• 10 лет в «Краснодаре». Огромное интервью Александра Нагорного о тренерстве, детско-юношеском футболе и работе в академии

    Полезный материал для любого, кто хочет больше знать о том, что такое тренер

    01.02.21 12:31

    10 лет в «Краснодаре». Огромное интервью Александра Нагорного о тренерстве, детско-юношеском футболе и работе в академии - фото

    Фото: ФК «Краснодар»

    Источник:Спорт день за днём

    Автор:


    Никто не знает ответа на вопрос, как стать лучшим. Но определенно ключ к этому – постоянная жажда новых знаний и движения вперед. Пожалуй, именно по этой причине «Краснодар» за 13 лет своего существования проделал путь со дна до единственного российского клуба, который пробился в евровесну в сезоне-2020/21.

    В удивительно большом интервью «Спорту День за Днем» 38-летний тренер Александр Нагорный, посвятивший «Краснодару» десять лет жизни, рассказал  о том, как зарождалась философия клуба, почему тренеры академии приложили руку к этому становлению и поделился советами с молодыми тренерами.

    Через конкурс в «Краснодар»

    – Вы не играли на профессиональном уровне?
    – Нет, не играл, но сейчас считаю, что у меня были предпосылки игрока уровня команд ПФЛ И ФНЛ. Мой игровой опыт – молодежные команды Ростсельмаш-2, СКА-2 и команды третьего дивизиона. Было предложение от клуба ПФЛ, но в тот момент я уже переориентировался на тренерство.

    – Почему решили стать тренером?
    – У меня не было цели стать тренером. Но в совокупности события моей жизни подводили меня к этому: начиная от несостоявшейся карьеры игрока, учебы в институте и заканчивая первой практикой в футбольной школе. Закончил РГПУ институт физической культуры, продолжал играть. В это время открылась Академия футбола им. Виктора Понедельника, где руководили сербские специалисты. Они решили усилить педагогический состав, обратившись за помощью в университет. Там порекомендовали меня, как наиболее успешного выпускника, так как я закончил учебу с красным дипломом и был стипендиатом губернаторской премии. Именно в тот момент, когда мне было 23-24 года я начал осознавать, что в качестве игрока не смогу сыграть на чемпионате мира и выиграть Лигу чемпионов,  о чем  мечтал. Это был непростой период сложного выбора, который повлиял на меня в будущем положительно. Ведь любой негативный опыт можно превратить в конкурентное преимущество и в моем случае это выражение сопоставимо точно! В результате я принял осознанное решение завершить игровую карьеру и стать тренером. Постепенно начал понимать, что могу доступно транслировать свои знания детям и обучать их.

    – С какими трудностями столкнулись?
    – Я получил обширные профессиональные знания в университете. Мне казалось, что этого хватит, чтобы  заниматься с детьми, не навредив их здоровью и психологии. Однако практика показала, что необходимо более глубокое понимание закономерностей физической подготовки, возрастных анатомо-физиологических и психологических особенностей, биомеханики, возрастной педагогики. И главное – понимание, как адаптировать и эффективно применять эти знания во время тренировок.

    – Что было дальше?
    – В Ростове-на-Дону с 2006 года я отработал три важных года с точки зрения становления как тренера. Затем осознал, что мне необходим новый шаг в развитии. В этот момент в Краснодаре был организован центр подготовки футбольного резерва. Приехав на просмотр, прошел конкурс и оказался на испытательном сроке, который должен был продлиться в течение месяца. Однако я зарекомендовал себя спустя неделю и получил трехлетний контракт.

    Этой истории предшествовало мое знакомство с Александром Марьяновичем, профессором физической культуры и спорта Белградского Университета, тренером, работавшим в футбольном союзе Сербии. Он отвечал за организацию академии им. Виктора Понедельника, а я был одним из его учеников. Успех проекта в Ростове посодействовал приглашению профессора в академию ФК «Краснодар» на должность главного тренера. В итоге Марьянович предложил мне пройти конкурс.

    – Такой же конкурс в «Краснодар» проходил Мурад Мусаев?
    – Да. Это проверка, состоявшая из двух частей. Теоретическая – знания возрастной физиологии, анатомии, биомеханики, истории футбола, правил игры и принципов выстраивания тренировочного процесса. Практическая – футбольные навыки, так как работая с детьми тренер должен демонстрировать технические элементы для формирования в подсознания у ребенка визуальной картинки правильности движений, ритма и темпа их выполнения.

    Я это понял на личном опыте, когда работал с семилетними ребятами. Дети имеют свойство копировать движения тренера. К примеру, когда во время демонстрации движений детям я контролировал мяч в воздухе правой ногой, правая рука неконтролируемо поднималась вверх, находясь в неестественном положении, а через 3-4 месяца я заметил, что 90% детей тоже поднимают правую руку вверх, выполняя этот технический элемент. Мне пришлось срочно дополнительно работать над корректировкой этого искаженного движения. После этого эпизода я начал практику видеосъемок своих тренировок. Анализировал видеозаписи занятий, оценивал правильность расположения воспитанников во время упражнения, качество показа мною технических элементов, своевременность коррекции, уровень коммуникации, доступность для понимания словесных выражений в процессе обучения. Считаю этот метод одним из эффективных для саморазвития и совершенствования тренерских качеств.

    – Логично, ведь тренер становится главным примером для детей.
    – Да, причем во всем. Особенно для детей предпубертатного периода (10-13 лет). Они стремятся подражать своим кумирам. А первый кумиром-авторитетом становится тот, кто реализует их мечту стать футболистом, то есть – тренер. Этого авторитета у него иногда даже больше, чем у родителей. Поэтому ребята копируют все – от поведенческих моментов до манеры разговора.

    – Я тоже занимался футболом. У меня был тренер, которому было в районе 60 лет. Не помню, чтобы мне хотелось быть похожим на него. Важно, чтобы тренер был молодым?
    – Нет однозначного ответа на этот вопрос. Мне встречались тренеры, которым было за 50-60 лет. И это были хорошие демонстраторы, энергичные люди, зажигающие и мотивирующие. В профессии тренера не так важно, сколько тебе лет. Важна твоя заинтересованность в развитии игрока и личности, способность уметь учится, принимать во внимание потребности учеников, их индивидуальность, быть открытым к новому, независимо от возраста. Человек без позитивной энергии не может эффективно работать с детьми, потому что ребенок питается ею от тренера и хочет видеть от него страсть и неравнодушие, ответную реакцию.

    В моей тренерской практике был пример – Лайош Кокай (воспитал Неманью Видича, Бранислава Ивановича, Милоша Красича, Данко Лазовича и Зорана Тошича. – «Спорт День за Днем»). Познакомился с ним на семинаре, когда ему было 65 лет.  После еще работал год его старшим ассистентом. Как-то на практическом занятии он вышел на поле и взял мяч. Все присутствующие тренеры были удивлены, что же он может нам показать. Но Лайош продемонстрировал такой навык культуры обращения с мячом, который не могли повторить многие из нас, молодых тренеров. Это идеальный образ тренера, на которого хочется равняться, достигнув такого возраста.

    Работаешь для себя и для других

    – С чего вы начали работу в академии «Краснодара»?
    – В первый период работал со всеми возрастными категориями от U-8 до U-13. Рабочий график включал 4-х разовые тренировки в день и так 7 дней в неделю. Далее стал старшим тренером команды U12 (98-го года рождения). Параллельно я курировал U-11 (99-год) и U-10 (00-й год). Курировал тренера Алексея Малахова, который сейчас трудится в первой команде ФК «Краснодар» в качестве тренера по физической подготовке. В мои обязанности куратора входили контроль и коррекция тренировочного процесса, помощь старшим тренерам младших категории в проведении селекции игроков. Например, нам удалось совместно с селекционной службой уже в 2011 году на 75% сформировать команду 99 года рождения! Через год я стал старшим тренером этой команды. Ребята впоследствии стали чемпионами России, играли в Юношеской лиге УЕФА, шесть игроков дебютировали в первой команде. Это та команда, где играли Игнатьев, Уткин, Сафонов, Голубев, Бородин, Мацукатов, Ивашин, Бочко и другие ребята. Только Шапи и Сергеева еще не было – они пришли к нам в 14 и в 15 лет. Таким образом, моя сфера обязанностей была разделена на три возраста. А также проведение обучающих семинаров для тренеров младших категорий в филиалах.

    – То есть в «Краснодаре» процесс выстроен был так, чтобы работать не только на себя, но и на успех всей академии.
    – Иной образ работы в такого рода структуре невозможен! Только совместный вклад каждого сотрудника может привести к общему прогрессу. Важная часть обязанностей тренера – умение доступно передавать свои знания, свой опыт – это академическая работа по обучению коллег, которой я в том числе и занимался. Основной задачей для меня в этом направлении было показать образ-модель личности тренера и помочь коллегам, ведущим другие возрастные категории, выбирать вектор своего профессионального роста, принимая во внимание уже пройденный опыт работы своих коллег, тем самым ускоряя этот рост.

    Каждому возрасту – разный тренировочный процесс

    – Есть принципиально большая разница в тренировочном процессе между 12-летними и 14-летними?
    – Естественно. Необходимо отметить разницу как в методах воспитания физических качеств, так и в направленности технико-тактической подготовки. Все это конечно должно отражаться на специфике программы подготовки в этих категориях. Важно НЕ НАВРЕДИТЬ! Именно в период 12-14 лет проходят критические изменения, когда организм юного футболиста переходит от предпубертата к пубертатному периоду. Это период гормональной революции, влияющей на бурные физиологические изменения организма как анатомические, так и психологические. В этом периоде происходит кардинальное перестроение опорно-двигательного аппарата и кардио-респираторной системы, и если не соблюдать принципы индивидуализации нагрузки, то велика вероятность повысить уровень травматизма и заболеваний.

    В 11-12 лет у ребенка окончательно формируется пространственное мышление, также ментально он воспринимает тренера, как авторитета, как человека, которому он доверяет безгранично. В 14 лет начинает формировать собственное мнение. Он становится более закрытым, что влияет на поведенческие реакции. Тут важна функция тренера как психолога и терпеливого, мудрого педагога. В 14 лет дети более чувствительны к критике. Важно, чтобы тренер был справедлив. Если ты принимаешь меры к одному игроку не такие, какие принимаешь к другому, то он воспринимает это болезненно, что влияет на весь процесс обучения.

    Это небольшая часть от общей разницы, но это важные детали. Однако не хочется сводить ответ к констатации основ теории и методики. Более интересен вопрос соотношения биологического и календарного развития. Вот в этом есть сложность и перспектива улучшения процесса подготовки игроков.


    – Почему?
    – Это один из примеров индивидуализированного подхода в воспитании игрока как внутри группы, так и между группами. Даже в одном возрасте существует неоднородность развития. Есть ребята, которые к определенному периоду начинают существенно опережать своих сверстников ментально, физически и, что самое важное, по критериям футбольной интеллигенции. В этот момент эти игроки, продолжая заниматься со сверстниками, находятся в «зоне комфорта», где по отношению к ним снижен уровень конкурентной среды. В итоге из-за отсутствия новых вызовов происходит стагнация в развитии. Один из методов повышения уровня конкурентной среды – это перевод таких ребят в старшую группу частично или на постоянной основе. Это часто применяется в балканских школах и сейчас в структурах команд «Ред Булла». Интересна в данном контексте мысль Ральфа Рангника: «80% из 200 игроков, участвовавших в четвертьфинале Лиги чемпионов, когда им было 17 лет, играли только во взрослых категориях.  Великие таланты, с 17 лет должны играть в профессиональный футбол… если вы не можете позволить себе соревноваться с профессионалами своего клуба, одолжите его другому клубу.  В этом секрет успеха “Зальцбурга”». Интересный подход, на который по крайней мере необходимо обратить внимание и осмыслить.

    Чем отличается выход с карантина от выхода с зимнего перерыва? Интервью с тренером по физподготовке

    – Да, быть тренером – это тяжелая работа.
    – Задача тренера воспитать индивидуально сильного и конкурентоспособного футболиста. Но индивидуально без группового и командного взаимодействия это невозможно. Игрок может блестяще демонстрировать технико-тактические способности, но на практике все равно их нужно применить в команде, где в условиях сопротивления проявляет себя психология, коммуникация с партнерами.

    Как возникла философия «Краснодара»

    – Для всего есть методика подготовки игроков, а есть ли тут место для импровизации?
    – Бесконтрольная импровизация – это отсутствие желаемого результата. Мне не очень нравится слово «импровизация», лучше «креативность» или «творчество». Моя позиция – без творческого самовыражения тренера невозможен профессиональный прогресс.

    Но сперва необходима цель, на которую будет накладываться все основные координаты. После того, как выбрана игровая идея, поставлена цель, определяются задачи, с помощью которых можно достигнуть эту цель. Вот это и есть стратегия, которая всегда должна быть! А элементы творчества не должны выходить за рамки выработанных задач, конечной цели и игровой идеи.

    Далее, в рамках установленных координат видишь систематические ошибки и акцентируешь на этом внимание, и здесь важно равноценно распределить направленности работы. Дети быстро забывают те элементы, которые ты перестаешь тренировать. Поэтому, если длительный период акцентироваться на одном, то станешь упускать другое, не менее важное. Именно поэтому очень важен стратегический подход, который не только решает основные задачи на пути к достижению цели, но и стремится к параллельному решению второстепенных задач. Их не нужно забывать, но в работе им можно уделять меньше времени. Это еще один аспект творчества тренера – оперативно изменять акценты тренировочного процесса, при этом не отходя от главных задач на пути к цели.

    Заняв должность заместителя главного тренера академии «Краснодар» в 2016 году, я отвечал за стратегическое развитие возрастных категорий U-13/14/15/16/17. В моем подчинении было 16 тренеров и 200 воспитанников. Тренерам позволялось проявлять творчество при подборе средств и методов для ведения своих тренировок, формирования доминирующей тематики микроциклов. К примеру, наше мышление – possession mindset, то есть направленное на атаку, основанное на контроле мяча. В рамках этой философии креативность и позволяется. Например, тренер придумывает новое упражнение, если оно решает задачу, соответствует необходимой интенсивности и нагрузке, – то здесь творчество только приветствуется. Это искусство руководителя дать такую свободу, но в рамках той стратегии и игровой концепции, которой мы придерживаемся.

    – Когда вы пришли в «Краснодар», то уже существовала философия атакующего футбола в академии?
    – Философия зрелищности футбола в сочетании с достижением результата формировалась в окончательном виде не сразу. Приходила постепенно под влиянием разных людей – от тренеров первой команды, от ближнего окружения президента, от главного тренера академии. Это результат комплексного влияния. Но основной посыл шел от президента. Он подбирал людей, которые могут развить и укрепить эти идеи. Дальше принципы атакующего футбола закладывались и совершенствовались через академию, которая привнесла основной вклад в формирование идей этой философии. Каждый тренер академии внес свой вклад – это несомненно!

    Команды академии начали демонстрировать модель футбола, которая позволяла президенту убедиться, что она действительно правильная и ему симпатична. Я думаю, что результаты, которые давала академия на тот момент утвердили его мнение, что «Краснодар» движется в нужном направлении. Уверен, что, приходя на матчи наших команд он убеждался, что подобную игру он хочет видеть от первой команды.

    – Когда появилась четкая установка на подобную философию в Академии?
    – Сразу! Это то, о чем я говорил выше – стратегия. Была поставлена цель и сформирована игровая концепция! Логика такого подхода совершенно проста и основана на требовании воспитать технически и тактически образованного футболиста. Технические навыки возможно отрабатывать, контактируя с мячом, а делать это чаще мы будем только тогда, когда будем больше владеть им. Если мы больше владеем мячом, значит много проводим времени в атаке. Если мы больше атакуем, то мы должны понимать, как обыграть соперника. Если мы хотим обыграть соперника, то оттачиваем все навыки, которые нужны для этого – передача, прием мяча, удары по воротам, реакция, способность быстро принимать решения и так далее.

    И в то же время, когда мы ставим в приоритет атакующую модель, то должны понимать, что невозможно 100% времени владеть мячом. Следовательно, нужно уметь обороняться и всегда быть готовым к потере мяча. Этим аспектам тоже необходимо уделять время в тренировочном процессе. Значит, необходимо учиться защищаться персонально, иметь навыки зонной ответственности и правильно реагировать на потерю мяча предвосхищая ситуацию. Также важна роль в межфазных переходах – это та тема, которая приобрела сейчас актуальность в мировом футболе благодаря успехам немецких тренеров. Но стоит отметить, что этим закономерностям уделяли внимание и отечественные тренеры – Лобановский, Морозов, Бесков, Качалин, Маслов и другие.

    Индивидуальная работа с футболистами

    – Через два-три года после прихода в «Краснодар» вас позвали в тренерский штаб первой команды. Как это произошло?
    – Было решено усилить индивидуальную технико-тактическую подготовку первой команды. Это была попытка изменить тренировочный процесс, чего никогда и нигде не было, и ввести должность тренера по индивидуальной технико-тактической подготовке. Это важный этап в становлении клуба, потому что я стал первым тренером, который вышел из академии в первую команду и был переведен в тренерский штаб Олега Кононова. Тем не менее, я продолжал совмещать работу в Академии и в основной команде. В первой команде исполнял стандартные обязанности ассистента тренера, плюс отвечал за индивидуальную подготовку игроков средней линии – Ахмедов, Мамаев, Измайлов, Широков, Перейра, Газинский, Бурмистров. То есть помогал в тренировочном процессе и занимался индивидуальной подготовкой игроков после основной тренировки и на отдельных занятиях. Президент клуба уделял много внимания именно этой подготовке, это было важно для него. Думаю, тот период работы можно считать успешным благодаря совместной работе всего тренерского штаба, административного блока, медицинской службы и руководителей клуба. Первые бронзовые медали, участие в финале кубка России, первый выход в Европу, выход в 1/16 лиги Европы, первые воспитанники прошедшие обучения в Академии. Это был мощный прогрессивный шаг вперед, который превратил «Краснодар» в российский топ-клуб.

    – Наверное, это был совершенно новый опыт для вас.
    – Это был первый опыт работы с профессиональными игроками, но я не испытал больших проблем с адаптацией и перестроился быстро. Адаптироваться мне помогал мой график работы, в первой половине дня я был в расположении первой команды, а вторую трудился в академии с футболистами молодежных команд. Постоянный тонус. Расслабляться было не когда.

    – Насколько футболисты первой команды были открыты к этим тренировкам?
    – Важно понимать, что футболист первой команды – это растяжимое понятие. Им может быть молодой игрок 18-19 лет, который только адаптируется к футболу на этом уровне, им может быть и игрок, который находится на пике своей карьеры или прошедший его. Искусство тренерства – мотивировать на качественное отношение к работе любого футболиста. Все зависит от тренера и искренней слаженности в работе его штаба! Футболист хочет работать над индивидуальной подготовкой, если он понимает, что благодаря этому он будет прогрессировать. По своей натуре футболист – эгоист, который хочет личного прогресса. И он ищет помощи в этом. С первых тренировок понял, что нахожусь рядом с профессионалами, требовательными и исполнительными.

    – Неужели даже футболисты типа Романа Широкова воспринимали такие тренировки всерьез?
    – Широков – это показательный для меня пример. Я немного волновался перед индивидуальным занятием с ним, ведь это игрок сборной России, играл в Лиге чемпионов, выигрывал чемпионат страны, Кубок и Суперкубок УЕФА. Перед тренировкой я выписывал для себя даже слова, которые надо ему сказать. Но когда я провел занятие, то понял, что передо мной профессионал. Если он понимает, что упражнение дает ему прогресс – и даже если не понимает – то он все равно делает свою работу, потому что у него есть контракт. Но идеально, когда ты подготавливаешь упражнение так, чтобы оно сделало игрока лучше.


    – Есть мнение, что у взрослых футболистов нельзя развить индивидуальные качества игры. Согласны?
    – Не совсем. Я уверен в главенствующее значение тренировочного процесса! В понятие «индивидуальные качества», которое вы использовали входит техническое исполнение действия и его тактическое наполнение. Глобально уровень технического исполнения увеличить трудно, но минимально – возможно и этот минимум иногда имеет решающее значение. Любой футболист может технически развиваться сколько угодно, пока у него есть мотивация и тренер, который анализирует его игровые характеристики.

    – Анализ игры – это основное построение работы.
    – Верно. Технико-тактическую подготовку можно совершенствовать в рамках вашего стиля игры путем нивелирования ошибок и совершенствования позитивных компонентов. Это детализация набора элементов, которые игрок реализует в игре. Отправная точка это игра или идеальная игровая модель. Сначала проводится анализ игры, после чего систематизируются элементы, который выполняет игрок.

    Россиянин будет работать с клубами немецкой бундеслиги. Кирилл Серых рассказал, как стать аналитиком в футболе

    Реализация атакующих действий требует постоянного рационального соотношения между использованием пространства и времени, энергии. Создавать пространство и изыскивать временные резервы можно (миллисекунды), во-первых, детализацией индивидуальных действий. Например, выбор оптимального угла расположения по отношению к мячу и воротам соперника позволяет увеличить объем визуального контроля (сканнинг), что позволит адекватнее оценить ситуацию, за счет биомеханической детализации рациональности самого индивидуального действия вплоть до движения ударной ноги (и даже направления ее стопы) после контакта с мячом для последующего логического открывания. Во-вторых, это возможно, детализируя все сценарии в микроэпизодах игры: насыщения правильным количеством и расположением в «зоне взаимопомощи», углом синхронной подстройки игроков по отношению к игроку с мячом. И в-третьих, это возможно детализацией расположения игроков в «дальних зонах поддержки» для каждого игрового амплуа.

    Важно понимать, где и как нужно расположиться, чтобы стать эффективнее и быстрее создавать угрозу воротам соперника? Ответ: в любом участке поля. Я выделяю четыре координаты, определяющие эффективность действия расположения на поле: позиция по отношению к мячу, партнеру, воротам и сопернику. Таким образом, моя идея заключается в том, что если мы атакуем, то должны детализировать технико-тактические действия в рамках своей установочной идеи, чтобы быть быстрее, экономичнее и рациональнее. Это и есть технико-тактическое мастерство, способность реализовывать свою модель игры без лишней потери сил, без потери скорости, темпа и без технического брака в каждом эпизоде и каждом элементе действия.

    – Есть пример успешной работы в индивидуальной подготовке игроков первой команды «Краснодара»?
    – С Перейрой и Жоаозиньо мы работали над прямыми штрафными ударами. На это был сделан отдельный акцент в нашей работе. До этого периода у нас не было забитых голов с прямого штрафного удара. После трех месяцев работы – а это сложный технический элемент, потому что с этим связана психология и невозможность стандартизировать точку для удара – мы забили два мяча с прямого штрафного в конце сезона. В работе с Жо и Маурисио я старался использовать разнообразные методы: ментального характера, учитывающего эмоциональную состояние в момент удара; выполнение штрафные сериями; выполнение удара после специальной функциональной нагрузки, чтобы частота сердечных сокращений была приближена к игровым реалиям, в этот момент игрок должен был успокаивать свое сердцебиение перед ударом. Так вместе с игроками мы пытались искать ключ к улучшению удара. И это нам удавалось.

    – Есть еще примеры такой работы?
    – Пример Петрова весьма показателен, потому что это был непростой переход игрока на абсолютно незнакомую ему позицию. Он только начал использоваться в амплуа крайнего защитника. Одной из важной игровой компетенции для данной позиции был удар по воротам после смещения с фланга в центр. В итоге игрок начал в 2,5 чаще раз наносить удары, чем раньше. В конце концов, Петров забил один гол. Как шла работа? Мы выявили технико-тактические моменты, которые он должен сделать в игре, и стали отрабатывать на тренировках, чтобы они выполнялись на автоматизме.

    Польза пути от академии до первой команды

    – Вы вышли из академии, а что с молодыми игроками того периода?
    – Функции тренера, какие были у меня, очень важны, если мыслить с точки зрения связи первой команды с академией. Я знал уровень подготовленности футболистов академии, понимал уровень мастерства профессиональных игроков и требования существующие в основе. Поэтому я был связующим звеном. Мое мнение, такой специалист должен быть в каждом профессиональном клубе. Это тренер, который сканирует академию и внимательно наблюдает за кадрами, а в первой команде помогает адаптироваться выходцам из академии. Эта модель сейчас реализуется в Англии, особенно серьезно в «Челси». Параллельно тренируясь в Академии под моим началом, игроки понимали, что тренер из первой команды наблюдает даже за тренировочным процессом. Тогда в первую команду привлекались ребята 95-го, 96-го и 97-го года рождения. Среди них Комличенко, Жигулев, Ланин, Батютин, Фомин, Гогличидзе, Воробьев. Думаю, если бы была проявлена большая терпимость к ошибкам молодых футболистов, то некоторые из них могли бы себя зарекомендовать в первой команде. Но в тот период настолько был высоким уровень конкуренции – команда была уровня Лиги чемпионов – молодые ребята стали заложниками этой ситуации.

    – Первым выпускником академии «Краснодар» стал Илья Жигулев. Почему он не закрепился в первой команде?
    – Кстати, Илья порядочный человек, профессионал и первым из выпускников академии стал обладателем Кубка России! Думаю, ему как раз не удалось выиграть конкуренцию. Главный тренер должен понимать степень ответственности. Заиграет молодой футболист или нет – это большой риск. И тренеру приходится постоянно принимать эти риски. Когда от тренера требуют результата и зрелищности, то будет ли он доверять молодому игроку? А ведь от этого зависит карьера и молодого футболиста, и карьера самого тренера.

    Я убежден, что если оказать доверие молодому, то обратная отдача будет в два раза больше. Попадая в первую команду, молодой игрок оказывается под большим давлением, он находится в состоянии стресса. Если ему протягивают руку помощи, то он ценит это и делает все, чтобы оправдать доверие. Но чтобы добиться этого тренеру необходимо проявить смелость.

    Я думаю, что поработавший в академии тренер должен испытывать симпатию к молодым игрокам. У меня в практике был интересный пример. В сезоне-2018/19 я возглавил «Краснодар»-2 в ФНЛ. Тогда у нас был один из самых молодых составов, средний возраст – 20,6 лет. Настал момент, когда все перспективные игроки – Игнатьев, Шапи, Сафонов, Уткин, Голубев – уже полноценно играли в первой команде. Перед своей первой игрой я размышлял ставить ли молодого футболиста Эдика Сперцяна в стартовый состав (первый тренер Мхитар Давидян). Я решил рискнуть, так как видел его сильные качества в тренировочном процессе и главное перспективу. В итоге он стал лучшим игроком матча, по моему мнению. А в этом сезоне Сперцян дебютировал в первой команде. Это тот пример, который показателен и фиксируется в памяти.

    Только важна объективная оценка перспективы и качеств молодого игрока, чтобы опытные футболисты понимали выбор тренера. Они же всегда чувствуют, когда на поле выходит перспективный и способный игрок, потому что они были такими же.

    – После возвращения в академию через два года должность тренера технико-тактической индивидуальной подготовки в «Краснодаре» сохранилась?
    – Я вернулся в академию, потому что было решено использовать мои знания там. Я сформировал свой штаб благодаря главному тренеру академии. Из филиалов проселекцировал 15 тренеров, из которых оставил только троих. Один из них Артем Поправкин (на фото ниже) сейчас стал тренером по технико-тактической подготовке в первой команде. Мы его планомерно к этому готовили и к этому посту он шел четыре-пять лет. Так что эта должность в «Краснодаре» осталась, и я считаю, что она эффективна.


    – Почему после 10 лет вы покинули «Краснодар»?
    – У каждого тренера со временем возникает чувство, что он стагнирует и находится не на своей позиции. Хотя я находился в благоприятных для развития условиях, пройдя этот 10-летний путь – становление, работа в академии, первая команда, опыт главного тренера в ФНЛ, заместитель главного тренера Академии – я почувствовал, что для последующего этапа в развитии мне нужен новый микроклимат. Поэтому мы сказали друг другу спасибо и решили развиваться параллельно. Это было прекрасное время: возможность выбирать игроков в 10-12 лет, тренировать их и затем подводить их к основной команде, содействовать их дебюту в профессиональном футболе, понимая их конкурентную состоятельность, коих набралось уже 12 игроков, помочь основной команде выиграть первые бронзовые медали в премьер-лиге и попасть впервые на европейскую арену, отвечать за развитие игроков и тренеров – это бесценный опыт для будущей деятельности. Однако важно всегда помнить, что у успеха нет одного автора! Спасибо «Краснодару» за полученный опыт!

    – Что впереди?
    – Получив категорию Pro, у меня появилось желание реализоваться в качестве главного тренера профессиональной команды, также вижу себя и как ассистент главного тренера, как специалист, отвечающий за развитие молодежного сектора в академии, как тренер, помогающий адаптироваться молодым игрокам в профессиональном футболе. Опыт, знание и понимание, как это реализовать имеются. Вот направления, которые мне близки. Я буду выбирать без спешки, чтобы принять продуманное и взвешенное решение и реализовать свои амбиции.

    – Какие-то предложения уже были?
    – Были интересные предложение из команд уровня ФНЛ и РПЛ. Например, один из последних вариантов мог получиться «Нефтехимик». В клубе хотели развивать молодежный сектор, но в итоге остановились на кандидатуре Кирилла Новикова, с которым я проходил обучение на категорию PRO-UEFA. Желаю ему добиться успехов в новой команде.

    Были команды из Прибалтики, а в Саудовской Аравии предлагали стать ассистентом главного тренера. Но мне все это необходимо обдумать, потому что решение должно удовлетворять семью и мои амбиции.

    Советы для тренеров

    – После ухода из «Краснодара» стало больше свободного времени. Занимаетесь ли саморазвитием?
    – Для меня пандемия стала хорошей возможностью для саморазвития. Много читаю, интересны как отечественные, так и зарубежные коллеги. В основном это статьи, посвященные аналитике футбольной игры, интервью тренеров, заметки в блогах. Сейчас много интересного иностранного контента. В данном формате один из самых интересных – «The Coaches' Voice» и spielverlagerung.de. Стараюсь заполнять время чтением специальной литературы и не только. Одни из последних знаковых книг для меня: Фергюс Конноли «Переломный момент» (советую к ознакомлению коллегам), которая структурирует твои знания в плане современного подхода к построению тренировочного процесса; Селуянов В.Н. «Физическая подготовка футболистов»; Джет Девис «В тени Марсело Бьелсы»; Зеленцов А.М., Лобановский В.В. «Модели тренировочных занятий».

    Слежу и стараюсь анализировать симпатичные мне системные подходы деятельности Ральфа Рангника, Юлиана Нагельсмана, Люсьена Фавра, Питера Боша, Роберто Де Дзерби, Брендана Роджерса, Эрика тен Хага. Наблюдаю за интересной работой действующих главных тренеров, с которыми нашли взаимопонимание и близость тренерских взглядов при обучении на категорию PRO, Алексея Шпилевского, Алексея Стукалова, Дениса Лактионова, Андрея Аксенова, Иржи Ярошика и Константина Зырянова (возглавляет молодежную команду «Зенита». – «Спорт День за Днем»).

    – Читал ваш материал про немецкий футбол и ассистентов тренеров, которые проходят через академию. Чувствуете, что ваш карьерный путь дает вам какое-то преимущество?
    – Работая в академии, ты пробуешь на практике свои знания, получаешь опыт работы с молодыми игроками и обогащаешь свои знания в области понимания психологии, структуры построения тренировочного процесса, физической подготовки. Работа в академии позволяет структурировать свои знания и выработать свою модель работы с футболистами и ассистентами, формировать принципы игровой идеи, набрать базу упражнений, выработать голос, манеру поведения. В моей практике встречались начинающие тренеры с большой игровой карьерой которые казались уверенными и сильными личностями, но на практике они проявляли неуверенность и растерянность. Этот так называемый синдром пейрафобии, то есть боязнь публичных выступлений! Через это проходит любой тренер, особенно в момент первого общения с командой и проведения тактический занятий и установок. Приходилось корректировать коллег и  методично помогать убирать эту фобию путем анализа  выступления по качеству структурности подачи информации, тембра голоса, последовательности и еще 10 параметров. И здесь важно убрав амбиции и стеснение быть открытым к позитивной критике, уметь слушать и смело применять корректировки! На этом фундаменте можно в дальнейшем и выстраивать работу с профессиональными игроками.

    После кризиса в Германии поняли, что все проблемы кроются в подготовке тренерских кадров. Они реорганизовали эту подготовку. Повысили уровень критериев, разбили подготовку на модули и создали региональные центры. Ты не можешь начать заниматься тренерской деятельностью, если у тебя нет начальной лицензии. То есть желающий стать тренером должен получить категорию. И это требование очень четко соблюдается. Определенный период ты должен обязательно поработать по этой лицензии, получить реальную практику, но только с определенной категорией игроков. Только потом ты можешь учиться на новую лицензию, которая откроет тебе новые группы команд.

    Я считаю, что специалист имеющий опыт работы с молодежью получает конкурентное преимущество перед тем, кто не имеет такого опыта. Под статус «профессиональный игрок» попадает в том числе и молодой футболист, который только готовится к тому, чтобы закрепиться в первой команде. И вот именно в этом аспекте опыт и знания, полученные во время работы с молодежью, дают то самое преимущество, которое проявляется в неоценимой помощи молодому игроку быстрее адаптироваться к требованиям профессионального футбола и раскрыть свой потенциал.

    – Последние результаты российских клубов стали связывать со слабой подготовкой отечественных футболистов. Видите ли, вы в этом проблему?
    – Отчасти да. Но одной причины никогда не бывает. К тому, что сейчас есть, привела совокупность факторов.

    Что касается подготовки тренерских кадров, то сейчас началась реорганизация подхода академии тренерского мастерства и ужесточились требования к подготовке. Теперь даются подкатегории по модели немецкой школы. По единой программе появляются центры подготовки тренеров в регионах. Это один из способов решить эту проблему. Посмотрим, к чему это приведет.

    Не говорю, что сейчас в стране огромный кризис. Нет. У нас очень много квалифицированных тренеров, но хочется, чтобы уровень квалификации был еще выше, чтобы их было достаточно на каждом этапе подготовки, чтобы все они понимали, зачем они работают, что они делают и для чего.


    Если поднимать тему лимита, то это спорная тема не имеющего однозначного ответа, однако можно выделить локальный успех его влияния – впервые за долгое время вышла в финальную часть чемпионата Европы молодежная сборная России. А это молодые футболисты, которые на постоянной основе получали игровую практику в премьер-лиге, в том числе и благодаря лимиту. Так что нужен разумный баланс отечественной молодости, опыта и качественного иностранного игрока – это сложный вопрос для любого тренера и руководителей клубов.

    «До ЧМ-2018 интенсивность РПЛ была хуже». Большое интервью Евгения Калинина о работе с данными и Sport Science 

    – В Стратегии развития футбола в России была отмечена еще одна проблема – много тренеров работают без лицензии.
    – Это лишнее подтверждение того, что проблема квалификации тренеров существует. Любой директор или главный тренер академии скажет, что ему не хватает квалифицированных тренеров. Я тоже столкнулся с этой проблемой. Тяжело найти квалифицированного тренера, а еще тяжелее воспитать его – в рамках одной категории, например, для работы с командой 13-14 лет.

    При этом от тренеров на детско-юношеском уровне зависит очень многое. Представьте, что вы дали художнику, у которого нет опыта, интуиции и таланта, лучшие краски и красивый холст, он все равно не нарисует шедевра. Вот и здесь то же самое.

    Детский тренер должен не навредить здоровью ребенка, а еще реализовать его мечту стать футболистом. Чтобы это все сделать, нужен специалист с высокой квалификацией. Детский тренер выполняет наисложнейшую работу за необоснованно меньшую зарплату по сравнению с тренерами даже молодежных профессиональных команд. Хотя у него уровень ответственности не ниже, чем у тренеров, работающих со старшими категориями, потому что образовательная база закладывается на начальных этапах обучения, это плацдарм для дальнейшего роста.

    – Какой основной посыл молодым коллегам?
    – Очень важно защищать авторитет нашей профессии, а это возможно только с повышением уровня компетенции и самообразованием! Даже когда в какой-то момент и кажется, что нет свободного времени, что есть другие заботы, существует загруженность, усталость, несмотря ни на что необходимо вкладывать дополнительные усилия в свое самообразования! Надо находить время на то, чтобы общаться с коллегами и саморазвиваться, изучать опыт и не боятся спрашивать, даже у более молодого тренера. Так как знание не всегда открывается опыту! Пройти пятилетний этап обучения от категории «С» до категории Pro – это не простой путь, требующий над собой усилие и отбирающий свободное время.

    В социальных сетях на сегодня человек находится в среднем час в день, это в совокупности может занять несколько лет жизни. В таких условиях жизненно необходимо изучать опыт иностранных коллег, которые раньше учились у нас, а теперь сами диктуют тренды. Если ты хочешь расти и становиться лучше, то нужно учиться на их ошибках или изучать факторы успеха. А для этого обязательно надо учить язык. Современную и трендовую литературу, к сожалению, не почитаешь на нашем языке. И если не уделять время процессу саморазвития, то у тренера несомненно наступит профессиональная стагнация и узкомыслие обеспеченно.

    Один пример, закончив институт мне было предложено профессором написать диссертацию по теме дипломной работы. Мне тогда показалось что у меня слишком много других проблем и еще будет время. И вот только спустя 15 лет собираюсь написать диссертационную работу по теме «Индивидуализация технико-тактической подготовки профессионального футболиста». Всегда надо держать в уме, что если ты делаешь шаг вперед, то есть кто-то, кто уже сделал два шага! Время быстротечно и требует трепетного к себе отношения, так как конкуренция в нашей профессии увеличивается. Но усилия всегда вознаграждаются!

    Фото: ФК «Краснодар»


    Последнее видео Спорта День за Днем на Sportrecs
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий