YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram YouTube ВКонтакте Facebook Twitter Instagram RSS Мобильная версия


Константин Рауш: Помню каждое слово из первого разговора с Черчесовым Полузащитник сборной России — самое дорогое усиление «Динамо» в зимнее трансферное окно

Константин Рауш
Фото: ФК «Динамо»

Оцените материал

-
0
8
+

В лобби белекского отеля Регнум — медиа-очередь к новой звезде «Динамо». И вне зависимости от того, как идет беседа — перед камерой или на диктофон, — Константин Рауш дает интервью в высшей степени профессионально: в каждом ответе — готовый новостной заголовок, а немногословность компенсируется контентом. Мысленно поздравляя «Динамо» с игровым и имиджевым приобретением, пробуем нового героя на устойчивость к медным трубам.

Пойдем растопим баньку

— Константин, а вы знаете, что по признанию пресс-службы «Динамо», от СМИ пришло почти пятьдесят запросов на интервью с вами?
— Не знал, но, честно, догадывался, что ситуация приблизительно такая, потому что сразу после того, как поставил свою подпись под контрактом с клубом, мой телефон стал разрываться от звонков и сообщений с российских телефонных номеров. Это ответственно и приятно, испытываю очень хорошие эмоции и надеюсь оправдать такой интерес.

— Так получается, что вы — главное трансферное приобретение бело-голубых — и в финансовом, и в игровом плане. Что-то новое в вашей карьере?
— Да, впервые у меня такая ситуация. Буду полностью выкладываться и стараться с самой лучшей стороны показывать себя. Я не юный футболист, чтобы не оценить правильно доверие — в 27 лет, конечно, понимаешь, что если на тебе такой груз, то надо быть максимально сконцентрированным на том, чтобы не разочаровать болельщиков.

— Совсем недавно в интервью вы признавались, что гораздо лучше знаете игроков бундеслиги, нежели их российских коллег.
— (Улыбается.)
В этом плане ничего не изменилось. Я всю жизнь играл в Германии и бундеслигу знаю прекрасно, а за российским турниром удавалось следить только со стороны. Но теперь ситуация будет преображаться кардинально и быстро, так как одно дело — смотреть репортажи или читать газетные отчеты, и совсем другое — узнавать чемпионат изнутри, играя в нем. Даже не сомневаюсь, что в скором времени буду знать всех своих коллег и иметь о них достаточно четкое представление.

— В российских командах всегда практиковались ритуалы приема новичков в состав: песни пели, танцевали, ужином угощали… Как с этим в Германии? И как сейчас в «Динамо»?
— Уверяю вас — практика таких ритуалов географических границ не имеет, и в бундеслиге они тоже есть. Уж в отношении молодых игроков, приходящих в новую команду — точно. Я 18-летним тоже пел (смеется). Сейчас уже голос не тот. Но свой ритуал приема в «Динамо» я сам инициировал — когда мы вернемся в Москву, то всю команду приглашу в баню. Зарезервировал уже.

— Хммм… Вы фильм «Ирония судьбы, или С легким паром» смотрели?
— (Хохочет.) Да, да, конечно. Но у нас все будет по другому сценарию, без путешествий в соседние города.

Кокки — значит кокер-спаниель

— В родное Кожевниково на реке Обь есть желание съездить?
— Обязательно. Мне говорили, что там многое изменилось, что жизнь стала лучше и много нового появилось. Но для меня, наверное, вообще все будет в новинку, потому что мало что помню про свою родину — я же там не был с раннего детства. Поеду, обязательно поеду.

— В своем кожевниковском детстве вообще слышали что-нибудь про футбол?
— Как-то тоже пытался вспомнить — и понял, что нет, ничего. Но я знал про хоккей, потому что у нас все за ним следили. Хотя меня самого он почему-то совсем не интересовал (смеется).

— Переезд и адаптация в Германии дались вам легко?
— Да, это правда, что ребенком смена обстановки воспринимается намного проще, чем взрослыми. На немецком я вообще начал говорить за полгода общения с ровесниками. А дома с родителями мы продолжали общаться на русском языке. Это было очень естественно, и я не ощущал никаких трудностей. Спокойно прошло это смешение — с одной стороны, я уже жил в Германии, а с другой — помнил (и никогда не забывал), что я из России родом.

— Как устроена система отслеживания талантливых детей в Германии? Ведь даже легкий анализ показывает, что есть четкая преемственность футбольных поколений на протяжение десятков лет — сборная играет без провалов и кадрами пополняется постоянно.
— Система в том, что подмеченный талантливый ребенок сопровождается иногда годами. То есть, клуб или академия стараются создать ему максимальные условия для развития даже тогда, когда он вне системы. После такой поддержки, если идет рост, то приглашают в интернаты и специализированные клубные школы. Именно целенаправленное и постоянное внимание дает тот результат, что в бундеслиге вы можете увидеть множество 17-летних или 18-летних парней в основе команд. Футбольный талант в Германии поддерживается на всех уровнях роста безусловно. Я прошел их и знаю по своему опыту.

— А когда у вас появилось прозвище Кокки? В детских академиях или позже?
— В детские годы, да. Однажды мальчишка из нашей школы увидел на улице кокер-спаниеля. Не знаю, почему — то ли из-за моего имени Константин, то ли тогда был похож — но он начал называть меня Кокки. И я не могу объяснить, почему детское прозвище оказалось таким долголетним — спустя годы находились те, кто вспоминал о нем.

— Какие самые яркие ваши воспоминания о первых шагах в футболе?
— Много было хороших моментов — и в молодежном «Ганновере», и во всех юношеских сборных, за которые выступал. Но если говорить о самом — то это, наверное, наше долгое путешествие на чемпионат мира в составе сборной Германии U-17. Эти четыре недели вспоминаются как абсолютно фантастические по атмосфере. Мы тогда заняли третье место в турнире, и с тем составом я до сих пор постоянно на связи.

С Адвокатом контактов не было

— Очень понятно, как форвард молодежки может заслужить приглашение во взрослую команду — числом забитых голов. А у защитников какие опции засчитываются?
— Тут действительно все немного иначе, чем у атакующих игроков, потому что для игроков оборонительной линии попасть в главный состав — это даже не полдела. Приглашение получаешь, если играешь в молодежном составе стабильно и надежно — это понятно. Но когда ты молод, то гораздо труднее удержаться в обойме после перевода в основу, так как ты уже начинаешь противостоять гораздо более опытным и сильным коллегам, нежели те, к которым привык среди сверстников. И потом… вы, наверное, много раз слышали про удачливых форвардов. Но очень мало про удачливых игроков оборонительного плана. На этой позиции все решает постоянная работа.

— Удивительно, что вы сыграли практически за все юношеские и молодежные сборные Германии, но при этом ни разу за взрослую. Неужели не было никаких контактов с Левом или Бирхоффом?
— Не было. В Германии жесточайшая конкуренция за место в национальной сборной, и для того, чтобы просто быть вызванным на какой-нибудь матч — надо феерические серии выдавать. Общеизвестно, что экспериментальных или радикальных смен состава в этой машине не допускается. Шесть-семь лет назад, когда я выступал за «Ганновер», возможно, и был какой-то небольшой шанс попасть в список тех, из кого выбирают. Но в последние годы это представлялось невозможным. Говорят же по-русски: все, что ни делается — к лучшему. Попробовать играть за национальную сборную России я хотел давно. Постоянно возвращался к этой мысли на протяжении многих лет. И наконец, в итоге сделал себе российский паспорт.

— Ходили разговоры, что отсутствие у вас гражданства еще в 2012 году раздосадовало Дика Адвоката, желавшего видеть вас в российской сборной.
— Если бы что-то такое было, то я, наверное, слышал бы об этом. Но нет, к сожалению, никаких контактов с голландцем или его представителями у меня не было.

— А первый звонок Станислава Черчесова помните?
— Конечно, даже слово каждое помню и время — это было утром, я как раз ехал за рулем и собирался позавтракать. Станислав Черчесов сразу же поинтересовался, на каком мне удобно общаться — немецком или русском. Кстати, у него совершенный немецкий, знаете? В итоге мы так и не выбрали и говорили блоками — смешали оба языка (смеется). Он спросил меня, что я думаю по поводу перспективы выступать за сборную России, и я ответил, что конечно буду очень рад этому. Разговор был не длинным. Я был абсолютно счастлив.

— В ракурсе этой беседы пришло подписание контракта с «Динамо»?
— В том числе. И я был заинтересован в переходе, и клуб во мне. Так что весь переговорный процесс прошел очень легко и быстро: как только услышал предложение от бело-голубых, сразу вылетел в Москву, и буквально после одной встречи мы достигли соглашения.

Надо пересмотреть советские комедии

— В динамовской футболке продолжаете следить за событиями в бундеслиге?
— Да, конечно. Матч моего «Кельна» с «Боруссией» вот смотрел недавно, получил массу положительных эмоций, так как «Кельн» сыграл просто отлично, несмотря на то, что уступил с разницей в один мяч. Все 90 минут переживал за бывших одноклубников и тренера Петера Штегера. Он для меня на совершенно особенном месте. В футбольном мире мне посчастливилось встретить наставника, у которого профессионализм и человечность — одинаково выдающиеся качества. Штегер — очень хороший человек и замечательный специалист. Общение с ним дало мне очень много и в футболе, и в том, чтобы правильно смотреть на жизнь.

— Вы часто упоминали, что самое главное для немецкого футболиста — это дисциплина, как на поле, так и в быту. Что, совсем Спарта?
— Нет, конечно, не так жестко (смеется). Все — люди, и у каждого есть свое комфортное пространство. Другое дело, что в Германии футболист — это не просто талантливый в обращении с мячом человек. Это — профессия. И, как и в каждой профессии, в ней есть свои четкие рамки и нормы. Соответственно, ты не можешь себе позволять в быту чего-то такого, что скажется на результатах твоей работы завтра или в ближайшее время. Как в России с дисциплиной — пока не могу точно сказать. Но по первым впечатлениям — порядок (улыбается).

— В «Динамо» есть экзотические легионеры. Тетте к примеру. Кто был самым необычным легионером в вашей бундеслиговской истории?
— Много было интересных и любопытных коллег. Но я всегда к мультикультурному в футболе относился с пониманием. Сам тоже не совсем обычным был в Бундеслиге — русский, который немец, который говорит и так, и так, который играл за молодежку Германии, а во взрослой сборной сыграет в России. Совсем обычный вариант, ха-ха…

— На досуге на сборах чем занимаетесь сейчас?
— Так же, как и все — общаюсь, знакомлюсь, смотрю какие-то программы и фильмы.

— Олимпийские игры смотрите?
— Нет, ни разу не попадал на трансляцию. Но если вы про ситуацию с российскими атлетами, то я (как и весь мир, наверное) о ней слышал. Никакого мнения у меня по происшедшему нет, потому что не знаю всей истории — относительно недавно услышал о событиях впервые в новостях. Но ничего приятного, конечно.

— Любите ли старые советские фильмы?
— У нас их просмотр был обязательным было в кругу семьи. «Джентльмены удачи», «Кавказская пленница», другие комедии: каждый раз, когда к ним снова возвращаешься, смеешься над чем-то новым. Кстати, надо будет пересмотреть еще. Уже играя в России.

Белек

Загрузка...
Поделиться: поделиться ВКонтакте поделиться Facebook поделиться Одноклассники
0 комментариев
Написать комментарий
Для того, чтобы оставить комментарий к материалу Вам необходимо авторизоваться.

Оцените материал

-
0
8
+
Войти по логину
sportsdaily.ru
У вас еще нет логина? Зарегистрируйтесь!
Зарегистрироваться по E-mail
Уже есть логин? Входите!
Восстановление пароля
Сообщение отправлено на ваш email адрес
Назад