• Когда наступает эндшпиль…

    24.12.08

    Автор: Спорт день за днём

    140 лет назад родился самый «долгий» чемпион мира по шахматам

    Мир содрогался от войн, планету сотрясали революционные бури, менялись мода, нравы, привычки, вместо одних правителей приходили другие. И лишь один человек оставался прежним, разве что больше серебрилась шевелюра да прибавлялось грусти в проницательных, умных глазах. Это Эмануил Ласкер, властвовавший в шахматном королевстве целую эпоху — 26 лет и 337 дней!

    Усталость от чемпионства

    С 1894 по 1921 год — до встречи с Хосе Раулем Капабланкой — он успешно сыграл в восьми матчах на первенство мира, громя соперников с колоссальным преимуществом — в пять, шесть и даже в восемь очков. Скажем, первого чемпиона мира Вильгельма Стейница Ласкер просто смял, победив в двух матчах с общим счетом 20:7.

    И только со знаменитым кубинцем ему справиться не удалось. Более того, Ласкер не сумел выиграть у него ни одной партии, проиграв целых четыре. Но, может, он просто устал от долгого чемпионства? И постарел, хотя все так же поражал противников бесподобными решениями из-за завесы густого сигарного дыма.

    Действительно, после матча с Капабланкой маэстро прекратил борьбу за корону, ограничившись турнирами, правда, с участием, сильнейших коллег. Еще почти два десятка лет — до смерти в 1941-м — фигура Ласкера оставалась на виду.

    Двойная игра

    Февраль 1935 года. В Государст­венном музее изящных искусств открывается московский Международный турнир, вызвавший невиданный ажиотаж. В вестибюле играет джаз-банд, оживленно в переполненном кафе. В игровом зале кроме простых зрителей знаменитости: поэт Борис Пастернак, композитор Сергей Прокофьев, скрипач Давид Ойстрах, писатели Валентин Катаев и Евгений Петров.

    Все приходят наблюдать и, естественно, восхищаться игрой звезд: молодого талантливого Михаила Ботвинника, бывших чемпионов планеты Капабланки и Ласкера, других сильных игроков, среди которых Сало Флор из Чехословакии, представитель Венгрии Андрэ Лилиенталь. Кстати, последние двое вскоре навсегда переедут в Советский Союз…

    Среди участников Ласкер самый старший: ему идет шестьдесят седьмой год. Однако за доской невозмутимый усач был по-прежнему неподражаем. В итоге Эмануил отстает от дуэта победителей — Ботвинника и Флора — всего на пол-очка. Но никто не знает, что он ведет в Москве не только шахматную игру, но и политическую…

    «Как в родной стране»

    Еще в ходе турнира экс чемпион мира, недавно бежавший из гитлеровской Германии, отправил письмо наркому юстиции и руководителю советских шахмат Николаю Крыленко, в котором фактически просил политического убежища. В конце послания он уверял, что «чувствовал бы себя в России как в родной стране». Правда, Ласкер просил не чинить ему препятствий при выезде за границу по различным делам.

     

    Крыленко немедленно передал содержание письма Сталину и предложил не только оказать поддержку Ласкеру, но и наградить его званием заслуженного деятеля искусств, а также выплачивать ежемесячное пособие. Нарком считал, что «оказание внимания Ласкеру со стороны советского правительства может послужить лучшим политическим аккордом к завершению Международного шахматного турнира и к еще большему поднятию авторитета СССР, хотя бы только в шахматных кругах за границей».

    Вопрос был признан архиважным и рассматривался на Полит­бюро ЦК ВКП(б). Ласкера уважили, но предложение Крыленко относительно звания оставили без внимания. Ничего не известно и о пенсии для нового советского шахматиста. Зато Эмануилу дали возможность заниматься наукой и, конечно же, шахматами, поселили с женой Мартой в шикарных апартаментах на Арбате.

    Официальная версия

    Однако в Москве Ласкер пробыл недолго. Когда наступил 1937-й, начали исчезать его знакомые. По Москве поползли слухи, что чекисты готовятся объявить престарелого шахматиста германским шпионом… Он благоразумно решил избежать «мата», покинув советскую столицу, хотя уже привык к новой и вполне обеспеченной жизни. Правда, официальной версией отъезда в США был визит к дочке жены, но это можно считать очередным тонким ходом Ласкера. Супруги для маскировки отправились за океан налегке и даже взяли обратные билеты в Москву. Но, конечно, и не думали возвращаться.

    Свой последний турнир маэстро провел, когда уже разменял восьмой десяток. Эмануил был грустен и задумчив, словно знал, что наступает эндшпиль. Не только его любимой игры, но и всей жизни…


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров