• Киевская гастроль Палыча и Георгича

    «Динамо» Киев

    17.10.10

    Все познается в сравнении!

    Этот древнейший постулат можно, конечно, и оспорить, но, в конечном итоге, вряд ли он перестанет быть актуальным. Работа Валерия Газзаева в киевском «Динамо» воспринималась сквозь призму его предшественника Юрия Семина. А разве могло быть иначе?! Оба россиянина, москвича приехали в столицу Украины после 30 с лишним лет гегемонии местных специалистов. Результаты Валерия Георгиевича и Юрия Павловича получились диаметрально противоположными. Почему? В этом мы и попытаемся разобраться, опираясь на факты, которые слегка разбавим лирикой.

    Куда же  без нее…

    История вопроса

    Не всякий «москаль» плох

    Киевское «Динамо» — это своего рода семья, куда по­стороннему доселе вход был воспрещен. После смерти великого тренера Валерия Лобановского руководство клуба в течение пяти лет доверяло бразды правления его ученикам и единомышленникам — Михайличенко, Сабо, Буряку, Демьяненко, вновь Сабо, Лужному. До сих пор в Киеве шутят, что все они пытались работать по конспектам Валерия Васильевича, вот только конспекты эти потерялись в недрах Конча-Заспы (загородной базы украинского клуба). Было бы смешно, если бы не было так грустно…

    Однако не вся история «Динамо» связано с именем Лобановского и его сподвижников. Парадокс: именно специалисты из Москвы в начале второй половины прошлого века помогли киевлянам нарушить гегемонию Белокаменной в отечественном футболе. Предвижу ухмылку кого-то из читателей: да мало ли что там было при царе Горохе или секретарях ЦК КПСС… Не скажите, в клубном музее «Динамо», что расположен в недрах стадиона имени Лобановского, портреты Вячеслава Соловьева, Виктора Маслова, Александра Севидова занимают видные места. Первый подарил стольному граду чемпионство в 1961‑м, второй создал в Киеве суперкоманду, которая играючи трижды кряду (1966–1968) брала союзное золото, третий подобрал футболистов, «выстреливших» в 1974–1975-м уже под руководством тандема Ло­ба­нов­ский — Базилевич.

    «Москалей» в Киеве никогда особо не жаловали, но здесь особый случай. Футбол — такая штука, порой алогичная.

    Стартовая площадка

    Лучшее — враг хорошего?

    Сказать о том, что Семину пришлось тяжелее, чем Газзаеву, — значит не сказать ничего! Раздираемый внутренними противоречиями коллектив, пропускающий в Лиге чемпионов по три-четыре мяча за игру, предстал перед очами Палыча. Предшественник Семина Олег Лужный (к слову, нынешний и. о. главного тренера «Динамо»)  незадолго до прихода тренера из Москвы говорил: «Можно ли с этими игроками сделать команду? Я считаю, что нет... У них ничего нет — ни характера, ни духа, ни злости футбольной». Подразумевалось, что президент Игорь Суркис должен будет выложить энное количество европейских и американских денег. В итоге Семин практически с этими же футболистами-бездарями (между строк слова Лужного читались именно так) добился хороших результатов.

     

    Хотя были и другие точки зрения. «Мне не нравилась игра киевлян при Семине. Слишком уж осторожно действовало “Динамо”. Другое дело — Газзаев: его команды играют всегда в агрессивный, динамовский, футбол!» — говорил мне экс-наставник «Динамо» Йожеф Сабо.

    Газзаев с первого же дня начал лепить «Динамо» по своим лекалам. Лучшее — враг хорошего? Но Георгич взял на себя ответственность. Вот только силы свои, похоже, обладатель Кубка УЕФА несколько переоценил. Кстати, тот же Сабо еще прошлой весной заявил: «Газзаев развалил команду, опустил ниже плинтуса!»

    Селекция

    Ноу-хау: бразильская оборона

    Семин первым делом очистил Киев от главных смутьянов: серба Гавранчича и бразильской колонии (Ринкон, Родриго, Клебер, Майкл), которые сами не играли и другим не давали. Сделал это Палыч по-домашнему, без выноса сора из избы. Летом 2008-го в «Динамо» появились опорный хав Вукоевич и правый защитник Бетао. Оба закрыли проблемные позиции. Специалисты расценивают трансфер хорвата как лучший в истории «Динамо» последнего десятилетия. Впрочем, вся эта селекция меркнет на фоне преображения трудновоспитуемых Милевского и Алиева. Именно Юрию Павловичу один из лучших бомбардиров российской премьер-лиги обязан своей нынешней карь­ерой. До прихода Семина даже Суркис-младший в сердцах назвал Алиева гаденышем, а штрафы Александр платил в клубную казну т-а-а-акие, что на эти деньги можно спокойно содержать середняка второго дивизиона.

    Валерий Георгиевич объявил курс на создание команды из украинских воспитанников. «Если обратиться к истории “Динамо”, то понимаешь: успехи команды приходились на тот период времени, когда состав был укомплектован на 80–90 % украинскими воспитанниками. Такая же ситуация и в ЦСКА, и в “Зените”. Костяк команд, побеждавших в Кубке УЕФА, составляли россияне», — говорил Газзаев в беседе с автором этих строк. Казалось бы, киевляне должны были холить и лелеять российского специалиста с такой философией? Да, тренер предоставил шанс Ярмоленко, Хачериди, Гармашу, Зозуле — хлопцам, которые еще до прихода Газзаева находились в системе клуба. Из украин­ских же трансферов был осуществлен только переход 17-летнего вратаря-вундеркинда Коваля плюс судьбоносное возвращение в Киев Шевченко. Зато за период работы Георгича Победоносца в «Динамо» появились четыре(!) бразильца, аргентинец и македонец. Летняя кампания — 2010 вообще стала рекордной в истории клуба. Примерно 16,5 млн евро выложил Суркис! И ведь все футболисты приобретались не без ведома главного. Но, пожалуй, основное изобретение Газзаева — оборона, сформированная из бра­зильцев.

    Примечательно, что в матче с «Шерифом», прощальном для Валерия Георгиевича, из всех футболистов, приобретенных киевлянами за время его работы, в основе появился лишь Шевченко…

    Тактика

    Они играют по системе «дубль-вэ», а нам плевать — у нас 4–2–4

    Два стартовых заявления Газзаева сотрясли Киев: «Выиграть за три года Лигу чемпионов» и «Мы будем играть по схеме 4–4–3». Последнее особенно заинтриговало. Ведь в России Газзаев никогда не пользовался подобным по-строением. Безусловно, все схемы условны и не могут (точнее, не должны) служить догмой. Классические 4–3–3, по которым играют «Барса» или голландские команды, у «Динамо» явно не просматривались. Особенно если учесть, что в колоде Газзаева находился лишь фланговый игрок, хронически травмированный Олег Гусев. Иногда номинально на фланге играл Андрей Шевченко, а схема трансформировалась во что-то непонятное. Как в зарисовке Владимира Высоцкого: «Они играют по системе “дубль-вэ”, а нам плевать — у нас 4–2–4…».

    Семин строил схему более консервативно. Палыч кропотливо выстраивал каждую линию, каждый блок. Чаще всего семинское «Динамо» играло по схеме 4–4–1–1. Например, в центре обороны играли Михалик — Юссуф, по своей предыдущей специализации опорные хавбеки. Не слишком быстрого Милевского нынешний наставник «Локо» использовал, как правило, не на острие, а чуть глубже форварда Бангура. Ну и Алиеву Юрпалыч нашел разумное применение.

    Коммуникация

    Палыч, спасибо за блины с красной игрой!

    Для создания хорошего микроклимата в команде Семину не понадобилось много времени. Здесь Палычу пригодился опыт «Локомотива» (семинско-филатовского), который не зря называли команда-семья. А еще Семину удалось выстроить отношения с персоналом, прессой. Накануне первого сбора в Израиле, когда киевляне победили на Кубке Первого канала, Семин сомневался в целесообразности и полезности специалиста по физподготовке Винченцо Пинколини. Однако буквально через две недели итальянец стал правой рукой Палыча, два абсолютно разных человека нашли общие точки соприкосновения и продолжают находить их уже в «Локо».

    Газзаев отказался от услуг Пинколини. Валерий Георгиевич решил лично отвечать за ОФП. Право тренера, кто бы спорил! Вот только почему-то «Динамо» бежало в последнее время не больше 60 минут игрового времени, а затем «сдувалось», словно воздушный шарик. Что же касается коммуникации тренера и футболистов, позволю процитировать пресс-атташе киевлян Алексея Семененко, сказанных во время записи ток-шоу на одном из украинских каналов: «Если игрок заходил в кабинет к Лобановскому со своим мнением, то выходил оттуда с мнением Валерия Васильевича. У Газзаева же было так: игрок заходил в кабинет к главному тренеру со своим мнением и выходил оттуда со своим мнением, но уже обозленный».

    «Палыч, спасибо за блины с красной игрой!» — такой баннер приготовили динамовские болельщики на прощание. Получилось трогательно, Семин пустил слезу, не скрывая своих чувств. Газзаев покидал Киев без слез, под язвительные аплодисменты и свист пресс-центра стадиона «Шериф» в Тирасполе. Два тренера из Москвы, две абсолютно разные судьбы… Во всей этой истории есть одна мораль.

    В мае 2009-го Семин уехал из Киева на гребне успеха, Газзаев покинул ЦСКА в декабре 2008‑го в аналогичной ситуации. По разным причинам тренеры отправились искать добра от добра и, похоже, оба прогадали.



    Опубликовано в еженедельнике «Спорт день за днем» №40 (13-19 октября 2010 года).


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров