• Когда Тайсон заговорил, братья Кличко замолчали...

    Владимир Кличко потерял все свои чемпионские пояса. Репортаж из Дюссельдорфа

    29.11.15 17:31

    Сенсационно проиграв в Дюссельдорфе британцу Тайсону Фьюри, Владимир Кличко потерял все свои чемпионские пояса.

    Где же Владимир ошибся?

    Сияющий Тайсон Фьюри, совершенно по-детски пересчитывающий разложенные перед ним чемпионские пояса: «Один, два, три, четыре»… Владимир Кличко со свежезашитой раной под левым глазом, изо всех сил пытающийся держать удар, нанесенный нежданным поражением… Не такой, ох, не такой представлялась нам глубокая ночь — а по-немецки так и вовсе раннее утро — с субботы на воскресенье. Не было ведь перед боем никаких оснований ждать крушения незыблемого почти десять лет чемпиона, не было никаких даже малейших намеков на то, что грозный Кличко может проиграть здоровенному, но бесшабашному и не слишком умелому в ринге британцу. Или были?

    Пока диктофон с электронной безразличностью фиксирует все, что говориться в зальчике для пресс-конференций дюссельдорфской «Эсприт-Арены» — и восторженно-ликующие выступления Фьюри и членов его команды, и грустновато-взвешенные слова Владимира Кличко и его явно расстроенного старшего брата Виталия, — прокручиваю в памяти события, предшествовавшие поединку недели, пытаясь найти хоть какую-то зацепку, хоть какой-то сигнал. Нет, ничего, пусто.

    Пресс-конференция, открытая тренировка, взвешивание — все вроде в пределах нормы. Классический костюм, в котором Фьюри вдруг, чего за ним не замечалось, явился на общение с прессой? Так британец всегда славился своей непредсказуемостью! Маловато привычных в исполнении Фьюри экстравагантных шоу? Так и танцев с песнями, исполненных Тайсоном на открытой тренировке, хватило с лихвой. Фьюри оказался всего на полкило тяжелее Кличко — 112 килограммов против 111-ти с половиной? Так это, вроде бы, только на украинского чемпиона работало —одним из ожидаемых «габаритных» преимуществ у британца оказалось меньше.

    Перед самим поединком все тоже шло, как всегда. Количество на британских фанов, прибывших в Дюссельдорф поддержать Фьюри, конечно, впечатлило — но после боя Кличко с Дэвидом Хэем не удивило. И однозначно уравновесилось тем, что легендарный Род Стюрт, спевший перед боем прямо на ринге, явно болел не за своего соотечественника, а за украинского боксера. Да и сам поединок складывался поначалу по давно обработанному братьями Кличко сценарию.

     

    Основной инстинкт Кличко

    Правда, первый раунд Владимир начал вроде бы непривычно для себя активно, вместо осторожной разведки пошел вперед. Но, во-первых, к этому украинца вынудил постоянно уходящий от столкновения к канатам британец, а во-вторых, атаки Владимир, не забывший об осторожности, скорее изображал. Судьям при выставлении оценок за первый отрезок боя, явно пришлось почесать затылки — ни одного удара, ни малейшего перевеса какой-либо из сторон.

    Второй и третий раунды — та же история: преимущество невозможно отдать никому. Единственно, что немного насторожило — Кличко практически не использует джеб. Может, длина рук Фьюри не позволяет? Сделал в блокноте пометку: спросить об этом у Владимира. Кто ж знал, что до таких подробностей после боя уже не дойдет.

    А дальше начал удивлять Фьюри. Он то и дело вешается на плечи сопернику, пытаясь придавить его к помосту — и у Кличко, похоже, не находится реального ответа на собственный излюбленный прием. Да и вообще британец ведет бой грязновато, на выходе из постоянных клинчей то ударяя соперника открытой перчаткой по затылку, а то и вовсе бодаясь головой. Да и прихваты с отмашками у Тайсона явно не из боксерского арсенала — похоже, в уличной драке с этим британским хулиганом у домашнего мальчика Володи Кличко шансов бы не было.

    На ринге, конечно, все по-другому. Но в концовке четвертого раунда грязная тактика приносит Фьюри первые плоды: у Владимира под левым глазом появляется заметное рассечение. Драться это украинцу пока не мешает, но в осторожности ему приходится добавить. Но перелом произошел в этом абсолютно равном пока бою позже — в седьмом раунде, когда Фьюри, прижавшись к канатам, словно издеваясь над соперником, внезапно заложил руки за спину. Отреагируй Кличко мгновенно, ударь на инстинкте — и, готов дать руку на отсечение, на этом бы все и кончилось. Но Владимир, ошалевший от такой наглости, промедлил, не ударил — и это, пусть зал еще ничего не понял, стало началом конца.

    Русская водка лечит душу

    Поверивший в свою звезду Фьюри прибавил в движении, попер вперед. И ответить ему всерьез все заметнее устающий Кличко уже по-настоящему не смог. Нет, он пытался, конечно, но ничего не получалось — даже в восьмом раунде, который украинец, в общем-то, выиграл.

    Неплохо начал Владимир и девятый отрезок боя. Но нарвался на мощнейший левый боковой Тайсона — и с этого момента на ринге доминировал уже британец. В 11 раунде и вовсе могло случится самое худшее. Но Кличко немного помог рефери, несколько раз растаскивая боксеров в стороны, скажем так, несколько преждевременно. Ну а в заключительном раунде задача у Кличко была уже лишь одна: додержаться до гонга, не дать себя нокаутировать. Додержался. Не дал. Казалось для Фьюри все кончено: в том, что победу над Кличко по очкам в Германии ему никто не даст, британец был твердо уверен и не стеснялся говорить об этом публично.

    Да что там Фьюри — в этом были уверены все. И ваш покорный слуга в том числе. Даже когда Марко Хук сказал мне, что вовсе не уверен в благоприятном для Кличко решении судей, тревожный звоночек для меня не прозвучал. Как и объявленный счет судейских записок: 115-112, 115-112, 116-111.

    Оставалось только услышать привычное имя: «Владимир Кличко». Но прозвучало: «Тайсон Фьюри». И это стало шоком не только для меня, но и для всего зала.

    Боже мой, что тут началось! Бедным секьюрити (хотя называть стокилограммовых крепких мужиков «бедными», может, и странновато) пришлось вступить в настоящую битву с пытающимися прямо по головам ВИП-персон пробиться к рингу британскими фанатами — и выиграли они это сражение далеко не сразу. Зато непривычно стихшие украинские ВИП-болельщики никаких проблем охране не доставили. Непривычно тихие, они отправились лечить шок к плотно опоясавшим по периметру футбольное поле буфетным стойкам: кто немецким пивом, а кто и водочкой — которая на этот раз оказалась почему-то не украинским «Немировым», а «Русским стандартом».

    Реванш будет — его не может не быть

    Тишиной и спокойствием удивила и итоговая пресс-конференция. Фьюри без всякого победного буйства поблагодарил Бога за «мечту, ставшую былью», заявив: «Я просто не могу поверить, что победил Владимира. Хочу сказать тебе, что ты великий чемпион, но сегодня настала новая эра. Спасибо за бой. Всякие мои выкрутасы перед боем были игрой на публику. Я просто хотел быть более уверенным в себе и дерзким». А потом долго, как ребенок новенькие игрушки, пересчитывал чемпионские пояса и никак не мог взять в толк, почему у него только три титула, если поясов четыре — объяснения, что пояс от журнала The Ring не совсем настоящий, до него явно не доходили.

    Кличко же, грустно обведя глазами зал, признался:

    — Я хотел бы привычно начать свое выступление словами: «Замечательный добрый вечер, дамы и господа», но этот вечер не был замечательным и добрым для меня. Я смотрю на свое лицо в зеркало — и оно мне не нравится. Да и вам, наверное, тоже. Многие думают, что я оказался не готов к бою, но это не так — я был отлично готов. Но по ходу боя я чувствовал, что мне не хватает скорости, я никак не мог найти правильную дистанцию. Тайсон же был очень быстрым и энергичным. Я знал, что проигрываю, но у меня не оказалось рецепта для того, чтобы изменить ход боя. Что ж, это спорт, в нем случаются не только победы, но и поражения. Надеюсь, что будет реванш — тогда и посмотрим.

    Отдадим должное многолетнему чемпиону за то, что был честен и перед прессой и перед самим собой. А еще за то, что — вопреки всем досужим разговорам — он и его команда вовсе не пытались «работать с судьями», решив определить исход поединка — а на немецких рингах, мы знаем, нередко бывало и по-другому — по совершенно спортивному принципу (кое-кто, правда, считает, что менеджер братьев Кличко Бернд Бёнте, известный своей, скажем так, бережливостью, решил на арбитрах просто-напросто сэкономить — но, по мне, это уже чистая конспирология).

    А реванш — можно верить, что реванш будет. Хотя бы потому, что он — черным-по белому — твердо прописан в контракте на выигранный Фьюри бой. Ну и потому, конечно, что этот реванш — исходя их количества британских фанатов в Дюссельдорфе, не удивлюсь, если он пройдет на почти стотысячном «Уэмбли» — принесет огромные даже по сравнению с нынешним поединком (за который, напомню, Кличко заработал 20-22 миллиона евро, а Фьюри — пять-семь миллионов) деньги.

    Вот только когда состоится этот реванш — пока неясно. А пока он не состоится, мы не получим ответ на главный вопрос: было ли поражение украинца случайным — или эра братьев Кличко в этот недобрый ноябрьский вечер действительно подошла к концу.

    Дюссельдорф


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров