• Конец эпохи Синдена

    02.02.07

    Автор: Спорт день за днём

    1972 год – памятная дата в истории мирового хоккея, год первой встречи в суперсерии из восьми матчей звездных сборных Канады и CCCР. Исход серии решился в последней игре в Москве. За несколько секунд до финальной сирены форвард «кленовых листьев» Хендерсон (после завершения карьеры уже много лет служит проповедником в баптистской церкви) забросил победную шайбу. Руководил в те годы канадской сборной Гарри Синден. Более 40 лет отдал он «Бостону» – был главным тренером, затем, на протяжении почти трех десятилетий, – генеральным менеджером, потом президентом.

    Ветеран хоккея не так давно покинул свой пост, но не расстался с командой, заняв спокойную должность советника владельца «медведей», миллиардера Джерми Джейкобса. В новом, 82-м по счету сезоне в один из старейших клубов НХЛ пришли новые руководители: президентом стал сын владельца клуба Чарльз Джейкобс, генеральным менеджером – недавний помощник Гарри Синдена Питер Чиарелли. Руководит командой за бортиком Дэйв Льюис, недавний помощник знаменитого Скотти Боумена, трижды приводившего «Детройт» к победе в Кубке Стэнли...

    Не каждый русский – большевик

    – Уважаемый Гарри, в хоккейном мире вас уже давно называют человеком-легендой...
    – Я пришел в хоккей, страшно подумать, почти шестьдесят лет назад и догадываюсь, почему меня так называют. Отношусь к этому весьма спокойно, не переоцениваю своих заслуг и критически отношусь к неудачам. Руководить профессиональным клубом – ад­ская работа, в ней случается всякое. Однажды я не выдержал нервного напряжения и на два года ушел из хоккея. Решил попробовать себя в бизнесе. Стал строить и продавать дома, но... обанкротился.

    – Что испытывает человек, когда ему приходится уходить из спорта?
    – Откровенно говоря, ничего хорошего.

    – В профессиональном спорте тренер должен быть диктатором?
    – Безусловно. Он должен быть таким, каким остался в моей памяти гениальный Анатолий Тарасов. Однажды я увидел его страсть и азарт и испытал восторг, наблюдая за тем, как он работал с командой на тренировках и в игре. Было это почти пятьдесят лет назад, в далеком 1958 году, на чемпионате мира в Швеции.
    Я  играл за сборную Канады. Мы тогда стали серебряными призерами, пропустив вперед команду СССР. Я сразу почувствовал незаурядный талант русского тренера, выбрал момент, чтобы познакомиться с ним поближе, и пригласил его в кафе. Во время беседы за чашечкой кофе я назвал его большим, имея в виду понятие «большой тренер» – по крайней мере среди советских. Он или не расслышал, или не совсем понял мой английский, резко вскочил, ударил по столу кулаком и воскликнул: «Я не большевик. Не называй меня так…» Мне пришлось еще раз уточнить свою реплику. Конфликт был исчерпан, и мы продолжили разговор.

     

    Тренеры пошли не те

    – Вам знакомо имя Татьяны Тара­совой?
    – Не припоминаю.

    – Это дочь Тарасова. Она столь же знаменита, как ее отец, и столь же независимая и гордая. Татьяна воспитала 11 олимпийских чемпионов по фигурному катанию.
    – О, успехи Татьяны в фигурном катании для меня неожиданная и очень приятная новость.

    – Кого из нынешних тренеров НХЛ можно сравнить с Тарасовым в плане понимания хоккея?
    – Таких специалистов сегодня в НХЛ нет, как нет и новых Синденов (смеется). Сейчас у тренеров нет главного – контроля над игроками, которые к тому же часто переходят из команды в команду.

    – В 1972 году даже казарменный контроль не спас сборную СССР в суперсерии. Тогда комментатор Николай Озеров воскликнул: «Нам такой хоккей не нужен!» Он имел в виду резкие силовые приемы канадцев...
    – Эту фразу я знаю со слов бывшего игрока «Брюинз» Алексея Жамнова. Ему об этом рассказывал его тесть, участник суперсерии защитник Валерий Васильев. Канадские уроки 1972 года пошли на пользу советской команде. Она с тех пор стала играть в более агрессивной, силовой манере. Я думаю, что за всю историю мирового хоккея были две лучшие команды: сборная Канады, выигравшая суперсерию, и пятикратный обладатель Кубка Стэнли образца 1980 года – «Эдмонтон» с Уэйном Гретцки.

    – Какое впечатление произвела на вас советская сборная?
    – Я бы особо отметил Мальцева, Якушева. Тот же Владимир Петров, например,  легко обыгрывал Фила Эспозито. Если говорить в целом о команде, которой руководил сменивший Тарасова Всеволод Бобров, без преувеличения скажу: каждый из игроков мог занять достойное место в командах НХЛ. Я давно, кстати, отмечаю любопытную тенденцию в российском хоккее. Ведущие игроки приоритетом для себя считают НХЛ. Оказавшись за океаном, не все из них соглашаются играть даже за национальную команду. И не в деньгах здесь дело – в России сейчас игрокам тоже платят немало, – а в праве играть в лучшей хоккейной лиге мира. 

    Фрэнк Маховлич против КГБ

    – Канадцев в Москве в 1972 году разместили в самом респектабельном отеле – «Интуристе». Говорят, что они недосчитались привезенных с собой запасов еды: говядины, молока и пива. «Мы серьезно разозлились, – заявил тогда Родриго Жильбер. – Особенно когда они сперли наше пиво».
    – Насчет пива сомневаюсь. Думаю, не заметили, как выпили его сами.

    – И еще канадцы жаловались на подслушивающие устройства в номерах, установленные для того, чтобы с их помощью выведать тактические задумки гостей.
    – Было такое. Фрэнк Маховлич, приподняв ковер, увидел торчащий из пола болт. Он принял его за подслушивающее устройство и стал откручивать. Кончилось дело тем, что в номере этажом ниже раздался грохот от упавшей на пол люстры. «Подслушку» Фрэнк все же обнаружил – в люстре своего номера. После серии домашних игр мы многое поменяли в тактике. Это и принесло нам успех.

    – Может ли выдающийся игрок стать столь же успешным тренером?
    – Я назову ряд великих имен, а вы судите сами: Бобби Орр, Марио Лемье, Горди Хоу, Бобби Халл, да и Уэйн Гретцки. Вместе с тем игроки, никогда не выступавшие в командах НХЛ, тоже становились сильными тренерами. В их числе не постесняюсь назвать и себя. В 1970 году я стоял на тренерском мостике, когда в решающем матче за Кубок Стэнли против «Сент-Луиса» легендарный Бобби Орр забил свой самый знаменитый гол.

    – Повлиял ли на прошлогодний провал «Бостона» обмен Сергея Самсонова и Джо Торнтона  в «Сан-Хосе»?
    – Безусловно. Останься эти игроки  в клубе, мы бы выступили значительно лучше. Но, увы, от ошибок в спорте никто не застрахован, и нет компании, которая бы могла застраховать подобные риски. Этим и прекрасен спорт!

    – Отвлечемся на время от хоккея. Я слышал, что вы заядлый охотник. Какой ваш самый ценный охотничий трофей?
    – Отвечу так: мой лучший, самый дорогой и любимый «охотничий» трофей – моя жена. А если серьезно, то я предпочитаю охотиться исключительно на дичь и почти никогда не возвращаюсь домой без добычи.

    Бостон

    В тему

    Третьяка собирались «сожрать живьем»

    Суперсерия СССР – Канада 1972 года – событие неординарное. Она открыла новую эру в хоккее: до этого момента профессионалы и любители, которыми официально считались советские игроки,  на льду не пересекались. Те восемь матчей  положили начало практике участия энхаэловцев в международных турнирах, и теперь мы можем видеть на Олимпиадах и чемпионатах мира звезд сильнейшей лиги мира.

    Заокеанская пресса почти единодушно предрекала советской команде жестокое поражение в противостоянии с профессионалами, но наша сборная доказала, что хоккей в Европе вполне конкурентоспособен.  После первого пропущенного Третьяком гола канадская публика стала скандировать что-то вроде «Мы сожрем их живьем!», но дальнейшие события показали, что энхаэловцы – обычные игроки, а не небожители, как считала заокеанская публика. Или, если хотите, советские хоккеисты имеют такое же право именоваться звездами.

    К 35-летию первой суперсерии президент ФХР Владислав Третьяк предлагает повторить это мероприятие. Что ж, может быть, такие игры помогут вернуть былой блеск российскому хоккею, ведь наши победные традиции основательно забыты.

    Знаете ли вы, что…

    • Самым слабым звеном в сборной СССР канадская пресса перед серией считала Владислава Третьяка. Дело в том, что энхаэловские разведчики посетили одну из тренировочных игр советской сборной, в которой наш голкипер пропустил 9 шайб.

    • Перед началом серии вратарь канадцев Жак Плант давал Третьяку советы, как лучше нейтрализовать броски своих партнеров по сборной – Маховлича, Эспозито, Хендерсона.

    • Во время одного из московских матчей Бобби Орр, находившийся на скамейке запасных, кинул во второго судью огурец.

    • У здания Зала хоккейной славы в Торонто воздвигнут памятник сборной Канады, выигравшей суперсерию 1972 года.

    • Первый гол Владислав Третьяк пропустил уже на 30-й секунде стартового матча.

    • В Канаде суперсерия-1972 в рейтинге самых значимых событий прошлого века стоит на 5-м месте.

    • Телеаудитория суперсерии составила более 100 млн зрителей в СССР, около 25 млн в Канаде и более 5 млн в Европе.

    • Суперсерия длилась 480 минут игрового времени, а победитель был выявлен за 34 секунды до финальной сирены последнего матча.

    • В Советском Союзе исход серии опубликован не был, а вместо этого сообщили, что разница шайб 32:31 в пользу сборной СССР.


    Читайте Спорт день за днём в
    Комментариев: 0
    , чтобы оставить комментарий
    Новости партнёров