• Константин Сарсания. Цена победы

    03.02.11 13:50

    Автор: Спорт день за днём

    Сколько  раз можно входить в одну и ту же реку? Один? А если тебе видится это делом всей жизни? В третий раз Константин Сарсания пробует себя в тренерской работе. Уже три месяца он готовит воронежский «Факел» по системе, которую сам он именует европейско-французской. Сплошное творчество. Пока без дивидендов. В отличие от более приземленного периода карьеры Сарсании в агентском бизнесе, когда делом жизни была цена побед.

    Об агентской деятельности

    – В России нет агентской школы. Я учился всему у своего собственного агента Луи Девриза, одного из сильнейших в Европе. Среди моих трансферов: Андрей Демченко, Денис Клюев, Саша Панов. В России я был одним из первых в этой сфере, к тому же мое преимущество было еще и в том, что я сам в прошлом футболист. Надо понимать спорт, быть коммуникабельным, уметь заботиться об игроке, а дальше уже дело за контактами, но это все наживное. А если человек стал агентом после того, как он мясо продавал, сложно с таким сотрудничать. Правда! Есть такие бизнесмены, которые раньше бананами торговали. Они рассуждают так: «Ну, тут же не надо игроков таможить, декларации заполнять. Раз – продал, получил деньги». Им кажется, что это легко и просто. Но это не так.

    О зачатках тренерского интереса

    – Когда я переводил ребят в такие клубы, как «Фейеноорд» и ПСВ, я познакомился с Адвокатом и заинтересовался тренерским процессом. Потом, отправив Будянского в «Ювентус», я получил выход на Липпи. Я очень часто разговаривал с этим специалистом, смотрел, как он работает. Но в то время у меня слишком удачно складывался агентский бизнес, чтобы бросать его. Только в 2006 году, после 12 лет работы, я объявил о смене деятельности. И так совпало, что через два месяца я получил предложение от Сергея Фурсенко – стать спортивным директором «Зенита». Отказаться было невозможно. Тем более в клуб, можно сказать, с моей помощью пришел Дик Адвокат. Я принял предложение. Когда я стал советником президента РФС и мы рассматривали кандидатуры на место Гуса Хиддинка, то я рекомендовал Адвоката как специалиста, который знает российский футбол, игроков. Этот вариант исключал риски. Но решение было за исполкомом.

    О самом необычном поступке

    – Будянский – для меня загадка. Расстаться с ним я решил после встречи со «Спартаком» в «Лужниках». Уже в перерыве мы проигрывали 0:1, все замены сделаны, и тут один из моих помощников говорит: «Надо Будянского менять». Я опешил: «Подожди, мы все коррективы уже внесли. Пусть второй тайм начинает». Тут выясняется: «Да у него майки нет». Как так?! Оказалось, что наши администраторы взяли всего один комплект формы, а Виктор после первой половины поменялся с Павленко футболками. Я так и не понял зачем. Ну, поменяйся после матча! Ему же еще 45 минут против соперника играть, а он такое делает. Пришлось нашим администраторам идти в спартаковскую раздевалку и просить Павленко вернуть майку. Цирк! Я Будянскому потом так и сказал: «Витя, для тебя хорошо все, что вокруг футбола, а тут вкалывать надо».

     

    О состоянии чемпионата России

    – У «Москвы» не было истории и зрителей. Людям стало неинтересно финансировать ее, и команды не стало. Что касается «Амкара», то я думаю, Пермский край его вытянет. Они, в принципе, никогда не шиковали. Если говорить о «Сатурне» – то таково положение вещей в Подмосковье. Область – практически банкрот. Когда в регионе все было в порядке, то были заключены такие контракты. Сегодняшняя ситуация – это отголоски того пира. В реальности это не могло продолжаться – клуб закрыли. Сейчас на его место пришел «Краснодар». Им владеет состоятельный человек, который развивает в том числе и инфраструктуру, и детско-юношеский спорт. Думаю, будущее за командами, которые либо находятся в частной собственности, либо спонсируются серьезными компаниями типа «Газпрома», ЛУКОЙЛа или РЖД.

    О трансферной конкуренции

    – Когда Дик Адвокат и я еще были в «Зените», мы купили Данни за 30 миллионов евро. Алексей Миллер советовался со мной по сумме трансфера. Я сказал, что, конечно, мы переплачиваем. Но, с другой стороны, это игрок европейского уровня, который реально может стать одним из лидеров команды. Мы его взяли и через день стали первым российским клубом, который вы­играл Суперкубок Европы. Данни забил. На что Алексей Борисович сказал: «Он уже окупился». Благодаря португальцу мы вошли в историю. Сложно сказать, у кого больше денег – у «Зенита» или «Манчестер Юнайтед». Но когда ты выигрываешь на поле, никто потом не занимается расчетами.

    О личном зачете

    – Если брать агентскую деятельность, то моя лучшая покупка – Шкртел. Если говорить о том периоде, когда я был спортивным директором, то я могу перечислить практически все приобретения «Зенита». Зырянов из «Торпедо», про которого все думали, что он средний игрок. Широкова мы взяли опять-таки из «Химок», Погребняка – из «Томи». Ломбертс, Данни. Самым противоречивым трансфером стал, пожалуй, Семшов. Он хороший профессионал, но у него не сложились отношения с одноклубниками. Если говорить о продажах, то лучший трансфер – это опять же Шкртел. Мы его купили за 800 тысяч евро, а продали за 10 миллионов евро. Аршавин и Тимощук сменили клубы. Кстати, покупка Толи тоже была рискованной. 20 миллионов – колоссальная сумма, но мы все-таки решились. Если бы не Тимощук, какой была бы цена победы? Сложно сказать.

    О «Факеле» и «Химках»

    – Моя тренерская система в чем-то похожа на то, как работает Курбан Бекиевич: две тренировки в день, нагрузочный сбор. Она больше европейская, французская. Мою команду ждет тяжелая подготовка, хотя у нас атмосфера достаточно хорошая, поэтому будет не так сложно психологически. В отличие от «Химок», где проблема была как раз в том, что там не было коллектива как такового. Скамейки не было, зарплата задерживалась на несколько месяцев. В коллективе была группа иностранцев, в основном сербов, группа ветеранов и молодых. Они никак не могли между собой никакого контакта найти. Достаточно сложно было их объединить. Честно говоря, это была ошибка, что я пошел работать в «Химки». С другой стороны, я приобрел там бесценный опыт в плане отношений в клубе, роли тренера. Надо было быть жестче, быть диктатором, что ли, а я был демократом. С этими ребятами демократия не проходит. Во втором клубе, когда нужно было усиление, руководство области пообещало дополнительное финансирование, но едва мы захотели взять нескольких игроков, нам сказали: «Ребята, дополнительные средства вам выдали, но деньги виртуальные, их просто нет». В «Факеле» все по-другому. Там великолепные ребята. За три месяца мы сыграли 13 игр и ни разу не проиграли. Там есть коллектив, у них есть характер.

    О заявке ЧМ-2018

    – Воронеж – очень футбольный город, на матче с Липецком было 12,5 тысяч зрителей. Для сравнения – на игры «Динамо» ходят пять-шесть тысяч. Если этому городу будет дана возможность принять чемпионат мира, он это сделает достойно – 100%. Местные люди любят футбол, там есть вся инфраструктура: отели, дороги. Губернатор работает над развитием спорта. Решение, конечно, будет принимать Министерство спорта и Федерация футбола. Можно, например, не проводить там матчи, а селить сборные – там есть уже готовые базы. Поэтому я думаю, что если определятся с ним, то не прогадают. Почему в заявке России нет Воронежа? Если бы бывший губернатор любил футбол, он должен был подать заявку еще два или два с половиной года назад. А нынешний губернатор, Алексей Гордеев, пришел только полтора года назад. Немножко не успели.


    Читайте Спорт день за днём в


    Новости партнёров