. Я ответил, что хочу заняться тренерской работой. И тут же услышал предложение попробовать силы в юношеском футболе. В течение года ездил с Юрием Смирновым на сборы его команды, набирался опыта, смотрел, как все устроено. А уже в 2003-м взял ребят 1989 года рождения – тогда это была самая младшая группа».

    За три года Колыванову удалось дойти с этой сборной до финала чемпионата Европы и даже выиграть его. Однако карьерного роста экс-динамовец не дождался. И в этом одно из основных проявлений отсутствия пресловутой системы. Вспомним: в 2006 году, как раз в тот период, когда Колыванов выиграл континентальное первенство, молодежная сборная находилась без главного тренера. Логичным и очевидным шагом казалось назначение Колыванова на эту должность, коль скоро главный тренер национальной команды Гус Хиддинк в категорической форме настаивал на том, чтобы его помощник Александр Бородюк не отвлекался на другую работу. Однако Колыванов предложения не дождался, хотя о своем желании и готовности принять «молодежку» заявлял публично.

    Сейчас Игорь неохотно рассуждает на эту тему. В основном потому, что у него сложились очень теплые отношения с Борисом Стукаловым – нынешним главным тренером молодежной сборной.

    «Тренер сам себя не назначает. Я действительно ждал предложения, но случилось так, как случилось. Может быть, в РФС посчитали, что я к этой работе пока не готов. Хотя не факт, что они были правы, если так считали. Но мы очень плотно сотрудничаем со Стукаловым, так как мой год – ближайший к «молодежке». И я от души желаю своему старшему коллеге удачи».

    Зарплата невысокая

    Тем не менее вопрос, где работать дальше, для Колыванова не закрыт. Нынешний цикл с командой 1989 года – последний, потом она просто перестанет существовать, потому что перейдет, как сам Колыванов и заметил, в возрастную группу молодежной сборной. Куда денет себя амбициозный и уже титулованный тренер? Возьмет новую сборную из 14-летних ребят, как сделал это четыре года назад?

    «На второй круг я вряд ли пойду, – отказывается Колыванов. – Все-таки этот этап в моей карьере уже пройден. А начинать все заново не хочется. Надо двигаться вперед».

    Вперед – это значит тренировать какой-нибудь клуб. В предложениях у тренеров юношеских сборных недостатка нет. Конечно, клубы премьер-лиги не зовут, но и в первом и даже втором дивизионах зарабатывать можно больше, чем в РФС, где ставка – 100 тысяч рублей в месяц.

    Равиль Сабитов, чей «возраст» как раз заканчивает в этом году, оказался перед выбором: клуб или новый виток с юношеской командой. (Кстати, это был бы для Сабитова третий виток: он работал сначала с 1985 годом, а затем с 1988-м). Молодой специалист свой выбор сделал: в ближайшее время он напишет официальную увольнительную из РФС и будет трудиться на благо московского «Торпедо».

    Этому можно порадоваться: начинающий тренер, поработав в юношеском футболе, попал в команду первого дивизиона. Проблема лишь в том, что РФС не предлагает своим работникам никаких достойных альтернатив, и, скажем, не случись заинтересованности в услугах Сабитова у главы «Лужников» Владимира Алешина, тренер вполне мог отправиться во второй дивизион, куда у человека с желанием и небольшими связями есть возможность попасть и без всяких юношеских сборных. Единственная причина, которая держит молодых специалистов в РФС, – это статус.

    Творческая свобода есть

    Есть, впрочем, еще одна. Вот как описывает ее Андрей Талалаев:

    «В сборной я могу комплектовать команду, исходя из своего видения футбола. Тогда как в клубе пришлось бы работать с теми игроками, которые есть в наличии».

    Видимо, это и впрямь важная для молодого тренера опция: творческая свобода. Ее мало того, что никто не ограничивает, но с приходом в российский футбол Гуса Хиддинка всячески стимулируют.

    «Хиддинк на первом же собрании сказал нам: ну зачем я буду заставлять кого-то играть по одной модели? – Вспоминает Талалаев. – Вы взрослые люди, сами знаете, чего хотите. Конечно, есть некие базовые вещи, которые я хотел бы видеть во всех юношеских командах, но это не значит, что все сейчас должны выстроиться по схеме 4–3–3».

    «Я свою команду знаю, как свои пять пальцев, – развивает тему Колыванов. – И если кто-нибудь начнет мне говорить, мол, играй так, а не иначе, я просто перестану заниматься этой работой и скажу: тренируйте сами. Игровая модель всегда привязана к исполнителям. Сегодня ты можешь сыграть так, завтра иначе, можешь иметь выездную схему, домашнюю… Все должно варьироваться. Задача тренера юношеской сборной – научить игрока правильно понимать футбол, а не моделировать схему игры национальной команды».

    Единых принципов селекции нет

    Колыванов вспоминает прежнюю текучесть кадров в тренерском штабе главной команды.

    «Когда я приходил работать в РФС, национальную сборную возглавлял Романцев. Потом Газзаев. Потом Ярцев, Семин, сейчас – Хиддинк. Как можно работать по одной схеме, если за четыре года меняются пять человек, которые эту схему, по идее, должны определять?»

    Впрочем, схема схемой, а об отсутствии единых стандартов тренировочного процесса молодые специалисты в один голос говорят как о проблеме:

    «Было бы очень важно и полезно выработать принципы, по которым молодых игроков набирают в сборные. Сейчас это все очень субъективно: понравился игрок тренеру – его вызвали. Не понравился – не вызвали. Спросить у любого: «А почему этот футболист поехал на сбор?» – ответ будет субъективным. Мол, мне этот игрок нравится. Казалось бы, тренера такие условия должны устраивать – свобода же. Но это очень поверхностный взгляд. Вот мне, например, звонят из Петропавловска-Камчатского и говорят: «Есть несколько очень талантливых мальчиков, не хотите посмотреть?» Я запрашиваю данные, мне же надо хотя бы какое-то представление об этих ребятах иметь. Не только рост, вес и возраст. А за сколько он пробегает стометровку? А правой ногой как мяч ведет? А левой? На том конце провода слушают и удивляются: а что, это все важно? Ну а как же, не важно?»

    По мнению Талалаева, помимо футбольного воспитания, понимания игры и тактической выучки было бы полезно разработать единые нормативы, по которым игроки приглашаются в сборные команды. Как в советское время, когда каждый футболист должен был сдавать нормы ГТО: пробежать за столько-то дистанцию, метнуть на столько-то гранату.

    «В Голландии любого игрока юношеской команды возьми и скажи: так, играем прессинг В. И парень понимает, о чем речь, – восхищается Талалаев. – У нас пока такой вертикали нет».

    Нормативная база будет

    Но скоро вертикаль как будто должна появиться. В ближайшие месяцы из недр научно-методического отдела РФС, возглавляемого Марком Годиком, должна выйти единая нормативная база, те самые «нормы ГТО», которые синхронизируют работу сборных команд, особенно юношеских. Над документом трудятся «лучшие умы». Помимо Марка Годика бывший тренер сборной России Борис Игнатьев. А финансирует работу Роман Абрамович через Национальную академию футбола.

    Что получится из этой затеи – говорить пока рано. Важно, что попытки систематизировать институт национальных сборных в РФС предпринимаются. Собст-венно, Виталий Мутко еще во время предвыборной кампании обещал, что сделает это. Кресло РФС, напомним, он занимает уже два с половиной года. И многое, в том числе методики тренировок, над которыми работают Годик и Игнатьев со товарищи, могло бы уже существовать и приносить свои плоды. Но Виталию Леонтьевичу слишком много времени понадобилось для сколачивания собственной команды.

    Понятно, что, когда генеральные директора в Российском футбольном союзе меняются чаще, чем времена года, до такой прозы, как единая система национальных сборных, руки не доходят. Но сейчас вроде бы все улеглось, еще чуть-чуть, и РФС из развеселого ансамбля песни и пляски превратится в четкий часовой механизм, где все будет на своем месте и при своем деле, в том числе сборные команды.

    Так по крайней мере сулят в РФС…


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров